facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 129 ноябрь 2018 г.
» » Марина Матвеева. ТЁМНАЯ ПОЛОВИНА

Марина Матвеева. ТЁМНАЯ ПОЛОВИНА

Марина Матвеева. ТЁМНАЯ ПОЛОВИНА


* * *

Мне десять лет. Я — женщина-квадрат.
Я только начинаю видеть книги...
Пока еще не ношены вериги...
Пока еще никто не виноват...

Мне двадцать лет. Я — женщина-зигзаг.
Я только начинаю видеть лица...
Пока еще не хочется отбиться
От граммофонья од, баллад и саг...

Мне тридцать лет. Я — женщина-овал.
Я только начинаю видеть будни...
...На парусном я не ходила судне...
...Меня еще никто не рисовал...

Мне сорок лет. Я — женщина-кристалл.
Я только начинаю видеть воздух...
А мир — он для меня, наверно, создан.
И даже Тот, Кто мне его отдал.

Мне сотни лет. Я — женщина...




* * *

— Мамочка,
слышишь:
кричит
ночь,
будто ее по глазам бьют...
Если б
у Бога
была
Дочь,
было бы легче тогда бабью...

— Думаешь,
милая?
Рас-
пад
жизни на две? Так устрой пир:
Если б
у Господа
был
Брат,
был бы таким же Его мир?

— Мамочка,
слышишь,
я все-
рьез:
душу не греет мне твой плед...
Если б
у Господа
был
пес,
он бы нашел тот потерянный след...

— Думаешь,
милая?
О-
глох-
нешь от попыток найти ответ:
Если б
у Господа
был
Бог,
думал бы Тот, что Его нет?

— Мамочка,
слышишь,
ведь жизнь —
пыль!
Надо успеть хоть тоску излить...
Если б
у Бога
хоть Кто-то
был,
мы не умели бы говорить...

— Думаешь,
милая?
Без
глаз
мир не идет, не глядит без ног.
Если б
у Бога
не было
нас,
он бы, пожалуй, и не был Бог.




* * *

Ты плакала над сломанною куклой…
Потом - над двойкой, после - о любимом,
потом из-за детей, потом у гроба
родителей. Затем лила ты слезы
по красоте ушедшей. Напоследок -
о старческой ненужности. А где-то
забывшая тебя твоя кровинка,
сама - сквозь слезы красоты ушедшей -
одной рукою обнимала дочку,
что горестно рыдала о любимом,
другою - гладила ее сестричку,
что плакала над сломанною куклой…




ВЕЩЬ В СЕБЕ

Напрасно боролась со мною природа за чувства и тело...
Я стало чудовищем среднего рода, когда поумнело.
Когда мне открылось, что разум и воля — превыше страданья,
Возвышенней самой возвышенной боли — её обузданье.

...И страшно мне вспомнить, что сердце когда-то дышало любовью,
Что с кем-то я узкой делилось кроватью, делилось собою...
Теперь я в себе. Я спокойно и цельно, как мысли теченье.
А то, что я вещь... Ну, так этим и ценно мое превращенье!

Да здравствует Вещность, Неодушевлённость, Предметность, Свобода!..
...Еще бы на каждое слово синоним... чтоб среднего рода...




* * *

Стою, отдыхаю под липами
под ритмы собачьего лая.
Больна, как Настасья Филипповна,
сильна, как Аглая.

С короткими слабыми всхлипами
река берега застилает...
Люблю, как Настасья Филипповна,
гоню, как Аглая.

Мне б надо немного молитвы, но
в спасение вера былая
мертва, как Настасья Филипповна.
Жива, как Аглая,

лишь память. Врастая полипами
в кровинки, горячкой пылает
в душе у Настасьи Филипповны,
в уме у Аглаи.

Но либо под облаком, либо над
землею — в полете поладят:
с судьбою — Настасья Филипповна,
с собою — Аглая.

Я тоже не просто улитка на
стволе. Оторвусь от ствола я.
Сочувствуй, Настасья Филипповна.
Завидуй, Аглая.




КРЁСТНОЙ МАТЕРИ, ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДУШИ

Эта женщина тише вздоха
прошептала моей душе:
«Лучше думать о Боге плохо,
чем не думать о Нем вообще».

И душа – ей бы только искры! –
подхватила и – вот смела! –
негодяем Его, садистом
и чудовищем назвала.

И из жизни брала примеры,
и цитаты рвала из книг,
и не ведала чувства меры,
и срывалась душа на крик…

Одного дождалась ответа
на кощунствований поток:
«Лучше думать о Боге это,
чем не думать о Нем ничто».

И взъярилась душа страшнее,
и чернее нашла слова…
Ей же: «Вера твоя сильнее,
и живее любовь жива,

чем у благостных и сусальных,
чем у ханжеской «святости»…
Он простит тебе злость и брань, лишь
равнодушия – не простит…»

И в конец душа озверела:
перестала искать слова,
но беззвучно кричала – делом:
черной мессою волхвовать

стала, жизни ломать, как ветки,
и в растленье – да с головой!..
Одного дождалась ответа:
«Всё простит, что во имя Его…»

…и растерянностью накрыло,
и бессилье – как сто лавин:
что б ни делала, ни творила –
всё слабее Его Любви!

