ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 215 февраль 2024 г.
» » Вадим Брик. ОТЕЦ

Вадим Брик. ОТЕЦ

Редактор: Наталья Якушина


(пьеса)



Максим38 лет.
Настя, жена Максима. 
Бывшая жена, Елена.
Отец Максима.
Горян, друг, 45 лет.
ЖенаГоряна.
Егор, начальник. 
Роман, коллега. 
Сводный брат29 лет.
Бородач, Голоса.



1.

Автозаправка. Максим сидит в машине, говорит по громкой связи. 

МАКСИМ. Настя, привет. 
НАСТЯ (в квартире с ребенком на руках). Приветики. Почему собрался так рано? 
МАКСИМ. Хочу приехать на работу пораньше. Еще раз проверить сделку. 
НАСТЯ. Во сколько ушел? 
МАКСИМ. В пять утра. 
НАСТЯ. И не поцеловал нас? 
МАКСИМ. Не хотел будить. 
НАСТЯ. Макс, ты, правда, на работу? 
МАКСИМ. Конечно. Сегодня же сделка. 
НАСТЯ. Я боялась, все бросишь, поедешь в Химки.
МАКСИМ. Настя, я поеду в Химки. После работы и сделки. 
НАСТЯ. Максик, мы любим тебя. (Качает ребенка.) Тихо, маленькая. 
МАКСИМ. Как она? 
НАСТЯ. Спит. Думай о нас. 
МАКСИМ. Я думаю…
НАСТЯ. Сейчас такое время…
МАКСИМ. Занимайся ребенком, новости не смотри. 
НАСТЯ. Я не смотрю. Но я менеджер по продаже элитных авто. Выйду из декрета. Куда? 
МАКСИМ. Настя, не думай о работе сейчас?
НАСТЯ. Максик, мне страшно! Тихо, маленькая… (Ребенок плачет.) Может, скоро никакой работы…
МАКСИМ. Тебе два года до работы. 
НАСТЯ. Макс, я прошу тебя: сначала сделка. 
МАКСИМ. Конечно, сделка. 
НАСТЯ. Я знаю, Игорян погиб. Он твой друг. И ты рвешься в Химки. Я в охренении... 
МАКСИМ. Я тоже. 
НАСТЯ. Но ты должен быть на подписании договора. Ты целый год готовил эту сделку. 
МАКСИМ. Полтора. 
НАСТЯ. Тем более. Значит, сначала работа. Мы сначала. Потом остальное. 
МАКСИМ. Да, Настя.
НАСТЯ. Люблю тебя. Ты, лучший. Звони. 
МАКСИМ. Люблю вас. Звоню. (Выходит из машины.)

2.

Максим идет на заправку, возвращается со стаканом кофе. У машины стоит отец.

МАКСИМ. Зачем пришел? 
ОТЕЦ. Позвал, я пришел. 
МАКСИМ. Да кто тебя звал?! 
ОТЕЦ. Ладно, едем или нет? 
МАКСИМ. Тебя не спросили. (Открывает машину.)

Двое садятся. 

ОТЕЦ. Куда едем? 
МАКСИМ. Привет, Алиса. Едем в Химки. Московская область. 
ОТЕЦ. Это что? 
МАКСИМ. Навигатор. Молчи. 
НАВИГАТОР. Простите, мне молчать? 
МАКСИМ. Нет, Алиса. Едем в Химки. Маршрут. 
НАВИГАТОР. Хорошо. Едем в Химки. На маршруте есть платная дорога. 
ОТЕЦ. Что за бред? 
МАКСИМ. Навигатор.
ОТЕЦ. В мои года такой приблуды не было. 
МАКСИМ. Что было в твои года? 
ОТЕЦ. Башка была. Память. Давай, расскажу все светофоры? До Вышнего Волочка и дальше?
МАКСИМ. Навигатор расскажет. 
НАВИГАТОР. Вы съезжаете на платный участок дороги. 
ОТЕЦ. Это какая дорога? 
МАКСИМ. В твои года ее тоже не было. 
ОТЕЦ. Насте, жене, зачем соврал, что на работу едешь? 
МАКСИМ. Заткнись! Без тебя тошно. 
ОТЕЦ. Ладно. (Пожимает плечами.)

Долго едут в молчании, подъезжают к шлагбауму, за которым начинается платная трасса «НЕВА». Максим получает талон, чтоб оплатить дорогу в конце пути. Машина едет дальше. 

МАКСИМ. Извини. Насте соврал, чтоб успокоить. 
ОТЕЦ. Понимаю. 
МАКСИМ. К тебе нет, нет и нет! 
ОТЕЦ. Я знаю. 
МАКСИМ. А к нему: да. 
ОТЕЦ. Не шуми. 
МАКСИМ. Ну, как не шуметь?
ОТЕЦ. Может, жена права? В Химки не ехать? 
МАКСИМ. Да, как не ехать?! Пять лет назад мне исполнилось 33. И первая жена сидит передо мной. На чемодане. 

3.

Флэшбек. Пять лет назад. Хрущевка на окраине Питера. 

БЫВШАЯ. Максик, давай спокойно. Современные люди. 
МАКСИМ. Я спокоен. Как в морге. 
БЫВШАЯ. Прекрати. 
МАКСИМ. Что, «прекрати»?
БЫВШАЯ. Я старалась… Ты должен понять. 
МАКСИМ. Что, понять?
БЫВШАЯ. Мы разные. 
МАКСИМ. Уже разные? 

Из комнаты детский голос: «Ма, погладь мою кошечку?»

БЫВШАЯ (ребенку). Лиза, подожди! (Максиму.) Я давно просила тебя: едем в Испанию. Как Либерманы. 
МАКСИМ. Что мне Либерманы. 
БЫВШАЯ. Я думала, тебя торкнет! Ты поймешь: в этой стране нечего делать! 
МАКСИМ. Лена, я не найду себя в другой стране.
БЫВШАЯ. Современный чел, который хочет изменить свою жизнь, однажды встает с дивана, выгребает квартиру дочиста, выносит старый хлам на помойку, радикально меняет жизнь! 
МАКСИМ. Хлам, диван, что за хрень? 
БЫВШАЯ. Новая работа, новые люди, новая страна! Если старая тебя по морде сапогом! 
МАКСИМ. Да, что ты мне про Либерманов… Тупая корова и жирный хряк! 
БЫВШАЯ. Я сейчас месяц жила у коровы и хряка! Она бэбиситер, он сантехник. Дом сто тридцать метров и вера в завтрашний день! 
МАКСИМ. Но они продали в Питере две квартиры и дачу. Родители этой коровы вовремя разбились на машине. Оставили дуре шикарное наследство. Покойники были состоятельные люди. 
БЫВШАЯ. Я просила тебя, учи язык…

Из комнаты детский голос: «Па, ну погладь мою кошечку?»

БЫВШАЯ. Лиза, подожди! 
МАКСИМ. Я не способен к языкам. 
БЫВШАЯ. Чинят машины, меняют унитазы, рубят лес… Одни лингвисты, твою мать! 
МАКСИМ. Я не в состоянии выучить десять слов! 
БЫВШАЯ. Полмира не может, но как-то живет! 
МАКСИМ. Говорю по-английски: гуд монинг, впадаю в ступор. 
БЫВШАЯ. Не можешь говорить, кивай. 
МАКСИМ. Тогда прокивай мне: я из Костомукши. Или прокивай: сколько стоит глазированный сырок? Чтобы я знал, как правильно кивать?
БЫВШАЯ. Макс, не будь тупее, чем ты есть! 
МАКСИМ. Лена, я не понимаю, что было не так? 
БЫВШАЯ. Макс, посмотри на эти пошлые стены! На этот хрущ и блок за окном. Ты понимаешь, что наша съемная хата, район, в котором мы живем,  все это узел геморроя на петербургской жопе! И твои семьдесят тысяч. Хорошо, если через десять лет восемьдесят пять. А дальше квартирка в ипотеку – подарок Деда Мороза. И вот так херачить до пенсии, а потом до деменции. Все здесь меня токсит и буллит: воздух, стены, дом и ты! Разрывает мозг…
МАКСИМ. Чей мозг? 
БЫВШАЯ ЖЕНА. Прекрати! Я не об этом мечтала. 

Из соседней комнаты доносится детский голос: «Ну, ма, погладь кошечку…» 
                        
