ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 194 май 2022 г.
» » Александр Козлов. ЯБЛОНЕВЫЙ САД

Александр Козлов. ЯБЛОНЕВЫЙ САД

Редактор: Наталья Якушина


(драма в 5 действиях)



Действующие лица:

ФЁДОР – хозяин дома.
СТЕПАНИДА – жена Фёдора.
КАТЕРИНА – 23 года, дочь Фёдора.
НИКОЛАЙ – 19 лет, сын Фёдора.
ЕЛЕНА – 17 лет, дочь Фёдора.
КЛАВДИЯ – 14 лет, дочь Фёдора.
ПОЛИНА – жена Николая.
ВЛАДИМИР – сын Николая.
ТАТЬЯНА – дочь Николая.
ВАЛЕНТИНА – дочь Елены.
АЛЕКСАНДР – сын Елены.

Действие происходит в саду частного дома в деревне N.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ 

1940 год. Осень. Деревенский сад, огороженный частоколом. На яблонях спелые яблоки. Под яблоней дощатый стол, и по его бокам  две скамейки. На скамейке с ножом в руках Степанида. Рядом на скамейке стоит корзина с яблоками. Степанида режет яблоки тонкими дольками и укладывает в противень. С шумом в сад вбегают Екатерина и Елена.

ЕКАТЕРИНА (смеется). Жених и невеста, жених и невеста!
ЕЛЕНА (отмахивается от Екатерины). Да ну его, дурака такого! Я себе москвича найду! Надоело в деревне в навозе копаться.
СТЕПАНИДА. Рано ещё о женихах думать, сопли ещё по колено. Где носитесь? Нет, чтобы матери помочь! Ленка, ступай в сарай, принеси немного соломы, в противень надо доложить, да смотри, почище и покрупнее выбери. А ты, Катька, ставь самовар, пора вечерять!

Девчонки уходят, затем возвращаются, Елена с пучком соломы, Екатерина с самоваром. Елена помогает матери, Екатерина разжигает самовар, накрывает на стол, приносит стаканы и краюху хлеба. 

СТЕПАНИДА. Урожай-то какой в этом году! Вон сколько яблок уродилось. А все пропадает, гниет и преет. Матери одной надо! Зимой-то попросите: «Мам, свари компотика!» А чтобы сейчас порезать да посушить, так вам неохота.
ЕЛЕНА. Мам, так уже столько насушили, что за две зимы не съесть всё! А ещё и целую бочку замочили. А когда капусту квасить будем, ты и туда яблоки насуёшь.
СТЕПАНИДА. А ты, что, поговорку не знаешь? «Запас в попу не порет!» Да и урожай яблони дают через год, а значит, в бедующем году яблок может и не быть. Опять же, вон, что в мире творится, поговаривают – война скоро будет! Поэтому надо побольше запас сделать.

Входит Федор.

ФЁДОР (Степаниде полушепотом). Не трепи языком, кто услышит да донесет – пойдешь лес в Сибири валить. Вон, в газете пишут, что эти слухи провокаторы и немецкие шпионы распускают, чтобы нас с панталыку сбить. (Повысив голос.) Наша Красная Армия сильна, как никогда! Пусть попробует кто-нибудь сунуться к нам! И Василий из армии месяц назад писал, что новые танки им скоро привезут!
СТЕПАНИДА (достает из кармана фартука, письмо). Отец, так и сегодня ещё одно письмо почтальон принес, на, почитай!
ФЁДОР (присев на лавку спиной к столу читает письмо). «Здравствуйте дорогие мои мать, отец, Катерина, Елена, Клава, Николай. Передавайте горячий солдатский привет моим друзьям и соседям. Ваше письмо получил, за которое большое спасибо. Яблоки присылать не надо, лишняя трата денег, а здесь они тоже в этом году уродились». (Степаниде.) А ты мне все мозги проела своими яблоками: «Отправь посылку, отправь посылку!»
СТЕПАНИДА. Так он это пишет для того, чтобы мы не тратились, а сам, небось, никаких яблок не видит.
ЕКАТЕРИНА. Отец, читай, читай дальше! Хватит ругаться.
ФЁДОР (продолжает читать письмо). Извините, что пишу коротко, свободного времени почти не бывает, каждый день учебные тревоги. Хорошо, когда солнышко, а то, бывает, и под дождем сутки ползаешь по полю в полной военной амуниции, потом приходится отстирываться и винтовку чистить. После Финской командиры стали уделять больше времени именно практической военной подготовке.
СТЕПАНИДА. Бедные ребята, по грязи ползать – разве это подготовка, лучше бы стрелять точнее учили, да и танков побольше делали.
ЕЛЕНА (смеется, подморгнув Катерине). Ма, тебя бы генералом назначить, ты бы навела порядок в Красной Армии.
ФЁДОР (просмотрев письмо). Дальше он девкам пишет, на, читайте сами.

