facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Елена Зейферт. AVE, ДЕТСКИЙ АНГЕЛ, МНЕ ЛЮДНО

Елена Зейферт. AVE, ДЕТСКИЙ АНГЕЛ, МНЕ ЛЮДНО


(рассказ)


Я отпустила его от себя десять лет назад.

– Я очень взрослая, иди же!

Он удивился, подошёл ко мне вплотную, взял меня ладонями за предплечья:

– У тебя детские глаза, острые локти и почти прозрачная кожа.
– Уйди, ты мешаешь мне жить, – твёрдо повторила я.
– Тогда научись не гореть.

Я не видела его, и меня это раздражало. Я почти уверена, что говорила тогда сама с собой.

– Я воин. Я всегда буду с тобой, – упорствовал он. Наверное, он потрогал в этот момент мои кофейные волосы. 
– Пошёл вон, – медленно выдохнула я. 

Он ушёл, и моя жизнь изменилась. Меня больше никто не оберегал от мужских глаз, рук, слов и желаний. Теперь я сама решала, с кем мне быть.
Пока он был рядом, я никогда не делала ни одного шага к мужчине. Наоборот, мужчина приближался ко мне на шаг, а я отступала от него на пять. В тяжёлом, как мёд, мирке рождались незрелые кристаллы грёз.
Теперь я изменилась внутренне и перестала меняться внешне…
Мужчина оценивающе смотрит на меня и кивает себе – да, да,  это именно то, что я искал. Он податлив взглядам, словам, щелчку пальцами, окрику, закидыванию лассо, ласкам. Но я ничего не делаю, мои руки пусты. Я нашла клавишу удовольствия и довольна. Начисто отметаю поэтику пауз, выжиданий, волшебных исчезновений, а в них немалая часть правды любви. Я естественно равнодушна и естественно влекома. Мужчина видит, как я таю, ибо моя кожа уже не граничит с лепестком белой розы. Меня хочется положить на язык. Я ровное пламя. Статуя из ставшего гипсом молока. Красивые мужчины ищут игры со мной. Особенно я завораживаю драконов, на три года младше себя. Стайка дракончиков, как стайка птиц, волной поднимается с земли, устремляясь к добыче, и, редея, человеческое поле замирает. 
Всему есть предел. Я закрываю глаза. Становлюсь на колени, опускаю голову, и мои волосы ссыплются на землю… Так я прячу глаза.
Мужчин возле меня становится всё больше. Мне людно. Я не подпускаю никого на расстоянии вытянутой руки. Их письма, сообщения, звонки многочисленны и однотипны. В воздухе пахнет потом. Неужели было другое время?
Я так хотела окутать себя мужским светом. Я вся пылала. А ангел отбрасывал от меня мужчин, они жёстко ранились о стену, и куски их статуй лежали на мостовой. Мне хотелось кричать, без объятий света было очень холодно. 
Мне было двадцать, когда одним июньским днём мы с моей новой знакомой-ровесницей Наташей пошли к речке. Это место называли Лесок – искусственное водохранилище у берёзовой рощи. Если мне двадцать, то это майка, очень коротенькая юбка, очень длинные волосы, собранные в хвост на самой макушке и рассыпающиеся по спине. Я худенькая, белокожая. В пляжной сумке – блокнот для стихов, пластиковая бутылка воды, печенье, тоненький, из двух полосок зелёный купальник.
Уже не помню как именно, но с нами познакомились два мальчика. Мы были студентки, после третьего курса, а они оба – шестнадцатилетние, только что перешли в одиннадцатый класс. Из Леска мы все вместе шли домой пешком, долго, часа четыре, было очень весело, естественно, хорошо. Мальчики распределили между нами своё внимание. Наташе достался крепкий, ладный Вадик, а мне – высокий, худенький Алексей. Мы обменялись адресами, домашними телефонами и расстались.
Я больше не встретила ни разу ни Наташу, ни Вадика, ни Алексея. Он понравился мне. Осторожно, по миллиметру я впускала его в свои грёзы. Иногда я мысленно разговаривала с ним и о чём-то советовалась. По иронии судьбы, я каждое утро шла на автобусную остановку мимо его дома.
У меня и мысли не возникало поискать Алексея, напомнить о себе. Детский ангел либо болезненно гримасничал внутри меня, либо обрушивался воздушным водопадом на мою голову, либо просто держал за обе руки. Я не знала о его присутствии. Но пока ангел был рядом, я не допускала и мысли, что могу повлиять на ситуацию – намекнуть молодому человеку, что хочу общения. От скольких отношений меня обезопасил детский ангел! Через полгода я встретила ровесника-интеллектуала, и тот увлёк меня в свой рушащийся, многоугольный, шахматный мир ферзя и пешек. Под его обломками образ Алексея погиб. Детский ангел, ложась передо мной, не давал мне двигаться к новому знакомому.
