facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Сергей Давыдов: «Очень не хватает современного языка и какой-то борзоты»

Сергей Давыдов: «Очень не хватает современного языка и какой-то борзоты»

Редактор: Серафима Орлова





Интервью с Сергеем Давыдовым, драматургом, задумавшим изучить литературный мир за пределами театроцентричного текста с помощью обучения в ВШЭ.


От Серафимы Орловой:
Меня, как автора-многостаночника и как редактора, интересующегося самыми живыми и активными точками в литературном процессе, всегда привлекает то, что происходит на стыке жанров. Я всецело за, когда этому способствуют сами авторы, пробуя на вкус новые формы. Драматургия очень специфическая сфера, навык чтения пьес в современной литературоцентричной среде практически утрачен, и очень немногие прозаики и поэты рискуют броситься в эту незнакомую среду. А чем руководствуются драматурги, которые обращаются к другим литературным жанрам – прозе, поэзии? Поговорили с Сергеем Давыдовым об его наблюдениях прямо из эпицентра столкновения. Сергей проводит сам над собой эксперимент – будучи состоявшимся драматургом, он решил начать всё с нуля и поступил в магистратуру изучать литературное мастерство.

 
Новое обучение. Почему был предпринят этот шаг? 
Мне хотелось что-то изменить в жизни, испытать новые возможности. Из спортивного интереса подал документы в магистратуру ВШЭ. Это было такое “смогу ли я?”. Смог и очень удивился. Большинство моих одногруппников — очень крутые филологи, переводчики, у них за плечами хорошая академическая база и на парах я всегда наблюдаю высокий уровень дискуссии. А что у меня? Допустим, пишу хорошо. На вступительных нужно было сдавать экзамен по отечественной и зарубежной литературе, анализировать тексты. Творческое портфолио давало немного в общей сумме баллов. А что у меня есть, кроме биографии? Я закончил Аэрокосмический университет, и тот сто лет назад. Но так получилось, что я все сдал. Помню, Майя Александровна Кучерская позвонила мне, чтобы поздравить с успешно сданными экзаменами, и резонно спросила: «Сережа, вы маленькая звездочка, вы точно будете учиться?» А я уверенно, как я умею в стрессовых ситуациях, ответил: конечно! Хотя никакой уверенности я не имел. Меня напугало слово «звездочка».

Какие были ожидания от учебы? 
Ожидал, что сбегу с первой же сессии. Я не лукавлю. Я страшно несистемный человек. В школе я прогуливал большую часть уроков, на full-day работах грыз карандаши и мечтал, как пойду на обед и скроюсь в неизвестном направлении. В общем ничего нового я от себя не ждал. Но я уже сдаю третью сессию (во ВШЭ четыре сессии в год) и, что удивительно, на пятерки. Вышка поглощает тебя полностью, но делает это нежно. Знаешь, что нарисовано на заставке вышкинского приложения? Птичка в огне. На ней шляпка, она сидит на стуле и говорит: «Все супер».

Что можно сказать о реальном положении вещей спустя некоторое время? 
Сложно, но можно. Во-первых, у нас отличные преподаватели, и, следовательно, очень быстро ты получаешь хорошую научную базу, инструментарий. Например, в первых модулях у нас был предмет «Методы филологических исследований». Он был моим любимым: все эти структуралисты, формалисты, Потебня, Барт. Потом нарратология — ее вела талантливая преподавательница, а еще она ведет телеграм-канал «От авторки». Там много классного про феминизм, комиксы, квир. Это очень круто! Вообще, преподавательский состав моей магистратуры напоминает журнал «Все звезды». Мастера творческого семинара — Кучерская и Степнова, невероятно чуткие, по-семейному заботливые по отношению к авторам преподаватели. Действительно от Бога. Первую лекцию у нас провел Дмитрий Быков. Галина Юзефович вела курс по современной русской литературе. Я называю лишь медийные имена и не называю талантливых людей науки. Конечно, у меня есть некоторое несогласие с моим положением. Я жил в собственной квартирке, писал на заказ, никому не подчинялся и ощущал, что жизнь моя состоялась. Теперь я снова студент, времени на работу и пьесы остается очень мало, приходится писать прозу и эссе. Это странно, знаешь? Нужно себя пересобирать, перепридумывать. Но я решил проходить этот квест дальше.

Какой срез литераторов наблюдаешь рядом с собой? Удается ли знакомить их с драматургией? Что цепляет в драматургическом тексте людей, не погруженных в среду?
Мои одногруппники люди разновозрастные. В основном, женщины. В основном, очень начитанные. У нас нет ни конкуренции, ни зависти. Наоборот, все друг другу всегда помогают. Но, на мой взгляд, у нас довольно консервативный подход к литературе, мне очень не хватает современного языка и какой-то борзоты, которая есть в драматургии и актуальной поэзии. Что касается драматургии, то я пытаюсь ее пропихивать. То эссе напишу по пьесам, то статью на «Многобукв». Драматургия — это отличный лифт для автора. Конкурсы драматургии лишены снобства прозаических премий. Последние практически всегда консервативны, и чтобы выдвинуться на соискание, автор должен не только суметь опубликовать свою книжку в хорошем издательстве, но и убедить кого-то эту книжку номинировать. Мне, как человеку абсолютно театральному и не имеющему амбиций романиста, все это кажется душным и неэффективным. Конечно, мои одногруппники романоцентристы, как и большинство из нас. В России ты как бы настоящий писатель лишь тогда, когда написал роман. Ни пьесу, ни сборник рассказов, ни поэму, ни сценарий, а вот роман. Я считаю, что это полная ерунда. Не знаю, насколько со мной согласны одногруппники, но, кажется, мои речи про современную драматургию, про ее прогрессивность и демократичность, не вызывают раздражения. Иногда даже интерес. Но очень часто я чувствую себя лишним, таким вот «оторви и выбрось». Впрочем, это чувство со мной по жизни.

