facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 148 ноябрь 2019 г.
» » Денис Ларионов. ПРОТЯЖЁННАЯ СИЛА ПРИКОСНОВЕНИЯ

Денис Ларионов. ПРОТЯЖЁННАЯ СИЛА ПРИКОСНОВЕНИЯ



 

И ТЕНИ
                                           А.Х.

Свалявшись в ничьей земле перекрестка, обжигает несложные
связки:
мертвое секреторное море — колото-резаный рот.

Стыкующий эти слова.

Под затылочным потолком.
 

*

Гул,
заражающий полдень, отодвинут в рутинный ряд.

На обочину, через колено. «Непонятно зачем»
пережевывая жесткокрылый день, сшитый неловким дыханием: вот же, да
нет.
 

*

В противоположном рукаве подземного перехода —
перемещая
окаменевший багет. Скрадывая фрагменты. Слабыми пальцами. Целыми днями.

Как дела?

Кожистый хлам.
 

 *

«Почему бы и нет» среди иглистых местоимений, отправляющих
платеж.
Вернее, теряющих воздух на
выходе,
зорин или Eau De Lacoste L.12.12 Rouge?

 
*

«Дыши ртом» по рваному контуру - на острие инцидента, скользнувшего за

кромку


радужки: жертва
плохой истории промерзает насквозь и, голая шерстяная жизнь,

утром сюда не вернется.

 
 *

Протяженная сила прикосновения: пленка воздушной разметки,
как и случайный вопрос.

Дальше кожи — кротовые норы, подгнивший
язык, вперед забегающий.

Перемещающий «скажи что-нибудь» по щелочной траектории.

 
*

Мускульный пассат обтекает костный бисквит, кровоточащий
голимой грёзой: вплавлена в тело любовь, давит ладонью на
бруст.

Нет, март.

«Лишь призраки» смерзшиеся в фотографию. В грядущий вывих.
 

*

В долине номинатива регистрирую новый аккаунт, но
никнейм
предпочитаю сфальсифицировать.
Исключительно (в переносице мифа, в субфебрильной скуке) не
hyperion.

 
 

АВГУСТ

Темнеющий воздух, опрокинутый в горло, взбившее множество
быстротвердеющих слов. Оказались
разделены — биение речевой мышцы, подсвеченной изнутри. В скользкой комнате
долговременной памяти, задержавшей не только идею вестибулярной
любви, но и быструю смерть в июне 2004 года. Наконец, мы — детали
мышечной речи, играющие кислородом во сне.

Вторая волна заключает в объятия — словно в машине, вспыхнувшей
от коннотаций. Сведенная в сумму неразложимых перцептов встреча
и отступление, затянувшееся из-за отека полудня.
На границе третьей декады возвратный ветер
перелицовывает
опознавательные знаки и они ложатся внахлест, покрывая
вплетенные в волосы, в войлок, во флис
тела.

 
 

* * *

Корпус вывернут — потому что предел отодвинут — в объятиях марта
за утро,
симметрично изглоданное подвешенным, нет, препарированным зрением.
Только этого недостаточно.
На неровных границах (см.выше) сплетаются труднодоступные модусы
своего,
твоего, своего твоего и, наконец, дополнительный принцип своего-твоего,
существующий в связке, выброшен низкочастотной волной
на берег нёба,

патрулируемый машиной глотка.

 
 

CASUS

О чём: всё о том же
что значит всё
территория тавтологии
тело в разрезе
шум новой музыки.

Бесконечна дорога из душа
видел их мертвыми
буквы
вырвало теплым бульоном
в сквозном перерыве

аварии

…………………………………….

kief катастрофы в пути под рукой я
пассажира равно
труп персонажа в пейзаже на
самом дне

 
 

* * *

«Что делал?»
«Слушал Клауса Шульце»
Слушал излишне,
типа все в прошлом.
Все тонет в горле.
Горло болит.

У внутренней речи

в эпизодической роли:
Ура!
С переломанной шеей на службе!
Впрочем, не без удовольствия
Было разбито стекло.
«Как? Слоенов?»-
Переспрашивает А.Д. 

Нет.

 

VERTIGO

Фатализм тело тонкое рвётся
в течении императива
салфетку?

Здесь не в пейзаже плавание
биографий & междометий
домашний взрыв

До крупиц истончённый сложный
подрезающий шелестящий жечь
предложные падежи

Симультанно размазан
Чей механизм ускользает

равно Тело тонкое рвётся
в схеме сценария в свете
междисциплинарного танго

Где же твой автострах острый
плоский пучок путешествия
мышечной ткани

или нет вялость апатия
или вот так неустойчивость
механизм ускользает

Здесь на вершине Чейн-Стокса
внутри сухожилия склеить
чертёж и забыть до крупиц

 
 

* * *
 
                                         С. С.

Отбываю с вокзала, мне на одежду
плывущего, словно опытное ничто: мне не нужна ваша помощь,
нет-нет, скорее наоборот.

Сейчас унесут этот мир.
Состав по мосту переедет
знаменитое место исчезновения.

Здесь, здесь и здесь без свободных частиц я, не-я
на тонких резервах тянется восприятие
и мечтает исчезнуть.

Сгореть, наконец: пассажир номер десять
в открытую воду на полном ходу.

Минус двадцать по вертикали: сжимает, саднит.

Медлить,
неметь.

Насквозь продувает безальтернативную
ночь — кофе кипящего на
сетчатку: каким кругом кроветворения
ты станешь завтра?

 
 

* * *

Слоёная ткань фатерлянда,
самокритика без вытеснения.

Сюжет сжимается как слизистая
жертва в нежной извести контекста.

Теперь здесь агрессивная среда, где

а) осколки роз, подрезанные взрывом климата;
б) опыт тока.

Оптика немеет.

Трое на берегу травмы.

 

 
* * *

Ближе, но и
Отходить: сопротивление
Материала, звонок N.
По ошибке.

Я король статики,
Говорит J. в моём сне.
Переворачиваюсь, переношу:
Я король статики.

Чтобы потом зачеркнуть.
Если это неправда.
Встретил, но не говорили:
Языком не подцепишь шмеля таракана,
Заползшего в горлышко.

Три острых звезды
В мокром рту.

«Там, где...», но и 
книгу поцеловал, «рубец
на шее» переписал
несколько автоматических раз:

какая горькая латынь

латынь внутри

внутри меня горит

В полиэтиленовом покое.







_________________________________________

Об авторе: ДЕНИС ЛАРИОНОВ

Родился в городе Клин Московской области. Изучал медицину, психологию, закончил магистратуру «Русской антропологической школы» (РГГУ). В данный момент аспирант Института Философии РАН.
Стихи и проза публиковались в журнале «Воздух», «Русская проза», на сайте «Полутона», в альманахах «Солнце без объяснений», «Акцент», в сетевом журнале «TextOnly» и др.
Автор ряда критических статей, публиковавшихся в журналах «Новое Литературное Обозрение», «Октябрь», «Новый мир», "Лехаим", "TheArtnewspaper", на сайтах «OpenSpace» и «Colta.ru».
 Член редколлегии альманаха «Русская проза».
 В 2009 и 2010 годах входил в лонг-лист премии «Дебют» в номинации «поэзия». В 2009 году вошел в лонг-лист премии «ЛитератуРРентген». Один из организаторов поэтической премии «Различие».
 Первая книга стихов "Смерть студента" вышла в 2013 году, была номинирована на Премию Андрея Белого и получила Малую премию «Московский счёт».



Фото Олимпии Орловой-Вильберг скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 816
Опубликовано 02 мар 2016

ВХОД НА САЙТ