facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 160 май 2020 г.
» » Наталья Полякова. ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНАЯ. ВЕРСИЯ БЕТА

Наталья Полякова. ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНАЯ. ВЕРСИЯ БЕТА





2017

* * *

Приди в себя, но свет не зажигай —
Пусть рыбки звёзд качаются над домом.
И если есть на свете света край,
Он в облаке и облике знакомом.

За край уже срываются слова
И ангелы, чьи руки в рыжей глине.
Там я и ты — стрела и тетива,
Уже неразлучимые отныне.

 

* * *

Пережидая дождь под козырьком,
Найдёшь себя счастливым стариком,
Свежайший хлеб разламывая с хрустом.
В кармане жизнь, потерянная Прустом:
Пустой конверт, бумага и билет
Писательский. А прочего в нём нет.
Как нет листвы. И осени не жалко.
Она пришла не шатко и не валко,
До белизны отмыла старый двор.
А ты стоишь у дома до сих пор.

 

* * *

Отыщет нас на смятой простыне
Обычный день, шагнувший из-за шторы
В наш съёмный рай с цветами на окне,
Где чередуем сны и разговоры.

А вещи – пыль, а деньги – шелуха.
Есть только свет, и он во всём на свете.
И мир – не мир, а форма для стиха,
Где мы за рифмы точные в ответе.

 

* * *

А свет по форме может быть любой:
То сажей газовой, то веткой голубой.
Он обитает в окнах и очках.
И в женщине с ребёнком на руках.
Закрыть глаза, считать до тридцати,
В вагоне спать, не знать, куда идти.
Открой глаза: вот лестница, вот дверь,
Вот мир за ней в ожогах от потерь.
Он уступает место старикам.
Придёт пора, и он уступит нам —
Не гладью вышьет землю, а крестом.
Родится женщина, а девочка потом.

 

* * *

Щуришь глаза, выдыхая табачный дым.
Дождь над Москвой говорит языком простым –
Полным шипящих и губно-зубных таких
Звуков щемящих, что сердце утонет в них.
Вот и стоишь на балконе, молчишь, дымишь.
Прозой ли дышишь или слагаешь стиш –
Всё в этой жизни метафора, парафраз.
Дождь отшумит, и останется пара фраз.
Осень на подступах, ливни её и ржа.
Самое время нам яблоко есть с ножа.
Сорт зимостойкой прозы к стихам привит.
В месте прививки строчка ещё кровит.

 

* * *

В коробкé две сгоревшие спички,
Потрясёшь коробок – зашуршат.
В нас заводятся сны и привычки,
Как часы, и куда-то спешат.
Все ошибки – беда перевода.
Переводишь всё время назад.
И меняется следом погода:
Первый снег, а за ним листопад.
А за ним быстротечное лето,
Маков срезанных тёмный краплак.
«Жизнь прекрасная. Версия бета».
Спички вышли, и дело – табак.

 

* * *

Ближе к звёздам – забравшись на крышу
На окраине в дачной глуши.
Слышишь море? И я его слышу.
Ну, а розы и впрямь хороши.
Лето учится жизни красивой,
Из крапивы варенье крутить.
Нам останется счастье, как сливы,
На последние деньги купить.

 

* * *

Прячь страхи в метафоры, слёзы в подушку.
Сними эту истину с карандаша,
Как плотник снимает древесную стружку
И вдруг понимает, что жизнь хороша.

Простыми словами расскажешь о сложном,
О жизни трагической карандашей.
И бабочка света летит осторожно
На спичке среди деревянных вещей.

 

* * *

О нас расскажут куртка и пальто
И прочие поношенные тряпки,
Что снег пошёл, что мы гуляем, что
И счастливы, и всё у нас в порядке.

Короткий век у снега и травы,
На миг обнявшись, до смерти слежаться.
Без перемен на западе Москвы
Нам жить легко и просто одеваться.

И простыни стирать, и вешать их
На дверцы шкафа, комнатные двери.
И нас однажды вытащат сухих
Из осени сырой, по крайней мере.

 

* * *

Я за тобой пошла на край зимы,
Одежду лёгкую до лета убирая.
Где дразнит осень запахом хурмы,
И дышит город мифами о рае,
И извлекает отовсюду звук,
И белый шум летит в ночную слякоть.
И жизнь сладка, как перезревший лук.
От шелухи очистить и заплакать.

