facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Максим Бородин. ВСЁ НАЧИНАЕТСЯ С БЕЛОГО ЦВЕТА

Максим Бородин. ВСЁ НАЧИНАЕТСЯ С БЕЛОГО ЦВЕТА





* * *

я сегодня встретил в автобусе
которым ехал утром в центр города
в автобусе
заполненном только на половину
или даже того меньше
огромные окна
и мир качался
словно маятник
словно наш барабанщик
играющий коду
я встретил сегодня Джанис как её там сейчас называют Джоплин
или это была не она
или что-то все же случается необъяснимое
с ними
с нами
со всеми
то же некрасивое лицо
те же линии губ
те же волосы
как тогда
она что-то искала в своем смартфоне
потом поправила наушники
и зависла в пространстве
аэростат
дым и всё остальное
я не удивлюсь
если она слушала те самые блюзы
свои блюзы
те самые голоса
такое впечатление
что мир опять сошел с ума
в это вербное воскресение
и воскресение ли
или жизнь всего лишь продолжается
с этой точки
с этой ноты
словно на кладбище не хватило места
и вот она опять
путешествует миром
явившись там
где никому не нужны её блюзы
кроме того
кто слушает всю музыку мира
кто везет в своем автобусе
всех нас
независимо от возраста и образа жизни
и отношения к этой самой жизни
и тому
что будет после




* * *

и в этот раз перехватило дыхание
словно выпил не то лекарство
и оказывается
выздоравливаешь совсем не от того
от чего надо выздоравливать
просыпаешься утром и сразу собираешь камни
рассыпанные с вечера
с какой бы точки ты не смотрел
всегда видно только точку
всего одну
в этом многоточии бессилия
и солнце утром
и полнолуние ночью
вот так и лекарство
прописанное докторами
помогает только самим докторам
и их
аквариумным рыбкам




* * *

пью чай из огромной чашки
такой большой и широкой
что можно измерять её и не измерить в два дня и три ночи
не доплывая до края
не доставая до дна
чай из огромной чашки
сладкий
словно кубинский сахар
загруженный на румынский сухогруз
его терпкость
напоминает мне землетрясение
которое я проспал сегодня
можно измерить
а можно и не измерять
оставаясь в неведении
амплитуда колебаний
чем меньше остается чая
тем тоньше чувствуется слабость земли
и сахар уже не жжет изнутри
а слабо тлеет на дне огромной чашки
надеешься
что после смерти все попадают в новую чайную комнату
а оказывается
инициатива наказуема
и сила
словно чайный пакетик
только называется чаем
и слабость только кажется слабостью




* * *

а хочешь я начну говорить на испанском
словно море
засыпанное апельсинами
апельсинами
чистыми и блестящими
смытыми бурей с верхней палубы
какого-то серого парохода
перевозящего сладости и фрукты из Нового Света в Старый
хотя ему нет дела
до нового и старого мира
они такие терпкие и сладкие
в этом соленом море
а когда всходит солнце
апельсины всем миром своим
поворачивают лица
навстречу восходящему солнцу
поднятому над морем непонятным им образом
хотя какая сейчас разница
в этом соленом море
засыпанном апельсинами
хочешь я начну говорить на испанском
чтобы лучше понимать
куда уходит море




* * *

засобирался остров
сумерки в капле
и капля за каплей
дождь пошёл
притворишься
что все понимаешь
и хлюпаешь
хлопаешь
а если не дождь
так время проводишь до дверей
открываешь
дождь
закрываешь
дождь
даже если всем расскажешь
что остров
собираешься вынести из себя
а там уже ночь
и кажется
ничего не остановит
дождь




* * *

проснувшись среди ночи
оказываешься где-то внутри себя
словно крестоносцы внутри своих бесполезных доспехов
слишком жарких для песков Палестины
или дискотеки в одном из левобережных районов
накурившись монгольской отравы
начинаешь писать многозначительные стихи
даже если внутри
остается досада и чья-то пустая тара
даром что ли
читал перед сном Кортасара и детские дневники
Толстого
и Его Святейшества Далай Ламы четырнадцатого
что только не приснится перед самим пробуждением
запоминаешь сны
как заглядываешь в пропасть
бездна всего лишь улыбка на правом плече
и ничем не замажешь
не скроешь
приходится просыпаться
и идти на кухню в своих бесполезных для нашей Палестины доспехах
чтобы проверить
наличие жизни в самом себе
и послушать
как дышит ночь
за тонкими занавесками




