ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Ушаков Олег. ВЛАСТЕЛИН МЫШЕЛОВОК

Ушаков Олег. ВЛАСТЕЛИН МЫШЕЛОВОК

Редактор: Анна Харланова


(рассказ)



После долгих уговоров Марк Леонидович согласился поехать в Таиланд, но с двумя условиями. Во-первых, жена и дочь не будут ограничивать Марка Леонидовича в еде и алкогольных напитках, на время позабыв о его диабете, язве и прочих болячках. Раз уж они решили раскошелиться на отдых по системе «все включено», то он съест и выпьет столько, сколько посчитает нужным. 

Во-вторых, Марк Леонидович потребовал забронировать номера на разных этажах, чтобы их семьи отдыхали хоть и вместе, но как бы врозь. Тогда не придется постоянно терпеть присутствие зятя. Марку Леонидовичу становилось не по себе, стоило ему представить, как зять полощет горло за стенкой, играет в свои дурацкие видеоигры или, чего доброго, клеит ласты к его единственной дочери. Лучше провести две недели в больнице, чем жить по соседству с молодыми. 

Оба условия, выдвинутые Марком Леонидовичем, были безоговорочно приняты. 

Когда ему озвучили стоимость путевки, Марк Леонидович не смог сдержать удивления. За такую сумму можно купить машину, а то и две. Впрочем, о деньгах он не сильно беспокоился, потому что за последние годы им с женой удалось кое-что отложить. 

После выхода на пенсию в звании капитана полиции Марк Леонидович сдал в аренду машиноместо и открыл маленький бизнес по продаже мышеловок. Он устроился консьержем в их многоэтажке, что позволило ему хранить коробки с мышеловками в мусоросборной камере на первом этаже. Таким образом получалось экономить на складском помещении, да еще и следить за порядком в доме на законных основаниях. А порядок Марк Леонидович любил. Он установил повсюду муляжи камер видеонаблюдения и требовал документы у тех, кто казался ему подозрительным. Будка консьержа стала его полицейским участком, наподобие того, в котором он проработал 25 лет.

Рейс до Пхукета задерживался. Пассажиры несколько часов томились в ожидании вылета. Патлатый парень с серфингом в чехле спал на полу, положив под голову рюкзак. 

– Не могу на него смотреть, – сказал Марк Леонидович. 

– Не смотри на него, Маркуш, смотри на меня, – ответила жена. 

Ей не нужно было объяснять, кого он имел в виду. Отнюдь не патлатого серфингиста. Зять в громоздких наушниках сидел в ряду напротив и стучал по клавишам ноутбука, то ли работая, то ли играя. И то, и то другое он делал, по мнению Марка Леонидовича, с идиотски-сосредоточенным видом. Чем бы он там ни занимался, это интересовало его больше, чем попытки жены накормить сына-малоежку, который второй час не мог осилить куриную котлету. 

– В его годы я был стройным и накаченным, – ворчал Марк Леонидович. – А у него не руки, а веточки. Он же ни разу не подтянется! Разве он может показать Леве хороший пример?..

– Да, действительно, ручки у него слабенькие, не то что у тебя, – проворковала жена, которая с нетерпением ждала поездки на море и была готова в любой момент потушить негодование Марка Леонидовича, дабы не испортить всем отдых. 

Она прильнула к мужу и потрогала его бицепс. Несмотря на солидный возраст и сопутствующие болячки, Марк Леонидович каждое утро делал зарядку и принимал контрастный душ, поэтому его физической форме могли позавидовать многие юнцы. В ответ на комплимент он что-то пробурчал – нечленораздельное, но вполне миролюбивое. Родные знали, что Марк Леонидович вспыльчив, зато отходчив. 

Самолет то и дело потряхивало. Во время перелета Марк Леонидович несколько раз проклял тот день, когда он в угоду жене согласился на путешествие. Нельзя было выбрать курорт поближе? В отличие от зятя, который всю дорогу беззаботно дрых, прерываясь лишь на перекусы, Марк Леонидович подремал не больше получаса. 

Со сном у него уже давно не ладилось. Иной раз мог колобродить всю ночь, а в полдень заснуть у себя в будке, забыв выключить телевизор и зашторить окошко, чтобы жильцы не видели его с раззявленным ртом. Дрыхнущий на посту консьерж выглядит нелепо, а то и жалко, но Марк Леонидович ничего не мог с собой поделать. 

В самолете он читал газеты, принесенные стюардессой, и пытался смотреть вместе с женой сериал про какую-то романтику с восточным колоритом. Но занятнее всего было мысленно пересчитывать коробки с мышеловками. Перед отъездом Марк Леонидович не только сфотографировал коробки, но и постарался как можно точнее запечатлеть их в памяти на тот случай, если фотография исчезнет. С этими телефонами всякое случается. Он помнил, сколько коробок оставил, в каком положении они лежат и как солнечный свет, проникая утром в приоткрытую дверь, падает на угол крайней коробки. Дворнику, которому полагалось заходить в помещение за мусором, Марк Леонидович дал понять, что найдет его в любом, даже самом отдаленном и безлюдном уголке земного шара, если хотя бы одна коробка окажется не на своем месте по его возвращении.

Таиланд встретил их проливным дождем. Измученный перелетом внук без конца хныкал. Едва они заселились в отель, как дождь закончился, выглянуло солнце, а лужи на растрескавшемся асфальте стали высыхать. Марк Леонидович намазался кремом от загара и надел плавки, чтобы искупаться в море, но пока ждал жену, задремал и проспал до вечера. 

Марк Леонидович никогда не останавливался в таком хорошем отеле. Впрочем, несложно удивить человека, редко когда уезжавшего дальше своей дачи. Полотенца в форме лебедей на белоснежных простынях, экзотические фрукты и алкоголь в неограниченных объемах, курсирующие между корпусами отеля гольфкары. Проходя мимо ресепшена, Марк Леонидович каждый раз брал из стеклянной тарелочки пригоршню разноцветных конфеток и подмигивал миловидным девушкам за стойкой. Те широко улыбались и, сложив руки в знак приветствия, кланялась Марку Леонидовичу, как будто он совершил для них великое благодеяние, например, оплатил кредит или отпустил их родственников из полицейского участка без предъявления обвинений.