Девчонки хватают письмо и убегают из сада.

ФЁДОР. Видишь, мать, Финская урок преподнесла. Сколько там наших солдатиков положили. Слава богу, Васька в ту мясорубку не попал. Нам твердят, победили финнов, границу от Ленинграда отодвинули, а то, что врага на Севере получили, не говорят.
СТЕПАНИДА. Хорошо, что девки твоих слов не слышат, а то, тоже бы в генералы отправили. Да и вообще, такие разговоры не следует вести, Сталину из кремля виднее, где друзья, а где враги.

Входят Николай и Клава.

КЛАВА. Коль, помоги решить задачу, а то я в школе совсем ничего не поняла в новой теме.
НИКОЛАЙ. Опять ворОн на уроке ловила? Сейчас повечеряем, потом помогу.
КЛАВА. Потом темно будет.
НИКОЛАЙ. Ничего, в лампе керосина много, фитиль побольше выкрутим, всё увидишь.
СТЕПАНИДА (кричит). Девки, где вы запропастились? Несите картошку и огурцы.

Степанида берет краюху хлеба и, прижав её к груди, ножом на себя нарезает ломти хлеба. Катерина и Елена вносят и ставят на середину стола большие миски с горячим картофелем в мундире и солеными огурцами, крынку с молоком. 

ФЁДОР. Ну что, поужинаем тем, что бог послал.

Все рассаживаются на лавки, каждый сам себе чистит картофелины. Разливают молоко по стаканам. Ужинают молча. Отец первым вылез из-за стола. Отойдя несколько шагов, оглядывает огород.

ФЁДОР. Яблоки – это хорошо, но вот уже скоро опять налог за каждую яблоньку платить. А их у нас восемь штук! И вырубить нельзя, донесут – врагом народа станешь. Надо думать, на чём можно сэкономить. Да и с яблонями надо что-то решать. (Уходит, Занавес опускается.)


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ 

1943 год. Зима. Поздний вечер, темно. Сад в снегу, на столе и скамейках снежные сугробы. Федор в тулупе и валенках с ведром в руках (над ведром поднимаются клубы пара) подходит к частоколу и ломает несколько колышков, чтобы образовался небольшой проход. Затем идет к яблоням и выливает кипяток на корни деревьев. Входит Степанида в ватнике и валенках, голова повязана платком, уголками платка она вытирает слезы.

СТЕПАНИДА. Одумайся, Федор, эти яблони ведь твоя мать сажала, сколько лет растили. Ну, сэкономишь на налоге, а подумай, сколько пользы от них. До войны ещё насушили яблоки, вона, вторую зиму есть чем кипяток подкрасить, заварку-то сейчас не купишь.
ФЁДОР. Хватит нюни распускать! Я решил избавиться от яблонь, значит так и будет. Нет у меня лишних денег, за восемь яблонь налог платить. Вон, у меня три девки на выданье. Обувка у всех подносилась. А денег нет, в прошлом месяце всю зарплату сдали на танк. В этом месяце профсоюз планирует всех обязать выкупить облигации 3-х процентного займа, тоже для фронта.

Федор смахивает снег со скамейки, садится. Степанида присаживается рядом на краешек.

ФЁДОР. Колька, вон, в госпитале. Слава богу, что живой. Приедет без ноги, на костылях. Пока протез ему не сделают, какая от него помощь?

Степанида опять вытирает слезы уголком платка.

