facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 185 август 2021 г.
» » Александр Дурасов. ГИБРИДЫ

Александр Дурасов. ГИБРИДЫ

Редактор: Иван Полторацкий





Комментарий Ивана Полторацкого:

Гибридному времени - гибридные стихи. Александр Дурасов прямолинейно скрещивает разные поэтики и получает из них свою ироничную и страшную поэзию.  Из  ряда чужих цитат он извлекает собственную уникальную интонацию. Грубоватый ежедневный абсурд смешивается с отстраненной нежностью. Насмешка превращается в молитву. Реальность дрожит и оплывает. Всё это, честно говоря, выглядит довольно неожиданно и неповторимо. Особенно когда приходит понимание, что автор нарочно пользуется  узнаваемыми приёмамипропуская ток через безжизненное тело поэзии прошлого века. И оно встаёт, отряхивает сор, и движется дальше. Гальванопластика Александра  Дурасова выглядит великолепно. Вот только  для её создания требуется почти полностью расплавить оригинал.


***

снегирь духовный сын берёзы
ещё сестра его синица
сидят надуты слаще розы
друг другу альфа и омега

а ты что узник Аушвица
всё намораживаешь слёзы
чтоб их выклёвывали птицы
которые правдивей снега

тебе не стыдно рожи корчить
дышать на земляных червей
прильнувший свет ножом к аорте
алкал берёзовых кровей

а ты всё ждёшь и греешь выем
дыру в зиме (где подоконник)
однажды утром тёмно-синим
весну провозгласить навек

как тоненький сапожный гвоздик
как между омом и аминем
возникнет прихорошим гостем
поэтин белый человек



***

небу наши просьбы аки бритва
к горлу - разузнать где нычка

существует древняя молитва -
разбивать варёное яичко

но при этом следует молчать
от скорлупок тихо очищать



СООБЩЕНИЕ НЕ ОТПРАВЛЕНО

сегодня выпал снег
скорее всего не растает
одел ту самую мамину шапку
пусть спасает

издалека видел белку
сделал по нарымке 4 круга
всё хорошо
помню тебя, подруга

с миром случилось сложное
Господи, упрости

пью твой земляной коньяк
для сердечной кости



***

в числе отверженно скучающих индиго
совсем оглох наш старенький гроссфатер
под кайфом государственного ига
увяз в сон-часе пионерский лагерь

лишь спорт-отряд окрашивал спортзал
один товарищ полушёпотом сказал
что завтра мол за ним приедет мать
но завтра не спешило наступать

и было букв намного больше цифр
и слов неизмеримо меньше чисел
и грезился не близок/не далёк
мигающий тревожный огонёк



АКСИОМА

самые круглые числа
в десятичной системе счисления
располагаются строго
между палиндромами

99 100 101
999 1000 1001
9999 10000 10001

и так далее до бесконечности



***

мифическая мама рок-н-ролла
без времени парящие ливнёвки
замкнувшая в предельном из прибежищ
подснежная вибрация корней

завидные сутулые хождения
торжественно строптивых нищих духом
тактильные фиксируют пейзажи
в карманах неочищенный фундук

до неба левитанские берёзки
и вознесенские кресты на перекрёстке
поспеет ли ещё одна окрошка
когда пройдёт инфляция тепла

один спешит как будто сбитый с толку
фонтан укрыт — теперь это надолго
накормлены кладбищенские белки
им снится электрическая мгла

вот так вота посмотришь и не знаешь
ни то от этого, ни то за всё за это
уткнуться в облепиховое масло
невинным герпесом и в шутку и всерьёз

подступит оргазмическая радость
сигнализируя над солнечным сплетением
что если я к чему-то и причастен
то это матка матка чей допрос



***

меня спасает колбаса и водка
солёный чай, немытая солодка
течёт канал Иртыш-Караганда
не позвони мне робот никогда

скрипит земля и сочно в кадыке
водохранилище мерцает вдалеке
где всюду обезумевшие бзыки
и память о соседской ежевике

набухший медно-огненный сестерций
тихонько тает в зеркале воды
и вот остался огонёк от бересты

