facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Дмитрий Гаричев. СТИХИ ИЗ РАЗНЫХ МЕСТ

Дмитрий Гаричев. СТИХИ ИЗ РАЗНЫХ МЕСТ

Редактор: Иван Полторацкий





Комментарий Ивана Полторацкого:

Культурная апроприация Дмитрия Гаричева  охватывает множество различных “мест” мировой культуры, но не наносит им никакого вреда, а скорее наоборот - помогает пересобраться заново в пределах обозримого будущего. Очертания апроприированных пространств легко узнаваемы, пусть даже они заселены другими –  это неизбежно.
Эти стихи похожи на новый, спокойный и холодный эпос победителей. Мы уже не знаем их языка, но всё еще силимся вспомнить свой собственный.
Гаричев умеет создавать образы будущего, происходящего параллельно нашему настоящему. Время истощается и что будет, когда две эти реальности встретятся? Язык выпрямится и обозначит факт: “на этой территории жили такие-то и такие, потом пришли следующие, они заимствовали имена и некоторые культурные привычки, но после себя оставили совсем другие руины”.


из дениса новикова

1.

не отшибами и гаражами,
а из самой как будто земли,
это те, кого мы не рожали,
подросли и под окна пришли.

по предместьям от счастья пунцовым
разливается их рождество,
и фонариком светят в лицо нам,
но не видят никак никого.

2.

досмотрен чернобыль, чумные полки
отпеты, и мы спасены,
и так запустить нам сейчас же с руки
семнадцать мгновений весны.

утешься, засланец, ты здесь не один.
коль скоро уж ими взята
небесная припять, небесный берлин
подержим ещё за врата.

3.

ты с ними не легла, но выложишь,
как затоскуешь откровенно,        
себя под мышкой этих идолищ
из ОПГ и КВНа,

где та же тень моя давнишняя
подвешена в углу убогом,
не то чтобы тебя хранившая,
но оправдавшая во многом.

4.

как глубоко в стене кремлёвской спать
стоявшим к макдакам, мощам, серову
и спецприёмникам, смешно сказать:
никто не выкупает постанову.

настолько, что китайская чума,
в ночи пересекающая ЦАО
совсем одна, не помнит и сама,
что здесь когда скреблось или мерцало.

 

из ольги берггольц

я хочу увидеть их живыми
на последнем проклятом движке
это же рябое, рыбье имя
повторяющих в хромом прыжке

так же чётко, как они стояли
в брониках иконками к себе
и рукав, омоченный в каяле
плыл в невыносимой синеве

и когда уже до самой дрожи
всё что можно будет введено
пусть они подобны будут тоже
певшим про бамут и ведено

чтобы, новой подставляясь лаже
я бы так и поняла, что им
было здесь ещё страшней, чем даже
нам пришлось двоим или троим

 

из фёдора сологуба

дух подвижный, на школьном пожаре
ускользнувший в черве и менте
мы ведь тоже однажды лежали
на совсем нежилой высоте

в горьких логах мостились калеки
припадали поместные львы
и монголам дававшие реки
извивались давно без любви

но, дразнимый картинками рима
и тосканы с коробок конфет
я не взял что мне было даримо
как на ярмарке маленький ферт

только на выпускном пепелище
подобрал себе чёрный мелок
вместо памяти, смерти и пищи
и пронёс как умел сколько мог

 

стихи для э. б.

наследник сходит не в той москве,
но это наша москва.
яд ещё не до конца остыл
в пустых карманах его,
чтобы нам было куда вложить
последние пальцы, но с мест
снимаются сторожевые псы
и гонят его во тьму.

мы тоже здесь спрыгивали с платформ,
приехав из городов,
где с нами разговаривал пар,
поднявшийся кое-как
над тёплыми черепами больниц,
училищ и производств,
и как нас тогда никто не ждал,
так и теперь не ждут.

что ты расскажешь перед судом
об этой терпкой земле?
мы мало знаем, но мы бы могли
подсунуть тебе ответ:
чем бы она ни текла, её
захлопнутая п..да
расхлопывается для одного,
и это только не ты.

мы видели это ещё давно,
но не могли прочесть
ни в школьных лиственницах седых,
роняющих когти к нам,
ни в земляничных полукругах
у ракетных частей,
ни в том, как матери по выходным
расписывались в дневнике.

мы тоже хотели, она всегда
дышала нам в мокрый рот
байкальским омулем, калачом
муромским, псковским крёмлем,
и если на кладбище кто оставлял
недопитый коктейль,
то в маленькой проруби жестяной
чернела тоже она.

не стоит лезть туда языком
ни мизинцем, пока
издательства наши ещё стоят
и выходит журнал,
и ты, похожий на сразу всех,
ещё приблизишься к нам,
последним, кто только ждал тебя здесь,
но не оставит ждать.



из антониони

кем мы только воображали себя: а никем
в жарких домах, где живущие избегали
показаться в окно, чтобы те, кто жили напротив
не узнали, что в доме напротив тоже живут.

все наши бесполезные паспорта,
ежемесячные подписки налево-направо,
ожидание обыска в новогоднюю ночь
не разрешились ничем, как хлопок белья.

лето раскатывает города и друзей
просто в стекло, раскалённое до ожога
на котором сгорают, свернувшись в одно, отпечатки
наших пальцев и губ.

все, кто ждал от нас, пока солнце держало нас
за подбородок, уже ничего не ждут.
тени их уже можно смахнуть рукой
со стола, с книжной полки, со своего плеча.







_________________________________________

Об авторе:  ДМИТРИЙ ГАРИЧЕВ 

Родился в Ногинске Московской области. Окончил МГЛУ, работает переводчиком. Стихи публиковались в журналах «Знамя», «Homo Legens», «Воздух», на сетевых ресурсах Stenograme и Полутона.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
421
Опубликовано 01 окт 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