Прошло двадцать лет. И десять лет с той поры, как я прогнала ангела. Недели две назад я вдруг как что-то неуловимое (было или не было?) вспомнила эту прогулку из Леска. Не помню никаких тем, никаких прикосновений – только эфемерную радость обретения. Будто трогаешь руками рождающийся предмет. Еще не знаешь, какую форму он приобретёт, будет крепким или хрупким. Будет ли… Перебирая наощупь ассоциации, вспомнила фамилию Алексея. На секунду подумала – поискать в Интернете? Распространённая русская фамилия, вряд ли найти. Да и зачем? Всё умерло, пепел немного держался, но давно упал с выкуренной сигареты.
Вспомнила лишь на минуты, и, прокрутив в голове остатки той прогулки, забыла. Уже не вернулась бы к ней. И вдруг сегодня утром ко мне в Фейсбук стучится 37-летний мужчина из Германии. Это тот же Алексей, у него раньше была русская фамилия, а теперь он сменил её на немецкую. Волнуясь, он на русском языке, но латиницей пишет о том дне, вызывая у меня воспоминания.
Моему удивлению нет предела. Но я удивлена не появлению Алексея. А своему поведению – зачем я вспомнила о нём? Мне мало мужчин? Я хочу властвовать и над прошлым? Над тем временем, когда ангел защищал меня от властолюбия. Алексей рвётся в мою жизнь, он хочет приехать, я отвечаю очень сдержанно, а потом быстро перестаю отвечать… Он настаивает, но я уже ушла в небытие. В свои двадцать я была старше и мудрее себя сорокалетней – мне были неведомы ранящие меня чувства, к примеру, ревность. Я держалась на далёкой дистанции от разочарования. Сейчас я возвращаюсь к себе и предельно избирательна. Красивые мальчики моей юности теперь влюблены в меня. А я равнодушна.
Что ж, я умею вызывать мужчин силой мысли. Совершенно не нужная способность. Стоит подумать о ком-то с нежностью, а он уже стучится,  фотографирует твою кожу, дышит воздухом у твоих губ? Врагу не пожелаешь.
Мне нужен мой воздух, открытое пространство и возвращение к самой себе. Зову детского ангела – пожалуйста, вернись. Но – увы, такие уходят безвозвратно. 
Я стою в центре невидимого круга, окружённая прозрачной стеной света. Мужчины кладут руки на её стекло, внимательно глядят внутрь. Меня хорошо видно, но я недоступна. Детский ангел создавал эту стену непрозрачной, я в позе зародыша лежала в центре круга.
Теперь мне подвластны все мужчины в моей орбите. И ко всем я холодна.  Мне невыносимо их даже видеть. Я отталкиваюсь ногами от земли и вдруг взлетаю. Ещё одна и на этот раз совершенно волшебная способность.  
Интересно, как высоко я могу подняться? Нужно ли держать руки, как птице крылья, или махать ими? Я проверяю – могу делать руками всё, что хочу, мой полёт свободен.
На улице жарко. Взлетаю над домом, заглядывая на балконы, не встречая ответных взглядов людей, и понимая, что меня никто не видит. Ещё выше… Город внизу, пугающая игрушка. Люди как голуби сгрудились на московских площадях, вздуваются вены Третьего транспортного кольца в районе Ленинградки и Беговой. Звуки города заметно тише.
Слышу чей-то учащённый сердечный стук. Так можно ощущать только своё сердце.
Я оглядываюсь. Кожа лица его такая белая, что белки глаз сливаются с нею. Глаза очень светлые, едва видимого голубого цвета. Он лежит в воздухе, закинув руки за голову. Но черты лица его напряжены, глаза встретились с моими и ждут. Стоит протянуть руку, и я вновь обрету его.
Я всегда любила только его. Даже не подозревая, что он не ангел. Быть может, он и не человек.
Как заведённая, я твердила мужчинам – держитесь огня, иначе перестанете быть светом; будет ярко и ясно; огонь не отбрасывает тени, поскольку не препятствует прохождению света сквозь себя; он сам источник света, и свету возле него хорошо; свет существует, а тень – нет; она лишь отсутствие света; тень – дыра в человеке.
Я всегда горю своим привычным пламенем.
Его губы цвета тепла.
Мы спускаемся с неба, падая на землю. Он встаёт, подходит ко мне и легонько, но настойчиво обнимает. Он намного выше меня, и моё лицо упирается ему в грудь. Мне холодно.
Он похож на тающую ледяную фигуру. Настоящее время для нас сконцентрировано, таяние сверхмедленно, но его руки уже текут по моему телу, у него больше нет пальцев, локтевых сгибов…
Я пытаюсь согреть его дыханием, убивая.
В полутьме не видно, человек ты или ангел, лёд или тень. Я так и не научилась не гореть и разбила тысячи попыток любить меня.







