facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Сергей Круглов. ПО ЗАКОНАМ ПАДШЕЙ ФИЗИКИ

Сергей Круглов. ПО ЗАКОНАМ ПАДШЕЙ ФИЗИКИ





ХАРМС

выясни наконец отношения
с твоим внутренним Хармсом
открой ему
пусти переночевать
напои чаем
подоткни на нем ватное одеяло
пока он спит выскользни из квартиры
расскажи о нем своему психоаналитику:
"Товарищ следователь! довожу до вашего сведения:
такого-то такого-то тридцать такого-то
гражданин Ювачёв"

его закопают
на твоем внутреннем кладбище
на белом поле среди рядов безымянных крестиков
уходящих в бесконечную перспективу

здесь такая зима
зима
длится и длится
снег валится и валится
как бесконечные старушки
из рваных сквозных дыр неба

 


ГОУ ХОУМ


1. ЗЕЛЕНОГЛАЗОЕ ТАКСИ

Потихооооонечку стук дверкой –
Мало ли –
Я сел на место смертника, рядом с водителем.
Снег валил и валил, даже
Непрестанно делающие свои жесты дворники
С ним не справлялись.
Таксист пощелкал кнопками, включил радио шансон.
Я откашлялся и сказал: - А знаешь,
Чем вот этот шансон
Отличается от настоящей музыки?
Таксист хмыкнул – растерянно,
Вопросительно.
-Я сказал: - Блюз, как известно, -
Музыка хорошего человека, когда ему плохо.
А вот это – музыка
Плохого человека, когда ему хорошо.
Чуешь разницу?
Таксист ничего не ответил,
Но, подумав, выключил счетчик. А снег
Всё валил и валил.

 
2.  ГИТАРА

Я – деревянная девочка.
Мой папа – сумасшедший Орвил Гибсон (Каламазу,
Штат Мичиган).
Моя мама – мрачная инфернальная мандолина.
В конце девятнадцатого века папа запатентовал меня,
В начале двадцатого – умер от эндокардита.
С тех пор я – сирота,
Подорожная плечевая,
Девочка без дома.
Я отдана всем бродягам мира сего: автостопщикам, дальнобойщикам,
Всем, кто мчится
По этому шоссе.
Они все –
Под моим омофором.
Тот, кто сумеет
Совершить особое касание моего лона,
Извлечь из него звук
Смирения и жертвенной любви – тот
Недалек от Царства.

 
3. РОБЕРТ ЛЕРОЙ ДЖОНСОН

Это вам сейчас, модным мальчикам Москвы,
При нынешней сопливо-никакой погоде,
Кажется, что заголять щиколотки – это модно.
В Америке начала ХХ века, в дельте Миссисипи,
Маленький негритенок с мосластыми кистями рук,
Торчащими из кургузых рукавов пиджачка,
В коротких штанинах, - выглядел жалко.
Люди дельты
Ему рассказали, что, если в безлунную полночь
Прийти на перекресток дорог, то мимо
Может проходить сатана – он настроит
Твою гитару, но взамен потребует душу.
Глупые обыватели!....разве
Может кто-то потребовать душу,
Кроме Того, Кто ее создал?
(Да в Его лексиконе
Отродясь и не было слова «требовать»).
- Ты хочешь звучать, мальчик?
- Да. Очень хочу.
- Звучи. Только… легкой жизни
Я тебе не обещаю.
В двадцать семь лет ты погибнешь – злые языки
Будут говорить о тебе пустое – но тогда
Мы встретимся снова.
- Я готов.
- Готов?.. ну что же.
Играй, мальчик.
Играй за Меня, - так, как мог бы
Играть и Я, но не могу, видишь,
Мои руки пробиты гвоздями, и Мне
Не взять баре, вообще
Не удержать гитару.
А потом – мы встретимся снова. Не тотчас, но все же -
Будешь со Мною в раю.