ФЁДОР. От Василия, так и нет ни каких вестей, год назад пришло извещение, что пропал без вести. Конечно не похоронка, надежда есть, вдруг где в госпитале, или в партизанах воюет.
СТЕПАНИДА. Да, война проклятая, сколько бед всем принесла. Не было бы её, Василий уже с армии пришел бы. Только-только детей подняли, жить начали. Вон и сад плодоносить начал. Война детей калечит, а ты сад под корень! Как жить-то!
ФЁДОР. Ну ты меня с фашистами не сравнивай, заголосила. А немцев мы скоро погоним! Левитан объявил, Великие Луки освободили, это под Ржевом, где Кольку ранило. Большая наступательная операция началась. Теперь точно до границы погоним.
СТЕПАНИДА Быстрее бы, может, и у нас жизнь наладится, Ленка вон все на Москву заглядывает, все городской дамой стать мечтает. Катерину жалко, жених на фронте погиб, какой парень был! Мать его неделю назад похоронку получила.

Посидели, помолчали, каждый о своем, повздыхали. Степанида замечает дыру в частоколе.

СТЕПАНИДА. А частокол-то зачем разломал?
ФЁДОР. Может быть, заяц забежит и погрызет кору на яблонях. Хотел сам кору стругом подрать, да следы среза от него на заячьи зубы не похожи, вдруг комиссия нагрянет. А так – заяц деревья попортил, вот они и засохли.
СТЕПАНИДА. Бог даст, ничего у тебя не получится. У немцев не получилось Москву взять, а у тебя не получится яблони погубить! (Встает со скамейки и уходит.)
ФЁДОР (ей в след). Вот баба дура, опять с фашистами меня сравнивает. (Посидел, склонив голову к коленям, потом встал и обвел взглядом сад.) Самому сад жалко, но нет денег! Чем налог платить? Вот война закончится, по-другому заживем, тогда вновь сад поднимем.


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ 

1962 год. Весна. Две большие яблони в цветах. Вместо частокола – изгородь из круглых палочек одинаковой длины. На столе тот же самовар. Старая Степанида с палочкой в руках руководит Владимиром (8 лет), что-то сажают на грядке, обложенной березовыми поленьями. Рядом играет Татьяна (5 лет), делает куличики из земли с вскопанной грядки. Владимир периодически отгоняет её, но она заходит с другой стороны. Полина накрывает на стол.

СТЕПАНИДА. Аккуратнее, аккуратнее! Делай четыре дорожки, глубиной в ладошку. В каждую посадим разные сорта. Я с осени берегу семечки от четырёх яблок. (Просматривает пакетики, свернутые из тетрадных листов.) Это антоновка, это штрифель, это белый налив. А это не знаю, какой сорт, но очень вкусное было яблоко, Ленка с Москвы как-то привозила. (Передает пакетики по одному Владимиру.)
ВЛАДИМИР (сажает зернышки в прорытые канавки. Татьяна хватает лейку, но Владимир отбирает её и сам поливает грядку). Бабушка, а когда они вырастут и на них яблоки появятся?