В фойе отеля стоял огромный, в два человеческих роста, аквариум, в котором, по словам их гида, насчитывалось свыше сотни морских обитателей. В такой посудине, по прикидкам Марка Леонидовича, могли бы поместится все коробки с мышеловками, которые ему удалось продать за последние два года. А если поставить аквариум в горизонтальное положение, то он мог бы послужить консьержу просторной будкой.

В первый день дочка попросила Марка Леонидовича сфотографировать их на фоне аквариума, и он неохотно сделал пару кадров. На обоих снимках зять позировал с закрытыми глазами и взъерошенными волосами, отчего выглядел полным идиотом, что не могло не порадовать Марка Леонидовича. Чем глупее зять выглядит, тем лучше. С другой стороны, чем глупее, тем очевиднее, что его красивая, умная и добрая дочь совершила ужасную ошибку, вступив в брак с этим недомерком. Дилемма… 

Возвращая дочери смартфон, Марк Леонидович старался не смотреть ни на нее, ни на зятя, чтобы не сказать что-то злое и не испортить всем настроения. За ним такое водилось. Вместо этого он начал смотреть на рыб в аквариуме, которые с бесстрастным видом плавали из стороны в сторону, как жильцы его дома, которые постоянно ходят туда-сюда, на ходу бросая ему «здрасьте», а иной раз и вовсе игнорируя отставного капитана, словно он был какой-то водорослью. 

С той минуты фойе стало его излюбленным местом. Прохладно. Бар неподалеку. Марк Леонидович полюбил сидеть там с бокалом виски и наблюдать за рыбами и сотрудниками ресепшена, которым он, консьерж-пенсионер, в некотором роде приходился коллегой. Они встречали и провожали людей, здоровались с ними и улыбались, но при этом оставались безразличными ко всей этой приходящей и уходящей публике. 

Как-то раз большая рыбина съела маленькую рыбешку прямо на глазах Марка Леонидовича. И здесь все то же самое, подумал он. Одни жрут других. Даже в таком райском местечке с этими огромными сочно-зелеными растениями, похожими на кинодекорации, и с этими бесстрашными желтоклювыми птичками, которые на завтраках выпрашивают у постояльцев что-нибудь съестное. Даже на отдыхе не надо забывать, что тебя в любую минуту могут слопать. 

Люди не рыбы, рыба не людь, бубнил Марк Леонидович, проваливаясь в сон. Иногда он напивался в плетеном кресле и мысленно обращался к рыбам, посмеиваясь и пофыркивая себе под нос. Уважаемые рыбы, не хотите ли купить у меня пару десяток мышеловочек? Принимаются рубли, доллары, евро, но только не эти ваши баты… аты-баты-шли-солдаты… Качественные, металлические мышеловочки, а? Только держите от них подальше ваших улиток, если, конечно, не хотите, чтобы кусочки их раздробленных панцирей затрудняли ваше подводно-транспортное движение. 

Однажды вечером он так перебрал, что не нашел в себе сил встать на ноги. От рыбин помощи не дождешься, поэтому пришлось звать девочку с ресепшена. Она довела его до лифта, и на ее лице читалось выражение искренней заботы. Наверное, дочка о нем так не беспокоилась, как эта миниатюрная девчушка, говорящая на забавном квакающем языке. Интересно, есть ли среди тайцев такие же картавые, как его дочка… 

Первые дни семья не покидала отель и его окрестности. Внук без конца плескался в море. Были сильные волны, и Марк Леонидович по очереди с зятем следили за тем, чтобы мальчишка не нахлебался воды. Друг с другом мужчины почти не разговаривали, общение велось в основном через женщин. Не желая встречаться с зятем за завтраками, обедами и ужинами, Марк Леонидович вставал чуть свет и будил жену, чтобы сходить в ресторан раньше молодых. Наши графики не совпадают, говорил по этому поводу Марк Леонидович, не особо стараясь скрыть удовлетворения. 

Его устраивал такой отдых – вместе, но в то же время и врозь. Поэтому старик вышел из себя, когда узнал, что дочка с зятем, никого не спрашивая, купили на всех экскурсию по островам. И о чем они, так их разэток, думали?! Планировалось посетить пару пляжей и островков, а на одном из них остаться с ночевкой. Марк Леонидович попытался изобразить недомогание, якобы он отравился кальмарами за ужином, но маневр не удался. Жена сказала, что никуда без него не поедет, а если они упустят возможность полюбоваться местными красотами, то она всю оставшуюся жизнь будет ему это припоминать и подбрасывать в щи свои седые волосы. Про волосы она, конечно, пошутила, хотя Марк Леонидович не был в этом уверен. 

– Если кто-то из вас попросит меня вас сфотографировать, я выброшу смартфон в море, – сказал Марк Леонидович, чтобы хоть как-то оттенить свое поражение.

На экскурсии выяснилось, что внук страдает морской болезнью, поэтому им пришлось любоваться островами в перерывах между его рвотными приступами и истериками с криками «Хочу домой». Другие пассажиры скоростного катера, кажется, возненавидели шумную семейку, и Марк Леонидович их за это не винил. На их месте он бы вообще вышвырнул крикунов за борт. 

Тем не менее им удалось посетить все точки маршрута, в том числе острова, пляжи и бухты, где снимались голливудские фильмы, покормить обезьян и посмотреть фаер-шоу с участием несовершеннолетних пироманов. Среди прочего, их привезли в деревушку, стоявшую на сваях, приткнувшись к скале в Андаманском море. Обиталище морских цыган, как им объявил гид. 

