facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 160 май 2020 г.
» » Роман Поплавский. НАША ОСТАНОВКА

Роман Поплавский. НАША ОСТАНОВКА

Редактор: Роман Рубанов





* * *

Прошлого цепкие корни,
неполотый огород.
Где раньше был клуб игорный,
сегодня ставки на спорт.
На месте «Магнита» – «Монетка»
открылась вчера за углом.
Навеселе соседка
несёт грядущее в сетке –
прозрачное, как стекло.

2019 

 

Ранетки

Мы рвали ранетки горстями
и, юркнув в густые кусты,
там ждали соседа-растяпу
и кислые грызли плоды.

Но не приносили ранетки
познания зла и добра,
и выстрел из трубочки меткий
всегда проходил на ура.

Наш смех из укрытия частый
летел за снарядами вслед,
в ответ за себя не ручался
смешной недотёпа-сосед,

но только месил кулаками
распаренный воздух, ища
поблизости камень, пока мы
давали бежим! – стрекача.

А вечером в маленькой речке,
по шею в поток углубясь,
смывали легко и беспечно
с себя первородную грязь.

Почти незаметно планета
спиной обращалась к звезде,
и головы, словно ранетки,
качались на мутной воде.

2018 

 

* * *

Переполненный маршрут,
прохожу подальше.
По соседству тут как тут
смерть глаза таращит.

Тычет дулом и сопит
изо всех силёнок.
«Дядя, ты теперь убит», –
говорит ребёнок.

Мама рядом смотрит в пол,
шепчет виновато,
на себя отводит ствол
юного солдата.

Но вояке невдомёк –
он на автомате
резко давит на курок –
прямо в сердце маме.

Та, ранение рукой
зажимая ловко,
тянет сына за собой –
«Наша остановка».

И сухой навстречу ей
раздаётся скоро
стук автобусных дверей,
как щелчок затвора.

2019

 

* * *

Зайдёшь в кафе – одна страна.
Зайдёшь в столовую – другая.
Одни и те же имена
то восхваляют, то ругают.

Кому поверить? С кем идти?
Такие разные отчизны,
что вместе им не по пути –
двум сторонам одной личины.

Примеришь обе на авось,
не сразу второпях заметив,
как на семи холмах, травой
поросших, проступает третья.

И вот, Иванушка-дурак,
глаза недоумённо трёшь ты,
пытаясь родину собрать
в несообразную матрёшку.

2018, 2019

 

* * *

По улице автоподъёмник
от одного фонаря
к соседнему в полудрёме
катит. Фары горят.

Рабочий стоит в корзине.
Красных флажков запас.
Глаза спросонок разинув,
он метит в особый паз.

Упрямое древко не входит –
разэтак его и растак!
В тысячный раз за сегодня
рабочий штурмует рейхстаг

без сменщика, без подмоги.
И грезит: вот бы скорей…
И с той стороны дороги
чтоб не было фонарей.

2019 

 

* * *

...И снова режем сквозь пустырь –
что нам суды и пересуды?
Проторенной тропой брести
гораздо дольше, чем посюда.

Не потому ли до сумы –
рукой подать, а жить в достатке –
как до Луны плясать вприсядку,
что в школе изучали мы
не математику, а мат-ку?

Не потому ли все вразброд –
кто с бранным словом, кто с молитвой –
идём назад, а жизнь – вперёд,
что в школе оставляли от
литературы только лит-ры?

Не потому ли пьём за здра-
вие, на шатком сидя стуле,
что спортом брезговали зря
и что давным-давно физ-ра
пришла (физической) культуре?

2017, 2018

 

* * *

Хотели, как всегда, а вышло – мырк.
И вот сидим: кто в шаге от тюрьмы,
кто – от сумы, но выбираем сами
из этой пары зол, хоть нелегко
и стол дубовый гнётся под платком,
наполненным ржаными сухарями.

А как иначе, если дальше мрак?
Точнее – мрык. На печь Иван-дурак
забрался кое-как, тесня соседей,
и слышит всюду колокольный звон,
но не поймёт, зовут ли на поклон,
войну, поминки или на обедню.

Всё пасмурнее сводки новостей.
Как продвигаться в этой темноте
и как альтернативный путь нащупать?
Не по воде Христом – по льду шагать
и по старинке руки в прорубь – ать!
А вдруг там щука?

2014, 2017 

 

* * *

Артём задирает нос:
он на площадку принёс –
спасибо родителям –
настоящий, с глушителем
пластмассовый пистолет,
ни у кого такого нет.
И ходит важный,
магазин поглаживает,
глушитель накручивает –
кто его круче?
К детям подходит вплотную,
выпускает пулю,
бегает по площадке, вопит
безобидное «пиу-пиу-пиу».

Папа просил не стрелять, просил –
выбился из сил:
пистолет изъял у сыночка,
выдал ведёрко с совочком.
И вот Артёмка
наполняет ведёрко,
роет упрямо
глубокую яму,
губу прикусив нижнюю,
ходит обиженный
от одного ребёнка к другому – скок-поскок,
черпает совочком песок –
посыпает раненых
и убитых ранее.

2019 

 

Разговор перед сном

– Мама, отчего так страшно
ухает земля?
– Это гусеницы пашут
вешние поля,
гонят прочь мышей-полёвок,
спорят, где межа,
чтобы в будущем далёком
вызрел урожай.

– Что так яростно стрекочет? –
не перекричать.
– Это выводки сорочьи
выясняют, чья
очередь за червяками
подойдёт быстрей.

– Кто там гавкает упрямо
у входных дверей?
– Это просто томагавки
сорвались с цепи.
Спи. Уже настало завтра.
Спи.

2018 

 

* * *

...И не уснёшь, и не заглушишь долго-
играющий – уже невмоготу! –
треск, будто патефонная иголка
царапает подкорки черноту,
привычно по проторенной бороздке
кружить обречена. Но вот – бросок! –
срывается внезапно, по-боксёрски
и нестерпимым скрипом бьёт в висок.

Поднимешься, побродишь по квартире,
шаги считая, как баранов: раз,
два, три, четы..., четыреста четыре,
четыреста – собьёшься! Не горазд
начать сначала или способ вспомнить
иной, к полуоткрытому окну
присядешь – патефон неугомонен –
и будешь выть тихонько на луну,
и смаковать ночного неба смокву,
и наблюдать в разломе кожуры
рождение рассвета, до поры
не замечая, что иголка смолкла.

2017







_________________________________________

Об авторе: РОМАН ПОПЛАВСКИЙ

Родился в 1986 году в Тюмени. Преподаёт иностранные языки и работает переводчиком. Стихотворения публиковались на портале «Textura», в журналах «Бельские просторы», «Врата Сибири», интернет-альманахе «45-я параллель», альманахах «День поэзии», «Земляки» (Нижний Новгород), «Чаша круговая» (Екатеринбург). Живёт в Тюмени.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
543
Опубликовано 14 дек 2019

ВХОД НА САЙТ