БЫВШАЯ. Лиза, сиди! 
МАКСИМ. А о чем ты мечтала? 
БЫВШАЯ. Выйди на улицу. Там Ютуб, Инстаграм, стартапы. Поговори с людьми, которым 25. Посмотри, куда они живут. Там новый движ. А ты жалкий торговец тракторами. Мне кринжово за тебя. Может, мои влоги через год принесут больше, чем все твои транзакции с железом за пять лет! 
МАКСИМ. Я менеджер по продажам спецтехники. Не смей меня стыдить! 
БЫВШАЯ. Макс! Пять лет назад, я встретила перспективного пацана. И вышла за него замуж. А сейчас ухожу отинфантила. Жизнь которого – пустая безнадега. 
МАКСИМ. Это все?!
БЫВШАЯ. Достойные деньги? Для содержания семьи! Где? 
МАКСИМ. Лена, твою мать! Речь не о деньгах!
БЫВШАЯ. А о чем?..
МАКСИМ. Последние два года, когда я ночью засыпал, ты шла в туалет, запиралась там, садилась на говёный стульчак, от которого жопа ноет уже через 5 минут сиденья, и открывала комп. Часами искала испанцев. И жопа твоя не ныла. Руки не уставали. И ноги не затекали. 
БЫВШАЯ. Максимушка… 
МАКСИМ. И было тебе удобно. И ты строчила месседжи неделями и месяцами. Испанцам. А, мож, кому еще.. Разглядывала рожи на сайте знакомств. И пальцы твои молотили по клаве. Ты спрашивала: а где у тебя родинки? Есть тату на локтях? Я растекаюсь от тату на локтях. 
БЫВШАЯ. Прекрати. 
МАКСИМ. А дом большой, где твой дом…? 
БЫВШАЯ. Перестань. 
МАКСИМ. Я два года был рогатый олень! Мы занимались любовью, а ты думала, как бы скорей слинять в туалет! И закрыться! Лежала со мной, этого ждя… 
БЫВШАЯ. Ожидая… 
МАКСИМ. Ожидая! Заговариваюсь! В охренении! Ты трахалась со мной, а твоя порочная задница мечтала быстрей сесть на говеный стульчак! Который она же, в конце концов, сломала! Что там было в туалете, когда твоя задница сломала стульчак? Сначала сломала крышку, потом стульчак?! А дальше ты сделала жопе подарок. Ты купила ей мягкий стульчак!
БЫВШАЯ. Я устала… 
МАКСИМ. И сейчас не про деньги! Про ночи в туалете! За запертой дверью. Об этом речь. 
БЫВШАЯ. Максимушка, я бы уехала все равно. 
МАКСИМ. И месяц в Астурии ты жила не с Либерманами! С испанцем жила!
БЫВШАЯ. Три недели с Либерманами. Неделю с ним. 
МАКСИМ. И ты его нашла в нашем туалете. Помог тебе говеный стульчак.
БЫВШАЯ. Да, забудь, ты, про этот… Неудобный! Зараза! Стульчак! 

За дверью громкий детский плачь. 

БЫВШАЯ (бросается к ребенку). Лиза, доченька, твою ж м...

4.

Максим и отец снова в машине.

МАКСИМ. Вот так моя первая жена слилась в Испанию. С тех пор я не видел свою дочь. 
ОТЕЦ. Это жизнь. 
МАКСИМ. Это говно. А не жизнь. И никого не было. Тебя, когда был нужен, тоже не было. Одно название – отец! 
ОТЕЦ. Но, я отец.
МАКСИМ. Да какой ты отец?! Нормальные отцы с сыновьями так не поступают!
ОТЕЦ. Ладно, давай про друга. 
МАКСИМ. Жена ушла. И тут возник Игорян.
ОТЕЦ. Откуда возник? 
МАКСИМ. Да, ниоткуда. Я реально подыхал, хоть, с крыши вниз головой! Депрессняк такой накрыл, думал, сдохну. И через два месяца, после того, как она от меня ушла…
ОТЕЦ. Вместе с дочкой? 
МАКСИМ. Да. Через два месяца появился Горян… 

5.

Флэшбэк, Максим и Горян 5 лет назад. 

ГОРЯН. Слушай, бро, ты мне помог. Реально. 
МАКСИМ. Чем смог, тем помог.                                                      
ГОРЯН. Ты сдал мне в аренду ковшовый экскаватор. На хороших условиях. 
МАКСИМ. Если не я, сдал бы кто-то другой. 
ГОРЯН. Нет. До тебя я был в трех конторах. И нужной мне таблы у них не было. В четвертой конторе, какой-то лысый электрод завойсил мне в телефон: у нас контрагента проверяют неделю. Служба безопасности. 
МАКСИМ. У нас тоже. 
ГОРЯН. Но я уже с экскаватором. 
МАКСИМ. Под мои гарантии. 
ГОРЯН. Вот! Именно поэтому я хочу отблагодарить истинного тащера этой конторы. Все другие – говно. Ты знаешь, истинный тащер, что такое флайборд? 
МАКСИМ. Нет. 
ГОРЯН. Это реактивная тяга! Несколько лет назад один крендель приладил к гидроциклу пожарный шланг. А к шлангу доску. 
МАКСИМ. Зачем? 
ГОРЯН. Вот так появился флайборд! Или флайбординг! Те же яйца! 
МАКСИМ. Так это что? 
ГОРЯН. Это, когда ты поднимаешься над водой. И паришь, как бог! Это, когда ты ныряешь вниз, как дельфин! А потом ты – марлин, и потом – кит! 
МАКСИМ. Не понимаю! 
ГОРЯН. Бро, есть вещи, которые невозможно понять. Есть синяя табла. Есть красная табла. Ты знаешь, чем отличается синяя табла от красной? 
МАКСИМ. Нет. 
ГОРЯН. Правильно. Не знаешь, потому что не пробовал. И озарения от красной таблы у тебя не было. 
МАКСИМ. Да. 
ГОРЯН. И не пробуй это дерьмо никогда. Вдруг понравится. Но завтра я зову тебя на флайборд. Это надо пробовать! Это инсайд младенца! Это круче твоих пубертатных воспоминаний. 

Речной канал. Двое катаются на флайбордах. 

МАКСИМ (подпрыгивает). Горян! Горян! Смотри! Я стою на доске. 
ГОРЯН. Что я говорил? 
МАКСИМ. Горян! Я лечу. Я – намба ван… 
ГОРЯН. Да, бро! Вот Эверест твоего мира! 
МАКСИМ. Сука, я падаю! 
ГОРЯН. Не становись на пятки, только на носки! Дави вперед, вылезай из воды! 
МАКСИМ. Я луплю глазами в одну точку, чтоб равновесие держать… 
ГОРЯН. Бодрее, Макс! Смотри по сторонам. Спирали нарезай вокруг гидроцикла. 
МАКСИМ. Игорян, свобода! Это лучше травки. Знаешь, я курил раз десять, не цепляет. И другую дрянь не пробовал. Но, говорят, если раз заторчал на коксе, попал в нирвану, все! Уже не отпустит. Но, это круче нирваны. 
ГОРЯН. Макс, флайборд и есть – нирвана! 
МАКСИМ. Сука, да! С доски теперь не слезу никогда! Не хочу! 
ГОРЯН. Ты мне нравишься, бро. Ты классный пацан! У моей жены есть подруга. 
МАКСИМ. У меня была жена! 
ГОРЯН. Сейчас не об этом. Я знаю один свежий бордель! Цена-качество: выше ожиданий. Стартап на стадии роста. 
МАКСИМ. Я падаю… 
ГОРЯН. Ты давишь на пятки, а надо на носки! Управляй носками ног! 
МАКСИМ. Горян, я лечу! 
ГОРЯН. Макс, а еще есть SUP-бординг. Ты знаешь, что это? 
МАКСИМ. Нет. 
ГОРЯН. Бумага под язык – это флайборд, а SUP-бординг, как марихуана. 
МАКСИМ. Горян, у тебя только драг-метафоры? 
ГОРЯН. Нет. SUP-борд это сплав на доске. С веслом. Ты гребешь и плывешь. 
МАКСИМ. Я видел! Не пробовал. Я падаю, Горян… Не, устоял! 
ГОРЯН. И после доски надо вызвать шлюх или идти в бордель! 
МАКСИМ. Горян, шлюхи – не моё. 
ГОРЯН. Макс, шлюхи – ничье. Но шлюхи – часть мужского сущего! Отрицать шлюх, все равно, что протестовать против бензина. 
МАКСИМ. Горян, я сейчас поймал себя на мысли… 
ГОРЯН. Какой?
МАКСИМ. Утром я хотел разбиться на машине. Подраться с кем-нибудь так, чтоб мне проломили башку. 
ГОРЯН. А сейчас?
МАКСИМ. Насрать на жену. Ушла и ушла. Есть флайборд. И я живу. Снова!

6.

Максим и Отец едут в машине.

ОТЕЦ. Такие парни своей смертью не умирают. 
МАКСИМ. Когда я думал: мне конец, жена ушла, родной отец давно бросил… 
ОТЕЦ. Я не бросал. 
МАКСИМ. Да, заткнись ты! Хотя б сейчас! 
ОТЕЦ. Держи крепче руль. 
МАКСИМ. Тебя не спросили. Ни друзей, ни врагов. И с матерью не о чем говорить. Тут появился он. Спас меня от кошмаров, понимаешь?.. 
ОТЕЦ. Понимаю… 
МАКСИМ. Да, что ты понимаешь, черствое полено? 
ОТЕЦ. Прекрати. 
МАКСИМ. И пять лет мы с ним… В Осетии на маунтбайке по горам! В Сочах флайборд… И в Питере флайборд и SUP-борд. 
ОТЕЦ. Шампанское и тетки? 
МАКСИМ. Уже не актуально. Теперь здоровый образ жизни и флайборд. 
НАВИГАТОР. Вы превысили скорость. 
ОТЕЦ. Да что это за агрегат? 
МАКСИМ. Навигатор. И голосовой помощник. 
ОТЕЦ. Крутая приспособа. Раньше таких не было. 
МАКСИМ. Отстал от жизни, бумер. 
ОТЕЦ. Кто? 
МАКСИМ. Не важно. 
ОТЕЦ. Жмешь 150. Куда разогнался?
МАКСИМ. Здесь разрешенная 120. 
ОТЕЦ. Садясь за руль, не ставь себе задачу: успеть. Ставь одну задачу: доехать. 
МАКСИМ. Не доставай. 
ОТЕЦ. Так что твой друг?
МАКСИМ. Горян позвонил четыре дня назад. 

7.

Флэшбек. Максим, Горян, потом жена Горяна.