* * *

не отказываясь ни от одного слова
или даже между словами
молчание золото
если оправлено временем
помнишь
в Марокко мы переплывали море
переправляя убийственную логику
словно наркотики
из Африки в Гренландию
логика
где ты
логика
полное отсутствие смысла
одни чувства и слабости
помнишь в Кашмире это голубое облако
и облако
помнишь ли ты нас
жизнь никого не торопит с признаниями и объяснениями
как будто она знает о Марокко и пьянках в Кашмире
или притворяется
что знает
я тоже родился в Гренландии
хотя всем говорю
что в Африке
и так каждую ночь
в самое неудобное время
не отказываясь ни от одного слова
просыпаюсь от того
что просыпаюсь
неважно в какое время
и в каком городе




* * *

ты однажды сказала
даже если мир никогда не ошибается
ощущение события всегда трактуется как пятая книга Ветхого Завета
у Боба Дилана было три яблока
и все три с одного острова
хотя это ничего не меняет
море морем
и его отсутствие
никогда никого не ставило перед выбором
корабли уходят
остаются деньги и пристани
у моего бизнеса привкус крови и чёткое понимание
чего не хватает в этой жизни
прыгаешь в воду только для того чтобы просто напиться
напиваешься для того чтобы
прыгнуть в воду
сходишь с ума каждый раз по-новому
ночные клубы
байкеры
клоуны
море морем
но с земли никуда не денешься
потому что вся сила в Джейсоне Стэйтхэме
детка
и в наших
ошибках




* * *

всё получается из всего
из снега
из снов
записанных на салфетках
как будто просыпаемся редко
намного реже
чем засыпаем
иногда так и бывает
ходишь вокруг сна
словно лиловое вино в бокале
ходит вокруг вины
сны
и их братья
пустые комнаты
скомканы простыни
по краям кровати
встать бы
а получается только ждать
пока зазвонит будильник
и
всё начнется сначала
мало просто считать минуты и дни
надо еще и что-то делать
вот так вот
и видишь сны чаще
чем задыхаешься
от любви




* * *

если правда
что луна умеет притворяться кругом
то и жизнь ещё не такое вытворит
оттепель оттепелью
и все птицы в небе
ломкие
словно чипсы со вкусом клубники
ответственность падает
словно снег на раскрытые ладони
мантры
мудры
я практикую покой
как полнолуние практикует снегопад
ночь удивительное время
когда все сбывается
и мудрость мудростью
и пятница тринадцатое
перетекает в пятницу четырнадцатое
плавно
словно мысль в мысль
и жизнь в жизнь




* * *

что тут скажешь
душа самодельный самолетик
отрываешься от земли
или просто
отрываешься
небо и все остальные травы
Тибетские
сонные
пьешь отраву
чтобы подготовиться к жизни
а жизнь уже готова
словно бургер в заведении общественного питания
хочется чтобы небо упало тебе в руки
а оно уже вокруг
облачное
синее
сладкое
и только догадывайся о том
что это значит
или не значит уже ничего
если не раскрывается парашют
может и не было никакого парашюта
только небо и ты сам
ведь главное в душе
это то
что открывается
когда ты падаешь
без парашюта




* * *
 
всё начинается с белого цвета
и им же заканчивается
остров
засыпанный изморозью и свежевыжатым воздухом
всего лишь остров
привязанный к берегу банальными линиями мостов и высоковольтных линий
реальностью называют игру
в которой не бывает победителей и побеждённых
сколько не ходи с самой сильной карты
всё начинается с белого цвета
и белым заканчивается







_________________________________________

Об авторе: МАКСИМ БОРОДИН

Родился в Днепропетровске. Окончил Приднепровскую государственную академию строительства и архитектуры. Инженер-строитель, кандидат технических наук. Сооснователь и соредактор днепропетровского самиздат-альманаха «СТЫХ».  Живёт и работает в Днепре.
Стихи и малая проза публиковались в журналах «Арион», «Воздух», «Дети Ра», «©оюз Писателей», «Черновик», «Новый мир», «Волга», «НАШ», «Артикль», «Футурум АРТ», «Новая Юность», «Крещатик», «Двоеточие», Homo Legens, сетевом журнале TextOnly, альманахах «Илья», «Вавилон», «Журнал ПОэтов», «Девятый сфинкс», антологии современной русской поэзии за пределами России «Освобождённый Улисс», на сайтах «Сетевая Словесность», «Новая карта русской литературы», «Полутона»; украинские стихи — на сайте «АртВертеп».
Автор стихотворных сборников «Правила ближнего боя» (2005), «Никакой анестезии» (2007), «Париж» (2007), «Свободный стих как ошибочная доктрина западной демократии» (2010), «2013» (2014), «Будда Солонянского района» (2016).
Переводился на украинский, итальянский, английский, французский, болгарский и польский языки.
Участник международного фестиваля «Биеннале поэтов в Москве» (2005), фестивалей «Киевские лавры» (2006, 2007), «Харьковская баррикада» (2007).
Лауреат литературной премии «Международная отметина имени отца русского футуризма Давида Бурлюка» (2007).




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
766
Опубликовано 11 май 2017

ВХОД НА САЙТ