facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Жанна Сизова. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ НЕЖНОСТИ

Жанна Сизова. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ НЕЖНОСТИ



«не следует углублять в землю корневую шейку саженца...»
(техника посадки плодовых деревьев)


* нежность моя, корневая шейка
   невекового саженца —
   выпученная, выпяченная,
   задублённая царапиной кора —
   живо-живное, живе-живи-жива...



 
* Вчера на «Крестовском острове», питерской метростанции,
   оказалась я, чтобы взять комнатное растение, один стебелёк традесканции.
   Детские листья-руки, мелкий пушок на стебле, гребля матёрой жизни
   (династии саррацений, кланы монстер) до него ещё не дотянулась.
   Жалость моя заострилась в жало и сжалась
   от хлипкого карапета в пластиковом стаканчике —
   кривовато-субтильного, пыльного, не осевшего сваей тяжёлых орнаментов
   над романской розеткой, лепниной отплясывающей гавот —
   тебе не попасть туда, маленькая традесканция,
   знай, я отныне ревнитель твой, нежности апологет, донкихот.
 



* Запах нежности многосоставен.
   Так пахнут дынные семена под созревшей коркой
   в склизкой мякоти соковых перепонок;
   потово́й железы роса (не едко, но как-то
   возвещающе и одновременно робко);
   молочко ореха некрупного (может быть, горького миндаля).
   Вуаля, говоря коротко, нежности запах
   кроток, как запах волосяных луковиц на темени (на висках),
   и бесконечен, как апрельской земли родоносный опрелый пах.

 


*ПРЕИМУЩЕСТВЕННО В БЕЛЫХ ТОНАХ И БЕЗ ОБЪЕКТОВ

   У нежности нет чемодана с вещами 
   (безвещна), имён и названий нет.
   Не-предметен её ареал, безводен океанариум,
   неназемной долины русло меняет цвет
   от созвездия кратера (пронзительно белый)
   до пурпура, сгущающегося к фарватеру,

   где зрения напряжение различает присутствие 
   нематерьяльного (как молозиво, сцеженное в перфекте 
   времени – того, что уже случилось)
   на территории, исчисляемой тучным ярдом,
   худосочной испытываемой саженью,
   и на всей протяжённости нет ни одного,
   ни одного объекта.



 
* Трудно нежность найти, лучше бы и не искати.
   Глянешь в подпол картофельный — там корнеплоды шумят;
   лампу с цоколем вывернешь (спрятана, может, где свет?),
   длиннорукой лопатой копнёшь на усадьбе — 
   воронка сквознёт на Ямале.
   Время глупо потратил, напрасно,
   а нежности и не узнал.



 
* Есть ли она среди тварных?
   Может, невидимо есть,
   чем бы её обнаружить:
   глазом третьим, надбровным,
   добавочным чувством девятым,
   усом тонким, невидным,
   гибкой антенною, высоковольтно свистящей?



 
* Нежность спрятана в хлебный мякиш, шарик хло́пка, малое семя льна.
   Мякиш скрыт в скорлупе ореха, ржавой гайке, внутри зерна.
   Земляной орех у лесной тетёрки, в стеклянной кукле, у помела,
   а гнездо тетёрки — на небоскрёбе, в шевелюре леса, в ядре земли.
   Небоскрёб упрятан в раскосый глаз.

   Тот увидит нежность, кто глаз раздвинет,
   небоскрёб узнает (ядро земли)
   и шагнёт к тетёрке (стеклянной кукле)
   в скорлупе ореха (внутри зерна),
   кто нащупает мякиш хлеба (шарик хлопка, малое семя льна).

   Только нежности — это вполне возможно —
   там не будет, совсем не будет,
   не окажется её там.
   Может, кто небоскрёб попутал (их сейчас как зубов у щуки),
   или был до тебя проворный — изловчась, он похитил нежность,
   держит нежность в консервной банке,
   как свиную тушёнку, в банке,
   иль тетёрка совсем не та.

 


* НЕЖНОСТЬ И КВИЕТИЗМ

   Сущее подбирается по-пластунски,
   щурится, скалится фиксой люминесцентной,
   нервным тиком лицевая мышца смеётся.

   За щекой сидит щенёнок, храбрый цуцик,
   белая ли крыска породы хаски,
   пьёт слюны ручей неразорённый,
   бессловесьем шёрстку промывая...



 
* Лето — истопник нежности,
   август — кочегар её и кузнец,
   выдуватель плодов золотых.
   Стеклодувец рубиновый
   в дудку рябинову
   тыквы-планеты надышит,
   смарсианит фонариком
   для межсезоновой тьмищи —
   враз, когда осень нащурится
   и заострят холода.



 
* Август капельной дрожью покрылся и кличет детей зачинать:
   приготовлен живот, обогрет, зацелован, занежен.
   Зизи-зэ, зизи-за, зизи-зин —
   прострекочет кузнечик и крылья сведёт в балдахин.
   К маю вздрогнет столетие, кокон-гора расщемится,
   пустыни спадёт скорлупа,
   тонкий ус беззастенчиво куст обоймёт можжевелый,
   и нечаянно лапа-клешня перервёт провода поселений.
   Распрямится стрекозомладенец, на выдохе цепь разомкнёт
   и бобовые зёрна бессмертья, как шарик воздушный, надует,
   и запустит их в каждый квартал, материк, водоём,
   неопальное жало воткнёт в календарный оборвыш,
    и время пойдёт по-другому.


 

* КАК ПЯТАЯ СИМФОНИЯ ВОЛЬФРАМА

   На тебя наступают, Вольфрам, — иди один
   до винтажной резьбы на грифе, стальных седин,
   оловянным полем, в плаще сметанном,
   след в приманку, небесну манну.
   Нюхом они за тобой, гурьбой. Челюсть клацкает
   скопом и вразнобой,
   гул и скрежет зубовный, гляди, какой —
   это Пятая, пяткой волочишь стон,
   время выгнет её, как радугу из око́н,
   время вынет её, как косточку из груди,
   никого не бойся, Вольфрам, иди.



 
* Нежность есть, и словно её нет.
   Ощутима на выдохе и не видна при вдохе,
   нежность апофатична. Нежность — это сосуд
   разновместильный,
   изредка нежность — иллюзия.



 
* Сорок тысяч иллюзий в горсти очевидности стынут,
   блёкнет алмазная стружка, а тронешь её — руки-ноги
   сведёт перепончатость, дикий раскос многоглазья,
   покров цветношерстья зави́хрит, швырнёт ненароком
   в безневестную степень снегов,
   в атмосферную плотность (за пазуху тихую, тайную),
   где суслик-сутулик расправит плечо горбуну,
   устремив его в не-одинокость, в не-лишнесть...







_________________________________________

Об авторе: ЖАННА СИЗОВА

Родилась в Москве. Окончила филологический факультет Иркутского университета и Санкт-Петербургский институт богословия и философии.
Печатается в российской и европейской периодике.
Живёт в Петербурге и Хаванте  (Великобритания).
Автор книг «Ижицы» (СПб, 1998 г.), «Логос молчания» (СПб, 2009 г.), «Монохон. Короткие истории о жизни в Иркутске» (СПб, 2013 г.), «Ощущения времени, выраженные в сегментах» (СПб, 2014 г.)




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1870
Опубликовано 20 ноя 2016

ВХОД НА САЙТ