Эти так называемые цыгане развели у себя такой срач, что Марк Леонидович невольно вспомнил собственное детство. У них в селе проживала чета алкоголиков, которые кололи дрова, носили песок и выполняли другую нехитрую работенку. Калымили, одним словом. Их дети ходили в рванье и с волдырями неизвестного происхождения на руках: скорее всего, то были последствия проживания в антисанитарных условиях. 

Однажды Марк Леонидович, будучи мальчишкой, зашел к ним в дом, больше похожий на свалку, чтобы посмотреть на полоумную старуху. Старший сын алкоголиков за пару копеек задирал бабке платье и показывал любопытной детворе старушечьи прелести. Когда маленький Марк Леонидович увидел голую бабку, он испугался и убежал, бросив деньги на пол. 

Морские цыгане, как и тот парнишка из его детства, выпрашивали деньги за демонстрацию своей более чем скромной жизни. Некоторые из них пытались что-то продавать – бусы, ракушки, фоторамки из слоновьих экскрементов, завезенных с материка. Марк Леонидович с родными пообедал в цыганской деревушке, покатался на резиновых лодках в пещерах и с облегчением покинул это место. 

Перед посадкой в катер Марк Леонидович заметил подозрительного парня в кепке с прямым козырьком, который все время крутился возле зятя. То они переговаривались в ресторанчике, не выпуская из рук смартфоны, как монахи – четки, то теперь вот торчали вместе на причале. На прощание они обнялись, как старые знакомые. Выглядит подозрительно, подумал Марк Леонидович, у него на такие дела нюх. Он легко мог представить, как зять покупает наркотики у местного торчка, чтобы разнообразить впечатления от отдыха. Приводов за наркотики у его родственничка никогда не было, но он, Марк Леонидович, при необходимости может это исправить. Благо у него есть пара знакомых, чьи дети пошли по отцовским стопам и служат в органах МВД. 

Так сложилось, что Марку Леонидовичу пришлось отложить свои планы в отношении зятя и его предполагаемой наркозависимости. Появились дела поважнее. На следующий день, когда они вернулись в отель, жена проговорилась Марку Леонидовичу о том, что случилось с молодыми в цыганской деревушке. В этот момент она показывала ему фотографии, полученные от дочери в мессенджере. 

Оказывается, дочери с зятем попался чрезмерно наглый лодочник – вот он на фото! – настоящий пират, которому впору грабить торговые суда, а не развлекать туристов. Дело было так. Поначалу цыган вел себя обходительно: с разных ракурсов фотографировал дочку и мальчиков (то есть зятя и внука), напевал забавные песни и заплывал в самые живописные места подальше от других туристов. Он даже сорвал лист лотоса и вырезал в нем сердечко, в результате чего получилась милая рамочка, сквозь которую лодочник сфотографировал своих клиентов. 

В конце маршрута его как подменили. Лодочник стал клянчить чаевые. Зять дал ему одну из двух купюр, которые лежали у него в кармане, – ту, что меньше номиналом. Цыган положил весла на воду и, напустив на себя оскорбленный вид, пригрозил не сдвинуться с места, пока они не дадут ему более существенную сумму. Зять дал вторую купюру. Они объяснили ему, что остальные деньги хранятся в сумочке мамы, которая плывет на другой лодке, но это не убедило лодочника. Он отказался плыть дальше. Испугавшись, что они опоздают к отплытию катера и что им самостоятельно придется добираться до дома с плачущим ребенком, дочка вручила лодочнику свое кольцо. 

– Спокойно! – попросила жена Марка Леонидовича, который весь покраснел от возмущения. – Пожалуйста, не горячись, все закончилось хорошо.

– Как это – хорошо? Этот пентюх просто так взял и отдал кольцо?! 

– Ну почему же... Лешенька, конечно, возмутился… Но Даша решила, что так будет спокойнее. Ты же знаешь, он старается с ней не спорить. 

– Дорогое кольцо?

– Дешевое, но… – замялась жена. – Это кольцо Лешенька подарил ей, когда делал предложение. 

– Он позволил какому-то проходимцу отобрать у Дашки помолвочное кольцо?! 

– Успокойся, ради бога! От твоего ора у меня голова разболелась. 

Дура, зачем я тебе рассказала… Кольцо стоило не больше пяти тысяч. Это пустяк. 

– Да как ему теперь не стыдно ей в глаза смотреть?.. – начал было Марк Леонидович. 

– Марк, сейчас же перестань! Не смей с ними говорить об этом! Еще не хватало, чтобы вы с ним опять поругались… 

Марк Леонидович сжал челюсти и задрал подбородок вверх, как будто молчание доставляло ему физические страдания, терпеть которые он считал настоящей доблестью. 

Последний раз они повздорили, когда Марк Леонидович попросил зятя помочь ему с коробками. Точнее, не попросил, потому что это было ниже его достоинства, а лишь намекнул, что не отказался бы от лишней пары рук. Они перетаскивали коробки, Марк Леонидович предложил зятю выпить, тот отказался, хотя был не за рулем. Наверное, брезговал пить с ним из одного горла или считал его алкоголь недостаточно хорошим. 

Что было потом? Всех подробностей Марк Леонидович не помнил. То ли зять сказал что-то неуважительное, то ли посмотрел на него как-то свысока, но это вывело его из себя. Марк Леонидович полушутя-полувсерьез зажал шею зятя локтем, как один шкодливый школьник другому. Совсем не больно, без вреда для здоровья, по-отечески его так попридушил. А зять оскорбился. Перейти от защиты к нападению он не посмел, иначе бы Марк Леонидович так его отделал, что пришлось бы дочке искать нового мужа. Он бы разобрал родственничка на мелкие кусочки, как конструктор, и разложил по коробкам из-под мышеловок. Марк Леонидович в этом не сомневался. 

После этого они долго не виделись. Очевидно, парень его избегал. А потом женщины решили помирить мужчин на дне рождения Левы. Жена уговорила – или, правильнее будет сказать, заставила – Марка Леонидовича выдавить из себя нечто вроде извинения, которое зять неохотно, как принцесса на выданье, принял по просьбе дочери. С тех пор Марк Леонидович не предлагал зятю выпить и отказывался от его помощи. 