ГОРЯН. Макс, привет. 
МАКСИМ. Горян, как слился в Москву неделями не звонишь. 
ГОРЯН. Макс, это ж Москва. Я, наконец, купил бомбу! 
МАКСИМ. Как хотел? 
ГОРЯН. Да. «Флайрайд» последняя модель. Регулируемое сопло, угол подачи воды… Я вроде заболел: горло, нос, башка-чугун. Но сейчас еду на озеро. Давай со мной? 
МАКСИМ. Горян, если б как раньше, на Крестовский остров или на залив. А сейчас куда? 
ГОРЯН. А что, сейчас? 
МАКСИМ. Где я, где твое озеро? 
ГОРЯН. За углом. 
МАКСИМ. Пять часов по платке до Москвы, и потом два часа по Тульским лесам! 
ГОРЯН. Для бешенной собаки сто верст не круг. (Уходит.)
МАКСИМ (отцу). А вечером позвонила жена Горяна.
ЖЕНА ГОРЯНА. Макс, я не могу говорить!.. Они поехали на озеро. Я ж сказала ему: останься, лечись! Он горячий. Температура. А он градусник не стал. Я сую, он отталкивает, я сую… Просила: не езжай, а он: новая доска, сопло, угол подачи. И взял с собой племянника! Посадил на гидроцикл, если б ты с ним, на гидроцикле, этого не было б… 
МАКСИМ. Лена, я не мог.
ЖЕНА ГОРЯНА. Ты не мог… Я не знаю, как там было, этот мудак-торчок – племянник, айфон вырубил, прячется. Игореша поднялся на двадцать метров, или боле, короче, на полную, а эта сука наклонила гидроцикл. 
МАКСИМ. Сопло хватануло воздух? 
ЖЕНА ГОРЯНА. Да. И ублюдок поставил гидроцикл прям под него. 
МАКСИМ. Под Горяна? 
ЖЕНА ГОРЯНА. Да, Макс. Игореша с двадцатиметровой высоты, с температурой, вниз головой о гидроцикл. 
МАКСИМ. Ох, ма…
ЖЕНА ГОРЯНА. Сломал позвоночник, шею. И, не приходя в сознание. Мне позвонил полицейский. Скорая вызвала полицию, мне позвонил капитан. А этот криповый токс, племянник – сука, сбежал после скорой, сразу. На телефоне его нет. 
МАКСИМ. Лен, я в ахере… 
ЖЕНА ГОРЯНА. Макс, а я? Ипотека, я на третьем месяце, что делать, Макс? Если б ты был с ним, этого не было б... 
МАКСИМ. Лена, я не мог… 
ЖЕНА ГОРЯНА. Максим, прости. Я его еще не видела… Как мне на него смотреть? 
МАКСИМ. Лена… 
ЖЕНА ГОРЯНА. Как мне на него смотреть? 
МАКСИМ. Я приеду. 
ЖЕНА ГОРЯНА. Макс… Надо как-то… Сестре его позвонить. Давай, ты? 
МАКСИМ. Я почти не знаю. Сестру.
ЖЕНА ГОРЯНА. Знаешь ты её. Макс! Набери.
МАКСИМ. Я наберу. 
ЖЕНА ГОРЯНА. Полиция, давай позже… 
МАКСИМ. Звони мне… 

8.

Максим и Отец снова едут в машине. Потом по громкой связи Егор.
Рев автомобиля, пролетающего рядом на скорости 200 км/час. 

МАКСИМ. Понимаешь, я не мог не поехать к нему. 
ОТЕЦ. Уже едем. 
МАКСИМ. Я проститься с ним… Обязан. 
ОТЕЦ. Обязан. 

Зум-зум, зум-зум.

ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. У вас входящий звонок. 
ОТЕЦ. Надо ответить. 
МАКСИМ. Да, пошел он.
ОТЕЦ. Надо ответить. 

Максим давит педаль газа в пол, машина с ревом летит вперед. Телефон все звонит и звонит. 

ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. Абонент прервал соединение. 
МАКСИМ. Десять утра. Почему все в один день? 
ОТЕЦ. Хочешь притчу? 
МАКСИМ. Давай. Притчу. 
ОТЕЦ. Сидят в Стакане Помидор и Морковь. Помидор говорит: слушай, Морковь, я сочный Красавец. А ты – дура рябая. Противно мне с тобой сидеть. Морковь Помидору: да пошел, ты. Это я здоровая, сильная. А на тебя чуть надави – мозги наружу. Кому нужна твоя красота? Помидор: а, давай, спросим у Стакана? Морковь: давай. Спрашивают: слушай, Стакан, ты много повидал, что важнее: сила или красота? Стакан отвечает: друзья, главное – вкус. Помидор орет: да что бы ты в красоте понимал. Кусок мутной пластмассы. Стакан говорит: а я на самом деле не стакан. Я миксер. И тут под помидором зажужжало. 
МАКСИМ. Ты это к чему? 
ОТЕЦ. Сила, вкус, красота… Выбери, что самое важное. Делай. 
МАКСИМ. Главное – вкус. 

Зумм-зумм-зумм…

ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. У вас входящий звонок. 
ОТЕЦ. Отвечай. 
МАКСИМ (касается экрана). Алло? 
ЕГОР. Максим, здравствуй. Почему тебя нет на работе? В такой день? 
МАКСИМ. Привет, Егор.
ЕГОР. Хотелось бы сначала получить ответ на вопрос. Приветствия потом. 
МАКСИМ. Егор, у меня обстоятельства… 
ЕГОР. Какие обстоятельства… 
МАКСИМ. Понимаешь… 
ЕГОР. Максим, какие обстоятельства, когда у нас через два часа сделка. 
МАКСИМ. Но, Егор… 
ЕГОР. МАКСИМ. Ты живешь в этой стране? 
МАКСИМ. Живу. 
ЕГОР. Где сейчас происходят… Непростые события. Мягко говоря. У людей в глазах страх: потерять почву под ногами…
МАКСИМ. Егор… 
ЕГОР. Где твой ум супер-менеджера? Где чуйка? Рассудительность где? Что будет с человеком, который сейчас потеряет работу? 
МАКСИМ. Но я… 
ЕГОР. Максим, ты мой лучший сотрудник. Я вложил в тебя столько сил… 
МАКСИМ. Спасибо. 
ЕГОР. И со мной так нельзя. С нашей фирмой, которой мы обязаны всем, так нельзя. 
МАКСИМ. Егор, я хочу, чтоб ты понял… Хочу объяснить… Понимаешь, Егор…
ЕГОР. Сейчас не Егор! А, Егор Андреевич!
МАКСИМ. Да, Егор Андреевич… 
ЕГОР. Какие объясненья… Какие, на хер, обстоятельства, когда у нас через два часа сделка! Она готовилась год! Может, два или три года. 
МАКСИМ. Ее готовил я. 
ЕГОР. Нет, Максим, ее готовило всё подразделение. Весь филиал готовит такие сделки! Ее вел ты! И вот, в день подписания договора… 
МАКСИМ. Егор, все подпишется без меня…
ЕГОР. Даже, если б ты заболел страшной болезнью, если б утром дерево раскрошило тебе полбашки… 
МАКСИМ. Егор… 
ЕГОР. Другая половина должна была этим утром сидеть здесь! 
МАКСИМ. Егор Андреевич, у меня погиб друг. 
ЕГОР. Максим, если б я утром потерял мать, я все равно сегодня пришел бы на работу. Я тебе напомню: мы продаем в лизинг Пивному гиганту 80 погрузчиков. 80 единиц техники. Это контракт на миллионы долларов. И у Пивного гиганта их 5. 
МАКСИМ. Егор, я знаю. 
ЕГОР. Макс, сейчас не Егор, а Егор Андреевич. 
МАКСИМ. Да, Егор Андреевич. 
ЕГОР. У Пивного гиганта 5 таких заводов в нашей стране. А еще сопутствующие предприятия. Перспективы сделки безграничны. 
МАКСИМ. Я понимаю. 
ЕГОР. Ничего ты не понимаешь! И «Тойота», и «Юнги», «Хели», «ТФН» и «ЖАК».., все наши конкуренты, только и ждут, чтоб мы облажались, чтоб расстроилась сделка. «ТФН» готов войти в эту сделку «в ноль», даже «в минус», только б просунуть голову, палец воткнуть в узкую щель. И ты, Максим Николаевич, спокойно встал сегодня утром, оделся и поехал в Химки? Зачем мне сейчас этот зашквар?! 
МАКСИМ. А кто сказал про Химки? 
ЕГОР. Максим, когда ты трижды не взял телефон, я позвонил твоей жене. И она мне все рассказала. 
МАКСИМ. Не надо было ей звонить. 
ЕГОР. Макс, что ты творишь со своей карьерой? Ты в филиале 7 лет. Ты знаешь, что я ухожу через два месяца в Московский офис?
МАКСИМ. Знаю. 
ЕГОР. Я после этой сделки хотел совету директоров рекомендовать тебя на свое место, именно тебя. Понимаешь, какие это перспективы! Тем более в эти непростые времена! Переход в иное качество. Это старт в космические горизонты для тебя. Это стратосфера, Максим, а за ней вселенная. Это увеличение твоей зарплаты в пять раз! 
МАКСИМ. Я думал в три. 
ЕГОР. Какие, «три»? 
МАКСИМ. Я думал твой оклад в три раза больше моего, Егор.
ЕГОР. Нет, Максим, в пять. И это, чтоб ты знал, далеко не всё, есть скрытые бонусы. 
МАКСИМ. Догадываюсь… 
ЕГОР. Так вот, догадливый наш, прямо сейчас разворачивайся и неси свою задницу сюда. У тебя полтора часа, чтоб успеть к сделке. Будут юристы и менеджеры банка – лизингодатели, будут Пивняки, будут два топа из головного офиса… Десять человек. И если не будет тебя, и что-то пойдет не так, меня растерзают. А я тебя, Максим! 

Долгая пауза. 