СТЕПАНИДА. Запомни, яблоня растет медленно, только через 15 лет зацветет и даст первый урожай. Вот тебе сейчас 8 лет, а, когда будет 23, будешь собирать урожай.
ТАТЬЯНА. Ого, так долго. А ты ведь уже старенькая, разве дождешься урожая?
ПОЛИНА (даёт подзатыльник Татьяне). Не болтай глупостей!
СТЕПАНИДА. Да я не обижаюсь, я-то, конечно, не доживу, но, когда вы будете есть яблоки, обязательно меня вспомните. Вовка скажет: «Слава Богу! Спасибо бабушке, что меня заставила эти яблоньки посадить!» А мне на том свете от этого так хорошо станет! И ангел меня яблочком угостит.
ВЛАДИМИР. Ха, ха, ха! Нет никакого бога, и того света тоже нет. Враки это всё! Вон, Юрий Алексеевич Гагарин, а потом и Герман Степанович Титов на ракетах выше неба взлетали, и никакого бога, ни каких ангелов там не увидели.
СТЕПАНИДА. Это ты сейчас так думаешь, а будешь постарше, поумнеешь.
ВЛАДИМИР. Бабушка, а почему вы раньше много яблонь не посадили, а только вот эти две?
СТЕПАНИДА. Сажали много, восемь больших яблонь выросло, но в войну зима была очень морозная, да и не доглядели, заяц пробрался в сад и погрыз яблоньки, вот шесть штук и погибло, а вот эти две, слава Богу, – выжили.
ВЛАДИМИР. А как же заяц в огород пробрался, ведь везде изгородь. Он что, перепрыгнул её, что ли?
СТЕПАНИДА. Это сейчас у нас изгородь крепкая, смотри (Степанида подводит внука к изгороди), каждая палочка прибита к жердинам гвоздями и вверху, и внизу. А в войну мы жили бедно, и на месте изгороди у нас был частокол. Это то же самое, те же две жердины между столбами, только вот эти палочки были разного роста, они назывались колышки. Нижний конец был заточен как карандаш, он просто втыкался в землю, как кол возле нижней жердины, а сам колышек не прибивался гвоздями, а крепился к верхней жердине гибким тонким прутом ивняка. Колышек прижимался к жердине, прутик делал виток вокруг колышка и жердины, рядом втыкался второй колышек, прутик делал ещё один оборот, прижимая к жердине и этот колышек, рядом втыкался следующий колышек, и опять прутик делал оборот. И так прутик крепил несколько колышков, а когда он заканчивался, подставляли новый прутик, и он так же вплетался в частокол. Ты понял разницу между нашей изгородью и частоколом?
ВЛАДИМИР. Ну да, я же помню, когда был маленький, дедушка с папкой делали эту изгородь и ломали старую. Только там не было ни каких ивовых прутиков, а была проволока.
СТЕПАНИДА. Правильно, после войны стали жить лучше, купили проволоку и заменили ивовые прутики на проволоку, она же прочнее прутиков. А в войну были прутики, и видимо один из них сломался и колышки рассыпались. Вот в эту дырку и пробрался заяц.
ВЛАДИМИР. Я думал, что зайцы – добрые звери, а они вредные. Вон, сколько яблонь погубили. Не буду дольше их любить.

