facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Алина Дадаева. ПЕРСОНАЖИ

Алина Дадаева. ПЕРСОНАЖИ

Редактор: Иван Полторацкий





Комментарий Ивана Полторацкого:

Алина Дадаева обладает удивительным нарративным чутьём: она сшивает ткань повествования из множества разрозненных лоскутов - мифов, анекдотов, видений и реальных историй,  произошедших с её персонажами на самом деле. Есть два способа прочтения этих текстов:
      1. Интертекстуальный
Можно углубиться в бесконечную историю, едва потянув за ниточку. Например, из второго стихотворения вам откроется судьба великого “антитианика” “Батория”, ставшего во время второй мировой войны плавучим польским островом свободы, которая сама по себе заслуживает многотомных романов... но, когда на его палубу попадёт выдающийся эстонский поэт, то весь большой нарратив мгновенно превратится в поэзию…
И таких ниточек в стихах Алины Дадаевой много, в них очень легко запутаться, но каждая из них ведёт к великолепному лабиринту.
      2. Имманентный
А что, если довериться рассказчику, и принять ситуацию целиком - как она есть, вне перенасыщенного поля культуры? Вот пекарь спасает Будду, вот Будда спасает пекаря, и  всё это происходит одновременно. Читатель не распутывает цепочку причин и следствий, он испытывает сострадание к персонажам, как к живым людям.
Очевидно, что такая возможность прочтения тоже вложена в эти стихи, но должен быть как минимум третий путь, совмещающий оба способа прочтения.
Им, например, может быть восторг от того, как это сделано. Сколько красоты и изящества в переплетении нитей разных оттенков цвета. Какая целостная и многоплановая ткань получилась в итоге!
Но и этого, и этого недостаточно, должно быть что-то ещё, но здесь судьба читателя начинает опасно сближаться с судьбой персонажа, да и петух из пьесы продолжает кричать, не замолкая...
      - Почему петух кричит ночью?
      - Потому что находится внутри музыкальной шкатулки.
Кстати, да, музыкальная шкатулка - подходящая метафора для новых стихов Алины Дадаевой.



***

Данил Иванович Кютинен,
пекарь блокадного Ленинграда,
умерший от истощения в 1942 году,
после смерти превратился в хлебное дерево,
выросшее у подножья индийского храма Махабодхи,
где наследный принц Сиддхартха Гаутама
обрел просветление,
встретив во сне многорукого пекаря,
весело пляшущего в облаке из мучной пыли.

(по уверению диетологов,
плоды хлебного дерева
обладают высокой пищевой ценностью
и полезны страдающим
расстройствами желудочно-кишечного тракта).

Один старый тибетский монах
утверждал, что в раннем,
утерянном во времени
свитке Трипитаки
записана история о том,
как Данил Иванович Кютинен,
пекарь, умерший от истощения
на бетонном полу
хлебобулочного завода
Выборгской области
блокадного Ленинграда
в 2485 году (по буддийскому летосчислению),
перед тем, как стать деревом,
накормил сто двадцатью пятью граммами хлеба
голодного и худого Будду Шакьямуни,
— явившегося перед ним в колбе внезапного света —
чем и спас,
от прекрасной и мучительной смерти,
счастливого принца,
принесшего в страждущий мир
покой и утешенье.

 

Сценки из круизной жизни
                                  
                                ...однажды он даже организовал на борту крещение бизонов,
                                подаренных американскими поляками.
                               Позже животных вывезли в Третий Рейх, где следы их затерялись.

                                                                          Из истории лайнера "Баторий" 

Ксендз Януш Каплинский
крестит четырех бизонов
на палубе трансатлантического лайнера "Баторий",
следующего рейсом Нью-Йорк — Гдыня,
пока поэт Джошуа Ашкенази,
сын польских эмигрантов,
возвращающийся на историческую родину на исходе
тридцать восьмого года,
смотрит, как ксендз Януш Каплинский
крестит — о да — четырех бизонов
по настоятельным просьбам пана Эустазия Борковского,
веселого капитана
веселого корабля.

(О капитан мой, капитан!)

Поэт Джошуа Ашкенази
второй день не чувствует ни тошноты, ни качки,
отчего довольно улыбается,
глядя, как ксендз Януш Каплинский
машет кропилом со святой водой;
впрочем, кто знает,
отчего улыбается еврей,
глядя на крещение четырех бизонов
посреди Атлантического океана,
где каждая капля напоминает о земле,
впрочем, он, может быть, думает о земле
обетованной обещанной ему от рождения.

(О речь моя, Речь Посполитая
Блажен, кто умрет
со словом твоим во рту,
блажен, кто упал
с молитвою и прощеньем).

Ксендз Януш Каплинский,
завершив богоспасительный обряд ,
идет в свою каюту, где видит во сне
море полное саранчи,
как шумят за кормой ее прозрачные крылья!

