facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Елена Георгиевская. ОТОЗВАННАЯ СЛОЖНОСТЬ

Елена Георгиевская. ОТОЗВАННАЯ СЛОЖНОСТЬ





ТРАВА-СВИНЧАТКА

окрашивают лабиринты травы
окрашивают свинчатку
их тяжёлая метафизическая телесность
трава-свинчатка

моя широколанцетная смерть разберётся как нож
моя широколанцетная смерть разберётся как лабиринт
мы разбираем лабиринт, не понимая, из чего он сделан (м
изогнут ли он буквой «м», словно полосы на лбу кота?
(может быть, его можно скосить        скостить
срок пребывания)

широко открытые кости

 


ОППОЗИЦИЯ

*
отцветшая/отозванная сложность

поохоться на эту смерть

счастье проходить сквозь лестницу

*
дождевой путь

выдыхается

*
комнату растащили по крошке
в одном чужом жилище узнаёшь кусок лепнины на потолке, в другом — дверной косяк
вечное возвращение нет это не оно

*
лучше подвига нет лучше подвинься
нет
они спрашивают как в анкете Станислава Баранчака почему нет[1]

*
кто нам дал право названия нет его

электрическая гексаграмма бьёт током своих рабов
бог электричка           везёт
не значит «повезло»

так ты назвал другого по образу своему так я не образ тебя

так мы узнаем
настоящие имена котов

*
пониже смеха
гудит голова
не вмещая простую тварь — имя

*
они,
отягчённые медленной речью так, что не помнят. а мы
должны говорить быстро, пока нас не перебили
чтоб нас не перебили

жаждущие тяжести, как Свирщиньская — нежности [2]

своя комната — дождь

 


ЖАЛОБА Т.

«звёзды на польском похожи на говядину
никогда не целовала чужие следы и теперь не знаю, как выйти к этому дому
кот набрал на клавиатуре: «ззззззззззззззззззззззззззззззззззои». нет, не Zoe.
net ne zoe drugaya низшая форма существованья

каждая буква любого имени кричит, что целовать следы не поможет
дом состоит из верхней и нижней челюсти. не сомкнувшихся на тебе только из-за болезни сустава
над головой холодное мясо звёзд
повинную голову любой наклонит к ширинке




ЗАГЛЯНИ В СВОЙ ОЧАГ

ирония
превратила их истерику в мой язык
согнутые (по двое) скрепки для нечитаемых документов
весь мир насилья мы разрушим
весь век насилья проживём

нечитаемых изменений
кораблей-неводов
загляни в свой очаг из дымохода свисает верёвка
единственные лучи это угол в тени которого мы стоим
угол это ворота
помним надо идти сквозь стену
нагим надо идти сквозь стену оказаться в углу

делай корабли из сплошных верёвок так в твоём доме заговорят
рыбы весь мир насилья мы разрушим
весь век насилья проживём


 

ПАТРИАРХАТ

Аккуратно распутывая в твоей голове разноцветные нити
Которые, будучи невредимы обычным взглядом, тянутся к берегам (мужчины тоже
бывают Ариаднами)
Я обнаружу всё ту же самую пирамидку власти
Мужчина выводит из лабиринта к вертикали. Лучше бы мне заблудиться
Сидеть в углу, обхватив колени
Пока не придёт великая матерь с лицом коровы
И все мы не родимся заново


 

БАБА РАССУЖДАЕТ О МЕЧТЕ

                    между хочу и надо
                между добром и злом
                и одеколоновый бог
                поможет

                Александр Хрон

баба мечтает: «вот бы у меня месячные
шли в виде одеколона
придёт мой алкаш полизать, опьянеет
станет как мёртвый без всякого клофелина
тут-то я его и порешу»
одеколоновый бог с трудом вылезает из склянки, подаёт голос
«глупая баба!
нужно дарить свой одеколон всем, у кого нет денег на водку и ханку
чтобы в очередь выстроились бомжи, наркоманы и бородач, сбежавший из дома престарелых
тогда ты станешь метафизическая проститутка
а не просто торговка рыбой
ведь что такое одеколон, это... ну да ты не поймёшь, а вчера зачем-то написала в книге жалоб и предложений супермаркета, что в мясном отделе плохо работает холодильник
нет в тебе, баба, любви»
а баба не огорчается
она завинчивает крышку
ухмыляется крышке и говорит:
«подарю тебя маме
на восьмое марта, а себе куплю антистрессовый дезодорант».

 


ЕЁ РЕЧЬ НАЗЫВАЕТСЯ ТАК

в сюсюкающих розовых цветочках
среди бетонных злобных пирамид
она родит тебе сынка и дочку
и сдохнет

её речь называется так: [[[[[[[[[[[[

 


ПОРТРЕТ СРЕДНЕРУССКОГО ОСЛА В ЛЮБОМ ВОЗРАСТЕ

1.