МАКСИМ (отцу). Что делать? 
ОТЕЦ. Не знаю. 
МАКСИМ. Ну, не молчи! 
ОТЕЦ. А что сказать, может, он прав? Решай сам. 
ЕГОР. Максим, не молчи! 
МАКСИМ. Егор, я подготовил все документы так, что мое присутствие не обязательно. 
ЕГОР. Максим Николаевич, вы не слышите, что я говорю? 
МАКСИМ. Егор, я проработал договор, пункт за пунктом, все нюансы. Там нет подводных камней. Все чисто. И еду я хоронить друга. Человека, которому обязан жизнью. Это не метафора. 
ЕГОР. Максим, ты, видимо, не понимаешь всей, сука, степени моего гнева. Решается моя судьба. Решается твоя судьба. И это, блядь, точно не метафора! Я всю жизнь старался соответствовать уровню. Я прыгал через колючую проволоку, чтобы попасть на лужайку босса, я был вынужден жениться первый раз в двадцать четыре года, хер знает на ком, чтоб войти в избранный круг. Я обосрал своего лучшего университетского друга и слил с должности, чтоб занять его место, я трахал свою бывшую тещу, чтобы заплатить первый взнос за свой дом. На хер я тебе это говорю? Затем, чтоб ты знал: просрать эту сделку я не дам. И я так откровенен с тобой, по одной причине: ты должен занять мое место. Я решил, именно ты должен его занять. Потому что ты похож на меня. И есть минуты выбора! Если лучший друг мешает карьере, в жопу лучшего друга. Не важно, мертвый он или живой. В жопу. Вот поэтому ты сейчас развернешься и прилетишь сюда. 

Пауза.

МАКСИМ. Егор Андреевич, спасибо за откровенность. Секс с тещей за первый взнос – это круто. 
ЕГОР. Не слышу ответ на вопрос. 
МАКСИМ. Егор Андреевич, сделка как по маслу пройдет без меня. 
ЕГОР. Максим, нет! 
МАКСИМ. И еще, я нарыл два завода за Уралом. Они уходят от «Тойоты». Два проекта – не хуже Пивняков. 
ЕГОР. Классно. Почему не сказал? 
МАКСИМ. Хотел удивить. 
ЕГОР. Лойсовый движ. Но это не ответ. 
МАКСИМ. Егор, я хотел объяснить. Я думал, ты поймешь. А надо было сразу…
ЕГОР. Что, «сразу»? 
МАКСИМ. Прости, пожалуйста, за грубость… Пошел, ты, на хуй. 
ЕГОР. Ты уволен, МАКСИМ.

Максим нажимает на экран, прерывает разговор. 

9.

Максим и Отец снова едут в машине, потом на связи Рома. 

МАКСИМ. Все врет, токсичная тварь! 
ОТЕЦ. Что врет? 
МАКСИМ. Он пятерым надул в уши, про свое место. Но решать будет не он, а московский офис. И сядет здесь главным сын учредителя. Или внук. 
ОТЕЦ. Но тебя уволят. 
МАКСИМ. Рано или поздно каждый менеджер встает перед дилеммой: сохранить лицо или деньги. 
ОТЕЦ. И что? 
МАКСИМ. Сейчас я сохранил лицо.
ОТЕЦ. Рано или поздно хороший менеджер вырастает из штанов менеджера. 
МАКСИМ (долго смотрит на отца). Всё ты знаешь... 
ОТЕЦ. Проверь договор еще раз. 
МАКСИМ. Без тебя я б не догадался. (Нажимает на экран.)

Гудки, соединение с контактом. 

РОМАН. Привет, Макс, ты где? 
МАКСИМ. Рома, привет. 
РОМАН. Ты где? 
МАКСИМ. Еду в Химки. 
РОМАН. Ничёсе? Зачем? 
МАКСИМ. Дела. 
РОМАН. Бро, сегодня сделка, ты должен… 
МАКСИМ. Рома, долго объяснять. Я сделал всё, что должен. 
РОМАН. А что ты сказал Егорке? 
МАКСИМ. Сказал, сегодня без меня. 
РОМАН. Он гнобит весь оупен-спейс. Тут такой кринж…
МАКСИМ. Рома, плевать мне на кринж. Я еду по платке Питер-Москва 130 км в час. Помоги. 
РОМАН. Зачем ты прешься в Химки?
МАКСИМ. Иди к моему компу, открой почту. 
РОМАН. А пароль? 
МАКСИМ. Почта всегда открыта. Порно не смотрю, в игры не играю. 
РОМАН. Уже у компа, листаю почту. 
МАКСИМ. Там договор от Пивняков. Открой. 
РОМАН. Открыл. 
МАКСИМ. Смотри пункт 5, Гарантийные обязательства. 
РОМАН. Смотрю. 
МАКСИМ. Это один из двух пунктов, вокруг которых была рубка. 
РОМАН. А второй пункт. 
МАКСИМ. Сумма сделки. Читай третий подраздел пятого пункта. 
РОМАН. Читаю. «Гарантийный срок устанавливается в пределах двадцати четырех месяцев с даты поставки. Или 5000 моточасов наработки, если они наступят ранее 24-х месяцев. Покупатель обязан…»
МАКСИМ. Стоп. Лажа. Мы не можем это схавать. 
РОМАН. Бро, До подписанья договора всего час. Это зашквар… 
МАКСИМ. Исправляй, Рома.
РОМАН. Пишу. 
МАКСИМ. Гарантийный срок устанавливается в пределах 12 месяцев с даты подписания Акта Приема-передачи. Запятая. 
РОМАН. Где запятая? 
МАКСИМ. Не тупи! 
РОМАН. Запятая.
МАКСИМ. «…Или 2000 моточасов наработки. Если они наступят раньше гарантийного срока в 12 месяцев». Для пункта 5.3 это все. Написал? 
РОМАН. Исправил. 
МАКСИМ. Пункт 5.7. Гарантийные обязательства не распространяется на естественный износ… 
РОМАН. Стоп. Такого пункта нет. 
МАКСИМ. Активируй диктофон. 
РОМАН. Ща…Let’s go . 
МАКСИМ (очень быстро, почти скороговоркой). Гарантийные обязательства не распространяются на естественный износ вспомогательных механизмов и расходных частей техники, двоеточие, лампы накаливания, свечи, провода высоковольтные, предохранители, ремни, фильтры, части управляемого моста, тормозные колодки, механизм сцепления, вкладыши, грузоподъемный механизм, шины, уплотнения, манжеты, устройство смещения вил. Точка. Кроме случаев, когда все перечисленное вышло из строя в следствии скрытых заводских дефектов или неправильной транспортировки. Всё. Записал? 
РОМАН. Да ты Юлий Цезарь. 
МАКСИМ. Младший брат его. 
РОМАН. Ща, погоди, перепишу в договор. 
ОТЕЦ. Пусть отправит письмо с твоей почты от твоего имени. 
МАКСИМ (отцу). Да. (По громкой связи.) Рома, после того, как внесешь изменения в Договор, от моего имени, с моей почты отправь письмо следующего содержания: «Уважаемый Иван Алексеевич. Из договора почему-то выпали очень важные пункты. Без них мы не сможем сегодня подписать договор. Хотим, чтобы вы или подтвердили уточнения или перенесли подписание договора на более поздний срок». 
РОМАН. Бро! Сорок минут до подписания. 
МАКСИМ. Делай, что я говорю! И звони мне. 
ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. Абонент прервал соединение. 

Двое долго едут в молчании.

ОТЕЦ. О чем задумался? 
МАКСИМ. Двадцать минут назад я послал начальника. И меня отпустило! На минуту я испытал катарсис. С ним пришел инсайт. Озарение! Я вдруг подумал, для того, чтоб ощутить вселенское счастье, надо хотя бы раз в жизни послать начальника на хуй. Насколько легче нам всем было бы жить и работать, если бы в конституцию внесли поправку, разрешающую раз в неделю посылать начальника… 
ОТЕЦ. Круто. Почему бы нет?..
МАКСИМ. Действительно, почему нет? 

10.

На платной трассе «НЕВА» (Москва – Санкт-Петербург) возникает легкий туман. Двое, по-прежнему, едут в машине. Звонит Настя, жена Максима. 

ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. У вас входящий звонок. 
МАКСИМ (касается экрана). Алло? 
НАСТЯ (с грудным ребенком на руках). Макс, ты все-таки едешь в Химки. 
МАКСИМ. Еду. 
НАСТЯ. Мне звонил Егор.
МАКСИМ. Знаю. 
НАСТЯ. Макс, зачем? 
МАКСИМ. Настя, Горян – мой друг. Я должен к нему поехать…
НАСТЯ. Я не об этом, Максик. Зачем ты меня обманул? 
МАКСИМ. Настя, даже когда я говорил с тобой утром, еще не решил. Но постоял на заправке 10 минут. И поехал. 
НАСТЯ. Нет, Максик. Ты все решил, когда ушел из дома в пять утра. Не надо врать. 
МАКСИМ. Настя…
НАСТЯ. Как можно так поступать с семьей именно сейчас? 
МАКСИМ. Прощание с Горяном сегодня! Так получилось. 
НАСТЯ. Макс, я продавала 10 лет в крутом автосалоне «Бентли», «Ренжи», и «Кайены». Салона больше нет. Стюардессы и пилоты плотным строем пошли в официантки и таксисты… 
МАКСИМ. Все будет хорошо.
НАСТЯ. Скоро таксовать будет полстраны. А вторая половина выучит, как надо: «кушатьподано»!
МАКСИМ. Этого не будет.
НАСТЯ. Это уже есть. Если завтра тебя вышвырнут с работы? Что мы будем есть? 
МАКСИМ. Найдем. Что поесть. 
НАСТЯ. В Португалии живет моя сестра. 
МАКСИМ. Она не живет, а бедствует. 
НАСТЯ. Может, мы уедем в Португалию? Бедствовать. Максик? От этого кошмара. Лучше в Португалии на пособие, чем неопределенность здесь? 
МАКСИМ. Настя, мы не поедем в Португалию. Ты всего не знаешь. 
НАСТЯ. Макс, меня бомбит по-черному! И кончается молоко! Это я точно знаю. 
МАКСИМ. Настя…
НАСТЯ. Что, Настя? Ты соображаешь, что творишь? 
МАКСИМ. Что я творю?
НАСТЯ. Завтра тебя сольют, как токсичную паль. 
МАКСИМ. Наплевать. 
НАСТЯ. На кого плевать? На меня? На дочь?
МАКСИМ. Нет…
НАСТЯ. Господи, почему все мужики, одно мудачье! (Успокаивает ребенка). Тихо, маленькая. 
МАКСИМ. Настя… 
НАСТЯ. Почему нормальных нет! Ты ведь должен кормить ребенка. Семью. Там, куда ты едешь, тебя поймут. Ты обязан зарабатывать деньги. Через неделю платить ипотеку. И еще два кредита. Не хочу звонков из банка. Боюсь долгов. Долги – кошмар. У меня панические атаки, от долгов… Тебя уволят. И больше нигде не возьмут! Как платить?..
МАКСИМ. Настя, у нас будут деньги. 
НАСТЯ. Вот, странная хрень! Как только мы начинаем взрослую жизнь, подписываем договоры. Идешь учиться в универ, подписываешь договор. Иванова Марь Иванна с одной стороны и Санкт-Петербургский Государственный университет с другой стороны… Кончаешь учиться, находишь работу, подписываешь Трудовой договор. Иванова Марь Иванна с одной стороны и ООО «Райские кущи» с другой стороны… Потом, поскольку ты нищая, как и все вокруг, берешь телефон в кредит, и тебе в рожу тычут Кредитный договор. Снимаешь квартиру, вот тебе Договор Аренды. И есть еще Страхововой договор! «Настоящим полисом-офертой Страховщик в соответствии со статьей 435, 436 ГК РФ предлагает Страхователю заключить договор страхования на следующих условиях…»
МАКСИМ. Настя?..
НАСТЯ. А потом квартира в ипотеку. И вот тебе, в твое бледное испуганное лицо Ипотечный договор. Петля на шею. На 20 лет. И в том договоре: «Акционерное общество «Вечное счастье» и Иванова Марь Иванна… И сумма кредита… Валюта кредита… Срок кредита… Права и обязанности сторон… Заемщик обязуется надлежащим образом исполнять все свои обязанности по Кредитному договору… По договору Страхования… 
МАКСИМ. Настя, прекрати! 
НАСТЯ. В моей башке вся эта мерзота сидит, как «Отче наш»! Но я ненавижу кредиты! Я их боюсь, как инфаркта и инсульта! Я с кредитами до 40-ка не дотяну! 
МАКСИМ. У нас будет достаточно денег, Настя.
НАСТЯ. И с детства мы живем в договорах. Подписываем их раз в месяц. Пачками! Работа, страховка, займы, ремонты… 
МАКСИМ. Настя, не плачь! 
НАСТЯ. Но в сорок лет договориться друг с другом не можем. И в сорок пять с собой договориться мы не можем! 
МАКСИМ. Я прошу тебя… 
НАСТЯ. Ты сказал, что поедешь на подписание договора, а поехал в Химки. Почему? 
МАКСИМ. Настя, подписание договора в 11. А прощание с Горяном в 12. Я не мог быть здесь и там! 
НАСТЯ. Значит, ты знал, с самого начала, что поедешь в Химки. И мне соврал? 
МАКСИМ. Я тогда не врал! 
НАСТЯ. Скажи мне, почему Горян для тебя важнее нас с дочерью. Важнее семьи. Он был твоим любовником? Ты с ним спал? 
МАКСИМ. Твою мать, прекрати! Он был мне, как… отец. Может, больше, чем отец. 
НАСТЯ. Не понимаю… 
МАКСИМ. Это нельзя понять. Ты должна это принять! 
ОТЕЦ. Так не бывает. Это бред. 
МАКСИМ (отцу). Ты бросил меня. Это не бред! 
НАСТЯ. Макс, мы с тобой подписали в этой жизни тыщу договоров, поклялись на бумаге их исполнять. А друг другу врем! Запросто! И будем врать до смерти?! Чему тебя, меня… Научила… Эта тыща подписанных договоров?! 
МАКСИМ. Я найду деньги. 
НАСТЯ. Макс, ну где ты их найдешь, если тебя уволят? 
ОТЕЦ. Скажи ей, важно не то, уволят тебя или нет, важно то, как пройдет сделка. 
МАКСИМ. Настя, главное, не увольнение. А то, как пройдет сделка. 
НАСТЯ. Господи, даже ребенку ясно, тебе в Химки ехать нельзя. Сейчас ты должен сидеть в переговорной и тащить сделку! 
МАКСИМ. Настя, ты ничего не понимаешь… 
НАСТЯ. Все я понимаю. Семье пиздец. И вечером у меня пропадет молоко. 
МАКСИМ. Есть бутылочка. 
НАСТЯ. Максим, я тебя очень люблю. Я не знаю, как жить без тебя! Но ты не представляешь, куда я сейчас готова засунуть тебе эту детскую бутылочку! 
МАКСИМ. Настя…
НАСТЯ. Макс. На первом месте в семье любовь. Так? 
МАКСИМ. Так. 
НАСТЯ. Но на втором месте – предсказуемость. Поступков, мыслей, ожиданий… Пред-ска-зу-е-мость. Дай мне выйти на любую работу, какую найду, и делай, что хочешь. Только со мной сейчас будь предсказуем. Я прошу тебя! 
МАКСИМ. Настя, не плачь, ты не знаешь всего … 
НАСТЯ. И не хочу знать. Но, ради здоровья нашей дочери, вернись на работу! 
МАКСИМ. Настя… 
НАСТЯ. Вернись, и ты мой муж. 
ОТЕЦ. Мы почти в Химках. 
МАКСИМ. Настя, я уже не успею на сделку … 
НАСТЯ. Максик, пожалуйста, вернись. Или я лечу к сестре в Португалию. 
ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. Абонент прервал вызов. 
МАКСИМ. Твою ж мать, мать, мать!... (Резко тормозит.) 
ОТЕЦ. Езжай, все будет хорошо. 
МАКСИМ. Что хорошо? 
ОТЕЦ. Всё.Я знаю. 

11.

Прежняя дорога в Химки. Максим, Отец, Роман.

ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. У вас входящий звонок. 
МАКСИМ (нажимает на скрин). Да, Рома. 
РОМАН. Бро, я отправил пивнякам письмо, как ты сказал. 
МАКСИМ. Ну? 
РОМАН. Они ответили: это случайно. Юристы упустили твои пункты. 
МАКСИМ. Включили дурака. Не прокатило. На самом деле они везут два договора. 
РОМАН. Они подпишут наш договор. Бро, ты, просто, гений... 
МАКСИМ. Рома, следи за сделкой, мне надо знать, как пройдет подписание. 
РОМАН. Я не вхож в переговорную. Как я буду следить? 
МАКСИМ. Ты все поймешь по лицам за стеклом. 
РОМАН. Макс, я не Гарри Поттер. 
МАКСИМ. В смысле? 
РОМАН. Плащ-невидимку нацеплю, стану за стеклом, буду читать по губам? 
МАКСИМ. Хрень полная, согласен. 
РОМАН. Бро, появится инфа, я буду войсить. Сразу! 
ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. Абонент прервал вызов. 
МАКСИМ. Почему она так?
ОТЕЦ. Она жена. Мать твоей дочери, в конце концов. 
МАКСИМ. Почему все сегодня?
ОТЕЦ. Успокойся. Туман. 
МАКСИМ. Не могу! 
ОТЕЦ. Съедь с обочины. 
МАКСИМ. Почему все, именно, сегодня. (Съезжает с трассы на обочину.) 
ОТЕЦ. Есть дни, которые надо просто пережить. (Кладет руку сыну на плечо.)
МАКСИМ (сбрасывает отцовскую руку). Один. В страшные минуты всегда один. И никого… 
ОТЕЦ. Все не так…
МАКСИМ. И тебя не было никогда. Почему ты сбежал, как крыса? 
ОТЕЦ. Я не сбежал. Мы жили с твоей матерью семнадцать лет. 
МАКСИМ. Из них четырнадцать со мной. 
ОТЕЦ. Последние шесть лет у меня в Москве была семья. 
МАКСИМ. Как ты оказался в Москве? Всю жизнь хотел спросить. 
ОТЕЦ. Я продавал станки фирмы «АНРИ». Сначала в Питере, потом в Москве. 
МАКСИМ. Хорошая маржа? 
ОТЕЦ. Я приехал из Москвы все объяснить твоей матери... 
МАКСИМ. Ты бросил ее и меня.
ОТЕЦ. Тебя я не бросал. Мобильных у всех, как сейчас, тогда не было. Мать сказала: ты у бабки в Тихвине. 
МАКСИМ. И ты на меня навалил большую кучу?
ОТЕЦ. Через час я был на автовокзале. Помчался в Тихвин. 
МАКСИМ. Хорош, врать! 
ОТЕЦ. Не смей так со мной говорить! 
МАКСИМ. А как мне с тобой говорить?
ОТЕЦ. И я приехал в Тихвин. 
МАКСИМ. Круто.
ОТЕЦ. Но тебя нет. И бабки нет. Вспомни этот день. 
МАКСИМ. Я помню. 
ОТЕЦ. Как она взяла тебя за шиворот, потащила на вокзал. Челюсть потеряла по дороге. Старая кляча. 
МАКСИМ. Я стоял в прихожей с пакетом, удочкой… Рыбалка через час. 
ОТЕЦ. А она тебя за хобот, и в Краснодар. 
МАКСИМ. Было… 
ОТЕЦ. Меня в автобусе кидало по сторонам три часа, а в это время твоя мать звонила в Тихвин. Две клячи быстро сочинили Краснодар. 
МАКСИМ. Зачем? 
ОТЕЦ. Твоя мать решила, может, я вернусь. Не надо нам с тобой в этот день встречаться. 
МАКСИМ. В поезде меня тошнило. Приехали, три дня в больнице. Жара! Одни токсичные вокруг… 
ОТЕЦ. Я в Тихвине полдня сидел в парке на лавке. Мотор, как дизель тарахтел. 
МАКСИМ. А давай теперь я расскажу тебе? Свою историю. 

