facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Сергей Морозов. ГОЛОСОМ УСКОЛЬЗАЮ

Сергей Морозов. ГОЛОСОМ УСКОЛЬЗАЮ





* * *

Жизнь моя вкрадчивая,
переиначивая голос,
припоминаю, как славно
жилось мне и пелось
в час накануне,
когда на глазах моих сталось
то, что сегодня под утро
так трудно забылось.




* * *

Мертвый хватает живого.
Голосом ускользаю.
Знаю заветное слово.
Знаю.

Видишь, бреду, безымянный,
логовом гула?
Как ты, пустая, меня ломала!
Выправила, не согнула.

Друга тебе не выдам.
Пытай, если можешь.
Путай.
Жалок черноутробный рот,
и Кощей не страшен.
Смутой ты начинала
да и крепишься смутой,
звёзды кровянящей,
прахом пылящей с башен.

 


* * *

Полдень. Стеклянного жара
матовый дутый колпак.
Белое пекло базара
всё не минуешь никак.
                  Осы сползают в отстойник,
                  дынный обстали кусок.
                  Вон палисад, рукомойник —
                  брякает медный носок.
На прокалённой терраске,
вязко под марлей дрожа
пятнами мутной окраски,
оводы жгутся, визжа.
                  В доме коробит обои
                  горечью пронятый зной,
                  и полотенце сухое
                  пахнет белёной стеной.
Вдоль по ступням половицы
гладкий кладут холодок,
и остаётся напиться,
долгий лаская глоток.




* * *

На медовые коврижки
собрались к тебе детишки.
Больно, мать, строга:
не пристроишь, не усадишь,
по головке не погладишь —
сразу за рога.

Не свои — давать поблажку.
Можешь выправить бумажку —
тольки скольки взять?
Не робей, шерсти ораву —
на поборы нет уставу,
некогда зевать.

Так хватай с лотка горячих!
Для чего сюда иначе
пращур наш спешил?
Недопетрил, впал в оплошку,
позамешкался немножко —
поминай кем был!

Как встречала, так ответят.
Чем ласкала, тем приветят.
Так прикинь, Москва,
хороши ль растут внучатки.
Раскровянили сопатки
да и бьют с носка.

 


* * *

Когда хитришь, когда коришь,
когда по правде говоришь,
когда дуришь зевак,
когда живые слезы льешь,
когда напропалую лжешь, —
не разберу никак.

А выпало с тобою жить,
и хлеб твой есть, и сыном быть,
и надо бы понять,
к чему вселенская гоньба,
что значит в ней твоя судьба,
земля, отчизна, мать.

 


* * *

Есть ещё правда на свете!
И для неё, одинок,
плачет, как малые дети,
злой золотой огонёк.
                  Сквозь заалевшую наледь,
                  поголубевший наплыв —
                  он меня, грешного, жалит,
                  и в январе не остыв.
Спи, несмышлёныш! Косая
зрячих берёт на правёж,
в жилы горстями бросая
хрусткую, едкую дрожь.
                  Сгинь, голубок, на задворки!
                  Глянь! У меня за спиной —
                  храм старосадский на горке,
                  склад у плеча соляной.
А под ногами — лавиной
с Китайгородской стены —
лёд моей подлой, невинной,
материковой страны.

 


* * *

Куртуази’я — им,
а нам — Батый с арканом.
Им — Дух Гармонии,
нам — смрад Сарай-Берке.
Им — Роза и Грааль,
нам — розги с балаганом,
лоб Леонардо — им,
«Лучина» — нам в тоске.
Им — мирозданья зов
рыданием органным,
а нам — рудничный двор
да вьюги круговерть.
Триумфы — им,
а нам — сквозь строй за барабаном.
Им — и по смерти жизнь,
нам — и при жизни смерть.


 

* * *

Смерти лёгкой дай, Господь!
Никого ты мной не мучай.
Блажь и слёзы, честь и плоть
преврати во прах и в случай.
К возвращенью я готов
и с признаньем не помедлю,
лишь десяток верных слов
нашепчи и дёргай петлю.
Ни тужить, ни отпевать —
в яму чёрную, во тленье.
Береги друзей и мать
до Любви, до Воскресенья!


 

* * *

Спешным временем срезанный косо,
гаснет день, пропадая из глаз
неприкаянно и безголосо,
незатейливо и без прикрас.

Недожитое в снах отразится,
возвратится ночной маетой,
чтобы грезиться и громоздиться,
злым ненастьем по окнам слезиться,
а к утру подарить немотой.


 

* * *

Чудо заменит привычка,
память — волшебный фонарь.
Опыт — цитаты отмычка,
мастера — прыткий штукарь.

Верный достаток — на придурь
модную. Пир — на кабак.
Это и есть наша прибыль,
рост — на червонец пятак.

Благополучья нелепость,
сил бестолковых игра,
века увечного эпос,
в замысле божьем — дыра.

 


* * *

Зов из будущего разгадан
и в минувшее обращён.
Здесь душа отыграла градом
и ползёт на забор плющом.
Зеленеет Господним оком,
безнаказанна и свежа.
Киноварным трепещет соком
в сердце радости и стрижа.







_________________________________________

Об авторе: СЕРГЕЙ МОРОЗОВ

(1946-1985)

Родился в Москве. Занимался в литературном кружке Московского Дома пионеров. В 1964-65 гг. был близок к литературной группе СМОГ, участвовал в нескольких выступлениях группы, в правозащитном Митинге гласности 5 декабря 1965 на Пушкинской площади, печатался в самиздате (альманах «Сфинксы», перепечатано в журнале «Грани», 1965). Бывал в литературных объединениях столицы, посещал семинары А.Тарковского и Д.Самойлова.
В 1970 окончил Московский государственный педагогический институт. Служил в армии, затем — в милиции в Норильске, работал экспедитором в Москве, экскурсоводом в музее Л. Толстого.
При жизни практически не публиковался. Собственной книги стихов (даже посмертной) не имеет.
В разные годы перевел несколько стихотворений Ленау, Гейне, Тадеуша Новака (переводы не опубликованы).
Посмертные публикации:  «Я видел смерть свою…» // Смена , 1989, № 21, с.24 (премия за лучшую поэтическую публикацию года); «Сегодня попробуем жить…» // Огонёк, 1992, № 7; Устная речь// Дружба народов, 2003, № 4; «Храм старосадский на горке…» // Знамя, 2003, № 5; Из ранних стихов // Мосты, Франкфурт на Майне, 2004, № 3.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
355
Опубликовано 01 авг 2017

ВХОД НА САЙТ