ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 194 май 2022 г.
» » Миша Токарев. ЯЗЫЧОК НАСИЛИЯ

Миша Токарев. ЯЗЫЧОК НАСИЛИЯ

Редактор: Нина Александрова 





Комментарий Нины Александровой: стихи Миши Токарева фиксируют и называют разные проявления насилия в мире вокруг. Они стали уже настолько привычными, что попадают в зону слепого пятна, вытесняются и обычный человек старательно делает вид, что насилия, заполнившего мир вокруг, на самом деле не существует. Но как старательно ни отворачивайся от реальности, она догонит (как догнала нас всех в конце февраля) и тогда мало не покажется никому. Миша говорит о жутких вещах обыденно и легко («Я ощутил, каким может быть / Твой язык вражды нежным. / После броска в мою голову/ Вазой с прахом дедушки»). Он конструирует в текстах тот самый способ говорения человека, отодвигающего свою границу приемлемого все сильнее, чтобы только не оставаться наедине с осознанием происходящего. 


Домашнее насилие это не круто

По статистике жены
Не рассказывают, что их избивают
Мужья или сожители,
Потому что удивительное правило
Бойцовского клуба
Не рассказывать о бойцовском клубе,
Это, грубо говоря, нелепо,
Словно фраза в данном контексте:
Оставайтесь дома,
И останетесь целы.
Но самое, самое скверное
Относительно клуба,
Это домашние запахи,
Которые сопровождают
Марлу Зингер, пока она собирает
Свои зубы с паркета,
Запах духов, запах котлет,
Запах вчерашнего мусора,
Даже мыло хозяйственное
Особенно грустно
Лежит истощенное
От частой постирки носков.
А я смотрю на праздничный стол
На свидании с женщиной,
И пытаюсь понять,
Она настоящая или это фантазия.
Обычно за ужин в ресторане
Платит тот, кому мама
Дала больше денег. 



Язычок вражды 

Язык вражды
Вполне может быть нежным,
Шершавым, волнительным,
Подобно тем объяснительным
Для женщины участкового
В детской комнате милиции,
А ты продолжаешь,
Нет, ты все продолжаешь
Совершать преступления,
Лишь бы встретиться снова
С этой суровой женщиной.
Чтобы вражда отступила
Во время ночной поллюции.
Да, язык вражды
Сейчас привлекает внимание
Разные группы, меньшинства
Тех, кто не носит джинсы,
Потому что это от запада,
Потому что мы не такие.
Если язык вражды переводить в фильмы,
То согласно исследованию
Социологов из Берлина
Это были бы триллеры,
В которых женщина,
А в наше время даже мужчина
Становится мясом,
То есть сексуальным объектом.
Как раз в прошлое лето
Я ощутил, каким может быть
Твой язык вражды нежным.
После броска в мою голову
Вазой с прахом дедушки.



Школьный психолог 

Бледные дети
Треплют нервы родителям,
Наливаются кровью,
Словно тампоны.
И в этой любви безусловной,
Когда женщина 
Передает уже рожденному
Не рожденных,
Чтобы щечки тронул румянец.
Школьный психолог
Видит манипулятора,
А во мне увидел дебила,
Когда я не смог назвать
Имя Ирины Михайловны,
Назвав ее ай лов най.
Ведь школьный психолог,
Как и психолог вообще
Не разбирается даже в себе,
О чем с ним разговаривать.
Вот я был таким парнем,
Который не всасывал
Жизненных соков
Этих родителей,
Но Ирина Михайловна
Утвердительная
Женщина с большими губами
Настояла на том, что я эгоист.
И я даже поверил
В эту нелепицу.
Перед тем, как уйти
Она сказала подумать об этом,
А еще так сказала:
Кстати, мне надо
Поменять свой тампон,
У меня множество дел.
Мой румянец тут же исчез.



