facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 125 сентябрь 2018 г.
» » Григорий Калёнов. НЕМЫСЛИМО ЖЕ!

Григорий Калёнов. НЕМЫСЛИМО ЖЕ!


(рассказ)
 

На гроб старая не жидилась. Заказала добротный. Не ту пластмассу, что разваливается под куском мокрой земли. Куда там, даже братов кулак выдержит! А у него силищи!.. Да уж… И пусть сосновый, пусть без излишеств… Зато надежен, как лопата. Да и красивый. Подушка, одеяльце... Обивка! Всё в цвету, порядочно.

Да и что нам эта сосна? Сосну палить скверно – только и трещит, да огнём брызжет. А гроб-то вполне ничего, держит. Ну а дальше кто его знает? Будущее оно неизведанно и никому не ясно. Полежим, как говорится, увидим…

…а лежать тесновато, конечно. Но такова природа гроба, как ты его не верти. Костюмчик туговат, мерят ведь ровно в плечи. Не перина вовсе… Прости Господи, чёрта-с два достойно уложат!.. А всё потому, что олухов немытых берут, руки у них чтоб поотваливались! Немыслимое же дело…

Ну что, ну что ты скрипишь опять, Григорий Сергеевич? Неугомонный… Ась? Тяжело под рухнувшей крышкой? Земля давит? Ну вот и не ворчи тогда! Покою, видите ли, ему нет… 

Скряга бездушная. И вечно не в духе. Мешаем, всё скрипит, думать. Да почто всё размышлять? Додумался уже. Каменюка твоя – не памятник это вовсе, а дрянь какая-то! - заросла с башкой, никто уж и не приходит. 

Какая-такая внучка? Когда это? Ну-ну. Что-то нечасто балует. Внучка... Вот моя приходила, а? Венок поставила, красота! А у тебя? Ни гвоздички! То-то же!

Григория Сергеевича, вот уж честно, не люблю. Себе на уме… Да и где ум-то нашёлся?! Важный какой, а сам лежит с краешку. Скоро и вовсе в овраг скатится, кости на воздух казать. Водичка-то подмывает потихоньку… А ветра снаружи не сахар. И будет охота умничать, других затыкать.

Другое дело, мой товарищ Роман. Чрезвычайно развит. И расположился умно, аккурат под берёзой. Всего в трёх участках отсюда. Согласитесь, уютно. Порой и зависть найдёт, но только слегка. Романа я всё-таки уважаю. Всегда поддержит, рассудит любую свару, как полагается. И совершенно не умник. Куда там Григорию Сергеевичу с пустой болтовнёй об этой – тьфу! – херософии и прочей бесполезности?.. Немыслимо же! Такая глупость, вот уж честно…  Зато поза, будто важнее всех.

А вот у Романа всё по уму. И местечко хорошее, и заборчик аккуратен, и сорняков не растёт, - жена пока ходит. Только одна печаль у Романа – настойчиво боится сырости. А в нашем деле сырость – первый сосед. Вот и мучится бедолага. А уж как дождь пойдёт, тут совсем... И супруга не радует. Серчает помаленьку Роман, придирается... Мол, почему рюмочку крепкой не принесла? Раньше ставила около памятника в пластиковой таре. Неужто подорожала? Да причём здесь тара, ругнулся даже, когда не разобрал сразу я. Водка!..

И спасения нет. Даже Владислав Андреевич, известный знаток, - доктором, между прочим, служил – не сумел выручить…

Владислав Андреевич он, конечно, голова. Может посоветовать толковый ход. Уж если что, сразу к нему обращаются. Так у Настасьи Алексевны позвонки ломило! Мочи терпеть не было! Уж и хрустела она, как могла, и бряцала костью, а облегчения – шиш! И что же думаете? Да… Поскрипел, поцарапал крышку загадочно, вроде бы даже кто-то слышал хрип (дело же немыслимое!) – и через неделю Настасья Алексевна расцвела. Краше, чем ложилась.

Ну а с Романом вот не срослось. Так и страдает. Но всё же – золотой малый – держится. Не даёт себе унывать. Мы, конечно, стараемся подсобить ближнему. Осаждаем его посильно. Что же тут, спрашивается, унывать? Но без толку. Чужая могила – потемки.

Роману ещё что… Поводов погрустить у нас хватает. Вот, например, Татьяна Борисовна! Ей-то совсем не сахар. Несчастная соседка, вот уж где правда! Давно не приходил никто, не прибирался, но это полбеды. Так какая-то сволочь ещё и влепила ботинком посеред кресту. Ни стыда, ни совести. Ну тот и завалился, треснув, напрочь! Мне или Ромке было бы обидно, – ещё бы, какая наглость! - а ей и того пуще. Она всё-таки женщина, у них строго на этот счёт. Безрадостная, в общем, картина. Лежит теперь измученная, переживает. Ну а как же ещё?.. Немыслимое, в общем-то, дело.

Вообще, здесь скучновато. Нынешнее поколение взяло моду... Не ходят совсем! Заглянет лишь старушка, другая, - а на них и взглянуть уже охоты нет. Тащится по тропинке, спотыкается, пыхтит... Вот-вот и сама ляжет рядом. Да случилось, кстати, у нас – одна растянулась! На льду. Так и не встала, представляете. И всё-таки, удивительно мудрая женщина – сама ведь дошла!..

Зато яму по соседству отрыли. Соседи заедут на днях. Хоть какое разнообразие.