12.

Флэшбэк. Максиму 14 лет. 

МАКСИМ. Мне 14. Не знаю, может, ты и был в Тихвине. А я два дня назад вернулся из Краснодара. И позавчера мать сказала, ты ушел. Я в ахере! Меня бомбит не по-детски. У нас же с тобой астральная связь. Мать – ничто. Всегда чужая. Могла орать просто так, бить просто так… Но тебя я люблю, как ласточка свое гнездо. За которое насмерть. Будет стоять насмерть. Биться! И вот я уже месяц подхожу к телефону, когда ее нет. Набираю номер. Московский. Ты когда-то дал. А тебя нет. Там говорят, ты в командировках. Когда ж они, твари, кончатся! А вчера мать узнала о звонках. И отключила межгород. Пипец. Но я без тебя не могу, ты нужен мне, как воздух. Почему не звонишь? Папочка? Мне 14. А я до сих пор зову тебя, папочка! 
ОТЕЦ. Сын. Есть вещи, которые нельзя по телефону! Есть слова, которые говорят, глядя в глаза. 
МАКСИМ. А неделю назад я попросил Андрэса, девять лет ходим на футбол, купить билет. 
ОТЕЦ. Какой билет? 
МАКСИМ. На поезд. В Москву.В твоей конторе мне дали адрес, Андрэс задонатил мне свой паспорт на два дня. 
ОТЕЦ. Зачем? 
МАКСИМ. А затем. Утром я сел в поезд. И вечером в Москве. Иду по вокзалу.
ОТЕЦ. А мать? 
МАКСИМ. Что, мать. Позвонил ей, сказал, поехал к Андресу. В Выборг на два дня. Ответ: езжай. Вся мать!
ОТЕЦ. Душевный человек. 
МАКСИМ. И вот я на Мосфильмовской. Твоей. Дом нашел. Проник со старухой-собачницей в подъезд. Звоню в дверь. 
ОТЕЦ. Какую дверь? 
МАКСИМ. Коричневый дерматин. Номер тридцать шесть. 
ОТЕЦ. Она. 
МАКСИМ. И открыла мне тетушка. Симпатичная. Рыжие локоны вьются, как плющ. 
ОТЕЦ. Да. 
МАКСИМ. Здравствуйте. Я Максим, сын Николая Игоревича. Хочу поговорить с отцом. 
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТУМАНЕ. Здравствуйте. Молодой человек. Сейчас его позову. 
МАКСИМ (отцу). И она ушла. А у меня мотор сейчас прыгнет на лестницу и, как мяч, вниз по пролетам… И выбьет на улицу дверь. 
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТУМАНЕ. Извини, мальчик, отец не хочет с тобой говорить. 

Хлопок закрывшейся лестничной двери. 

13.

Снова, дорога. В машине по-прежнему двое: Максим и отец. 

МАКСИМ. Ты понимаешь, какой это был п…! 
ОТЕЦ. И ты даже матери не сказал, что ездил в Москву? Решил, меня больше нет?
МАКСИМ. Да, с этого дня я решил: тебя нет. 
ОТЕЦ. И не отвечал на мои звонки. Молчал в трубку. Я приехал оформить развод, ты сбежал в Тихвин. Мать уже успокоилась, просила тебя позвонить. 
МАКСИМ. А зачем? 
ОТЕЦ. Дурак! Ты не подумал о том, что Диана тебе соврала? И меня тогда не было в квартире. А она хотела одного, чтобы ты никогда не ходил в ее дом. 
МАКСИМ. Ты врешь! 
ОТЕЦ. Как я могу тебе врать? Сейчас. 
МАКСИМ. Все равно, не верю.
ОТЕЦ. Ты решил: я предатель. 
МАКСИМ. Предатель. 
ОТЕЦ. И, когда Диана позвонила… 
МАКСИМ. Она, Диана? 
ОТЕЦ. Диана. Когда она позвонила, ты не поехал меня хоронить. 
МАКСИМ. Ты был мне уже не отец! 
ОТЕЦ. Да, я, по-твоему, был предатель? 
МАКСИМ. Предатель. 
ОТЕЦ. Но через 15 лет ты продал собственную дочь. 
МАКСИМ. Я ее не продавал! 
ОТЕЦ. Как же не продавал, когда ты взял деньги? 
МАКСИМ. Заткнись, все было не так! 

14.

Флэшбэк. Максим и Бывшая жена три года назад.

БЫВШАЯ. Максимушка, здравствуй. 
МАКСИМ. Привет. 
БЫВШАЯ. Я говорила с твоей матерью. 
МАКСИМ. Мы развелись три года назад. О чем вы говорили? 
БЫВШАЯ. Ты берешь квартиру в ипотеку. 
МАКСИМ. Лена, при чем здесь ипотека? 
БЫВШАЯ. Максимушка, я хочу совсем порвать с этой страной. 
МАКСИМ. Флаг в руки. Давай без туси-пуси?
БЫВШАЯ. В Испании Лизе хорошо. 
МАКСИМ. Не могу с тобой бороться за свою дочь. 
БЫВШАЯ. Дело не в борьбе. 
МАКСИМ. Пусть у Лизы будет счастливое детство. 
БЫВШАЯ. Я вышла замуж. Он хороший человек. 
МАКСИМ. Лысый пердун. Старше тебя на 30 лет. Полный зашквар.
БЫВШАЯ. Не смей меня сексшеймить! 
МАКСИМ. Что хотела, получила. Извини. 
БЫВШАЯ. Он строит крутые дома. Знал бы ты, где я сейчас живу, на чем езжу, Масик. 
МАКСИМ. Лабморджини – крутизна. Два инфаркта – жопа. 
БЫВШАЯ. Максимушка, давай не будем? 
МАКСИМ. Не будем. 
БЫВШАЯ. Мы хотим, чтобы Лиза совсем забыла Петербург. 
МАКСИМ. Но она русская. И моя дочь. Как можно это забыть? 
БЫВШАЯ. Мася, ей здесь круто. 
МАКСИМ. Давай, без Мася! И короче?
БЫВШАЯ. Я хочу задонатить тебе 15 тысяч евро.
МАКСИМ. За что? 
БЫВШАЯ. На ипотеку первый взнос. 
МАКСИМ. При чем здесь ипотека? 
БЫВШАЯ. Максимушка, мы хотим получить отказ от отцовства. 
МАКСИМ. Кто это, мы? 
БЫВШАЯ. Я, Лиза и Хуан… 
МАКСИМ. Лиза? Которую я до трех лет почти каждую ночь носил на руках? Как она может этого хотеть? 
БЫВШАЯ. Макс! Давай ща не будем вспоминать убогий хрущ на пятом этаже. Пятнадцать метров. 
МАКСИМ. Тридцать два. 
БЫВШАЯ. Ты уточнил? Я потекла! Игрушки с Авито, бельишко – секондхэнд. До сих пор вспоминаю, агрит, булит. Трясет! 
МАКСИМ. Елена! Я отказ не подпишу! 
БЫВШАЯ. Максимушка, сорян! Мы ж с тобой близкие люди?.. Возьми 15 тысяч просто так?
МАКСИМ. Как, просто? 
БЫВШАЯ. Нужен тебе первый взнос? 
МАКСИМ. Да, при чем здесь первый взнос? 
БЫВШАЯ. Ты берешь деньги в долг. Дальше, возвращаешь. Или пишешь отказ от отцовства.
МАКСИМ. Нет. Не пишу!
БЫВШАЯ. Максимушка, а ты деньги возьми у Лизы? 
МАКСИМ. Что?
БЫВШАЯ. У дочери возьми?..

15.

Снова трасса. Максим и Отец. 

МАКСИМ. Вот как всё было. 
ОТЕЦ. Шикарный спич! Но через 2 недели ты деньги взял! И всегда знал, за что! 
МАКСИМ. За что? 
ОТЕЦ. За свою дочь. Пусть, не на бумаге. В мыслях ты её продал. 
МАКСИМ. Нет. 
ОТЕЦ. Конечно, да! В пятнадцать ты отрекся от меня. В девятнадцать не поехал хоронить. А в тридцать трисвою дочь продал за первый ипотечный взнос. 
МАКСИМ. Заткнись. 
ОТЕЦ. Диана позвонила. Она просила, чтобы вы ко мне приехали. 
МАКСИМ. Как ты погиб? 
ОТЕЦ. Теперь какая разница? 
МАКСИМ. Говори, мне надо знать.
ОТЕЦ. Я продал станок плазменной резки метала. Сопровождал его в Челябинск. На разгрузке был убогий кран. Он приподнял станок… От платформы оторвал на двадцать сантиметров, лопнул трос, один из четырех. Мне, дураку, надо было в сторону… А я к платформе подправлять станок. Лопнул второй трос. Я между станком и кирпичной стеной. Мгновенье. Всё. 
МАКСИМ. Когда твоя Диана позвонила, мать плакала. Потом сказала, не поеду. 
ОТЕЦ. Мать панически боится панихид. Всю жизнь. Но ты?.. 
МАКСИМ. Я испугался. Тоже.., Просто испугался. 
ОТЕЦ. Слабак. Как твоя мать. 
МАКСИМ. Слабак! 
ОТЕЦ. И сейчас ты едешь в Химки хоронить не друга, а меня. 
МАКС. Не знаю. 
ОТЕЦ. Все ты знаешь. Утром позвал в машину. Не отпускаешь всю дорогу, и говоришь со мной, говоришь… 
МАКС. Сейчас мне надо с кем-то говорить. 
ОТЕЦ. Время для бесед неподходящее. 
МАКСИМ. Прости меня. 
ОТЕЦ. Просить прощения надо у живого... 
МАКСИМ. Не понимаю. 
ОТЕЦ. Как я хотел с тобой поговорить. Пока был жив. 