Концентрированная старость 

На процентов двадцать
Состою из старого человека,
Иными словами, энергии,
Ведь все старики, несомненно,
После кончины становятся
Энергией для трамваев.
Оттого концентрация 
Стариков в этих трамваях 
Всегда высока.
Они привлекаемы зовом
Энергетических душ,
Разлитых по рельсам,
Словно Нельсон,
Который летит на гусе,
И боится лететь на гусе,
Потеет, капает,
Льется на землю.
Выходит, что нервная
Бабушка в трамвае,
Кричащая несуразицу,
Чувствует души
Разных чинуш КПСС,
Деятелей садоводства,
Даже самого Троцкого,
Даже кого-то еще.
И больше ничего,
В общем-то, не происходит,
А я еду в трамвае домой
Смотреть биатлон
По подписке о невыезде
За пределы работы. 



Собачьи таблетки 

Однажды я был ученым,
Когда, например, пил
Собачьи таблетки стоп стресс,
И мне был интересен
Окружающий мир 6 класс,
Окружающий мир 7 класс,
Окружающий мир 8 тоже.
Когда я был ученым в тот раз,
Я работал курьером,
Возил документы, отчеты,
И поочередно курил
Красный Мальборо,
Сигареты с ментолом,
И возил, возил, возил,
А еще пил таблы стоп стресс.
Там действующее вещество:
Фенибут, валерьянка,
Прочие, прочие травы.
О, каким же я был
Возбужденным, бравым,
Деятельным курьером
После собачьих таблеток.
Тем летом я услышал
Об уважении к детям,
Если ты их уважаешь,
Ты наклоняешься к ним,
Говоришь на одном уровне.
И я наклонялся к миру,
И очень, очень его уважал.
Однако позже нарколог
Сказал, что тесты
Показали наличие амфетамина.
Таким образом, мой организм
Самостоятельно синтезировал
Это коварное вещество,
Однажды я был ученым. 



Северный полюс из перхоти 

Ждал свою первую денди
Сильнее, чем жены мужей
Из разных колоний,
Те, кто еще ждет и вроде
Пишет на форуме ждуль,
Что свиданье с любимым 
Обходится слишком дорого.
Меня попросили на скорую руку,
Так сказать, вспомнить
О вожделенном предмете,
Но стоит заметить, что
Вещи для меня пустота.
Не потому, что я странный,
А потому, что вот когда
Происходило взросление,
Было много пропущенных травм
Психологических,
И практическое применение
Вещам, о которых спросили,
Оно было важнее всего.
И чтобы не превращать вино в воду
И не мучать вас пространными
Рассуждениями о пыли,
Я вспомнил денди,
Которую мне так и не купили,
Стоит заметить, весьма вероломно,
Потому как девяностые.
А сейчас она ложится на простынь,
Где моя перхоть и прочее, прочее
Образовали северный полюс.
Она просит купить ей квартиру,
Ведь она дешевле, чем денди.



Возраст согласия 

Вы говорите гроздьями гнева,
А я говорю: дурачков
Из нас так сказать не строй,
Ноль не всегда значит ноль,
У ноля, знаешь, какой заряд.
Мне говорят на литературном,
Так сказать, конкурсе:
Ваша работа не принимается,
У нас конкурс для авторов,
Которые вовсе не старше
Двадцати семи лет.
Двадцати семи нам еще нет,
Я отвечаю им, организатору,
Мне же всего двадцать пять,
А они говорят: вряд ли,
Ты же выглядишь лет на тридцать.
Да хоть на пятьдесят,
Где проходит граница
Между теми, кто нужен
И теми, кто пролетает.
Двадцать семь это фатальная
Несправедливость,
Словно в армии, скажем,
До двадцати семи мы нужны,
А после, получается, нет.
Конкурсы, где количество лет
Довлеет над текстами
Напоминают бегство,
Абсолютно глупое бегство
От неизбежной старости.
Вот они себя окружают
Очень уж молодыми,
Чтобы питаться и не стареть.







_________________________________________

Об авторе:  МИХАИЛ ТОКАРЕВ 

Родился в городе Иркутске в 1996 году, с родителями переехал в Москву, окончил институт журналистики и литературного творчества в 2018 году, участник семинаров прозы Бежина Леонида Евгеньевича и драматургии Дежурова Арсения Станиславовича, в 2020 году окончил магистратуру РГГУ по направлению «актуальный литературный процесс» под руководством Евгении Исааковны Воробьевой.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
287
Опубликовано 01 май 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