facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 148 ноябрь 2019 г.
» » Евгений Попов. ПАЛИСАДНИЧЕК

Евгений Попов. ПАЛИСАДНИЧЕК


(рассказ)


Трагична история отдельных молодых людей. У них иногда из-за малого пустяка рушится вся жизнь, и они оказываются за бортом, лишь изредка выплывая на поверхность глотнуть воздуху.

Вот у нас в городе К. есть один знаменитый человек, переменивший восемьдесят одну работу. И который прекрасно известен всему городу. Да и сам он город неплохо изучил. Восемьдесят одна работа! Изучишь!

А ведь будучи мальчиком Виталенькой он, с целью экономии денег для семьи, ходил в вечернюю школу № 1 и там очень прилежно занимался, определяя по карте, где какая расположена страна, кроме Советского Союза, а также почему обезьяна встала на задние лапы и пошла.

Любовь! Любовь губит молодых людей. Любовь. Вот я сам пропал из-за любви. Да уж и ладно, не обо мне речь...

Он влюбился. И это естественно - с чего же еще начинать молодому человеку свою сознательную жизнь?

Старшая сестра у него была, которая изучала в химико-технологическом институте химию и технологию. А у той была подруга, которая тоже изучала в химико-технологическом институте технологию и химию.

Вот ведь как интересно получается! Он учился, сестра училась, и его любовь - подруга сестры - училась. Они все трое учились. Да и мало того, что они трое! В СССР все учились. Я тоже учился. Я закончил Московский геологоразведочный институт имени Серго Орджоникидзе. Учились  все. Что из того, что один - на дипломата высшей категории,  другой - на рубщика мяса. Все мы делали сообща одно общее дело. Все мы что-то строили, и несомненно, что-то построили. Учились и научились.

Но вернемся к нашим влюбленным.

Вычерчивая за школьной партой вечерней школы чертежные фигуры, милый мальчик Виталенька вздыхал и грезил:

- Ах, если бы, если бы, если бы... - думал он. Но чертил, надо заметить, очень прилежно и толково, как будто бы и вовсе ничего не думал.

И, вздыхая, он выходил и шел к себе домой, на улицу Достоевского, где около их семейного дома был палисадничек, наполненный черемухой.

А тут так всегда случайно получалось, что и студентки в это же время заканчивали свои труды по освоению высших знаний. И стояли близ палисадничка, взявшись за руки и глядя друг дружке в глаза.

- Зачем это я буду выходить замуж! - говорила Виталенькина сестра, у которой физиономия была похожа на собачью (из-за кудряшек).
- Останемся друзьями, верно? - говорила Виталенькина любовь. - Махнем куда-нибудь на Землю Франца-Иосифа, где синеет море и алеет восток. Там мы с тобой будем делать что-либо полезное и нужное для Родины.

И от избытка чувств подруги целовались. И не смущало их, что на улице Достоевского блатной Скороход, регулярно ревнуя, часто выбрасывал свою бабу из окошка, отчего женщина кричала, раздирая руками одежду.

И не тревожило их нарисованное на стенке барака мерзкое изображение с надписью «ЭТО ГОЛОВА ПРОФЕСАРА ДОУЛЯ».

И не мешало им еще многое, что я с разрешения начальства опишу в других рассказах. А вот Виталенька - он им жить мешал.

Когда его фигура, имеющая под мышкой картонную папочку с тесемками, появлялась из-за угла, подруги каменели и Виталенькина любовь цедила сквозь зубы:

- Тащится!

А ведь он был очень робкий. Он подходил и говорил:

- Стоите?
- Стоим, - отвечали подруги, начиная шептаться и хихикать. И бросали на влюбленного косые взгляды.
- Ну, я пошел, - говорил он.

И уходил, проводя бессонные ночи.

Он утром спрашивал сестру:

- Как ты думаешь, меня мог бы кто-нибудь полюбить?
- Мог бы, мог бы, - отвечала сестра, мажа свою собачью физиономию ланолиновым кремом и распутывая бигуди. - Мог бы, если б ты смог бы.
- Ну, я пошел, - вздыхая, говорил Виталенька и отправлялся таскать телеграммы, учась по вечерам в вечерней школе.
- А вот твоя подруга. Она... с кем... живет? - спрашивал он иногда, сглатывая слюну и замирая сердцем.
- Ты учись, учись, болван, - говорила сестра. - Шибко много хочешь знать.