 


* * *

антихрист вошел в обезлюдевший город
- где все?! - завопиял он к небу
небо ответило: - а ты что, не заметил? все
в очереди на кранахов

антихрист обиделся
плюнул и повернул обратно

вот так
старые добрые мастера
не мудрствуя лукаво
спасают цивилизацию

если вы заметили именно так и было
в последние три тысячи сто сорок два раза

 


ПЕПЕЛ

- Я не видел твоего Христа!
- А я видел моего Христа.
Он недалеко ушёл,
Он трудится, как и все мы,
На конвейере смерти.
Он был просто рабочий.
Он среди нас.
Только Он умудряется
На этом конвейере
Совершить диверсию:
В каждый пистолет заложить осечку,
В каждую бомбу вложить возможность невзрыванья,
В каждую камеру (помнишь
23 год, стоматолога Тёрнера?
Его мучения в плане
Чистоты стиля? – помнишь:
«Акция Тиргартенштрассе 4»?) – вмонтировать дверцу,
Маленькую, скрипучую, ведущую
В небо.
Вот потому Ханна Шванке,
Член айнзатцкоманды,
Свидетельствовала пред всем Нюрнбергом:
«Я пришла, только забрезжило утро,
Принести туда миро. Но врата печи
Были открыты. Не нашлось даже пепла. Кто-то
Откатил камень,
И останков пятисот пятидесяти пяти приговоренных
Найдено не было».

 


CПАС

Приходи ко мне поиграть – видишь,
Какой Я пятикупольный слепил для тебя пряник.
Разложил твои любимые игрушки:
Свечечки, иконки, платочки.
Приходи, Я тебя не напугаю,
Ничем не потревожу,
Дырки в руках и ногах, чтоб ты не видел,
Аккуратно залеплю
Сусальным пластырем.
Приходи на пятнадцать своих минут, переведи запыхавшуюся душу,
Поиграй, побрякай в кадилы-кропилы,
Расскажи Мне свою хвастливую сказку,
Свою жалобу, обиду, сопельку.
Побудь со Мной, дай
Подышать тебе в макушку,
Подуть на твои ободранные коленки,
Вытереть твои слезы.
Хочешь, буду для тебя чем хочешь,
Буду медовым, яблочным,
Ореховым, - только завтра
Приходи снова.


 

АРИФМЕТИКА НИКЕО-ЦАРЕГРАДСКАЯ

У тебя, Боже,
Природа одна, а личности – три.
У меня – личность одна,
А природ вон сколько:
Человеческая, животная, ангельская, бесовская,
И какие там
Еще есть.
Вот и стою у Твоей иконы, весь в злых подростковых слезах,
Всё пытаюсь доказать Тебе, что мы с Тобой …ну,
Знаешь, значок такой есть: «больше или равно»
(причем галочка раскрыта в мою, в мою,
Не спорь! – в мою сторону,
Так же, так?!).


 

ЕВРЕЙСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Принцип Шиндлера:
не говорить лишнего.
Никому.
И сие было и есть спасительно
воистину
для всякого еврея.

Принцип Мандельштама:
говорить всё, и лишнее.
Всем.
И сие было и есть губительно
воистину
для всякого еврея.

Во истину
войдем мы, в эту льдяно пламенеющую воду,
в ее глубину,
по лядвея, затем по пояс,
по горло, по дыханье,
по весь смысл, по всю веру.

И там, во истине, в самой её глубине,
в невообразимой высоте,
мы увидим с тобой воочью,
как спасение и гибель
превращаются во что-то другое,
настоящее, - как ночной бессмысленный, такой,
казалось бы,
убедительный, дальше некуда,
заполняющий, как газ, по законам падшей физики,
весь предоставленный ему
объём сна, кошмар
претворяется в утро.

Потрогай Его: жив
Бог наш. И жива - хочет она того или нет -
душа наша.

 


* * *
                памяти М.
первый раз
когда ты падаешь всем безволием в грязь
в асфальт дней в щебень
тебя подымают ангелы
второй раз - тебя принимают менты
третий раз - тебя обымают демоны
и ты исчезаешь из мира твоих домашних
но есть четвертый раз: тогда
тебя вынимает из тли Он Сам
рассудив, что исполнилось твое время
зерен и плевел
время, в которое всё по-настоящему кончилось
чтобы ещё более настояще
начаться


 

ЭСПЕРАЛЬ

Вера стыдит грешника нелицеприятно,
выписывает ему сорок без одного гамбургских счётов.
Если ты на просвет не таков, что
можешь двигать горами -
то всё с тобой ясно: таких
не берут в космонавты.