Получив от Марка Леонидовича обещание не ругаться с зятем из-за кольца, жена отправилась на пляж. Тем временем он нашел в ее телефоне фотографию лодочника. Чтобы его не разоблачили, Марк Леонидович не стал пересылать снимок себе, а сфотографировал экран смартфона. 

Он спустился в фойе и рассказал представителю турфирмы про разбойное нападение на свою дочь. Фамильная реликвия была украдена самым наглым образом. Необходимо не только вернуть драгоценность, но и привлечь преступника к ответственности. Наказать самым суровым образом! Марк Леонидович так разошелся, что предложил привязать левую руку мерзавца к одной моторной лодке, а правую – к другой, после чего разорвать бандита напополам, чтобы другим было неповадно. 

Агент пообещал оказать всяческое содействие. В подтверждение своих слов он сделал пару звонков, но Марк Леонидович ничего не понял из его разговоров, потому что они велись на тайском и английском языках. 

– Мы сделаем все возможное, – заверил агент, после чего переключился на других туристов, требовавших его внимания. 

Когда спустя полчаса Марк Леонидович снова обратился к сотруднику турфирмы, тот виновато пожал плечами и сказал, что сделает все, что в его силах, но поскольку туристы добровольно отдали лодочнику кольцо, привлечь его к ответственности будет затруднительно. Марк Леонидович понял, что ждать помощи бессмысленно. Не исключено, что этот белозубый хлыщ никому и не звонил. Просто болтал по телефону с женой и любовницей, изображая бурную деятельность. Придется брать ситуацию в свои руки. 

На пляже было немноголюдно. Там и сям стайками бродили худые собаки. Они рыли в песке ямы и укладывались в них спать, медлительные и спокойные. Даша попросила мужа сходить в бар и принести что-нибудь съедобное для беременной собаки. Марк Леонидович пошел вместе с ним под тем предлогом, что у него закончилось пиво. 

Пока они ждали пиццу и напитки, старик придвинулся к зятю. Посмотрел в сторону пляжа, не идет ли за ним жена, догадавшись о его планах. 

– Сегодня вечером мы с тобой едем к цыганам, – сказал Марк Леонидович.

– Не понял…

– Мы едем в деревню к морским цыганам, чтобы забрать кольцо, которое ты отдал лодочнику.

– Мне кажется, в этом нет необходимости. 

– Мне плевать, что там тебе кажется.

– Мы с Дашей договорились, что я куплю ей новое кольцо, когда мы вернемся домой. 

– Купи, я не возражаю. Но помолвочное кольцо мы вернем обратно. Это дело принципа. Скажи Даше, что после обеда мы едем куда-нибудь, например, посмотреть тайский бокс. За полчаса доберемся до бухты, а оттуда за час-полтора – до этой чертовой деревушки.

– Я никуда не собираюсь ехать. 

– Ты меня не слушал? Сегодня у нас тайский бокс. Если ты не вернешь кольцо моей дочери, я сам тебе бокс устрою. 

Зять взял свой бокал с газировкой и пиццу, чтобы уйти, но Марк Леонидович придержал его за руку. Если угрозы не помогают, нужно сменить тактику.

– Леш, послушай меня. Ты же мне как сын родной... Женщины не уважают мужиков, которые отдают бандитам драгоценности. Сейчас ты отдашь кольцо, а потом что? Дом, сына, жену? Ты облажался. Ничего, бывает. Я помогу тебе вернуть кольцо и все исправить.

Зять стоял, недовольно хмурясь, но сбежать под защиту тещи и жены не пытался. Зацепило засранца, понял Марк Леонидович. 

– Думаешь, я сам хочу туда переться? Нет, конечно! Я бы сейчас с удовольствием напился и вздремнул. Но я думаю не о себе, а о вас с Дашкой. О том, как вы с ней дальше жить будете. Я бы поехал туда один, но я не знаю английского. А этот ваш электронный переводчик – ну его на фиг! Ты с ним как глухонемой попрошайка с табличкой «Помогите». 

Марк Леонидович не соврал, когда сказал, что с радостью бы провел сегодняшний вечер в компании аквариумных рыбок. Вербовка зятя не доставляла особого удовольствия. Правда, он нужен был ему не только в качестве переводчика. Хоть Марк Леонидович сам себе в этом не признавался, но ему хотелось преподать мальцу урок и заодно доказать – себе, дочке, жене, всем – что он еще чего-то стоит и что к нему нужно прислушиваться. 

– У нас с тобой не всегда все хорошо складывалось, – продолжил Марк Леонидович, чувствуя, что выбрал верный тон. – Даша будет рада, если мы с тобой проведем время вместе, поболтаем о том о сем… 

– Я не хочу с вами болтать, – заявил зять. – И очень вас прошу, много не пейте, а то вы из лодки выпадете.

О как, подумал Марк Леонидович. Зятек вроде как показал характер. Он усмехнулся и, отсалютовав ему бокалом, сделал большой глоток пива. На удачу. 

В порту оказалось много желающих доставить их до деревни морских цыган. Переговоры вел зять. Марк Леонидович был уверен, что этот недотепа согласится на любую сумму, которую ему предложат пронырливые тайцы. Но его-то не проведешь. Когда зять уже было сговорился с одним из лодочников, Марк Леонидович сказал "nothanks" и повел зятя к старику, который скромно сидел в своей лодочке. Он давно приметил его лысую голову. За скромную сумму старик согласился отвезти их в деревню, и Марка Леонидовича распирало от гордости из-за того, что он так ловко провернул дело. 

Солнце медленно садилось за горизонт. Первые полчаса они плыли молча, глядя в разные стороны. Марк Леонидович прикладывался к бутылочке, которую прихватил из бара в номере. Потом мотор лодки внезапно заглох, и пожилой лодочник принялся за починку. 

– Скупой платит дважды, – сказал зять. 


