facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 185 август 2021 г.
» » Василий Бородин. О КНИГЕ ИННЫ КРАСНОПЕР «НИТКИ ТОРЧАТ»

Василий Бородин. О КНИГЕ ИННЫ КРАСНОПЕР «НИТКИ ТОРЧАТ»

Редактор: Максим Дрёмов


(О книге: Краснопер И. Нитки торчат. М.: Центр Вознесенского (Центрифуга), 2021.)



В книге Инны Краснопер действует своего рода счастливая непоправимость: любое слово можно спеть, станцевать, уронить и посмотреть на его слоги-осколки — но это, во-первых, не осколки, а открывшиеся ему, этому слову, двери в себя как в собственный дом и ум — и тут сразу вопрос: что же ему делать одному в себе-уме-доме?

Разбить частоту часто удается
легко. Частно,
через сохранение
оборота частностей,
через частоту
участия. Можно, в частности,
слова сохранить в
целости

Слово здесь как человек, которому тоже бывает и страшно, и радостно, и, прежде всего, бесконечно странно быть в себе самом: там бывает «не так», «никак», «не понятно как»; эти неопределённость и неопределимость ходят, как маятник или язык огня: от сжимающей дыхание тревоги — до освобождённости.

всё человеческое, оставленное тобою
в вне
в вне

покажет лицо
и это лицо может быть ужасным
и еще каким-то

С яростной настойчивостью  искусство здесь утверждает себя как «игра», но игра эта как будто печальная и потерянная, — игра, перешедшая в работу, и из работы — в священный долг, как вечерняя смена замученного врача.
Пластика этих стихов — балетная; балет — это трогательная или мучительная красота, предназначенная чужим глазам, но юмор и сама логика как устройство, порождающее юмор в этих стихах — это поверка-проверка каждым словом самого себя: гнётся ли колено, болит ли локоть; цела ли движущая сила гнева; слово здесь равно мысли, но не собирается к мысли сводиться, и, воплощая мысль, бунтует в свою автономную сторону.

кача я из стороны в сторону
кача я из воды в

кача я по воде по воду
по воде по — ров ну

кача я по году за годом
по годя за — годя
кача я и кача я, кача я и кача я

Тем не менее, эти слова-одиночки, делящиеся, как клетки, настаивая каждое на самом себе и на своём, поставлены одно за другим на тугой и пульсирующей магнитной струне (бунтуя против неё в свои перпендикуляры и персональные острые и тупые углы), которая не столько ведёт сюжет, сколько поёт объём, делясь и ветвясь с каждым шагом на новые струны и периодически сходясь воедино.

Смывать словами смыслы
Сливать словами мысли
Смыслять секунды смыслов
Смыслять. Рисунки виснут
Висеть на одной с мысле

Эта лирика только отчасти сродни нашим и немецким конкретистам, Елизавете Мнацакановой, Анне Альчук — осуществителям того типа остранения, заострения и выпрямления языка, когда читатель наконец чувствует: вот, наконец-то это поэзия как она есть и как должна быть; наконец-то я дома.  Инна Краснопер ставит под вопрос прежде всего именно это «я дома» — ломая уют предзаданной решительной «странной» прямоты, — ломая какой-то новой язвительной хрупкостью нового человека.

иногда надо срываться из начала в конец
а иногда — идти от начала к началу
или просто прыгать, руками задерживая

иногда надо — ничего не надо
а иногда — ничего уже и не надо



Фото Андрея Черкасоваскачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
338
Опубликовано 29 июн 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