ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 219 июнь 2024 г.
» » Мария Родина. ГРАНЬ КЛИНКА

Мария Родина. ГРАНЬ КЛИНКА

Редактор: Родион Мариничев 





Предисловие Родиона Мариничева: почва, на которой всходят стихи Марии Родиной, - былины, сказания, легенды, - то, что заложено в генетической памяти многих поколений. И хотя это - хоженая тропа (и более, чем!), пока ещё совсем юный поэт Родина находит на ней свой путь. Энергия повествования порой захватывает автора настолько, что ему трудно остановиться. Но и это не отнимает у текстов цельности. 



* * *

Береги платье снову а честь смолоду 
Береги мёд к зиме сухари к голоду 
Ешь сейчас кашу на свадьбу ешь пироги 
Береги себя милая береги 
Береги для котёнка сливки собаке хрящики 
Береги кошели сундуки лари мешки ящики 
Для избушки лучину фонарь для ночной пурги 
Береги это милая береги
Береги бересту к жаре а овчину к холоду 
Береги медяки зашивай вглубь матраса золото 
Береги юбку старшенькой младшенькой сапоги 
Для могилы кости целыми 
береги



* * *

Сложил мой волчок голову на плечо, 
Мой волчок видит смолёный чёлн, 
Видит волчок, как дети-волчата 
Чёлны стругают в дубленых перчатках, 
Лодки строят, колотят бортá, 
И кораблями становится береста, 
Как простыни к вантам крепят волчата, 
И ветер их тащит прочь от причала, 
И снится волчку моему на плече, 
Как тени сгорают на яркой свече, 
Как дети-волчата скрываются в водах, 
В холодных снегах и замерших жеодах
На землях далёких, белёсых, негодных. 
И тычет волчок своим носом холодным 
Под мой подбородок, и жмётся всем телом 
Ко мне под простынкой по-снежному белой, 
Под шалью бордовой из шерсти овечьей. 
И лижет волчок в полусне мне предплечье.
А утром волчок задувает все свечи, 
И тянет в улыбке уста человечьи, 
И мягко смеётся, качаясь на стуле. 
Не помнит волчок, как волчата 
Тонули



ТУНДРА

Сказки ложь, да бабушки намекали, 
Что где-то за тёмным лесом, за серыми ледниками 
Есть царство духов, шаманов, оленей, клюквы, 
Где дышат морозом и пляшут под ритмы бубнов. 
Там по снегам бродят, словно бы это волки, 
Черные духи, и духи, как будто мясо —
Теплая гладкая кожа блистает красным, 
Они собирают льдины в воде из осколков. 
Там дети играют со снегом, лепят оленьи тушки. 
Мне бабка шептала ночью: ох, вну́чек, да ты послушай,
Играют со снегом дети, а лепят могучих духов. 
Их песни сплетают пряди и касаются тонко уха, 
Детишек они качают и носят под кожей тумран, 
В тумане их ночью прячут и домой возвращают утром. 
Ох, слушай же, слушай, внучек, не нужно тебе все это:
Похитит тебя злой келе, слеплённый тобой из снега, 
Запутывать будет кудри, петь песни своих шаманов, 
И ты не увидишь больше ни меня, ни отца, ни мамы.
Ты станешь ему игрушкой, глаза будут как тюленьи, 
Ты будешь таким послушным, что станет смеяться келе, 
Затянет на дно морское, целуя тихонько в лобик, 
Но это всё только средство, чтобы тебя угробить. 
Ты бойся, сиди тихонько, не играй по ночам на варгане:
Разозлишь и богов, и келе, вы станете с ним врагами. 
Ты думаешь, это сказки, старушечий мозг — прореха, 
Но ты посмотри, глупышка, натоптано вон по снегу, 
Не разберёшь, дружочек, то вроде бы и торбаса, 
Но глубже — следы оленьи, окрашены цветом красным. 
Твой братец сидит за печкой, вот он понимает, дро́ля, 
Ты тоже сиди, как мышка, как за сугробом кролик, 
Закутайся плотно в шкуру, зажги в изголовье свечку, 
Чтоб келе твой заблудился, уто́пал в морозный вечер, 
До дому дорогу спутал, чтоб потерялся, клятый. 
Пора мне работать, внучек, а ты погляди за братом. 
И бабка ушла для папы в узду запрягать оленей. 
Глазищами из-за печки 
За мной наблюдает келе. 