На углу там какие-то
Обезжиренные сталинисты
Слишком уродливые, чтобы возбуждать, достаточно уродливые, чтобы жить
Здесь
Не понимают нашу
Флюоресцентную лексику

2.

Хотят разобрать котёл, отлитый из цельного чугуна
У них весна
Под каждым фрагментом
Должны быть кнопки, пружины, двигатели
Каждый чёрный предмет
Не целен. Им так сказали


 

ОНА НЕ ОТВЕТИТ НА ТВОЮ ТОЧЕЧНУЮ ГОЛОВНУЮ БОЛЬ

Презирала их не настолько
Чтоб растопить их сердца
Ровно ту меру отмерила, чтобы одно не перешло в другое

Вела перечень номеров, на которые не отвечала
Про неё говорили:
«Без царя в голове»
……………………………………………
С белой царицей-богомолицей в сердце

 


ИЗ БЁРНСА

Обещал позвонить тебе завтра. Ты врёшь, а я обещаю
Где бы старых взять тебе слов — новых ты не увидишь. Ты похожа на лёд, вот тебе самое пустое сравнение
Ты мне всё разберёшь в твоей часовне ткацкая фабрика
Нет у «нас» ничего, у меня — по отдельности — тоже, а «своё» можешь убрать в потайной

Как так сложилось? Как складывают бумагу

что попалась под руку. Я бы выбрал чёрный картон нет безвоздушную ткань
На верхних углах четырёх верхних углах
Если подняться кровь хрустит как ломаемый лёд лопаются трахеи

Вот тебе хлеб, чёрный как лёд, самая пустая улица, «а больше, смотри, на меня не смотри»
А больше смотри на меня не смотри

 


* * *

Так
цареют сбитые лисы
Так подбирают слова ко сну, который не перескажешь
Так стремятся запомнить сон, записать который уже нет сил
но всё равно к утру ничего не помнят
Только фиолетовая mgła заполняет голову
Как перевёрнутый крест
Заполняет весь горизонт

Это место официально не отведено под кладбище
Лисы превращаются в раковины
Звук поднесёт тебя к уху, прослушает, словно врач
Услышит лишь шум мотора твоей машины

Кто создал вдоль дороги трупы животных, вечное (о)становление?
«Женщина бросается в море», женщина бросается в асфальт [3]
Куда мне забрать тебя, сестра, если ты любишь тех, кто считает тебя дерьмом
Куда мне забрать тебя,
сестра, где мы разольём
и подожжём бензин?

 


РАХИЛЬ И СКАДИ

Рахиль:

— Человек, рождённый женою
Говорит: родили меня Авраам, Исаак, Иаков
И на него ты возводишь очи свои
И его ведёшь на суд с тобою?

Скади:

Подарила богу богово
Дерево в три обхвата
Тот пошёл повесился на нём

Голос из машины:

— Создательница — зрячая, но связанная. Вам
Отсюда не видно
Один подвешен, другая
Опутана верёвками
Так мы и правим миром

 

 
 
______________
Примечания

1 Цит.: Поэты «новой волны». Пер. В.Британишский. Иностранная литература, №3/1993.
2 «жаждущая нежности, как астматик — воздуха». См.: Астафьева Н.Г. Польские поэтессы. Антология. Спб, Алетейя, 2002.
3 «K46. Женщина бросается в море». Отсылка к: Березкин Ю.Е. Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам. Аналитический каталог.







_________________________________________

Об авторе: ЕЛЕНА ГЕОРГИЕВСКАЯ

Родилась в Ярославской области. Училась на факультете философии СПбГУ, окончила Литературный институт им. Горького. Живёт в Калининграде и Москве.  Лонг-лист «Дебюта» (2006, 2013, 2015), Биеннале драматургии «Свободный театр» (2015), шорт-лист премии им. Астафьева (2010), «Нонконформизм» (2012, 2017) и др. Лауреат премии журнала «Футурум Арт» (2006), «Вольный стрелок» (2010). Публиковалась в журналах «Воздух», «Новый мир», «Дети Ра», «Футурум Арт», «Литературная учёба», «Волга», «Волга – XXI век», «Нева», «Урал», «Сибирские огни», «Слова», «Остров», а также в интернет-журналах «Полутона», «Двоеточие», «Пролог», «Знаки», «Новая реальность», «Новая литература», «Сетевая словесность», «Ergo Journal», «Флюгер», «Цирк "Олимп”+TV», «Этажи», «Стенограмма», альманахе «Белый ворон», в коллективных сборниках и других изданиях. Книги: «Вода и ветер» (М.: Вагриус, 2009), «Книга 0» ("Franc-tireur USA”, 2012), «Сталелитейные осы» (М.: Вивернариум, 2017).




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
630
Опубликовано 20 авг 2017

ВХОД НА САЙТ