facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Марат Исенов. ГРАВЮРЫ

Марат Исенов. ГРАВЮРЫ

Редактор: Иван Полторацкий





Комментарий Ивана Полторацкого:

Марат Исенов - казахстанский поэт европейского масштаба.  Не в синтагматическом, а в парадигматическом плане: он пишет не об истории и культуре, а непосредственно историей и культурой, рифмуя имена и эпохи (Атланты - Гибралтара). 
В подборке представлены новые стихи, но они по-прежнему укоренены в модернистской культуре прошлого века. “Я тоже Беккет этим летом” - сообщает он в последнем стихотворении.  Точнее, в утраченной гравюре. И с этим трудно поспорить. 
Эти изящные и величественные стихи работают на преодоление тоски по мировой культуре, ничего не объясняя читателю, но рассчитывая на то, что каждый сам составит свой собственный комментарий к череде узнаваний и неузнаваний, уводящих в длительный лабиринт поэзии Марата Исенова.


УАЙЕТ

Дословно: будто раненый олень,
тропа петляет до холмов цветущих;
будь то мелодией о пепле и золе
негромко тлеющей, и за предел ведущей.

Почти небрежно ветер заплетет
прядь седины, звук эха, блик агата.
Ловец пред Господом по вереску идет
в ботфортах честных в сторону заката.

Тут по равнине сеял валуны
ледник, и, с загорелыми боками,
они в траве, как призраки зимы,
и ожидают звезды над холмами.

2020

 

***

             шум и ярость сказал макбет шум и ярость...
                                               Б. Кенжеев


Уильям бредет на пустошь.
Монмут на склоне марта.
Жертву творит Искусство.
В мешке голова Стюарта.

Сестры - Марго и Анна,
мироточат пуанты.
В бездну падает плавно
темный железный Макбет.
Тьмы, как угля в забое,
Фонтейн отчаянно рада,
закогтив ледяное
сердце конфедерата.

2021



***

Стремительней и легче,
так, как никто не смог,
тяни из гуттаперчи
матерчатый жгуток.

Оставили в граните
изящные следы
наяды и хариты,
хотя давно мертвы.

Как пемзою о камень,
шлифуй, мельчи зерно,
чтоб лучше амальгамы
на оттиске свело

гравера смелый прищур,
и звуков стройный хор,
и приступ волн, что плещут
среди гранитных створ.

2021

 

***

Равно ни холодно, ни жарко,
ни сумеречно, ни светло,
пока беззубая вакханка
кусать пытается стекло;

куски Орфея в струях Гебра,
так завершен и гон и лов;
как угнетенные свирепы
в броне из носорожьих лбов!

 

***

Мы пишем лицами
дальше иных Историй.
Мгновенье длится, и
звук замирает стоя.

Гранит литаврами
в глыбы и плеск кармина.
Мосты кентаврами
над реками льда и глины.

Заблудшем именем
в собственном лабиринте,
испепелимыми
искрами гиацинтов,

где застрелиться нам,
заняв в Астории столик?
Мы пишем лицами
дальше иных Историй.

2020

 

ОРФЕЙ

Не звук - присутствие за нить
все тянет глиняная скрипка,
как будто ногтем провели
по самой сердцевине крика.

Прилежной коркою спекать
нахлебником на побережье.
Тем угощаться, и не знать
кто прежде.

2020
 


***

Сотня Дарданелл до Гибралтара.
Колея, два-три рукопожатья.
Солью ионической Атланты
пропотеют, но не удержать им
зыбкость, проступающую в зернах,
бронзой зеленеющую жатву.
Лед и век сегодня беспризорны.
Холод густ и душен в дирижаблях.

2021



***

В год дветысячитрудный
от Рожденья Его
на бульвар Чистопрудный,
с португальским вином
выходил, чуть хромая,
потому что - нога,
скромный, как генацвали,
ваш покорный слуга.
Счет - копейка в копейку
тридцать лет тому до,
на похожих скамейках
ожидали Годо.
Так глотни и наполни,
закрепи оборот,
помяни все, что вспомнить
никому не дано.
Просияет в финале
для тебя, обормот,
красный чайный фонарик
до Покровских ворот.

 

***

Без семирадостного шума
скольженье матовое длится.
В халатах белые Дарумы
архиепископы больницы.

Наполненные морем окна,
испытанные гневом тени.
Чешуйчатый ребенок строгий
Протей на поводке Мантеньи.

Звук аммонитовой валторны
проявит италийский берег.
Цвет сепии нерукотворный
он в белизну почти поверит.

Слепого взгляда почерк хрустнет -
вот звук томления шершавый.
Материковое искусство -
тела пронзать карандашами.

Я тоже Беккет этим летом,
но как сказать: не ожидая
под деревом, где Гамлет дремлет
в утраченной гравюре Рая.

2020







_________________________________________

Об авторе:  МАРАТ ИСЕНОВ 

Родился в 1971 году в Алма-Ате, публикации - Аполлинарий, Аманат, Пигмалион (Кустанай), антология « Освобождённый Уллис» (Москва), книги - «Жалобы и причитания рыб» 2003 год, «Житие можжевельника в дождь» (СПб) 2004, « Письма к Сэтторо Канно» 2014 (Алма-Ата), « Третий Голос» 2018 (СПб), « Формы Выветривания» 2021 (Чебоксары).скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
614
Опубликовано 30 окт 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