Многого, многого не хватает нам. С тоской, например, поминаю картишки. Или домино… Было же время! Они точно бы к месту здесь пришлись, точно вам говорю! Но где же ты их возьмёшь? Вот именно, негде… Старая разве догадается закинуть? Ни черта подобного! Впрочем, и карты держать уже нечем. А рубить в дурака с мастью нараспашку дело ли? То-то и оно… Немыслимо…

Да не скрипите вы, Григорий Сергеевич, не скрипите. Никаких карт, никаких, спокойно. Да помню я, что вы, собственно, потому здесь и оказались. И что же? Не возмущайтесь так. Уверяю, даже если бы у нас чудом оказалась колода, второй подобный раз вам бы наверняка не грозил.

Хе-хе. Как я его? Да… Сила ума, знаете ли, первая среди прочих. Вот и Роман оценил. Аж защёлкал от удовольствия. Любим мы дразнить Григория Сергеевича. Больно надменен. Да было бы с чего… Но и всё-таки мы по-доброму к нему. Чудак, конечно, и балбес порядочный, но мы же – не звери какие…

А Григорий Сергеевич ах как сердится. Любо-дорого... Вот-вот, кажется, встанет. Ан нет – и только заскрипит обидчиво на всю округу…

Вот Ивана, соседа моего, ничем расшевелить невозможно. Плюёт на всех. Важная персона… Да не больно-то и хотелось! Мдя… Вроде бы и дрянь полнейшая, а что-то любопытное в себе таит, собака. Но вот понять, что именно – никак… Немыслимо, знаете, просто!

Впрочем, ну его к чёрту! Презирает, видите ли, нас. Так смердит, что на всё кладбище слышно. Лучше остальных будто. Лежишь наглухо забитый в ящик, а ещё строишься. Перед кем, дурачок? Важный как пингвин. А на камешке и надпись неразборчивая, и даже лавочки не пристроено. Выпендриться все ему надо. Нет, ну представляете? Скучный просто, и сообщить нечего, делов-то. Я таких встречал, не в первой, кое-что понимаю. Откуда взяться важности, если и не было её никогда? Наглость немыслимая!

Дешёвые понты, как любил выражать внучара мой. Уважаемый, между прочим, человек, хоть и засеря настоящая… А этот… Просто хочет походить на Дмитрия Кирилловича. Вот это – глыба, с ним и сравнить некого в нашем грешном уголке. Совершенно другой сорт. Знаете, мгновенно внушает. А уж участок у него… Да не участок это вовсе, песня! Широченный, завитушечки стройные на заборе, отделанные дорожки!.. Памятник – больше человека! И он сам на нём во весь рост! Солидный, уверенный, по одним глазам всё понятно…

Друзья его на лучшем месте четыре старых могилы в гранит закатали. Чтоб пространство освободить. Товарищество! Да и правильно, чего уж тут. Лежат старики эти, позабытые давно. Им ничего уже и не надо – потеснятся, - и никаких трагедий. А Дмитрию Кирилловичу без соответствующего надела нельзя.

А перстни-то, перстни какие!.. Не пожалели друзья! Дамы к нему с особым трепетом относятся, а мы уж и боимся лишний раз побеспокоить. Да, вот где настоящая сила покоится. Уж точно не в Григории Сергеевиче с его непонятным скрипом и глупом Ваньке с пустой надменностью. Здесь, здесь! Как жаль, что не каждый этого поймёт…

Ого! Кто это там приехал? Ничего себе! Праздник сегодня что ли какой? Откуда столько народу? И все лезут через калитку, торопятся. Заходите, гости дорогие! Наконец-то свежие во всех смыслах лица! Будет о ком посудачить…

Ну эти девять человек наверняка к чурке Феде. И кто позволил взять ему исконно русское имя? На фотографию взгляни и сразу понятно станет – чистокровный чучмек. Тетки грузные, смолистые, видеть тошно. Терпеть их не могу, вы уж простите мне. Разве можно тварь такую хоронить рядом с порядочными людьми? За оградой если только. Никакого покою вовек не будет…

Но ему не до меня сейчас… Ясно дело. Где же моя старуха? Запропастилась куда-то, будь она проклята. И так почти не заглядывает, а тут ещё и опаздывает. Ну сколько же можно!?

Ух, ничего себе! Несут, несут! Кошёлочку мою! И ты здесь теперь, уж скучно нам вместе не будет! Скучал по тебе, моя старенькая. Не надышалась без деда, изжога? Не успела нагуляться? А я предупреждал!

Эй, подлец старый, ну чего ты к ней хлебалом своим тянешься! А ну!.. Опускайте уже. А я всё голову ломал, кого же рядом поселят! Вот для кого рыли вчера!

Да уж, меня столько народу не провожало… Да и гробик у неё… Тьфу, тварь старая! Себе всё-таки дорогой оформила! А мне так, дрянь, на которую и копейки жалко! Нет, ну вы представляете?! Даже никто ко мне не подойдёт! Совсем позабыли о старом? Два шага что ли лень сделать? Или я хуже какого другого покойника тут?!

Немыслимо же!..







_________________________________________

Об авторе: ГРИГОРИЙ КАЛЁНОВ

Родился в подмосковном городе Электросталь. Заканчивает Литературный институт имени Горького. Публиковался в журнале «Наша улица» и альманахе «Пятью пять». На данный момент занимается спортивной журналистикой.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
740
Опубликовано 14 мар 2018

ВХОД НА САЙТ