В калитку изгороди входят Елена с вещами, с ней её дети  Валентина (14 лет) и Александр (10 лет). У Валентины в руках бумажный пакет. Татьяна подбегает к Саше, пытается взять у него из рук игрушечный пистолет, тот не дает ей, прячет за спину.

ВАЛЕНТИНА. Привет, деревня!
ЕЛЕНА. Здравствуйте! Погода отличная, не усидели в городе. Приехали вас навестить.
ВАЛЕНТИНА. И вот, привезли новые цветы, вьюн называются. Посадим около изгороди, вьюн будет расти и цепляться за палочки. Вырастет до самого верха, и у нас будет живая зеленая изгородь. А когда появятся цветы, изгородь вся будет в цветах! Красиво! Бабушка, дай лопату, я сама посажу.
ЕЛЕНА. Да погоди, ты. Надо переодеться, не в новых же туфлях копать лопатой.
СТЕПАНИДА. Ну, здравствуйте, здравствуйте! Конечно, надо переодеться да и перекусить. Дорога из Москвы длинная, наверно проголодались. Вовка ступай в сарай, тащи корзинку со щепой и еловыми шишками, самовар ставить будем. (Обращается к Елене.) А надолго ли приехали?
ЕЛЕНА. Да на выходной. В конце мая детей на каникулы привезу. Помогут вам картошку полоть и сено косить.
ВЛАДИМИР. Ага, много помощи от Сашки, только морс на сенокосе пьет, да грабли ломает! (Уходит, возвращается, неся в руках корзину с шишками. Наливает ковшом воду в самовар. Александр пытается ему помочь, хвастается своим пистолетом.)
СТЕПАНИДА (Елене). А что же мужа не привезла? Забор бы помог Кольке ставить. Сейчас он ещё на работе, а завтра суббота, короткий рабочий день, вот после обеда изгородь и поделали б. Наверное, слышала, пашню-то под картошку урезали. Раньше у нас было 30 соток земли, а теперь только 15. Плугом проехали вдоль деревни поперек всех участков, всё, что к дому, – наше, отрезанное – теперь совхозное. Картошки-то теперь меньше будет, чем кур и скотину зимой кормить? Придется поголовье уменьшить.
ЕЛЕНА. Что-то не понимаю я наше Политбюро, сами твердят: «Сравняем деревню с городом», а в итоге у вас все плохо, а у нас в городе жизнь улучшается. Мы скоро в новую квартиру въедем. Муж как раз ремонтом там занимается. Новый пятиэтажный дом выстроили, мы сами принимали участие, кирпичи вечерами растаскивали по этажам. Дом нам хороший достался, кирпичный, не то, что «хрущевки», так у нас новые панельные дома называют. Так что скоро из подвального помещения переедем на четвертый этаж!
ВАЛЕНТИНА. Бабушка, а зачем вам столько скотины держать? Сейчас все можно в магазине купить. С коровой, например, сколько хлопот: сено коси, каждый день корми и пои, три раза в день дои, навоз за ней убирай. Зачем? Пошел в гастроном – там и молоко, и сметана, и творог!
СТЕПАНИДА. Ишь ты, какая городская белоручка выросла! Ничего ей не хочется делать, все купить может! А деньги то где взять? Много наши в артели зарабатывают, или на мою пенсию в 13 рублей много ли накупишь?
АЛЕКСАНДР. А я летом опять в пионерский лагерь Артек поеду!
ЕЛЕНА (пинает Сашку в бок). Хватит хвастать, а то и тебя опозорят, что от этой рабской работы отлыниваешь. Идем переодеваться. (Гости уходят.)
СТЕПАНИДА. Ступайте, ступайте. (Полине.) Для гостей вилки и кружки не забудь принести.
ЕЛЕНА (возвращается с авоськой, выставляет на стол консервы, сгущенку, батон колбасы. Татьяна жадными глазами смотрит на колбасу). Вот, к столу угощение. (Видит взгляд Татьяны.) А ты, что руки мыть не идешь? Вот мама стол накроет, тогда и колбаску попробуем! (Татьяна убегает мыть руки.)
ПОЛИНА (оправдываясь). Редко колбасу-то видим, а дети, они и есть дети.
ЕЛЕНА (с упрёком). Если бы Кольку к своему подолу не привязала, тоже в Москве по-человечески жили бы. Предлагали же ему работу в сапожной мастерской. А ты заартачилась! Вот и хлебаете щи лаптем.
ПОЛИНА. Не всем в Москве жить, кому-то и в деревне для вас картошку растить надо.
ЕЛЕНА. Старшая-то твоя, Галина, после школы куда на работу устроилась?
ПОЛИНА. Куда, к отцу в артель. Стеклодувом. На работе ещё, скоро все придут. Вот ужин готовим.
ЕЛЕНА. Не порти судьбу дочери, отпусти в Москву. Мы ей там и работу подыщем, да и жениха с квартирой!
ПОЛИНА. Рано ещё женихаться, пусть маленько ума наберется, повзрослеет. А там видно будет.
ЕЛЕНА. И её хочешь к своей юбке привязать. Ну тебя! (Махает рукой, уходит.)
ПОЛИНА. Шибко умной себя считает, любит всех поучать. Мы и своим умом жить можем. Ой, хлеб-то я забыла принести! (Уходит.)
СТЕПАНИДА (присаживается на скамейку к столу спиной. Вздыхает). Да! Елена сама из деревни сбежала, и других подбивает. Хотя жить то там гораздо лучше, Москва! Я-то, вот планирую сад вырастить, а гляди, ещё раз участки обрежут, опять придется своими руками яблони уничтожать. Господи, когда же мы в своё удовольствие в деревне жить-то будем, когда станем хозяевами своей земли? Я-то уж точно до этого не доживу, ну пусть хоть внукам повезет. (Уходит, опираясь на палочку.)


ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ 

2002 год. Осень. Сад. На переднем плане те же две старые яблони, на заднем плане несколько взрослых яблонь, Все деревья в яблоках. Вместо изгороди, забор из двухметровых металлических перфорированных листов. На месте дощатого стола и скамеек набор пластиковой садовой мебели - стол и стулья. Рядом дымящий мангал. Входит Валентина.