– Если бы не ты, я бы сейчас пил виски со льдом и смотрел на рыбок в аквариуме. 

– Разве это я вас потащил к цыганам? Просто я знаю, что вы бы и без меня туда поперлись. А если б с вами что-то случилось? Даша и Любовь Валерьевна меня потом бы не простили, что я вас без присмотра оставил. 

– Без присмотра?! Если б ты не был таким трусливым крысенышем, то не отдал бы кольцо. Без присмотра! Пфф! 

Лодочник оторвался от мотора и на ломаном английском сказал зятю, что все в порядке, сабай-сабай, то есть, мол, не беспокойтесь, скоро поплывем. Видимо, бедняга решил, что это он стал поводом для перепалки между туристами. 

– Я давно хотел спросить, – начал зять после небольшой паузы. – За что вы меня так ненавидите? 

Марк Леонидович хохотнул, как будто услышал удачную шутку. 

– Точно хочешь это услышать?

– Угу.

– А жене потом не пожалуешься? 

– Ой да ладно вам! 

– Ну что ж… Ненавидеть – это слишком сильно сказано. Я тебя, давай говорить честно, недолюбливаю. 

– Потому что вы не такого мужа хотели для своей дочки? 
– Вот видишь, какой ты умный, все понимаешь, – Марк Леонидович скрестил руки на груди. – Умный и хитрый. Думаешь, я тебя не пробил по базам, когда Дашка тебя к нам привела? 

Тесть пожал плечами, как будто ему было все равно. 

– Думаешь, я не знаю, что ты уже был женат?


– Я был женат полгода. Это была ошибка. 

– Ошибка – что? Жениться или развестись? А, может, моя Дашка тоже для тебя ошибка. И Левка ошибка? 

– Не драматизируйте, Марк Леонидович. Даша обо всем знает, я ее никогда не обманывал.

– Я знаю, что знает. А обманывал или не обманывал – это мы еще посмотрим. 

Зять снова пожал плечами. 

– А еще меня бесит, что ты такой расслабленный, – сказал Марк Леонидович. – Как будто тебе на все и на всех плевать с высокой колокольни. Ты б и на кольцо это наплевал, если б не я. 

Он допил виски и подержал бутылку над собой, пока последние капли не упали на язык. 

– Но не тут-то было! – продолжил Марк Леонидович. – Теперь ты у меня этот… как его… Ну, который главный гном из фильма «Властелин колец».

– Вы про Фродо? 

– Вот. А если по-нашему, то Федя. Представь, что ты, Федя, отправился в путешествие, бился с лодочниками, которые хотели раздеть тебя до последней нитки. Теперь тебе предстоит сразиться с главным злодеем, который украл у тебя кольцо, а вместе с кольцом – твою честь. 

– Что за ерунду вы несете, Марк Леонидович! Пожалуйста, не пейте больше!

– Ты мне кто? Жена? – Марк Леонидович всмотрелся в зятя. – Нет! Ты – гном Федя!

– На самом деле все было не так. Фродо нес кольцо всевластия, чтобы его уничтожить. И он не гном, а хоббит. 

– У каждого свое кино, – заметил Марк Леонидович.

– Давайте теперь я скажу, что о вас думаю? – сказал зять. – Я думаю, что вы – озлобленный, тщеславный, неудовлетворенный своей жизнью человек. 

Он сделал паузу, готовый к вспышке гнева со стороны Марка Леонидовича, но ее не последовало. 

– Помните, как мы таскали коробки? Ну, когда вы на меня набросились. Вы напились, встали посередине комнаты и развели руки в стороны. «Это все мое, – сказали вы, – мое! Я тут главный!» Как будто это не грязная вонючая подсобка с дешевыми мышеловками, а какое-то царство-государство. Это выглядело жалко, Марк Леонидович. Вы жалкий! Властелин мышеловок хренов! 

Марк Леонидович подумал, что если хорошенько заплатить лодочнику, то он не заметит, как один из туристов, молодой и тщедушный, свалится за борт с головой, пробитой веслом. 

– Это все лирика, – сказал он зятю. – Мне не нравится, что ты покупаешь наркотики. Если это продолжится, я попрошу старых друзей обыскать вашу квартиру. За наркоту ты сядешь плотно и надолго. Что молчишь? Думал, я не знаю, что ты торчок? 

– Никакой я не торчок, не несите чушь!

Мотор заработал, и лодочник счастливо заулыбался двум хмурым туристам. 

Несмотря на обидные слова, Марку Леонидовичу даже понравилась речь зятя. Она прозвучала энергично. И сам он в этот момент выглядел вполне себе нормальным мужиком, а не полудохлой мышью, которой прищемили хвост. Возможно, с ним еще не все потеряно. 

Когда Дашке было около 16 лет, они поехали в гости к друзьям. На утро ей надо было возвращаться домой, чтобы попасть на дополнительные занятия по английскому, а Марк Леонидович крепко поддал, утром опохмелился и посадил дочку на такси до дома. Таксист свернул на проселочную дорогу, остановил машину и начал к Дашке приставать. Слава богу, что она характером в него пошла, а то б оцепенела от страха, как бывает с некоторыми девчонками. Она двинула таксисту в морду и помчалась к трассе. Выбежала прямо на проезжую часть, чтобы ее все видели. 

После этой истории Марк Леонидович бросил пить, обвиняя себя в произошедшем. Надо было самому отвезти дочь. Когда поиски таксиста ни к чему не привели, Марк Леонидович в новом приступе стыда запил. Получилось, что он облажался и как отец, и как мент, который не смог отыскать и наказать педофила. С тех пор Марк Леонидович запрещал Дашке гулять по вечерам, выспрашивал контакты подружек, у которых она собиралась ночевать, ругал за короткие юбки и топики. Парней она домой не водила, потому что заранее предвидела папину реакцию. Леша был первым и единственным, кого она привела в семью. Но лучше б вообще никого не приводила, таково было мнение Марка Леонидовича. Таксисты, лодочники, айтишники – никому доверия нет. Все одним миром мазаны, сердито думал Марк Леонидович, не обращая внимания на закат и на красивые острова, мимо которых они проплывали. 