* * *

Мой король-королевич, мой Игорь-горе, 
Мои ненависть-радость смешались в горле, 
Твои пальцы сводит от острой боли, 
И в плечах задрожал озноб. 
Мой король-королевич, мой Игорь-княжич, 
Посмотри, как холод узоры вяжет, 
Посмотри на меня, посмотри, я же 
Тебя тихо целую в лоб. 
Я послушный ребёнок огня и стали, 
Под моими мечами как будто тает 
Замковьё и дворцóвье, чужие тайны, 
Королевства и короли. 
Я послушный ребёнок воды и соли, 
Снасти держат, как цепи, остатки воли, 
Между шторма волной и топящим горем 
Оттираю кровящий лик. 
Мой король-королевич, мой милый мальчик 
Под подушкой кинжальчик железный прячет, 
Он всё ждёт момента и молча плачет, 
Будто сможет меня убить. 
Говорила ему "будь послушным, хватит"
И меняла доспехи на нежность платья, 
А иначе за горло его хватать мне 
И под досками хоронить. 
Он пытался бежать, дурачок, не вышло, 
Я всё вижу, чувствую, знаю, слышу, 
Я всеведенье во плоти. 
Он вцепляется в ножик как можно крепче, 
Вытирает слезы, тихонько шепчет:
отпусти меня. Отпусти. 



* * *

Я пригнулся к сырой земле, ткнулся носом-щекой в траву. 
Этот травный зелёный плед шепчет "я тебя сберегу, 
Я отважу подальше зло, заверну в молодой чабрец, 
Да упрячу в дубовый скол; я накличу тебе овец"
Между овцами мягко спать, как в дворцовых лежать шелках. 
Я забыл про царёву рать, я забыл о его волках. 
У царевичей служат псы, у царевичей волчий полк.
(после севшей в ночи росы средний сам становился волк. 
прошлой ночью почил наш царь и оставил троих детей,
что казнили родную мать и вельможьих её гостей. 
первый брат занимает трон, третий вещие видит сны.
я покинул дворцовый свод — незаконный четвёртый сын) 
Я зарылся в густую шерсть и рыдаю, глотая боль —
Чую волчье желанье съесть, слышу волчий скулящий вой. 
Овцы мечутся по траве, не желают спокойно спать;
Не дают подойти ко мне, ну а мне не дают дышать — 
Их пугает язык волков и из пастей горячий пар. 
(их царевич из шкур встаёт, а в глазах у него пожар) 
Пальцы ищут овечий мех, вытирают дорожки слез 
(их царевич не давит смех и хохочет как будто пёс) 
Мне не видно черты фигур, всё в пуховый сумбур слилось;
Под одной из овечьих шкур   
натыкаюсь на волчий нос. 



ФИНИСТ
 
Три года прошло, как улетел сокол 
Королевна зачаровала небось 
Перед этим сокол о раму бился 
Резался, ломал кость 
Сёстры ножи воткнули в дерево, 
Спровадили
А мне было страшно, и я пряталась 
Под кроватью 
И бежать по следам не стала 
Ножи не выдергивала 
Как знала 
Смотрю за стекло:
Мотыльки, белый ночной порошок 
Смотрю на наличник 
А он в крови:
Значит, Финист ко мне пришёл. 
Под окном крапива растёт 
Колкая как кинжал 
У Финиста больше крыльев нет 
А в хвосте мириады жал 
Финист стучит в стекло 
Лапа когтистая, звериная сила 
Царевна та заворожила его 
И дурочка отпустила 
Пришёл вот, хочет войти, 
Глаза горят красновьём
И я надеваю рубаху 
Платок 
В общем новьё
У Финиста есть рога 
Из пасти гарь 
в ы х о д и 
Говорит 
в ы х о д и  т в а р ь 
Царапает о ножи лапы
Рвёт плоть о сталь 
Не ходи ко мне больше, 
Не ходи, перестань 
Иди к своей королевне, 
Ей руки лижи 
Я с тобой не могу 
Ты не жив 
Ты больше не сокол 
Больше не богатырь 
Не знаю, что думать даже 
Не знаю, кто ты́
Зря звала тебя раньше —
Будет наука 
Финист ревёт в ы х о д и, 
о т к р ы в а й, с у к а 
Муж смотрит из под простыни 
Проснулся только 
Трет глаза, спрашивает испуганно 
Кто это? 
Подходит, к спине прижимается, 
Тянет руку к мечу 
Финист снаружи ревёт 
Я молчу



* * *

Аз есмь гнев
И каждому, кто обидел, воздам сама.
Аз есмь меч
Пока мирно лежащий на головах,
Я держу
Рукоять, грань клинка уложив ровней
Я держу
Но могу надавить
сильней.







_________________________________________

Об авторе: МАРИЯ РОДИНА
Родилась в 2004 году. Студентка Московского государственного института культуры. Публиковалась на сайте "Российский писатель". Лауреат студенческой программы фестиваля "Молодой Пушкин" в номинации "Открытие". Живет в Москве.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
185
Опубликовано 03 июн 2024

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