facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 124 сентябрь 2018 г.
» » Ася Анистратенко. ПРИБЛИЖЕНИЕ К ТЕМЕ

Ася Анистратенко. ПРИБЛИЖЕНИЕ К ТЕМЕ

Ася Анистратенко. ПРИБЛИЖЕНИЕ К ТЕМЕ



*(ТИХО)

Тихо мне. Снежно-сугробная немота.
Курю. Фокусирую взгляд
на заоконной ветке... на раме... на ветке... на раме...
Рассеянность: не такая, чтоб ложку нести мимо рта,
Но все остальное — мимо меня и между мирами...

Бытописать жизнь? но где же он, собеседник,
Не ждущий паузы, чтобы вступить со своей темой...
Равнозамкнутость всех кругов. Равнозабытость всеми.
Все хорошо, все плохо и все равно.
Тем и

Тихо мне.




ПОЗДНИЙ ГОСТЬ

позднего гостя заманиваешь в тепло,
мечешься –  что приготовить, чем угостить,
гость начинает рассказывать о делах,
ты разливаешь чай.

гость говорит о поездке, положим, в Крым.
гость достает фотографии, на столе
перед тобою – Крым. говоришь: ого!
и подливаешь чай.

гость повествует о том, как в Крыму тепло,
гость сожалеет о том, как простыл в пути,
гость говорит о работе, жене, долгах,
гость говорит: пора.

гость говорит: посижу еще пять минут,
гость говорит: обязательно съезди в Крым.
делает бутерброд и, с набитым ртом, –
как у тебя дела?

а... говоришь. да дела мои... ничего.
скушай еще бутерброд. да, дела – ништяк...
слушай, а может, останешься до утра?
гость понимает не так.

ой, говоришь и краснеешь во все лицо,
слушай, мне просто... очень нехорошо,
тут, понимаешь, друг от меня ушел...
гость выдает зевок.

нет, не любовник – а друг, понимаешь? друг,
долго... дружил, а теперь вот ушел к другой,
ты понимаешь? гость говорит: угу,
гость говорит: пойду.

лето в этом году, говорит, дерьмо,
вроде бы август, а хоть залезай в пальто.
кстати, давно собирался, да все молчал:
друг этот твой – мудак.

ты закрываешь дверь, выливаешь чай,
ставишь будильник на семь, выключаешь свет.
сон, за которым падаешь в темноту,
некому рассказать.




ПРИБЛИЖЕНИЕ К ТЕМЕ

1

Боже Дающий, я знаю, что я – не ровня.
Что ни срывается с губ – мотылек, Учитель,
кто ни касается этих же губ бескровных,
не нарушает гармонии слов и чисел.

Медленно отодвигается занавеска,
пыль прогорает в луче (поведи рукою),
солнце плывет через день по прозрачной леске,
все что ни есть охраняет покой покоя...

Не совершаю, Учитель. Не существую –
на простыне, на бумаге, во сне, на карте...
Не к кому вызвать ни скорую, ни кривую,
чтобы куда-нибудь вывезла – как покатит.

Мыть философский песок у истока Леты
или гордыню замаливать на панели, –
Боже Дающий, стрела не находит цели,
медленно обращаясь вокруг планеты

в вязком, как мед, равновесии притяжений.
Неутолимо жженье.

2

продавать бы мне рыбу, креветки на пестрых полотнах хальса
где-нибудь в малой старой новой голландии.
не зная грамоты, понимать деньги. пышным телом
из корсета подмигивать – заглядение, а не муза.

содержать бы пансионат в позапрошлом веке. жить с постояльцем –
исключительно благопристойно. в том бадене-бадене,
где воды-воды и много гуляющей публики-публики. между делом
пить пиво, считать талеры, варить Gemüse.

служить бы сонечкой на конногвардейском бульваре,
сутулить плечи, верить в высшие силы, за всех молиться,
исполняя свой долг ради каждой дрожащей господней твари,
улыбаться бледно. смотреть на затылки, в них видеть лица.

быть бы твоей женой – русой, мятной, ромашечно-васильковой.
засыпать, уложив ладонь на твою ключицу,
чтоб нынче и впредь не посмело с тобой случиться
ничего. и ничто не посмеет.

слышишь ли? я готова

на любую женскую роль. на любую участь.
но не так, чтоб сидеть и сидеть над бумагой, мучаясь,
карандаш кусая, чем далее – тем немее.
даже малости – рассказать о тебе – не умея.




ПЕСНЯ

скрипи-скрипи, моя телега.
курлы-мурлы, моя душа.
пусть от ночлега до ночлега
не происходит ни шиша,

пускай меня ведет по кругу
одна и та же колея,
я задыхаюсь от напруги,
на все колдобины плюя,

но борозды своей не порчу –
я углубляю борозду,
и зерна втаптываю в почву,
чтоб не взошли – и не взойдут,

ни лучшие, ни что поплоше...
хорош натягивать вожжу!
нет, я не циник. просто лошадь.
и не такое оборжу.

хотя скромна и неприметна.
вот разве дворник или мент –
они увидят за три метра
асоциальный элемент,

а остальных – не проникает,
им в этом нет достойных тем –
откуда есть пошла такая
и где когда-нибудь поем.