Когда прибыли в деревушку, заморосил дождик. Поиск начался в ресторанчике на пирсе, где их кормили во время экскурсии, и в его окрестностях. Каждому встречному Марк Леонидович показывал фотографию щекастого лодочника. Деревушка была крохотной, и местные жители наверняка знали друг друга в лицо. То ли они не понимали, чего от них хотят, то ли пытались выгородить лодочника, по сердитому виду Марка Леонидовича догадываясь, что он разыскивает его не с добрыми намерениями, но никто им ничего путного так и не сказал. 

Тогда Марк Леонидович решил перейти к плану Б. На экскурсии гид рассказывал, что в деревушке помимо футбольного поля, больницы и мечети есть еще и полицейский участок. На этот раз местные жители не подвели. Следуя их указаниям, Марк Леонидович с зятем добрались до полицейского участка. Полицейский сидел в пластмассовом кресле на узкой улочке и пил газировку. Поначалу полицейский делал вид, будто не понимает туристов, надеясь, видимо, поскорее их спровадить. Но Марк Леонидович знал, как в таких случаях действовать. 

– Дай ему немного, – сказал он зятю. 

– Чего? – не понял тот, а когда понял, запротестовал с таким видом, словно ему предложили раздеться догола. 

– Ты что, взятку не умеешь давать? – спросил Марк Леонидович презрительно. 

– Это не поможет. 

При себе у Марка Леонидовича была только кредитка. Он, конечно, был состоятельным пенсионером благодаря своим мышеловкам, но тратить кровно нажитые он сегодня не планировал. Марк Леонидович приблизился к зятю и тоном, не терпящим возражения, потребовал бумажник. 

– Учись, сопляк, пока я жив.

Марк Леонидович зажал купюру в правой руке и потянулся к полицейскому для рукопожатия. Когда руки соприкоснулись, Марк Леонидович накрыл их своей левой рукой и принялся энергично трясти, при этом произнося те немногие английские слова и фразы, которые пришли ему на ум, пусть даже смысл некоторых из них он не улавливал: hello, whoareyou, thanks, verythanks, I’llbeback. 

Полицейский быстро сообразил, чего от него хотят. Широко улыбаясь и по-дружески похлопывая Марка Леонидовича по спине, он отвел туристов в лачугу, где жил лодочник. Перед входной дверью валялись горы мусора. Чумазые ребятишки возились с велосипедом без колеса. Марк Леонидович снова вспомнил ту старуху, которую ему за пару копеек показал сын алкоголиков. Сейчас от ее прелестей остались одни косточки. 

Несмотря на два работающих вентилятора, в доме стояла жара. Пахло потом и едой. 

Мокрая одежда висела на веревках, протянутых поперек комнаты, которая служила жильцам одновременно гостиной, спальней и кухней. На стенах – фотографии детей, портреты членов королевской семьи, постеры с поп-звездами. Лодочник спал в гамаке, не обращая внимания на муху, ползающую по его груди. Он не слышал ни телевизора, который работал на полную громкость, ни прихода гостей. 

Их встретила полная женщина, видимо, жена лодочника. Она разбудила мужа, после чего тот мирно побеседовал с полицейским. По их виду можно было подумать, что они обсуждают футбольный матч или любую другую приятную тему, никак не связанную с кражей кольца. Таким макаром мы своего не получил, понял Марк Леонидович. Они так и будут улыбаться друг другу и радостно квакать на своем тарабарском языке до самого утра. Миролюбивые лягушата.

– Скажи им, – велел он зятю, – что если мы не получим кольцо, то обратимся в посольство. Я задействую все свои связи в дипломатических кругах, чтобы разобраться с этим бардаком.

Он обвел взглядом комнату, как будто планировал снести тут все к чертям собачьим.

Лодочник заверил полицейского и туристов, что у него нет никакого кольца и что он впервые видит зятя. Этот ответ вполне удовлетворил полицейского. Улыбаясь во весь рот, он в очередной раз похлопал Марка Леонидовича по плечу и легонько подтолкнул к выходу. Мол, дело сделано, сабай-сабай, то есть расслабься, дядя. 

Однако Марк Леонидович отступать не собирался. Если преступника не припугнуть, то дело не выгорит. Он подошел к телевизору и вытащил вилку из розетки. Тайцы перестали улыбаться, как будто их тоже отключили от электричества. Марк Леонидович сразу, без разгона, перешел на крик, не заботясь о том, чтобы зять успевал перевести его слова на английский. Перевод ему, по сути, и не требовался. Главное было произвести впечатление. Марк Леонидович кричал проклятому лодочнику, что если тот не вернет кольцо, то он засадит его за решетку на долгие и долгие годы, где пара прикормленных зэков будут регулярно делать из него отбивную, а семью лодочника он выгонит из дома, чтобы жена со спиногрызами собирала жемчуг с утра до ночи, до тех пор пока они не заработают деньги на точно такое же кольцо, которое зять подарил его единственной дочери в знак великой любви, не имеющей преград и способной выстоять перед любыми невзгодами, в том числе в лице вонючего лодочника. 


Соседи и прохожие сбежались на крик. Кто-то наблюдал за громогласным туристом из окна, а кто-то зашел в дом, словно здесь показывали представление. Подстегивая себя собственным ором, Марк Леонидович так разгорячился, что дернул шнур, на котором висел гамак. Лодочник, вальяжно полулежавший в гамаке, вскочил на ноги, а Марк Леонидович инстинктивно подался назад перед здоровенной фигурой тайца. Движение получилось излишне резким, что напугало жену лодочника. Возможно, зная характер мужа, она поняла, что не миновать драки. Женщина истерично завизжала, и до полицейского наконец дошло, что ситуация выходит из-под контроля. Вместе с соседями, которые набились в лачугу, он вывел Марка Леонидовича на улицу, где с его возмущенной тирадой слилось завывание собаки, напуганной возникшим столпотворением. 

