facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Юрий Галансков. Я БУДУ ЗДЕСЬ

Юрий Галансков. Я БУДУ ЗДЕСЬ



 

* * *

Ночь темна.
Луна.
Она, конечно, не одна.
И я совсем не одинок,
вот-вот - и прозвенит звонок.
Услышу в дверь условный стук,
вскочу, схвачу пожатье рук,
надену плащ,
и мы уйдем
почти
под проливным дождем.
Уйдем,
и, надо полагать,
идем кого-то низвергать.

 


СПРАВЕДЛИВОСТИ ОКРОВАВЛЕННЫЕ УСТА

1

Я, прошедший сквозь все века,
предвидя итог лет,
ночью
из тайника
вытаскиваю пистолет.

Я, пацифист-мятежник,
который,
мудр и красив, как Пророк,
вдруг опускаю штору
и палец кладу на курок.

Кровавым гимнам горсть
в дымной заре - скорей!

Все равно я безумный олень
среди двуногих зверей.

Все равно в порнографии душ
истлела надежды звезда.

И пути все равно не ведут
туда,
где так гениально дано:
земле разбудить зерно,
ростку темноту пробуравить,
зеленые руки расправить,
душистую выставить чашу,
и алчную мудрость вашу
просто и во плоти
в ягоду воплотить.

Но хватит играть в слова,
в висок упирается ствол...
И рухнула голова
на зеленый стол.


2

Окровавленный скальпель роняя на пол,
уже не в силах себя разогнуть,
застынет врач вопросительным знаком,
увидев огромное, во всю грудь - сердце.

Собой овладев на мгновение,
вдруг
выдавит он: "А легкие где ж?
Сердце!
И лишь лепестками вокруг -
бледные личики мертвых надежд..."

Это было последнее тело - квартира,
где жило сердце,
щедро увенчанное
извечною жаждой несчастного мира
утверждения надежд человечества.

Мир обречен! К бездыханному телу
явитесь вы
и уставитесь тупо.
Но что же вы будете делать
с собственным трупом?!

Рвать, бесноваться, смеяться
или
рыдать, к погребенью готовясь.
Интересно, в какой могиле
вы зароете вашу совесть?
И нечего траурный марш
трубить,

сомкнувшись
черным кольцом.
Я поднимаюсь,
меня не убить
ни подлостью, ни свинцом.

Зло в этом мире давно зачем-то,
но слушайте совесть и верьте ей -
законами духа и тела начертано
мне в этой жизни бессмертие.
Просто я вас забавляю словами.
Измученный насмерть, я просто устал
нести в себе
разбитые вами
справедливости окровавленные уста.


3

Отныне истиной будет:
законы добра поправ,
победитель всегда неправ,
и его непременно осудят.

Ваша сила смертельно опасна,
ваши мысли преступно хитрят,
вы друг друга кусаете зря,
истощая себя ежечасно.
На лысине площади нет ни травинки,
в черепе кружат слепни идей,
и волчьих ягод кровинки
сочатся из тела людей.


4

Твоя борьба,
твое сраженье,
твое преступное участье
обречено на пораженье,
на катастрофу,
на несчастье.

Я жгу знамена,
я меняю
воззванья, марши и мятежность
на золото и зелень мая,
на человеческую нежность.

В обитель ливней и лучей
я рвусь сквозь мертвый пласт гудрона.
И жизнь,
и плод,
и ключ ключей -
моя зеленая корона.

Да-да, все так,
но не в пустыню
смиренным иноком уйду -
я буду здесь
и здесь отныне
иную битву поведу.

Война - войне!
Зови любить,
разбить в мозгах замки оков,
казармы зернами бомбить
и сеять стрелы васильков.

На этот бой меня веди,
мой справедливый честный Бог,
или зачем в моей груди
Ты свой огонь зажег.


5

Будет день!
Города и заводы
задохнутся от стали и стона.
Развращенные ложью народы
вдруг увидят наши знамена.
Купол неба с грохотом треснет,
обнажив золотые вены,
и ливнями наших песен
наполнится воздух мгновенно.

Станут сказки апостолов былью,
вами попранные в гордыне.
Они будут шрифтом извилин
напечатаны в каждом отныне.
И как прежде, страстями объятый,
будет мир неустанно искать...
но только не в горле брата
львиную долю куска.