Любовь... что и говорить: ей и стыдить никого не надо.
Как покажет себя,
светло сияющая, во всем великолепии,
победительно и молча, - так и
сам
сгоришь со стыда.

А эта надежда... как ей удается
не постыжать? это что-то исконно женское, что ли,
может быть - бабье, но в хорошем смысле.
Не постыжать - и возродить, и дать жить,
дышать.

В своем домике у станции (надежда -
путевой смотритель, и сколько
поездов миновало на ее веку)
она дает приют всем:
странным, избитым, ограбленным, непонятным,
взлезшим по осыпи на шпалы.
Горячий чай, ломоть хлеба, ночевка на топчане под байковым, сбившимся в ость, одеялом.
По крайней мере, так о ней рассказывали двое:
Окуджава, и тот, кто написал пятидесятый псалом.

Весна. Снег тает в грязь.
Выброшен из электрички на всем ходу, но еще жив, -
Щебень мокр, остр, - ползу.
Вон он впереди близ переезда,
крашеный в зеленое, в ночи малоприметный,
приют надежды.






_________________________________________

Об авторе: СЕРГЕЙ КРУГЛОВ

Родился в Красноярске. Учился в Красноярском государственном университете на отделении журналистики филологического факультета. В 1996 г. принял крещение в лоне Русской Православной Церкви, в 1999г. - сан священника. Служил в Свято-Спасском соборе г.Минусинска.
Стихи пишет более двадцати пяти лет. Ранние тексты публиковались в журналах "Вавилон", "Знамя", "Митин журнал" и др., участник Второго Всероссийского фестиваля молодых поэтов.
В 2002 г. по публикации в антологии "Нестоличная литература» вошел в шорт-лист Премии Андрея Белого. В 2003г. была издана книга избранных стихотворений 90-х годов "Снятие змия со креста" (М., Новое Литературное обозрение).
 С 2006 г. священник Сергей Круглов публикует новые стихи, а также эссе и статьи (журналы "Воздух", "Новое Литературное Обозрение", "Знамя", "Зинзивер", "Дети Ра", "Фома", "Истина и жизнь", "Вестник РХД", "Перформанс", "Aufgabe"(США), Bacchanales (Франция) , Poezia (Милан, Италия), интернет-журналы "Рец", "TextOnly", антологии "Полярная антология" (Москва, "Паулсен" 2010), "Sodobna ruska poezija" (Любляна, Словакия, 2010).
Книги стихов : "Приношение" (Абакан, 2007г.), "Зеркальце" (серия "Поэты русской провинции" журнала "Воздух", Москва, 2007г.,) "Переписчик"(2008г.Москва, "Новое Литературное Обозрение") "Лазарева весна" (Самара, 2010), "Народные песни" (Москва, "Русский Гулливер", 2010), "Считалки с Богом" (в соавторстве с О.Кушлиной, С.-Пб., "Красный Матрос", 2011), С.Круглов "Натан" - Б.Херсонский "В духе и истине" (Нью-Йорк, Айлурос, 2012), "Птичий двор", М.2013, "Арго-Риск", серия журнала "Воздух").
Книги церковной публицистики: "Усилье Воскресения" (Тюмень, "Русская Неделя", 2013 г.), "Стенгазета" (изд. "Слово и дело", 2013).
Лауреат премий Андрея Белого 2008г., "Московский счет" 2009г. Член жюри литературной премии "Дебют" 2010г.
 Колумнист интернет-сайта "Православие и мир", "Фома", сотрудничал с сайтами "Татьянин день", "Радио "Свобода".
Стихи переводились на английский, французский, итальянский, польский, болгарский, словацкий.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2461
Опубликовано 04 сен 2016

ВХОД НА САЙТ