_________________________________________

Об авторе: ЕЛЕНА ЗЕЙФЕРТ

Родилась в Казахстане, в г. Караганде. С 2008 г. живёт в Москве. Профессор Российского государственного гуманитарного университета, доктор филологических наук. Член Союза писателей Москвы и Союза переводчиков России. Ведущая литературного клуба «Мир внутри слова» и литературной мастерской «На Малой Пироговке».
Пишет стихи, художественную прозу, занимается критикой и литературоведением. Переводит немецких, болгарских авторов, поэтов народов СНГ и России. В середине 1990-х раскрылась как поэт, исследователь и преподаватель русской литературы и теории литературы, к концу 1990-х проявила себя как прозаик, переводчик, критик.
В 1999 г. в Алматинском государственном университете им. Абая защитила кандидатскую диссертацию на тему «Жанр отрывка в русской поэзии первой трети XIX века». В 2008 г. в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова – докторскую диссертацию на тему «Жанровые процессы в поэзии российских немцев первой половины XX – начала XXI в.».
Автор книг стихов «Расставание с хрупкостью», «Детские боги», «Полынный венок (сонетов) Максимилиану Волошину», «Веснег», «Верлибр: Вера в Liebe», «Потеря ненужного» (стихи и переводы), русско-немецкой книги-билингвы «Namen der Bäume/Имена деревьев», сборника стихов и прозы «Малый изборник», книги прозы «Сизиф & К°», серии книг для детей, книги критики «Ловец смыслов, или Культурные слои», монографий по литературоведению и др.
Публиковалась в журналах «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Литературная учёба», «Новая Юность», «Волга», «Урал», «Нева», «Крещатик» и др. Победитель I Международного Волошинского конкурса в номинации «Стихотворение, посвящённое М. Волошину и Дому Поэта» (Коктебель, 2003). Лауреат главной литературной премии федеральной земли Баден-Вюртемберг (Штутгарт, 2010). Лауреат VIII Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская лира» в конкурсе поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор» (Брюссель, Льеж, Париж 2016).




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
722
Опубликовано 11 май 2017

ВХОД НА САЙТ