Иногда подозреваемый не сразу проникается угрозами, высказанными в его адрес. Марк Леонидович хотел дать лодочнику время подумать, поэтому позволил вывести себя на улицу. Это было, разумеется, не поражение, а тактическое отступление, после которого он планировал снова ринуться в атаку. Однако тайцы не просто вывели его на свежий воздух, но и потащили в полицейский участок, хотя Марк Леонидович перестал голосить и выглядел как вполне порядочный турист, если не считать порванной во время сутолоки рубашки.

Его завели в участок, который по своим размерам не сильно превосходил будку консьержа. Усадили на стул. К счастью, обошлось без наручников. 

Полицейский больше не улыбался, а в его тоне отчетливо проступали нотки раздражения. Таец что-то спрашивал у Марка Леонидовича, но тот поначалу не мог понять ни слова. Адреналин бурлил в крови, сердце тяжело бухало, отдаваясь в ушах, да еще и эта духота. 

Марк Леонидович увидел на стене геккона, и в голову некстати пришла мысль о мышеловках. Какими, интересно, характеристиками должны обладать мышеловки, чтобы с их помощью ловить юрких гекконов… 

Спустя время Марк Леонидович понял, что полицейский спрашивает его имя и название отеля. Он сделал вид, будто ничего не понимает, поскольку жена и дочь непременно запаникуют, если им позвонят из полицейского участка по поводу его задержания. Лучше пока прикинуться дурачком. 

Он попытался дозвониться до зятя, но то ли звонки не проходили, то ли трусливый мерзавец намеренно не брал трубку. Возможно, он уже плывет в отель, чтобы поплакаться на груди жены. Ах я бедный-несчастный! Злой Марк Леонидович меня заставил!.. Он чувствовал, как в нем снова закипает злость. Надо было садануть этого предателя веслом по голове, все равно от него никакого проку. 

От волнения стало еще труднее дышать. Полицейский налил ему воды, и Марк Леонидович все выпил, не обращая внимания на разводы от кофе в кружке.

Он открыл в телефоне переводчик и начал вбивать туда фразу, чтобы обрисовать полицейскому ситуацию, но тут как раз появился зять. Иудушка родненький! Минуту назад Марк Леонидович желал его смерти, учитывая, что они оказались в этой дыре из-за него, а сейчас он обрадовался ему, как, наверное, не радовался внуку в день его выписки из роддома. 

Зять вступил с полицейским в долгие переговоры, и на лице последнего постепенно стала проступать улыбка. Не зря все-таки тайцы славятся своим радушием. Через пару минут он уже смеялся, поглядывая на Марка Леонидовича. Когда зять достал из бумажника 50 долларов, полицейский встал из-за стола и проводил туристов на выход. 

– Что ты ему наговорил? – спросил Марк Леонидович, когда они вышли из участка.

– Правду. Что вы старый больной человек, у которого поехала крыша.

Марк Леонидович усмехнулся.

– Зря ты ему так много дал, двадцатки бы за глаза хватило.

– Давайте вернемся и заберем, – предложил зять, – а вас оставим там ночевать. 

Марк Леонидович хотел осадить зятя, но тут к ним подошел парень в кепке с прямым козырьком, как у рэпера. Тот самый парень, который, как подозревал Марк Леонидович, продавал туристам наркотики. Он кивнул зятю и жестом пригласил следовать за ним. Из огня да в полымя, подумал Марк Леонидович. Похоже, дружки из банды лодочника решили собственноручно расправиться со скандальными туристами, раз уж у полиции не получилось цивилизованно уладить дело. Марк Леонидович обеспокоенно посмотрел на зятя, а тот, не удостоив его вниманием, пошел за парнем. Как будто не догадывался о грозящей им опасности. 

Марк Леонидович приготовился к худшему. Сейчас их заведут в подворотню и надают по башке. Надо драться. От зятя, понятно, толку ноль, а вот он за свою жизнь поборется… 

К его удивлению, парень привел их к лачуге лодочника. Заколотил в дверь. На пороге появился лодочник, который за все это время так и не удосужился одеться. В отличие от визита полицейского, появление парня в кепке не вызвало у него радости. Их провожатый бросил лодочнику пару коротких фраз, тот скрылся в доме, а потом вернулся с маленькой корзинкой. В ней лежали колечки, бусы, сережки, браслеты всех мастей – от резиновых до золотых. Зять порылся в корзиночке и извлек оттуда золотое колечко. 

– Оно, – сказал он Марку Леонидовичу.

– Оно, – подтвердил тот, хотя, конечно, никогда не обращал внимания на дочкины кольца. – Поехали отсюда. 

Уже совсем стемнело, когда они добрались до причала. Лысый лодочник расплылся в улыбке при виде своих клиентов. Марк Леонидович устало опустился на свое место. Выпить бы сейчас. Жалко, что он не приберег ни одной бутылочки на обратную дорогу. Как непредусмотрительно с его стороны. 

– Сколько ты заплатил этому укурку, чтобы нам помочь? – поинтересовался Марк Леонидович.

– Он не укурок. Его отец держит здесь ресторан. Уважаемый человек. А сам Ананд – капитан местной сборной по футболу. Строго говоря, я ему нисколько не заплатил. 

– Не верю.

– Я подарил ему алмазы.

Марку Леонидовичу показалось, что он ослышался. Мотор работал довольно громко.

– Чего подарил?

– Внутриигровые алмазы. 

– Ты что несешь?

– Господи, Марк Леонидович… Мы с Анандом играем в одну и ту же мобильную игру. В ней используются алмазы – для покупки разных товаров. В благодарность за помощь я отсыпал ему все алмазы, какие у меня были…

Марк Леонидович попытался переварить услышанное. 

– Идиотизм, – резюмировал он.

Зять по своему обыкновению пожал плечами. 