Мышление драматурга и мышление прозаика, мышление драматурга и мышление поэта. Ощущаются ли внутренние трансформации психики, когда пробуешь другие литературные формы? Что легко? Что тяжело? 
Ужасно тяжело писать прозу. Для меня это страшно многословно. Я либо придумываю поэтическое начало текста — и тогда появляется желание писать поэму, либо историю — и тогда хочется писать репликами и короткими описаниями. Возможно, у меня профдеформация — все же, я пишу пьесы с девятнадцати лет. Странно, что когда я пишу верлибры, мне совсем не трудно соединять поэзию, структуру и историю, использовать как сюжетные, так несюжетные текстовые генераторы. А в прозе мне вечно приходится выкручивать себя, как половую тряпку. Тут нужен нейропсихолог, чтобы поставить диагноз.

На семинарах в Липках утверждают, что драматург и поэт максимально далекие по принципу работы авторы. Как тебе удается подружить эти формы? 
Не вижу никакого противоречия. Допустим, поэты не так много думают о сюжете, но что насчет лиро-эпических жанров? Там есть все то же: сюжет, герои, боль, ускорение и ретардация, конфликт… В драматургии тоже много поэзии. Хорошие диалоги звучат, как верлибры, ритмично, у каждого персонажа своя тональность, темп, поэтика.

Какой театр дружественен поэтическим пьесам? Его принципы и признаки. 
Эпический. Шутка. Любой прогрессивный театр дружественен к поэтическим пьесам.

Есть ли поэты, которых хотелось бы открыть театру?
Хочу, чтобы моя подруга по магистратуре, поэтесса Лиза Трофимова, написала пьесу. Я ей все мозги проел. Еще мне очень нравятся поэмы Жени Некрасовой. Очень хорошо, что их ставят, но можно и побольше. Мне понравились стихи Лолиты Агамаловой. Я хорошо представляю, как она могла бы написать пьесу-манифест для театра.

Немного впечатлений от недавней премьеры «Республики», если можно.
«Республик» ставили уже немало. Люблю «Республику» Саши Вартанова на Storytel, потому что она сделана по любви. Люблю «Республику» в Русском драматическом театра — очень смело для Башкирии, национальной республики. «Республика» Гинкаса — огромная честь для автора. А скоро ее поставит Саша Кудряшов. Уже знаю, что получится круто.

Какие пьесы ты бы рекомендовал прочесть тем, кто хочет знакомиться с драматургией? Личные топы, симпатии, заметные новые авторы. 
Вику Костюкевич. Она пишет под псевдонимом Викентий Брызь. Ее «Рашен лалабай» и «Страна Вась» — чудесные пьесы-поэмы о родине, написанные настолько актуальным языком, насколько это возможно. Этого дико не хватает, например, прозе. Очень жаль, что Вику не ставят. Мне очень нравятся тексты Полины Бородиной — они совершенны и как литература, и как текст для театра. Олжас Жанайдаров и его постколониализм — топ оф зе топ. Тут мог бы быть длинный список имен. Не оскудеет наша земля на таланты.

Какие ошибки встречал у литераторов из других сфер, которые пробуются в драматургии (если встречал)? 
Главная ошибка — пресный, книжный язык и традиционный синтаксис.

Как видишь отношения драматургии и отечественного сценарного дела?
Вижу, что интереса к пьесам со стороны кино все больше. Мне кажется, из драматургии можно легко попасть в сценаристику, было бы желание. Но мне больше нравится театр.







__________________
Биографическая справка:

Сергей Давыдов родился 15 июня 1992 года в Тольятти.
Окончил Самарский государственный аэрокосмический университет. Магистрант гуманитарного факультета Высшей школы экономики.
Начал писать пьесы в девятнадцать лет. 
Участник фестивалей "Любимовка" (2014, 2015, 2017, 2020), "За! текст", финалист конкурсов "Кульминация", "Евразия" (2012, 2014, 2017), лауреат конкурса "Ремарка" (2016, 2017, 2020), "Действующие лица" и других.
Спектакль «Тверь-Тверь» вошел в офф-программу национальной премии «Золотая маска».
В 2020 году пьеса "Республика" была признана "Пьесой года" на конкурсе "Кульминация".
Спектакли представлены на площадках театра "Практика", Центра драматургии и режиссуры, Школы-студии МХАТ, Санкт-Петербургского театра юного зрителя, Московского театра юного зрителя, Государственного центра современного искусства и других.
Художественные тексты публиковались в журналах «Афиша», «Современная драматургия», "Октябрь", ZaZa (Дюссельдорф), «Мир фантастики».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
262
Опубликовано 01 апр 2021

ВХОД НА САЙТ