В густом тумане глухой удар: железо о железо. Максим выходит из машины. Появляется бородатый человек. 

БОРОДАЧ. Билат! Где ж ти поставиль свой машина! 
МАКСИМ. На обочину поставил. 
БОРОДАЧ. Какой абачина! Туман такая! Габарити твой геде? 
МАКСИМ. Слышь, какие тебе габариты! Аварийка горит, объезжай! Туманище, не видно вытянутой руки.
БОРОДАЧ. Какой рука! Ти чё тут стал! 
МАКСИМ. Я на обочину стал! А ты какого хера к обочине жмешься? 
БОРОДАЧ. Чего, жымёсся? 
МАКСИМ. Едешь. Липнешь к обочине. Не я, ты меня зацепил! Вызывай аварийного комиссара. Протокол будем писать! 
БОРОДАЧ. Шайтан, ти. Я твой рот имель! У брата машина купиль, страховка нет, хотель без гаишник сэмдесять киламетри ехать! Какая менэ шас гаишьник! Машина чтоб атабраль… Мена турма… Шайтан, твой мат! (Бьет Максима по лицу.)
МАКСИМ. Чё! (Хук справа.)

Бородач закрывает лицо, прячется от удара, присаживается. Максим наносит серию новых ударов. Несильных, но быстрых. Слова летят вместе с ударами. 

МАКСИМ. Знаешь, тварь, куда я еду? (Удары.) Друг погиб. Отца, Брата родней… А ты лезешь с ведром своим. В школе гнобили, маленький, всех на год младше. Отец, подонок, ушел! Мать, вся в себе, на меня насрать! Первая жена бросила! Вторая ни во что не въезжает. Горян, мудак, поехал на озеро. Погиб. Без меня! Сука, почему?! Опять один. Навсегда один. Живут, предают. Подыхают, предают. (Перестает бить Бородача, идет к отцу, который не виден в тумане, идет наугад.) Она сейчас спрашивала: кто был мне, Горян? 

Бородач встает, бежит к машине, скрывается в тумане, возвращается с лопатой. 

МАКСИМ (Отцу.) А он, когда первый раз вошел в контору… Щеки – твои. Залысина твоя. Он руками водил, как ты. (Получает удар лопатой по спине от Бородача. Отводит лопату так, словно это ветка осины.) Он смеялся… И смех твой! И глаза карие. (Снова удар по спине, нижняя часть лопаты улетает, черенок остается у Бородача в руках.) Живые глаза. (Не глядя отводит черенок.) Твои, понимаешь, глаза? (Удар черенком по голове, черенок ломается пополам.) Дебил. (Падает на колени, закрывает голову.) И ты тоже! Теперь спроси: кем был для меня, Горян? 
БОРОДАЧ. С кем гаваришь? На мене не смотьрищ-щ-щ-Шайтан, твой рот. (Бежит к машине, садится, уезжает.) 

На встречной полосе вспыхивает свет фар. Одна за другой проносятся машины. 

МАКСИМ (встает, оглядывается вокруг). Не уходи! Не слушай меня. 
ОТЕЦ (появляется из тумана). Я здесь. 
МАКСИМ. Не, уходи сегодня. Прошу тебя. 
ОТЕЦ. Я всегда с тобой. 
МАКСИМ. Почему я не чувствовал раньше? 
ОТЕЦ. Плохо просил. 
МАКСИМ. Не уходи.
ОТЕЦ. Живому всегда будет нужен отец.

Две фигуры скрывает новая полоса густого тумана.

16.

Та же трасса. Максим едет в машине, рядом сидит отец.
Зум-зум, зум-зум. 

МАКСИМ. Да, Рома?
РОМАН. Бро, спешу тебя поздравить. Хэппи энд! 
МАКСИМ. Так быстро? 
РОМАН. Я сам в ахере! И весь отдел. 
МАКСИМ. Короче? 
РОМАН. Все норм. Расслабься. 
МАКСИМ. Расскажи! В двух словах! 
РОМАН. Ну, сели. Пошуршали договором. Егорка вставил свои 5 копеек. 
МАКСИМ. Вылил на меня ведро помоев? 
РОМАН. Не… Он своим противным голоском стал блеять: Максима нет. Вирусом срубило, но если надо, мы его сюда… 
МАКСИМ. Вот, сука! 
РОМАН. Но, представитель пивняков сказал: да, все ОК. Бумаги подготовлены на 100 %. Пусть парень лечится. 
МАКСИМ. Перевели бы его скорее. Хоть куда… 
РОМАН. Слушай, Макс, если ты в Москву едешь чилить, почиль за меня? 
МАКСИМ. Да, Рома. Я за вас, за всех, тут отдохну. 
РОМАН. Бро, извини, хрючево остывает. 
МАКСИМ. Что остывает? 
РОМАН. В столовой. Хрючево. И чай. 
МАКСИМ. Бон апети, дружище. 

Роман быстро убегает. 

МАКСИМ. Бон апети. 
ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. Абонент прервал вызов.
ОТЕЦ. Я прошу тебя, перед Химками, сделай два дела. 
МАКСИМ. Какие? 
ОТЕЦ. Позвони бывшей. И набери сводного брата. 
МАКСИМ. Кого? 
ОТЕЦ. Моего сына от Дианы. Твоего сводного брата. 
МАКСИМ. У меня его номера нет. 
ОТЕЦ. Полгода назад ты нашел его через соцсети. И номер сохранил.
МАКСИМ. Я позвоню. 

Машина едет по дороге. Громко звучит тяжелая музыка. 

17.

Максим и Настя, разговор по громкой связи. 

ГОЛОСОВОЙ ПОМОЩНИК. У вас входящий звонок. 
МАКСИМ. Да, Настя? 
НАСТЯ (качает ребенка на руках). Максик, привет. 
МАКСИМ. Привет. 
НАСТЯ. Мне только что звонил Егор.
МАКСИМ. Что хотел? 
НАСТЯ. Ничего. Сказал, ты негодяй. Но важный для фирмы негодяй. 
МАКСИМ. Что еще? 
НАСТЯ. Он хочет тебя оставить. 
МАКСИМ. Это всё? 
НАСТЯ. Почти… 

Флэшбэк. Телефонный разговор Насти с Егором, начальником Максима. 

ЕГОР. Настя, привет. 
НАСТЯ. Привет, Егор.
ЕГОР. Не отвлекаю, минута есть? 
НАСТЯ. Есть. 
ЕГОР. Я просил Макса вернуться назад. На сделку. 
НАСТЯ. Я знаю. 
ЕГОР. Ты извини, но твой Макс – полный мудак! Его надо уволить пять раз! Меня агрит до сих пор! 
НАСТЯ. Егор, оставь Макса? Ради меня. Пусть денег меньше, работы больше… 
ЕГОР. Я не договорил.
НАСТЯ. Да. Извини. 
ЕГОР. Сделка прошла, как по маслу. Прям, дипхаус на Ибице. 
НАСТЯ. Клево. 
ЕГОР. И, конечно, в этом заслуга Макса. Он негодяй. Но он, наш негодяй! 
НАСТЯ. Спасибо. 
ЕГОР. Короче, я хочу, чтоб он извинился и вернулся. 
НАСТЯ. Спасибо. 
ЕГОР. Еще он говорил о новых проектах. Крутые, как с пивняками? 
НАСТЯ. Не знаю. Спрошу у него. 
ЕГОР. Тихушник. Хитрован. 
НАСТЯ. Не поняла? 
ЕГОР. В хорошем смысле. Скажи ему, я жду звонка. 
НАСТЯ. Я передам, Егор. Спасибо. 
ЕГОР. Еще, хотел сказать… Помнишь, ты приходила к Максу, и надо было покормить ребенка?..
НАСТЯ. Когда?
ЕГОР. Может, месяц назад.Макс просил тебя закрыть в моем кабинете… 
НАСТЯ. А, помню. Было. 
ЕГОР. Ты тогда зашла в мой кабинет. Кормила ребенка грудью. А жалюзи, они не плотно скрывают кабинет. Мне так удобно… Сидишь за столом, на контроле весь оупен-спейс… Понимаешь?
НАСТЯ. Нет. 
ЕГОР. Короче, я шел мимо своего кабинета, в столовую, говорил по телефону, и увидел тебя за стеклом. Ты кормила ребенка. Точеная грудь, смуглая кожа, пальцы у соска… Так красиво. 
НАСТЯ. Егор, ты о чем? 
ЕГОР. Случайно вспомнил. Просто хотел сказать, я перехожу в Москву в центральный офис. Макс не говорил? 
НАСТЯ. Нет. 
ЕГОР. Было бы круто нам с тобой тихо встретиться. 
НАСТЯ. Зачем? 
ЕГОР. Поговорить о том, чтоб Макс занял мое место. 
НАСТЯ. Егор, ты меня клеишь?
ЕГОР. В каком смысле? 
НАСТЯ. Это съем? 
ЕГОР. Нет, мои слова – разумный прагматизм. Нам, надо лечь с тобой, ну, то есть, сесть и обсудить карьеру твоего мужа. 
НАСТЯ. Я думала ты реальный, Егор. А ты токсичный. 
ЕГОР. Настя, я хочу помочь мужу твоему. Он лучший менеджер отдела. Извини у меня входящий… 

Максим и Настя продолжают разговор по громкой связи.