(о ангел бездны
над морем стрекочущим
ты летаешь, ужасен!)

Пан Эустазий Борковский,
капитан семи морей
— по прозванию журнала National Geographic —,
смотрит на звезды,
указующие ему дорогу,
горящие над головой, как восемь бизоньих глаз,
озаренных святым духом.

(о бизоны, индейские бизоны!
куда плывут ваши прекрасные черепа,
и теплые шкуры и черное молоко парное,
черное молоко
Тельцы полей)

По случаю крещения четырех бизонов,
на корабле начинается великий праздник,
во время которого
поэт Джошуа Ашкенази
объедается омарами и печеными креветками,
ксендз Януш Каплинский
просыпается на полу, в холодном поту:
облепленный саранчой и морскими водорослями,
а пан Эустазий Борковский,
капитан трансатлантического лайнера "Баторий",
распивает семь бутылок шампанского
— за счастливое окончание счастливого путешествия —,
и свете навигационных огней
волосы его белы, как белые волны,
и море под его ногами, как битое стекло.

(о великий праздник
о белые волосы
о битое стекло
о золотые светильники, освещающие путь в наступившую ночь!)



***

Хирушика Накамура, умерший в Хиросиме
в середине прошлого века,
кормит печеньем священного олененка Нары —
все священные олени
обладают даром видеть мертвых
и охотно кормятся у них с ладони.

Если увидишь мертвого, загляни ему в руку:
не принес ли он тебе сливы или орехов? —
говорит Хирушика Накамура
молодому  туристу,
щелкающему на последнюю модель камеры Сanon
олененка и старого японца,
сидящего рядом с ним, на корточках, по-птичьи —
все фотографы обладают даром
видеть в объектив мертвых,
иногда принимая их за аборигенов.

Молодой турист знает всё о мертвых:
он снимал руандские черепа 
в Мурамбийском  музее геноцида,
и еврейские волосы в музее Аушвица,
и тазобедренные кости в музее Камбоджи,
в его памяти много прекрасных кадров.

Что знает о мертвых этот старый японец?

Ай, Хирушика Накамура!
У тебя в голове растет красная роза!
Ай, Хирушика Накамура!
У тебя на губах растут красные маки!

Хирушико Накамура кланяется олененку Нары,
и растворяется между разбухших вишен.

Олененок Нары, цветущая черепушка.
Будь здоров, олененок Нары.

 

***

Девочка Маша
ночью не выходит в сад
говорит, там мертвые звезды висят
и глаза у них светятся.

Девочка Маша, розовый какаду,
думает, звезды живут в аду,
неприкаянные, как пони.

Девочка Маша, двенадцать лет,
тебе из ада шлют теплый привет,
в аду тебя — любят и ждут,
ловись, девочка, на звезду,
пухлую, сахарную звезду.

Девочка Маша не знает, что в темноте
звезды не те, а эти; а эти, те,
что еще не видны и ее очкам,
уже народились, живые, но где-то там,
а не тут, где сладкие призраки скалят пасть.

Не бойся, Маша, в саду по ночам гулять.

 

Хозяйка гостиницы

Когда в полночь кричит петух,
счастливая старушонка Амелия,
смотрит в щелку,
чуть пониже замочной скважины,
как падают на ковер ревнивые тени,
ревнивые к свету раскаленных торсов
голого двухголового андрогина,
рожденного в темноту
меблированной — давным-давно — комнаты,
полной естественных запахов
и искусственных цветов.

Амелия улыбается новой жизни
(сон в гостиницах порождает чудовищ)
и вытирает разноцветным подолом
набежавшую на зоркий глаз слезу,
сладкую, как молодость.

Когда петух кричит во второй раз
(Вредный, худосочный петух;
хозяйка кормит его подмоченной кукурузой
и называет Камилло, с ударением на "л"),
Амелия идет в самую дальнюю каморку
постоялого дома
и превращается в тряпичную куклу,
полную страшных снов и стыдных воспоминаний.

Когда петух кричит в третий раз,
печальный,
проклятый богами,
вновь разорванный надвое андрогин
поднимает с подушки одну голову
и жалобно вопрошает вторую:
"Почему ночью кричит петух?







_________________________________________

Об авторе:  ДАДАЕВА АЛИНА НИКОЛАЕВНА

Родилась в 1989 году в городе Джизаке (Узбекистан). По образованию журналист. В настоящее время проживает в Мехико. Работает в литературном журнале La Otra. Стихи, проза и переводы публиковались в журнале «Лиterraтура» и на портале Textura, в журналах «Воздух», «Дружба Народов», «Новая Юность», «Интерпоэзия», Asymptote (CША), Modern Poetry in Translation (Великобритания) и др. Принимала участие в Форуме молодых писателей России и Международной писательской программе университета Айовы (США). Стихи переводились на английский, испанский и армянский языки.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
449
Опубликовано 01 апр 2021

ВХОД НА САЙТ