facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 186 сентябрь 2021 г.
» » Николай Подосокорский. ТАЙНА МАРМОЛЫ И ПОСЛЕДНИЙ МЕТАБАРОН. О ГРАФИЧЕСКИХ НОВЕЛЛАХ «ХОДОВЕРСУМА»

Николай Подосокорский. ТАЙНА МАРМОЛЫ И ПОСЛЕДНИЙ МЕТАБАРОН. О ГРАФИЧЕСКИХ НОВЕЛЛАХ «ХОДОВЕРСУМА»

Колонка Николая Подсокорского
(все статьи)

(О книге: Ходоровски А. Метабарон. Том 1 / Худож. Джерри Фриссен, Валентин Сеше, Нико Анришон; пер. с фр. Максим Трудов. - М.: Эксмо, 2019. – 224 с.: ил. – (Комиксы. Современная классика).



Чилиец Алехандро Ходоровски, отметивший в феврале своё 90-летие, всемирно известен не только как режиссер сюрреалистических киношедевров «Крот», «Священная гора», «Святая кровь», «Бесконечная поэзия» и других, крупнейший специалист по картам Таро и практикующий психомаг, но и как писатель и, в частности, автор графических новелл научно-фантастической направленности, получивших собирательное название «Ходоверсум». В основу «Ходоверсума» легли наработки маэстро к «величайшему из так и не снятых фильмов» – экранизации романа фантаста Фрэнка Герберта «Дюна», в которой были задействованы Сальвадор Дали, группа Pink Floyd, будущие создатели «Чужого» Дэн О’Бэннон и Ганс Гигер. Замысел Ходоровского был настолько прорывным для середины 1970-х годов, что шокировал продюсеров, и в итоге картину поручили сделать более умеренному Дэвиду Линчу, однако «Дюна» последнего имеет крайне мало общего с «Дюной» Ходоровского».

В настоящее время вышло почти 40 комиксов, разрабатывающих авторскую концепцию «Дюны» – по сути это такие альтернативные «Звёздные войны» (правда, задуманные ещё до выхода космической оперы Джорджа Лукаса), но гораздо более мрачные, глубокие и безумные. Графические новеллы Ходоровского, созданные в сотрудничестве с разными художниками от Мёбиуса до Хуана Хименеса, начали выходить в начале 1980-х годов и издаются до сих пор, то есть скоро исполнится 40 лет этой эпопее, давно ставшей классикой и оказавшей заметное влияние на западную культуру от «Терминатора» до «Пятого элемента». Именно в серии «Комиксы. Современная классика» были выпущены на русском языке несколько графических новелл «Ходоверсума»: «Инкал», «Метабароны (в двух томах), «Метабарон. Том 1». Ожидается, что вскоре выйдут и другие части, включая «Техносвященников».

Действие «Ходоверсума» разворачивается через 30 веков от нынешней эпохи - человечество к этому времени давно покинуло Землю, освоило другие планеты и галактики, большинство людей стали мутантами и киборгами. В центре этой Вселенной находится планета Мармола (аналог Арракиса из «Дюны»), которой издавна правил клан баронов Кастака, хранящий секрет эпифита (аналог спайса) – чудесного вещества, обладающего мощным антигравитационным действием и до конца не изученного.

Ходоровски так описывает эту планету: «Мир Мармолы похож на двор короля Артура, и мраморная планета – это разновидность Грааля. Грааль – минерал, каменный кубок, содержащий живую субстанцию, отмеченную божественной сущностью, – кровь Христа. Поскольку она может в нём храниться, этот сосуд священен. Дева Мария – тоже Грааль, потому что она вынашивает Христа. Её материальная оболочка способна хранить в себе божественную силу. Согласно гностическим учениям, материя содержит в себе божественную искру. Её нужно только высвободить. Мармола состоит из мрамора, самого холодного минерала; на ощупь он словно весь из спрессованного холода. Но внутри таится самая драгоценная живая материя галактики, эпифит: он словно магическая сила, божественная способность».