 

КОНЕСТРУКЦИЯ

«Папа, снимите хомутики», –
маленький мальчик изрёк.
«Видишь, сыночек, прутики;
а если ещё поперёк?..
Дай-ка тетрадку в клетку.
Здесь нарисуй
           глаза,
                   птичку,
                           солнце
                                   и ветку,
и на щеке – слеза...»
И на тетрадке в клетку
тихо рисует зверёк
           птичку,
                      солнце
                                 и ветку
в прутиках поперёк...

 


УБИЙСТВО

Суд.
Закрытые двери.
Судьи-звери
рычали,
сжимая лапы;
подсудимые молчали –
во рту торчали
кляпы.

Из глаз вылезал
гнева залп.
Он зал разрезал,
сердца пронзал
и петли вязал
тиранам,
от власти пьяным.

Чиновник чётко читал приговор –
и весь разговор.

Утром
тишина шептала:
«Тише, тише».
Солнце поднималось
выше, выше.
И на землю вяло
луч роняло.
С ветки птичка щебетала:
«Они были,
их не стало;
их убили,
я видала...»

Часы кремлёвские били,
людей будили.
Люди вставали,
пили, ели,
в блюдце глядели,
судили о деле

и уходили работать.


 

* * *

Мне больно.
Руки уберите,
от вас я помощи не жду.
Я не в бреду.
Я знаю сам куда иду.
Там рабьей дрожью не дрожат,
там страсти в рамках не лежат,
там человек за шагом шаг
идёт, танцуя на ножах.
Небо мечет огненное лассо.
Резкий треск,
и корчатся святоши.
Это я,
ободранный, как мясо,
хлопаю в железные ладоши.

 


* * *

С последней трибуны
торжествующему палачу,
отделившему туловище от меня,
я,
разрубленный,
прокричу:
«Пролетарии всех стран, соединя...»
Но ваше фальшивое счастье,
ваши лозунги,
ваши плакаты –
я разрываю на части
и бросаю в камин заката.

 


УТРО

Горящим лезвием зарницы
восток поджёг крыло вороны.
И весело запели птицы
в сетях немой и чёрной кроны.
Запутал ноги пешеходу
туман, нависший над травой...
И кто-то лез беззвучно в воду
огромной рыжей головой.







_________________________________________

Об авторе: ЮРИЙ ГАЛАНСКОВ 

(1939 — 1972)

Родился в Москве. В 1960 году поступил на заочное отделение исторического факультета МГУ, был исключён после второго семестра. В 1965 году поступил на вечернее отделение факультета государственного делопроизводства Московского государственного историко-архивного института.
Активист неформальных поэтических чтений на площади Маяковского (1959-1961).
В 1961 г. входил в группу, выпустившую самиздатский сборник «Феникс» № 1, в котором были напечатаны его стихотворения «Человеческий манифест» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». В 1962-м сборник был опубликован в издававшемся в Германии на русском языке журнале «Грани», № 52. Второй номер «Феникса» (или «Феникс-66») Галансков издал самостоятельно.
Намеревался создать пацифистскую организацию в СССР, разработав проект программы Всемирного союза сторонников всеобщего разоружения. Был одним из организаторов первых митингов против подавления свободы – 5 декабря 1965 и летом 1966 на Пушкинской площади в Москве. В январе 1967г. был арестован, приговорён к 7 годам лагерей строгого режима. Отбывал срок в лагере 17-а в Мордовии. Умер в лагерной больнице от заражения крови после операции.
В 1980 издательством «Посев» во Франкфурте-на-Майне была выпущена книга Юрий Галансков, включившая некоторые его статьи, обращения, письма, часть стихов и неоконченную повесть. В 1994 книга была переиздана с дополнениями в Ростове-на-Дону. В 2006 в Москве вышла подготовленная Геннадием Кагановским книга Хроника казни Юрия Галанскова в его письмах из зоны ЖХ-385, свидетельствах и документах.
В 1991 г. прах Юрия Галанскова был перевезён в Москву и захоронен на Котляковском кладбище.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
800
Опубликовано 22 апр 2017

ВХОД НА САЙТ