крестьянское восторженное сердце
безудержно вибрирует само
я вас любил, любовь ещё быть мо



***

когда мы говорим о мире
Нерон глотает языки фламинго
и у него расстёгнута ширинка
хотя рука безумствует на лире

среди патрициев ковидных
он вроде как в сомненьи жутком
глядит на вафельных ублюдков
кондомов и собак енотовидных

о Трое петь сегодня не с руки
ни шашки, ни гандбол, ни городки
уже так не развеивают стресс

они уже давно ему обрыдли
и только птеродактиль и колибри
ещё б*я вызывают интерес



***

как красиво парит теплотрасса
Гермес очевидно рад -
под кувшин забродившего кваса
улыбался и думал Сократ

в отражении наглухо синий
исподлобья косился урод -
по какой-нибудь странной причине
всё окажется наеборот

ночь упала и не было бога
в отрицалове канул свет
до утра оставалось немного
стреляных сигарет



***

знает каждый римлянин и грек
ненасытен и коварен человек
даже если он смертельно ранен
знает и шумер, и египтянин

знает каждый перс и иудей
хитромудр всякий из людей
даже если он твой кровный брат
знает и индиец, и араб

на границе ангелов и бесов
сочные погосты интересов
даже у ближайших марсиан
хуже нету инопланетян

только добродушный сибиряк
с этой истиной не справится никак



ГИБРИДЫ

гибридные враги
гибридные друзья
гибридное люблю
гибридное нельзя

гибридные дела
по будням до пяти
гибридному Христу
гибридное прости

гибридны идеалы
гибридны облака
гибридное привет
гибридное пока

---------------------------------------------------------------------------------
P. S. В моём детстве гибридами называли исключительно грейпфруты, и мне было совершенно всё равно почему. Смею надеяться, что моё детство не одиноко в этой связи. А раз так, то гибриды вполне могут быть прочитаны вот таким макаром:



ГРЕЙПФРУТЫ

грейпфрутные враги
грейпфрутные друзья
грейпфрутное люблю
грейпфрутное нельзя

грейпфрутные дела
по будням до пяти
грейпфрутному Христу
грейпфрутное прости

грейпфрутны идеалы
грейпфрутны облака
грейпфрутное привет
грейпфрутное пока



***

не о-ля-ля, а ай лю-лю
проклятый Христофор
чего не может терафлю
то сделает топор

ковид и русская тоска
родят нам новый плов
слетит, покатится башка
всего-то и делов

пасуй давай, беги беги
прекрасен сей снаряд !
а там где вытекли мозги
уже цветы горят



***

сколько волка не корми, ему не на что смотреть
прячет голову да плечи терпеливые под плед
над землёй большая плошка, как сказал обэриут
данакиль припал за камень в глубине сибирских руд

то ли потрох, то ли силос, то ли божья благодать
остаётся одиноко пить вино да любовать
за окошком ходит месяц проливает дикий мёд
словно вспыхнуло сердечко, словно взвился пулемёт

не бродил бы ты, волчишка, по своим ночным делам
там снаружи тот же ужас души режет пополам
лыжной мазью и капустой из прихожей поднесло
хорошо вот так стоять уткнувшись темечком в стекло

ниточка плюс ниточка плюс — голому петля
в мире нет полезней капель датского короля



***

несколько грамм толчёного диванного вещества
полстакана июльского ливня из детства
соскоблить из любимой книжки некоторые слова
и собрав их в щепотку по сторонам оглядеться

влить полстакана дождя в эмалированный тазик
в котором ещё обычно ноги распаривают
и как бы предвидя доселе невиданный праздник
слушать о чём за спиной ангелы поговаривают

диванное вещество следует добавлять помалёху
за это может жёстко спросить Обломов
разбавлять лучше мыслями собранными в хокку
и лишь в полную тару бросить щепотку слов

мешать волшебной палочкой позабыв о времени
пока не осто*издит | никакой это не сон
за стеной одна соседка всё орёт — не ври мне!
замереть довольно так и выйти на балкон

на секунду прищуриться тазик в руках держа
и навывая торжественно 'говна пирога'
махом выплеснуть всё содержимое с последнего этажа
ага ага