Интерес Ходоровского к научной фантастике отчётливо сформировался ещё в шестидесятые. В одном из интервью 1974 года он заявил следующее: «Мне кажется, мир, в котором мы живём, превратился в тюрьму. Единственная возможность для человека сбежать из этой тюрьмы – искать в жизни новые возможности. Их и предлагает научная фантастика. Это самая свободная в мире литература. Поэтому она вызывает у меня восторг. <…> В шестидесятые я начал читать научную фантастику. Официальная, буржуазная, псевдоинтеллектуальная педантская литература меня душила: там витиеватым языком умно рассуждали исключительно о постели или падении человека. Помню, однажды я выбросил в окно полное собрание сочинений Пруста и Дерриды. Научная фантастика меня спасла. “Мир Нуль-А” позволил мне узнать о создателе неаристотелевой семантики, Альфреде Коржибски. Два его высказывания изменили мою жизнь: “слово собака не кусает”, “карта не есть территории”. Точно так же перевернула моё сознание “Дюна”, “Три закона роботехники” – настоящие скрижали морали – и “Город”, пророчество, которое, надеюсь, никогда не сбудется».

Отвечая однажды на знаменитый «опросник Марселя Пруста», Ходоровски так сформулировал своё кредо:

«– Что Вы цените в мужчинах? 
– Способность уноситься сознанием далеко за рамки тела. 
– Кем Вам хотелось бы стать? 
– Вселенной. 
– Ваш любимый цветок?
– Девственная плева.
– Ваши любимые литературные персонажи?
– Геракл, Метабарон, господин К., Джон Дифул и Ален Мангел.
– Какие исторические личности вызывают у Вас антипатию?
– Будда (папенькин сынок).
– Какой природный дар Вы бы хотели иметь?
– Член на пять с половиной сантиметров длиннее.
– К каким недостаткам Вы наиболее снисходительны?
– К добровольному инцесту». 

В этих ответах – весь Ходоровски, сочетающий грубую телесность и тонкий мистицизм, вселенский размах и сосредоточенность на малом, торжественную серьёзность и чёрный юмор, прекрасное знание древней оккультной традиции и отрицание всяких авторитетов. Его Ходоверсум, созданный безграничной игрой воображения, почти не имеет табу – сексуальных, религиозных, моральных, каких угодно – значение имеет лишь сила творчества, направленная на создание души и расширение сознания.

Мир Ходоровского наполнен жесточайшим насилием и невыносимым страданием живых существ, с лёгкостью приносимых в жертву прихотям безумных вождей вроде технопонтифика или техноадмирала Вильгельма-100, больше похожих на демонов Даниила Андреева, упивающихся человеческой мукой и болью. Технотехи, опустошающие целые планеты ради достижений науки и совершенствования новых технологий, столь же отвратительны, как и Орден «монашек-шлюх» Шабда-Уд, лелеющий планы заполучить власть над Вселенной, но бестиарий Ходоверсума слишком велик, чтобы даже упомянуть его главных чудовищ в небольшой заметке.

На этом фоне каста метабаронов (потомков барона Кастака Отона, вынужденного покинуть Мармолу) – не ведающих пощады воинов, способных в одиночку побеждать огромные армии – выглядит одновременно воплощением ситхов и джедаев, с той разницей, что рыцарей-джедаев может быть много, лордов-ситхов только двое, а метабарон – лишь один. Каждый сын метабарона проходит безжалостную инициацию, при которой последовательно лишается разных частей тела, заменямых на умные протезы. Если фильмы Ходоровского наполнены разными безрукими и безногими инвалидами, вызывающими, скорее, жалость, то в его комиксах через утрату человеческой плоти герои становятся лишь сильнее и неуязвимее, что, впрочем, не делает их чище и мудрее. Кульминационный момент инициации метабарона – убийство в поединке собственного отца – отсылает и к древним мифам, и к эзотерическим представлениям о переселении души.

Пятый, последний метабарон желает прервать эту порочную цепь семейного насилия, каждый раз оборачивающегося насилием целой Вселенной, и отказывается от многолетней традиции клана – у него нет имени, нет жены, нет потомков. Впервые Безымянный метабарон появляется в комиксе «Инкал» (1981–1988), ему же посвящена восьмая книга «Метабаронов» (2004) и целая графическая новелла «Метабарон» (2016–2018). В первом томе «Метабарона» наконец раскрывается происхождение Вселенной и тайна эпифита, обладающего не только редкими свойствами, но и сознанием. Эта одухотворённость эпифита контрастирует с бездушием героев-киборгов и даёт надежду на преображение Безымянного и погрязшей в пороках Империи.


скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 306
Опубликовано 15 окт 2019

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