А он в ответ все вздыхал и вздыхал. Он тогда все вздыхал. Это сейчас он стал - не Виталенька, а волк тамбовский. На ходу подметки режет, причем даже и не нарушая Уголовный кодекс.

И вот как-то он шел из школы, неся полный дневник пятерок и четверок, вздыхая и мечтательно глядя на месяц, который был уже рогатый.

А подруги заметили его издали и, чтобы избавиться от человека, нарушающего их думу и мечту, ругаясь полезли в палисадничек, где черемуха уж вся расцвела, уж и пахла пьяняще - белая такая черемуха, кипень черемухи в палисадничке.

Молодой человек облокотился о штакетник.

- Ничего. Скоро последние испытания будут позади. Я поступлю в институт, а она еще пожалеет.

И при этом глядел на месяц. А затем крякнул и стал справлять малую естественную нужду, которую справлять по причине отсутствия на улице Достоевского канализации следовало бы в дощатом помещении. А оно было далеко.

Шуршала струя. Красавицы долго крепились, а потом выскочили из кустов с громкой и даже нецензурной бранью.

А молодой человек остолбенел. Из его горла вырвались рыданья. Он зашатался и с расстегнутой ширинкой пошел в дом, закрыв лицо белыми руками.

После чего вся жизнь его испортилась. В армии он попал в дисциплинарный батальон, но вышел по амнистии к очередному юбилею Великой Октябрьской социалистической революции. После чего сменил восемьдесят одну работу, облысел и запустил бороду до груди. Подметает улицу. Сидел в тюрьме за экономические преступления.

И это очень яркий и поучительный пример того, как трагические пустяки любви губят биографии. Кто знает, что могло бы выйти из этого человека, не случись с ним в ранней юности, когда психика молодежи еще не окрепла, такая жуткая нелепость? Вполне возможно, что он мог бы стать кем-либо очень достойным. Например, депутатом Государственной Думы 7-го созыва.

А взять меня. Знаете, как я пострадал от любви? Не знаете? Так знайте. Я влюбился в одну длинную черноволосую стерву, и она мной помыкала, как будто я - вьючное животное. А ласки мне дарила, лишь сильно напившись водки. С этой целью я с ней приучился пить водку. Потом стерва меня бросила, а водку я пить не оставил.

Тут она меня недавно нашла. Нашла. Она приходит ко мне. Она приносит мне колбасу и водку. И она целует меня, и она говорит, что жить без меня не может. А только я ей не верю. Я погорел и сгорел. А она замужем за  хорошим человеком, как и все черноволосые  стервы.

И те две - они тоже неплохо устроились. Виталикова сестра с мужем недавно купили машину и ездили на ней по Средней Азии, кушая бешбармак... А виталенькина любовь переехала в Тель-Авив и что там теперь делает - это уж мне неизвестно. Я ведь не Бог, чтобы все знать.  Может, даже уже умерла. Время быстро идет и уходит неизвестно куда. И восходит солнце обратно…







_________________________________________

Об авторе: ЕВГЕНИЙ ПОПОВ

Родился в Красноярске. Окончил Московский геологоразведческий институт им. С. Орджоникидзе. Один из создателей журнала «Метрополь». Один из основателей Русского ПЕН-центра. Автор многочисленных изданий, среди которых «Знамя», «Новый мир», «Волга», «Вестник новой литературы», «Вестник Европы», «Огонёк», «Эсквайр», «Сноб» и др. Лауреат множества премий: журналов «Волга», «Знамя», «Октябрь», премией Союза писателей Москвы «Венец», премией «Триумф» и др. Автор более десятка книг, среди которых «Жду любви не вероломной», «Душа патриота», «Мастер Хаос», «Аксёнов» (в соавторстве с Александром Кабаковым), «Арбайт. Широкое полотно» и др.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
637
Опубликовано 27 апр 2019

ВХОД НА САЙТ