Несмотря на шум мотора и качку, Марк Леонидович ненадолго задремал. Сказалась усталость. Ему приснилось, что аквариум в их отеле треснул и вода затопила все вокруг. Он видел, как захлебывались жена и дочь. Он пытался найти под водой внука, но безуспешно. А потом его схватили за волосы и выдернули из воды, но тут же погрузили обратно, как будто кому-то не приглянулось его лицо… 

Когда Марк Леонидович зашел в номер, жена крепко спала, прикрыв глаза шелковой маской. Ему повезло быстро заснуть и пару-тройку часов поспать без сновидений. Проснулся чуть свет и долго лежал в кровати, прокручивая в уме события вчерашнего дня. 

После раннего завтрака жена пошла на пляж, а Марк Леонидович развалился в плетеном кресле в фойе отеля. Молодые еще не встали. Он наблюдал за туристами, за сотрудниками отеля на ресепшене и за рыбами в огромном аквариуме. Работа консьержа, как и работа полицейского, накладывает свой отпечаток. Даже в отпуске ответственный консьерж невольно следит за порядком – в отеле, семье, аквариуме. 

Если бы не дочка, Марк бы Леонидович уже задремал. Дашка вбежала в фойе и накинулась на отца с упреками.

– Тайский бокс, значит?! Ты совсем с ума сошел?! – горячилась Дашка. 

Марк Леонидович был к этому готов. Ну, конечно, зять ей все выболтал, а как иначе. Молодые с их игрушечными алмазами не умеют врать своим женам. Он дал Дашке выговориться и попросил прощения за невинную ложь. Ну да, соврали про бокс, ну да, не предупредили о поездке к цыганам, что уж теперь… Чувствуя себя победителем – ведь их путешествие закончилось триумфом – он без труда принес формальные извинения.

– Да тебя чуть не аг'естовали! – крикнула дочка. 

Марку Леонидовичу нравилось, когда Дашка злилась. Глаза блестят. Руками машет, как будто хочет изрубить воздух в капусту. И эта ее милая картавость. «Аг'естовали». До рождения Дашки он не знал, что хочет именно картавого ребенка и именно дочку. Он так залюбовался дочкой, что пропустил половину ее тирады. Примерно так же Марк Леонидович ругался в лачуге лодочника. Одна кровь, что уж тут. 

– Мы с твоим мужем неплохо провели время. Он оказался не таким уж и обсосом, как я думал. Ну а главное – мы вернули кольцо, – примирительно сказал Марк Леонидович. 

– Это не мое кольцо!

– Как? – уставился на нее Марк Леонидович.

– Мое кольцо было без хрустальной крошки и гораздо меньше.

– Ну тогда, – он привстал с кресла, – мы сегодня снова поедем…

– Даже не думай! – закричала Дашка, и администраторы на ресепшене, которые все это время делали вид, будто ничего не замечают, посмотрели в их сторону.

Она усадила отца обратно в кресло. 

– Ладно-ладно, – сказал Марк Леонидович. – Но это хоть хорошее колечко? Дороже твоего? Мать говорила, что то колечко было дешманское.

– Не знаю я. Может, и дороже.

– Ну вот. Ничего страшного, что оно большое. Повесь его на цепочку и носи на шее в качестве кулона. Как гном Федя из «Властелина колец». 

– Пфф! 

Дочь с возмущенным видом удалилась. 

Трудный сегодня день будет у зятька. Ну ничего. Дашка, как и он, вспыльчивая, но отходчивая. Позлится, подуется, а потом, возможно, даже спасибо скажет. Спасибо, папочка, что преподал моему муженьку урок. Ведь за все свое в этой жизни надо бороться. За все свое и за себя. Люди – как ты меня, папуля, учил – бывают двух типов: одни почти всегда бегут, а другие почти всегда бьют. Третьего не дано, кто б там чего ни говорил. Лешенька наш привык убегать. А пока ты бежишь, тебе трудно заботиться о других, например, о жене и ребенке. Поэтому надо от этой привычки избавляться. 

Он снова обратил свое внимание на рыб, которые, кажется, остались безучастными к его перебранке с дочерью. Беззаботные рыбы. Наверное, будь у них плечи, они бы ими без конца пожимали, как это делал зятек. Люди не рыбы, рыба не людь, но за рыбами тоже нужен глаз да глаз. 

Марк Леонидович в первый же день заметил в нижнем углу аквариума маленькую трещинку, которая, как ему показалось, за последнее время стала на пару миллиметров длиннее. Не зря ему снился потоп. Надо обязательно предупредить персонал, а то всякое может случиться. Вон в Германии недавно треснул гигантский, размером чуть ли не с пятиэтажку, аквариум, отчего у немцев затопило половину улицы. Обязательно надо предупредить девочек на ресепшене, подумал Марк Леонидович. 

Говорят, вода успокаивает. Вот бы поставить такой аквариум у себя в подъезде, чтобы не в телевизор пялиться, а на радужных рыбок. Он бы их кормил, чистил аквариум, покупал для них декоративные домики и мостики. С другой стороны, столько мороки… Возможно, вода действительно успокаивает нервы, но на него, Марка Леонидовича, ничто так успокаивающее не действует, как хорошо проделанная работа, пусть эта работа будет не очень приятной и не самой благодарной. Сделал дело, как говорится, плыви смело. 

Марк Леонидович задремал.








_________________________________________

Об авторе: УШАКОВ ОЛЕГ

Родился и живет в Москве. В 2013 году окончил Российский государственный гуманитарный университет по специальности «Журналистика». Работал журналистом-редактором в газете «Собеседник» и на телеканале ТВЦ, сотрудничал с порталом TimeOut и издательством «Букли». С 2020 года работает редактором/PR-менеджером в частном вузе. Публиковался в следующих изданиях: «Сибирские огни», «Лиterraтура», «Формаслов», «Прочтение», «Камертон», «Москва», «Альдебаран». Участник литературного сообщества «Большой проигрыватель».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
195
Опубликовано 01 май 2024

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