ВАЛЕНТИНА (ей уже 54 года). Ну вот, последнюю тетку похоронили. Теперь я здесь полноправная хозяйка. Пора навести надлежащий порядок.
ВЛАДИМИР (ему уже 48 лет). Еще полгода не прошло с момента смерти тети Клавы, а ты уже в наследство вступила. Планы строишь. А ведь по закону и мы с сестрой Татьяной такие же наследники, как и ты с Сашкой.
ВАЛЕНТИНА. Какие вы наследники? Мы вашим родителям дом купили, чтобы вы отсюда съехали. Вот его и наследуйте!
ВЛАДИМИР. А кто это «мы»? Да, тетки дали денег, чтобы отец купил дом у Кутузовых, но за это он отказался от своей доли наследства после смерти бабушки Степаниды. Так это были теткины деньги, а не твои, и это были не подаренные деньги, а покупка той части дома, которая принадлежала отцу.
ВАЛЕНТИНА. Да, денег я не давала, но вы ведь съехали отсюда, а кто за тетками ухаживал?
ВЛАДИМИР. Да только не ты! В гости приехать, отдохнуть да продуктов деревенских набрать, вот это ты. Ты и тетю Лену, мать свою больную из Москвы сюда помирать отправила. Тетя Катя и тетя Клава за ней здесь ухаживали. А вы с братом Сашкой по судам матерную московскую квартиру делили.
ВАЛЕНТИНА. А ты помнишь, кто в суде победил? Я! Потому что я умней Сашки, и, тем более, поумнее вас! На этот дом и участок ты можешь не рассчитывать. Я заблаговременно позаботилась! Тетя Клава мне и дом, и участок при жизни подарила. Документы все нотариусом заверены! Ну, что, съел?
ВЛАДИМИР. Ну подарила и подарила, пользуйся. А яблони не трогай, эти две – еще твоя прабабка сажала, войну пережили. А вон те – мы с бабушкой сажали.
ВАЛЕНТИНА. Можно подумать, что здесь ничего моего нет!
ВЛАДИМИР. Как же, есть! Вон по всему огороду твой вьюн расплодился. Хуже сорняка! Сколько не боролись с ним, а вывести не смогли.
ВАЛЕНТИНА. А я выведу. Яблони уберу, посею газонную траву, а газонокосилка все лишнее срежет.
ВЛАДИМИР. Неужели на яблони рука поднимется? Бабушка рассказывала, что они с дедом всю жизнь мечтали сад вырастить. И вот, когда яблони стали урожай давать, ты их погубишь?
ВАЛЕНТИНА. Бабушка тебе соврала, в войну дед своими руками шесть яблонь загубил. Он поливал их кипятком и забор сломал, чтобы зайцы смогли в огород забраться. Это ты не знал? А мне тетя Катя по секрету рассказала. Дед их засушил, чтобы налоги не платить. А сейчас опять разговоры в Думе по поводу налогов идут. Я что глупее деда, я тоже не хочу свои «кровные» кому-то отдавать. Да и куда мне столько яблок, вон сколько под яблонями гниет. Вонь только от них. Так что, последнюю осень они мне тут глаза мозолят. Узбеков с птичника найму, спилят и порубят на дрова. Будет их в мангале жечь и шашлыки жарить!
ВЛАДИМИР. То, что дед яблони в войну сам загубил, я не знал. А вот, что мать твоя с детства в Москву рвалась, вас там пристроила, старшую сестру мою перетащила и женила на «женихе с квартирой», который дурак дураком оказался, это я сам видел. Ты, можно сказать, всю жизнь там прожила, что же на старости лет там не сидится?
ВАЛЕНТИНА. А вот пусть теперь там дочки и внучка живут, а сюда отдыхать приезжают, а не вкалывать на дядю, как мы.
ВЛАДИМИР. На какого дядю ты вкалывала? На отца моего, что ли? А за парное молоко, что все лето пила без ограничения, хоть копейку заплатила?
ВАЛЕНТИНА. Надоело мне с тобой спорить, мнения своего я не изменю, яблони мне не нужны. Я тут хозяйка! Что хочу, то и ворочу! (Уходит.)
ВЛАДИМИР. Да, бабушка Степанида, не дождешься больше яблочков от своего Ангела! (Уходит в другую сторону.)


ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ 

Наше время. Занавес опущен. В свете прожектора выходит Владимир.