 

2018

* * *

А вечность пахнет тёплым сургучом,
Рекой, травой, резиновым мячом...
Когда нас понесут в мелованном конверте
Сквозь сад, заросший хмелем и плющом,
Услышишь не Бетховена, а Верди.

Конверт подписан почерком врача,
Дорога начинается с ключа,
А музыка со взмаха дирижера.
Смычок взлетает бабочкой с плеча.
И если грусть нашла,
она отпустит скоро.  

 

* * *

Живёшь как шьёшь – назад иголку.
А началось всё с узелка.
И носишь старую футболку
Всю в пятнышках от молока.

Пока проходит красной нитью
Судьба в игольное ушко,
Ты стол готовишь к чаепитию
И привыкаешь жить легко.

А нитка рвется там, где тонко.
И узелковое письмо –
Когда ты вырастешь ребенка –
В конце развяжется само. 

 

* * *

Мы так хотели света и тепла,
И спичек обгоревшие тела
На белом подоконнике чернели.
Мы не считали их и не жалели.
А нас зима по-своему хранила.
Шёл хвойный лес на спички и стропила –
Строительный и счётный материал.
И газ горел.
И воздух выгорал.

Что наша жизнь? Разобрана на части:
С любимой кружкой, бьющейся на счастье,
Скрипучим полом, влажным полотенцем,
Смеющимся и плачущим младенцем...
Когда, намаявшись, друг друга пожалели
И съехались – без года две недели –
На верхнем этаже многоэтажки.
А выше –
только белые барашки.

 

2019

* * *

– Ну, что?... Когда?..
– Боюсь, что никогда...

Стоит в овраге талая вода.
И ветер надувает капюшон.
Где снег сошёл, пора считать урон.
Вот я опять беглец, переселенец –
В одной руке смартфон,
в другой – младенец.
А ты идёшь по кромке ножевой
К себе домой, один, едва живой.

– Когда, когда...
Вода стоит в овраге
А в ней – синицы,
ветки,
облака...
Душа моя – кораблик из бумаги –
Ни мужества, ни воли, ни отваги.
Пусть будет жизнь прекрасна и легка!
Дай каждому, о Господи, по вере!
Мы – из лесу, мы раненые звери.
Ещё – лекарства, чтоб наверняка...
Синице – хлеба,
сыну – молока.

 

* * *

Где ребенок ходил босиком,
Между берегом и ивняком,
Я – трава. Меня рвали и мяли,
И сушили на хлопковой марле,
И заваривали кипятком.
Не для чайных, увы , церемоний.
Для предсмертных собрали агоний,
Наступающих с каждым глотком.
Только – горечь смягчить молоком.

 

* * *

То дворники, стригущие траву,
То майский жук, а то, как ты хотела,
Тебя разбудит ангел наяву,
Где ты, как пуля, вынута из тела.

И будет дождь пустые ветви сечь,
И сырость дней почти как сиротливость.
Намокли спички, нечего беречь,
Где речь с рекой в глагол соединилась.

А накануне парило. С утра
Открытых окон сердце нараспашку.
Кричали мамы в белый свет двора
И звали то Андрея, то Наташку.







_________________________________________

Об авторе: НАТАЛЬЯ ПОЛЯКОВА

Главный редактор журнала «Лиterraтура».

Родилась в городе Капустин Яр Астраханской обл. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького. Публиковалась в журналах «Урал», «Дружба Народов», «Знамя», «Новый берег», «Новая Юность», «Волга», «Интерпоэзия», «Октябрь», «Новый мир», «Лиterraтура», «Литературная гостиная», «Prosodia», «Homo Legens», «Плавучий мост», «Кольцо А», «Дети Ра» и др. Автор книг «Клюква слов» (СПб.: Любавич, Библиотека «Пиитер», 2011), «Сага о московском пешеходе» (М.: Арт-Хаус медиа, Библиотека журнала «Современная поэзия», 2012), «Радио скворешен» (М.: Воймега, 2016), «Легче воздуха» (М.: Лиterraтура, 2018). Лауреат премии «Начало» им.Риммы Казаковой, 2009г. Член Союза писателей Москвы, член Русского ПЕН-центра.

Фотография Сергея Каревскогоскачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
709
Опубликовано 30 дек 2019

ВХОД НА САЙТ