«…Как песчинка перед планетой –
даже ад со своим главой –
пред Великой Любовью этой –
Ей не сделают ничего».

…Тихо женщина говорила,
очи дымчатые склоня…
И от слов ее небо взвыло.
И крестила она меня.




* * *

Темная половина
Падает под иконы...
Темная половина -
Болью неразделенной...
Ни оторвать, ни бросить.
И ни "Равняйсь!", ни "Смир-рно!"
Воли "господ" не спросит
Темная половина.
Темная половина
Есть у любого солнца.
Темная половина
В праведном сердце бьется.
Если ты счастлив - значит,
Грешен. Иной причины
Нет. Твое счастье - это
Темная половина.




* * *

О, эта женская лирика, пух тополиный, цветочечки…
Вдовушка, мужа которой убило упавшее дерево,
пишет, что счастлива тем, что он был, и не хочется
ей, чтоб другие писали такое, что ею самой не проверено.
Грустной девчонке семнадцатилетней советует:
"Что ты вся в ранах, в отчаянье грешном потеряна?
Видишь цветочки и пух тополиный, и ветром так
славно качается (…это проклятое…) дерево,
видишь: я пережила и осталась счастливой, а ты еще
не переживала такого", - а девочка морщится:
о, эта женская лирика, чутких чистилище,
старая, добрая, вечно живая уборщица.
А знаешь ли ты, вдовушка, чувствительная к цвету и запаху моря и сосенок, как это: войти в храм, встать перед иконой, закрыть глаза, расслабиться, ни о чем не думать, а просто смотреть "кино", которое "крутит" тебе Бог перед внутренним взором, - а Он показывает такое, что не запушишь никаким тополиным пухом,
и это в семнадцать, и так изнутри ты расстреляна,
что свет обагрен, будто снег на дуэли, - до бурого…
Ах, нежная женская лирика, валит деревья - и
складирует трупы под их же облезлою шкурою!
А где-то на небе живет Режиссер, и не ведаешь
ты, вдовушка, новых его нерожденных сценариев,
где кажется пух тополиный смертелою ветошью
на теле Земли, и решенья ее персональные
покуда растут и ветвятся в тупом ожидании
всех этих, что заживо счастливы в солнечных лучиках…
О, чертова женская лирика, о преисподняя дань ее
Иисусу-младенцу, чтобы не взрослел и не мучился...







_________________________________________

Об авторе: МАРИНА МАТВЕЕВА

Поэт, прозаик, критик, журналист, организатор творческих мероприятий. Автор поэтических книг «Светотень» (2003); «Избежность» (2005), «Теорема слова» (2006), «ЭГОистина» (2010), «ТРАНС[крым]ЦИЯ» (2013). Публиковалась в изданиях Крыма, Украины, России, Дальнего зарубежья (США, Канада, Германия, Дания, Великобритания, Австрия). Издания: «Новый берег», «Пролог», «Кольцо А», «Дети Ра», «Ликбез», «Новая реальность», «Южное сияние», «ЛАВА», «Арт-ШУМ», «Литера-DNEPR», «Ренессанс», «Порт-фолио», «Листья», «Современная поэзия», «Литературная учеба», «Контрабанда», «Дарьял», «Новая литература», «Венский литератор», «Иркусткое время», «Брега Тавриды» и др.; альманахи и антологии, в т.ч. международная антология «Новые имена в поэзии» (Москва, 2010). Переводы стихов на английский язык опубликованы в англоязычном журнале «Remote Sky» (Канада). Член Союза русских, украинских и белорусских писателей Крыма, Южнорусского Союза писателей, Союза писателей России. Лауреат международных конкурсов поэзии («Серебряный стрелец», «45 калибр») и критики («Литературная Вена»), премий СП России, ЮРСП, Пушкинской премии Крыма. Участник и лауреат фестивалей и форумов Украины, России, стран СНГ, в т.ч. трех Форумов в Липках (2008, 2009, 2011 г.), 10 Фестиваля поэзии на Байкале (Иркутск).

Победитель двух поэтических рингов Всеукраинской Ринг-Лиги. Автор идей и участник творческих программ-перформансов крымских поэтов «Крымский ветер в Молдове», «Экзистенция имени меня», «Крыманьонцы».

В разное время – член редколлегии разл. изданий и поэтических сайтов, редактор и соредактор ряда авторских и коллективных сборников, лит. периодики, автор послесловий и рецензий на творчество поэтов, прозаиков, художников и др.

В настоящее время – редактор отдела поэзии журнала «Брега Тавриды» (Крым), ведущая крымской рубрики журнала «Что Есть Истина» (Лондон), литературный координатор проекта «Web-притяжение крымской поэзии и бардовский видеомост». Культурный обозреватель и публицист информационного портала «Крымское эхо».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 096
Опубликовано 18 авг 2014

ВХОД НА САЙТ