***

переродиться волнорезом
в веках валяться неуклюже
всё время оставаясь нужным
на безымянном берегу

и растворяться постепенно
неправильно торча снаружи
в солёной нежности вселенной
среди дельфинов и медуз

и тетрапода нерв железный
упрятанный в бетон и пепел
ни спал, ни думал и ни видел
лишь безмятежно осязал

как надоедливый мальчишка
в обточенные морем виды
случайно рядом очутившись
овальны камушки бросал



***

а помнишь, как-то мы в начале лета
сидели и курили на скамейке
не торопясь ходили по аллейке
одни | до сердцу милого буфета

теперь идёт снегоуборочный парад
по горло в денисенковском снегу
смотрю и оторваться не могу
сквозь будний поликарбонат

ну и пускай, ведь никому не жалко
в моём кармане беспонтовый пирожок
в твоём опять пропала зажигалка
спокойно так и в памяти свежо

пленяясь городскими зарисовками
с ментолом сигаретку мня
на батарее Пивоварова с кроссовками
в конце пустого коридора дня



***

эта тёмная материя
станет снежная материя
жизни чеховских персонажей
в зоне рискованного земледелия

говорят, о мёртвых плохо не говорят
все они являются частью одной истории
примерно такой же как про десять поросят
что в детской песенке резвились на просторе



ТРИ МЕРТВЕЦА

три мертвеца - еръ, еры́, ерь
поспорили кто мертвей

еръ сказал - я самый мёртвый
у меня 10 000 смертей

еры́ безумной прикинулась
и просто утробно выла

одну бестолковую песенку
откровенно фальшиво

ерь вообще не издал ни звука
навек затворив уста

всё в мыслях своих кукукал
мол он и есть пустота

мол нет никаких мистерий
нету борьбы стихий

три мертвеца - еръ, еры́, ерь
проглотили свои языки

 

ГАМ ЛЕТ

миру мир и мы сидим по норам
в инстаграмах, твиттерах, жж
как бы к отвлечённым разговорам
начисто привыкшие уже

и на нас направлен свет экрана
тысячами пикселей в ночи
мы ещё способны как ни странно
в бога верить лёжа на печи

мы презрели планы сатанинские
и готовы на неравный бой
но открыта вновь бутылка виски
разве скажешь ей - меня уволь

может это и похоже на бездействие
шкуру тоже стоит поберечь
этот мир спасёт штрейкбрехерство
жизнь прожечь - не поле перебечь



***

Гэндальф серый
Гэндальф белый
Гэндальф, ничего не делай

у проклятого кольца
ни начала, ни конца



***

назад, великие сыны
уже совсем не страшно
теперь вы больше не нужны
и это очень важно

любите розовые сны
свободно и заслуженно
теперь вы больше не важны
и это очень нужно



***

проверка безнадёжности движения
на транспорте проходит внеземном
приехала комиссия на Ленина
а там весна сквозь перекрытия сочится
но ничего плохого не случится
пока все дружно борются со сном

а за безделье и немытый телепорт
зам председателя навешает люлей
подменному дежурному и вот
у председателя подошва отвалилась
и ничего плохого не случилось
нашёлся даже моментальный клей

прям к месту воссияет апельсиново
работник клининга улыбчивый узбек
больные зубы у него красивого
меж пассажиров и под масочкой не видно
всё будет хорошо, оно и видно
с трудом велик и славен человек







_________________________________________

Об авторе:  АЛЕКСАНДР ДУРАСОВ 

Родился в Экибастузе, в Новосибирске с 2003 года. Автор песен и нескольких поэтических сборников, участник фестивалей ''Сибирский шестиструнный андеграунд'', ''Экспириенс'', ''Поэты сибири. Диалог поколений'' и др. Публиковался в таких журналах как ''Лава'' (Харьков), ''Речпорт'' (Новосибирск), ''Складчина'' (Омск), ''После 12'' (Кемерово). Ранее печатался и выступал под псевдонимом Александр Простой. В 2020 году принят в Союз российских писателей.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
482
Опубликовано 30 июн 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