ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 197 август 2022 г.
» » Владимир Кошелев. ГДЕ ПОДАВЛЯЮТ ВОССТАНИЕ ТРАВ

Владимир Кошелев. ГДЕ ПОДАВЛЯЮТ ВОССТАНИЕ ТРАВ

Редактор: Нина Александрова 




Комментарий Нины Александровой:
 Владимир Кошелев использует в своем письме метареалистские практики - растения, животные, люди, предметы превращаются друг в друга в череде бесконечных сравнений. Но в этом густом, почти шаманском говорении все равно проскальзывают приметы реальности, которые уже не спрятать ни за какими иносказаниями: подавление восстания, синяки на лице и страх, вставший над всем миром в полный рост.
 

ЭТО НЕБО ИМ ДАСТ ПОКАЗАНИЯ НУЖНЫЕ, ПЛЮС

Территория, где подавляют восстание трав,
Водоёмами, как синяками, лицо ей застлав,
Или в колокол ягод звенят, поднимая за хвост,
Чтобы вызвать, как службу какую, заоблачный страх
С понятым, появившимся точно мороз или фрост, —

Начинают колоть, но не я объясниться тружусь, —

Это область сама, несмотря на количество прав
Вековых и лучей световых, комментирует сплав
Под ногами у нас, а пространство мотает на ус,
Все частицы её уводя, как наследственный прах,
Ураганом, за нитку которого вдруг зацеплюсь,

И на дне, как в мензурке осадок, ложится погост, —
Он усеянный весь, или я оценить тороплюсь?

 

ДОЖДЬ

И ты шёл мир — окном, поющим ночь,
на цыпочках, по лабиринту кровель,
и дочь твоя, как туловище, дождь, —
то флейта луж, то дудочка из крови,

И швы её затягивались, ночь
шла из под них, как из-под век воронок,
и флейта луж в реакции цепной
росла дорожкой голубых конфорок,

И дождь шил мир, и дочь его, и шар,
готовы став, лишались звёзд и жира
пространства между звёзд, и тротуар
лежал без сил игольницей инжира, —

Гуди окно, будь оркестровым львом, —
пока шёл мир дождём, как многоточьем, —
и дочь из почвы вытащена рвом,
и ночь прошла, как судорога ночью.

 

«TO SAY I LOVE YOU»

Млеко семи каштанов собрал кувшин,
Соль белой рябины, хлебные гроздья; гул
В облаке паузы, длинном, как лимузин,
Стоит колокольней, не прикрывая губ.

А рядом, как тень косца, задрожал дворец,
Зерно его фото — атомы; ротозей,
Я следую арками, ноликами колец,
И вижу, как хвою разбросанную, зверей:

С лебедем перца я поделюсь, как дробь,
Мускатным орехом, мутным стеклом для глаз,
Пусть на него изнутри твоя дышит кровь,
А красных снежинок лица всегда анфас.

Танец с вороной похож на тату; блуждай,
По стенам всех комнат, из угла в угол, чтоб
Найти, где прибиться, пока не открыт клондайк,
Вино или окон рот, за одной из штор.

А ты, какаду, ткачиха полёта, стой,
Свечку туши, как ветер твой хохолок!
В одном из мешков картофельных или той
Сумке, набитой хной, спит двойной хорёк.

Плакальщик лев, еда тебе не икра,
А клетка грудная болит, но другой и нет,
Сено волос не прячет иглу, игла
Нить не ведёт, слушай меня же, лев!

Звери закрытые! выйдите из дворца —
Сойка в дубраве, заочная рада в ней,
Где, словно моря, не увидать конца
Жизни, и сойка сидит на линейке дней.

 

***
                               C.С.

мне ль шерудить фрагменты обличья — псу
мордой в зернистой нче, словно фото он,
или птица беспола готова поднять москву
от пола за плечи, как пыль или волн фотон?

станем ли ближе, в.? — и письмо и свет
разделили, как воду весло, на два,
и на посох опёршись, внутренний моисей
сказал, что не я один, но и я одна

оторван от букв на зеркале, я смотрю —
отражение — кто-то проглатывает мой фильм,
и любовь — отражение — делает тот же трюк,
что и спящий двумя глазами с пространством филин

и ветер двойной сообщение вовсе стёр,
как в зазоре пустует фронт коридором полн,
но не выбор напал на братьев лучом сестёр,
а воск перемирия вдруг успокоил дом

 

НАДИР — НАПРОТИВ

                                В.Р.

Тезаурус — Созвездие — Конвой —
Из-под воды, сопровождая местность,
Мурашками поделится с тобой,
Как пляж частиц — на свет и неизвестность:

Так дерево похоже на часы,
А лепестки — от перемены позы, —
— Но кем были разобраны весы
На стразы и случайные занозы?

Другой земли на поручнях тельца,
Где лестница оторвана для вида,
Лежит не пыль, но мокрая пыльца —
Она для ос, как уксус, ядовита.

Со временем — фрагменты тишины
На сквозняке качаются, как дятлы —
— И разве мы не тем осуждены,
Что приговор исполнится — но вряд ли?

Так молотки взбивают молоко,
Но нет звезды без имени и места,
Когда они уходят глубоко
На дно — и ждут в преддверии ареста.

Так дерево похоже на часы,
А ночь на стол раскидывает снасти, —
— Куда ведут нас с лесополосы
Те стрелочники ласточек и власти?







_________________________________________

Об авторе:  ВЛАДИМИР КОШЕЛЕВ 

Поэт, редактор сетевого журнала «Флаги». Родился в Воронеже. Окончил гимназию и художественную школу, в 2018 году поступил в Литературный институт им. Горького. Состоит в арт-группировке «За Стеной». Публиковался в журналах «Воздух», «Волга», «Плавучий мост», в разделе «Студия» Новой карты русской литературы. Шорт-лист молодёжной поэтической премии «Цикада» (2021). Член комитета охраны ЛЭП. Живёт в Подмосковье.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
247
Опубликовано 01 авг 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