ВЛАДИМИР. Сейчас поднимется занавес и перед вами предстанет сад. Уважаемый зритель, я обращаюсь к тебе с вопросом: «Что ты хочешь увидеть? Цветущие яблони, или лужайку для гольфа?» Я не случайно обращаюсь к тебе на «ты». Так обращались в деревнях к родственникам и друзьям наши деды и отцы. Много испытаний выпало на их долю – Гражданская война, коллективизация, сталинские репрессии, Великая Отечественная война, хрущевские перегибы с сельским хозяйством. Они выстояли, они кормили город, они отдали фронту своих сыновей, они отдали городу своих дочерей, они платили продовольственный налог и верили в светлое будущее. Они жили бедно, но умели и работать, и веселиться. Они без приглашений ходили в гости к родственникам в соседние деревни в престольные праздники. Они знали в лицо всех жителей окрестных деревень и сел.
А что сейчас? На первый взгляд деревня процветает, некоторые дома – не хуже помещичьих усадеб. Но кто там живет, за высоким металлическим или кирпичным забором, порою, и ближайшие соседи не знают. А что они производят, овощи, фрукты? Нет! Они там отдыхают от города! В итоге – в окрестностях моей деревни в радиусе 30 километров нет ни одной коровы, ни одной лошади. Можно сказать: «Деревня уже мертва. А я последний коренной житель деревни. Занавес!»

Поднимается занавес – и на большом экране мелькают кадры кинохроники. Старая русская деревня, крестьянин с лошадью пашут поле, заключенные ГУЛага, военная хроника, кадры со Сталиным, Хрущевым, Брежневым, Горбачевым, современная деревня с заброшенными домами с заколоченными окнами, современные замки олигархов... В конце – цветущий сад.

На фоне кадров кинохроники звучит громкая музыка (может быть классика, орган, тяжелый рок  на усмотрение звукорежиссера, я в этом не разбираюсь, мне простительно, я последний коренной житель деревни). Музыка резко обрывается. В тишине диктор читает стихотворение Николая Алексеевича Мельникова «Поставьте памятник деревне»:

Поставьте памятник деревне
На Красной площади в Москве!
Там будут старые деревья,
Там будут яблоки в траве

И покосившаяся хата
С крыльцом, рассыпавшимся в прах,
И мать убитого солдата
С позорной пенсией в руках!

И два горшка на частоколе,
И пядь невспаханной земли,
Как символ брошенного поля,
Давно лежащего в пыли!

 И пусть поёт в тоске и боли

Непротрезвевший гармонист
О непонятной русской доле
Под тихий плач и ветра свист!

Пусть рядом робко встанут дети,
Что в деревнях ещё растут,
Наследство их на белом свете –
Всё тот же чёрный, рабский труд!

Присядут бабы на скамейку,
И всё в них будет, как всегда:
И сапоги, и телогрейки,
И взгляд потухший, в никуда!..

Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждёт свой смертный час!

Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы –
Одно лишь "Господи, помилуй!"
И вера в праведность судьбы.

Поставьте памятник деревне
На Красной площади в Москве...
Там будут старые деревья
И будут яблоки в траве...

Занавес опускается, а в темноте раздается звук топора, срубающего яблоню...







_________________________________________

Об авторе:  АЛЕКСАНДР КОЗЛОВ 

Родился в 27 мая 1954 года в подмосковной деревне. Закончил Московский Авиационный институт. Подполковник запаса. В юности начал писать стихи. В армии писал поздравления сослуживцам на дни рождения, участвовал в написании сценариев новогодних вечеров отдыха и КВН. Номинант национальной литературной премии «Писатель года» за 2018 год. Номинант национальной литературной премии «Писатель года» за 2021 год. Медаль «Владимир Маяковский 125 лет», учреждена Российским союзом писателей, Медаль «Федор Достоевский 200 лет». Победитель розыгрыша 5-го Кубка МФ ВСМ, обладатель Золотого Кубка МФ ВСМ 2020-2021 годов, награждён почетным званием «Звезда Фонда», Лауреат Международного Фонда ВСМ, Гранд Магистр Международного Фонда ВСМ. Публикации в альманахе «Детская литература» 2018 года, в сборнике Национальной литературной премии «Писатель года», в сборнике «Мир добрых сказок», в сборнике прозы Фонда ВСМ, в сборник новых сказок «Энциклопедия превращений», в 5-ом и 6-ом номерах альманаха «Русский рассказ», в нескольких номерах журнала «МАвочки и ДЕльчики».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
158
Опубликовано 01 май 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