кричит осенний пароходик,
на почве ночью до нуля,
ко мне мой старый друг не ходит,
а новых не родит земля,

но ни тревог уже, ни страха,
и даль прекрасна и светла,
как будто все послали на х*й,
и я пошла – пошла – пошла.




ПЕППИЛОТТА

Боже, храни Пеппилотту.
Она не сильна ни в быту, ни в науках, ни в вере в себя,
и учить ее жизни – настолько же действенно,
как и читать сопромат голубям,
ее радости считанны, ночи длинны,
а победы не больше, чем птичий глоток,
и наверное, вряд ли когда-нибудь выйдет
какой-нибудь зримый и явственный толк
из рассеянной рыже-седеющей девочки
в синем коротком пальто
и дешевой косынке –
немного не в тон...

Пеппилотта – не вкладчик в историю,
все, что ей надобно – кофе, коньяк, пахлава,
остальное – слова, и от съеденных сладостей
ей остаются все те же слова,
ароматы засушенных роз меж страницами Маркеса,
простыни в крупный горох
на двуспальной кровати,
где только во сне собираешь тепло из оставленных крох.
Восемнадцать ее беспокойных любовников
вили гнездо у нее на груди,
но никто не сказал "Пеппилотта, останься",
а мог бы – один...

Так храни ее, господи –
лучше, чем тех, кому много дано и ничто не дано.
Пеппилотта все знает о снах и секундах,
о том, как становится кровью вино,
как любовь превращается в скуку,
как все расстаются, в однажды отмеренный срок,
как с утра разлучает иных неразлучных
и тащит по важному делу метро.
Если день уготовит нам пищу,
какой не осилим и тоже проснемся – никем,
Пеппилотта оплачет обоих
и сделает запись
в своем дневнике.




* * *

на одной ноге на тонком льду
дурачок у мира на виду
и куда вторую ни поставь
страшно что случится пустота
разные бывают тупики
берега заснеженной реки
до которых шаг полшага шаг
страшно что не так не так не так
и молчит безвидная вода
под хрустальным нежным слоем льда
тяжело себя перевести
говоришь прости прости
прости




* * *

и внезапно поймешь, как мучительно все заверчено,
фотографируя взглядом раннюю синеву
сумерек. серебрящиеся навершия
труб. эти трубы и крыши. мерзнущую Неву.
дым, застывающий в небе. кильватер праздника –
осыпи елок, редкие фонари.
разом охватишь и вдруг понимаешь – разное.
видишь себя внутри.

вдруг понимаешь, что время – твоя материя,
вязкое сопротивление, плоть борьбы.
что золотые нитки с бусинами-потерями
ярче других любых,
и что любимый, единственный в своем роде,
милое сердце, родная душа, фантом,
делает все не то. и на этом вы сходитесь.
ты точно так же делаешь все не то.

ты из всего, что дано, берешь – что заказано.
черпаешь слой за слоями внутренней немоты,
пусть заполняют пространство мечты и разума
книги. воображаемые коты.
пироги в воскресенье. часы в абажурном свете.
мирная повторяемость сонных фраз.
все, что так важно. ты делаешь все, чтобы этого
не было, не получалось. здесь и сейчас.

ибо твое откажет в счастливых средах.
ибо твое – твой голос и твой живот –
малопривычны к простому. ты – сумасшедший шредер,
распускающий мир на нарезку из слов. и вот
естествознатель еще, полоумный физик,
вычисляющий, сколько раз надобно – так и так –
грохнуть этот хрустальный шар,
этот дар совершенной жизни,
чтобы разбился.

и выбросил белый флаг
твой паразит, окаянный твой – будьте-нате...

а все равно будешь чуять, едва жива,
как, не мигая, молчит этот внутренний наблюдатель.
ищет слова.






_________________________________________

Об авторе: АСЯ АНИСТРАТЕНКО

Родилась в Иркутске. Выпускник факультета иностранных языков Новосибирского педагогического университета. Жила и работала в Новосибирске, Петербурге, Москве, сейчас снова в Петербурге. Человек многих профессий, в настоящее время — специалист по вертикальному озеленению в компании RaStenia и переводчик английского языка.
Лауреат фестивалей авторской песни разных лет. В 2001-2002 году редактор и главный редактор сайта Стихи.ру, участник первого слета поэтов в Липках (2001 год). Редактор-составитель одного из первых сборников сетевых поэтов "Тринадцать" («Скифия», 2002). Лауреат 2-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии (2013). С 2008 по 2014 – редактор раздела «Поэзия» в журнале «Сетевая словесность».
Печаталась в журналах «Сетевая поэзия» (2002), «День и ночь» (2010), «Зинзивер» (2014), в «Литературной газете», в различных альманахах и сборниках.
Автор двух поэтических книг: "Приближение к теме" ("Геликон Плюс", Санкт-Петербург, 2005) и "Презеленый и синий" ("Более другое издательство", Минск, 2013).


Фото Михаила Яковисаскачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 876
Опубликовано 23 мар 2015

ВХОД НА САЙТ