МАКСИМ. Настя?! 
НАСТЯ. Да. Со связью хрень какая-то. 
МАКСИМ. Так что еще сказал Егор? 
НАСТЯ. Ничего. Я больше не хочу, чтобы ты с ним работал. 
МАКСИМ. Почему?
НАСТЯ. Он токсичный чел. 
МАКСИМ. Настя, я ухожу из фирмы. Надо было давно тебе сказать. 
НАСТЯ. Куда?
МАКСИМ. В Москве у нас сидел топ-менеджер. Трейдер – терминатор. Год назад он уволился со скандалом. Отпустили только по суду. И открыл свою фирму. Перед уходом Валера предложил мне партнерство: 70 на 30. 
НАСТЯ. А ты? 
МАКСИМ. Я тогда не согласился. Испугался. Но два дня назад он снова позвонил. 
НАСТЯ. Те же условия? 
МАКСИМ. Да. Я сомневался до разговора с Егором. Когда говорил с тобой, тоже еще сомневался. 
НАСТЯ. А сейчас? 
МАКСИМ. Отпустило. 
НАСТЯ. А мне ничего не сказал. 
МАКСИМ. Не хотел. Раньше времени. И до сих пор: сомнения, страх. 
НАСТЯ. Макс, знаешь, я сейчас поняла: ты настоящий. За себя, за нас уже не боюсь. (Заворочался ребенок.) Тихо-тихо, маленькая, скоро будем кушать. 
МАКСИМ. Как она? 
НАСТЯ. В порядке. Еще хотела спросить… Может, мы все-таки уедем? И начнем по новой? В Португалии?
МАКСИМ. Я не знаю, что мне делать на чужбине. Мы останемся.
НАСТЯ. Максик, про «чужбину» – это прошлый век. А на самом деле?
МАКСИМ. Там я – никто. 
НАСТЯ. Это честно. (Качает ребенка). 
МАКСИМ. Я верю в эту страну. Мы останемся. 
НАСТЯ. Звони нам. Тихо, маленькая…
МАКСИМ. Поеду назад, позвоню. 

18.

Максим, Отец, Бывшая.
Автомобиль останавливается. Максим выходит из машины, садится назад. Там он снимает аляпистую футболку и ультрамодные рваные шорты, берет вешалку с темными брюками и синим свитшотом, переодевается. Максим выходит, закрывает дверь, щелчок автоматической блокировки замков, сопровождающийся световым оповещением. Максим идет от машины к дому. Отец, стоящий поодаль, догоняет Максима, бьет по плечу. 

МАКСИМ. Что? 
ОТЕЦ. Еще два дела. 
МАКСИМ. Да-да… 

Максим и Бывшая. Телефонный разговор. 
Зум-зум, зум-зум…

БЫВШАЯ. Макс, привет. Откуда у тебя этот номер? 
МАКСИМ. Ты звонила с него. Когда-то. 
БЫВШАЯ. Не помню. Говори…
МАКСИМ. Я хочу с тобой встретиться. 
БЫВШАЯ. Сейчас? Когда самолеты не летают в Россию? 
МАКСИМ. Когда-то начнут летать.
БЫВШАЯ. Макс, зачем нам встречаться?
МАКСИМ. Хочу отдать тебе деньги. 
БЫВШАЯ. Какие деньги? 
МАКСИМ. 15 тысяч евро. 
БЫВШАЯ. Зачем? 
МАКСИМ. Как, «зачем»? 
БЫВШАЯ. Максимушка, деньги отдавать не надо. 
МАКСИМ. Почему? 
БЫВШАЯ. Даже вата и та вкуривает, я дала тебе 15 тысяч не для того, чтобы ты их отдавал. 
МАКСИМ. А для чего? 
БЫВШАЯ. Тогда я хотела, чтобы ты не позвонил мне больше никогда. 
МАКСИМ. А сейчас? 
БЫВШАЯ. Я два месяца счастливая вдова. Стою перед дверью нотариуса. Вступаю в наследство. Все такое… 
МАКСИМ. Лена, я должен отдать тебе деньги. 
БЫВШАЯ. Мася, я, последнее время, много думала о нас с тобой. Хочу извиниться. Я, дура, правда? 
МАКСИМ. Не знаю. 
БЫВШАЯ. Но красивая дура? 
МАКСИМ. Красивая. 
БЫВШАЯ. Это ужасно для молодой, красивой бабы полжизни провести с порочным стариком. 
МАКСИМ. Не знаю. 
БЫВШАЯ. Пять лет два раза в неделю ублажать семидесятилетние яйца.
МАКСИМ. Лена, мне надо отдать тебе деньги. 
БЫВШАЯ. Макс! Получила я деньги. А счастья не было, и нет! Вокруг одно вранье. Сейчас с тобой не хочу про деньги!
МАКСИМ. Лена, я уже не могу говорить! 
БЫВШАЯ. Максимушка, у меня соседи: новозеландцы. Я решила заново начать в Новой Зеландии. Чудная страна. Райские пейзажи. Вообще нет змей. 
МАКСИМ. Рад за тебя. Ты будешь первой. 
БЫВШАЯ. Я думаю, у нас с тобой все было не так плохо?..

Максим молчит.

БЫВШАЯ. Не молчи.
МАКСИМ. А что сказать?
БЫВШАЯ. Ты, меня любишь. До сих пор? 

Максим молчит. 

БЫВШАЯ. Да, не молчи, ж, ты. 
МАКСИМ. Лена, мне надо отдать тебе деньги. 
БЫВШАЯ. Встретимся. Отдашь. Поговорим. Мы близкие люди?

Пауза.

БЫВШАЯ. Ты ведь дочь не видел столько лет. Хочешь увидеть? 
МАКСИМ. Хочу.
БЫВШАЯ. Прости, нотариус зовет. Про Новую Зеландию я не шутила… (Уходит.)

19.

Максим, Отец, Сводный брат.

ОТЕЦ. Еще звонок. 
МАКСИМ. Лучше, потом?
ОТЕЦ. Звони. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Да? Говорите? 
МАКСИМ. Привет, Макар. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Это кто?
МАКСИМ. Это… Как сказать… В общем, твой брат. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Какой брат? Это пранк?
МАКСИМ. Я Максим.
СВОДНЫЙ БРАТ. Бумер, ты, что ли? 
МАКСИМ. Нет, Макар! Я сын Николая Игоревича Рокотова. Из Питера. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Точно не пранк? 
МАКСИМ. Точно. Могу скрин паспорта в вацап прислать. Я Рокотов. Максим.
СВОДНЫЙ БРАТ. Как меня нашел? 
МАКСИМ. Фэйсбук, Контакт, соцсети. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Ну, да… Круто. Зачем звонишь? 
МАКСИМ. Хочу встретиться. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Позавчера мне снился отец. Месседжи кидал, я не вник. Куда-то звал… Я не понял. И ты звонишь! 
МАКСИМ. Так как?.. 

Пауза. 

СВОДНЫЙ БРАТ. Ты думаешь пошерстил инэт, нашел, позвонил. На шею друг другу прыгнули? Говно это все. Мы чужие люди. 
МАКСИМ. Возможно… 
СВОДНЫЙ БРАТ. Вот так.

Короткие гудки. Максим смотрит на отца, разводит руками, отец жестом: подожди. Телефонный звонок. 

СВОДНЫЙ БРАТ. Слушай, ты извини.., забыл имя? 
МАКСИМ. Максим.
СВОДНЫЙ БРАТ. Да, Максим. Как-то вдруг. Все это. 
МАКСИМ. Согласен. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Я сейчас в роддоме. Сын родился. Были проблемы. Теперь отлегло… 
МАКСИМ. Поздравляю. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Такие дела. Ты в Москве по делу? 
МАКСИМ. По делу. В Химках 
СВОДНЫЙ БРАТ. Кончишь дела, звони.
МАКСИМ. Завтра. Позвоню. 
СВОДНЫЙ БРАТ. Жена с сыном, уже не могу…

Связь обрывается. Максим смотрит на отца, он кивает. Максим идет к дому, отец следует за ним. Максим останавливается, оборачивается. Отец (жестом): надо идти. Сын идет, отец следует за ним. 


Июнь, 2022 г. 





_________________________________________

Об авторе: ВАДИМ БРИК

Родился в г. Таганроге, Ростовской области. Образование: инженер-механик. Профессия: менеджер. Живет в Санкт-Петербурге. Пьеса «Попутчики» – шорт-лист конкурса «Время драмы» – зима, 2015. Шорт-лист конкурса СТД. Участник семинара СТД «Авторская сцена», г. Улан-Удэ, 2015 г. Пьеса «Гитара и Мастер» – лауреат конкурса «Литодрама» (2017 г.). Пьеса «Семья» – лонг-лист «Волошинского конкурса» (2018 г.), пьеса «Корюшка» – шорт-лист конкурса «Монолит» (2019 г.), пьеса «Марат и Амира» – диплом конкурса «Антоновка 40+» (2020 г.). Пьеса «Отец» (2022 г.) – диплом конкурса «Исходное событие, 21 век». Публикации в журналах «Русский колокол», «Лиterraтура».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
334
Опубликовано 03 сен 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