facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 124 сентябрь 2018 г.
» » Юнна Мориц. САД, КОТОРОГО НЕТ

Юнна Мориц. САД, КОТОРОГО НЕТ

Юнна Мориц. САД, КОТОРОГО НЕТ

 

* * *

Я цветок назвала - и цветок заалел,
Венчик вспыхнул, и брызжет пыльца.
Птицу я назвала - голос птицы запел,
Птенчик выпорхнул в свет из яйца.

День и час назвала - и, как здесь повелось,
Этот день наступил, этот час.
Я дитя назвала, и оно родилось
И останется жить после нас.

Я еще назову кое-что из того,
Что пока безымянно, темно.
Проще пареной репы мое волшебство,
Но останется тайной оно.




ВЕЧЕРНИЙ СВЕТ

                Памяти Симона Чиковани

Ослик топал в Гантиади,
Рыжий, тощий, молодой.
Человечек топал сзади,
Рыжий, тощий, молодой.
Козьим сыром и водой
Торговали на развилках,
Соус огненный в бутылках
Ждал соития с едой.
Геральдический петух
Спал в подоле у старушки,
И языческой пирушки
Реял крупный, зрелый дух.
Этот день почти потух,
Своды светом обнищали,
Но дорогу освещали
Море, ослик и пастух.
Золотистые круги
Источали эти трое
И библейские торги
Освещали под горою
Незаметно для других,
Но любовно и упорно.
Ослик ел колючки терна,
Пастушок - фундучьи зерна.
Где-то рядышком, из рая,
Но совсем не свысока,
Пела нежная валторна,
К этой ночи собирая
Все разрозненное в мире,
Все разбросанное ветром
За последние века.




* * *

Вышла в сад, которого нет,
в дождь, который везде,
лягушка на красный закатный свет
путешествует по воде,
вся она - сердца дрожь
в мешочке зеленых кож,
всасыванье тревог
из воздухов облакатых
в красных дождях и светах,
вздувается и опадает
кожаный мокрый бок -
бездонно глубок,
а спинка ее в слезах,
зеркальная спинка
вся в мокрых глазах,
в искрах закатных свеч.
То, что во мне голодает,
у нее отнимает речь.




СЛЕД В МОРЕ

В том городе мне было двадцать лет.
Там снег лежал с краев, а грязь - в середке.
Мы на отшибе жили. Жидкий свет
Сочился в окна. Веял день короткий.
И жил сверчок у нас в перегородке,
И пел жучок всего один куплет
О том, что в море невозможен след,
А все же чудно плыть хотя бы в лодке.
Была зима. Картошку на обед
Варили к атлантической селедке
И в три часа включали верхний свет.

В пятиугольной комнате громадной,
Прохладной, словно церковь, и пустой,
От синих стен сквозило нищетой,
Но эта нищета была нарядной
По-своему: древесной чистотой,
Тарелкой древней, глиной шоколадной,
Чернильницей с грустившей Ариадной
Над медной нитью, как над золотой.
И при разделе от квартиры той
Достались мне Державин, том шестой,
И ужас перед суетностью жадной.

Я там жила недолго, но тогда,
Когда была настолько молода,
Что кожа лба казалась голубою,
Душа была прозрачна, как вода,
Прозрачна и прохладна, как вода,
И стать могла нечаянно любою.

Но то, что привело меня сюда,
Не обнищало светом и любовью.
И одного усилья над собою
Достаточно бывает иногда,
Чтоб чудно просветлеть и над собою
Увидеть, как прекрасна та звезда,
Как все-таки прекрасна та звезда,
Которая сгорит с моей судьбою.




МОЙ ПОДВАЛ

Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.

В саду пиликало и пело —
Журчал ручей и цвел овраг,
Черешни розовое тело
Горело в окнах, как маяк.

Душа дождем дышала сладко,
Подняв багровый воротник,
И, словно нежная облатка,
Щегол в дыхалище проник.

Во мне бурликнул свет, как скрипка,
Никто меня не узнавал,—
Такая солнечная глыбка
Преобразила мой подвал.

С тех пор прошло четыре лета.
Сады — не те, ручьи — не те.
Но помню просветленье это
Во всей священной простоте.

И если достаю тетрадку,
Чтоб этот быт запечатлеть,
Я вспоминаю по порядку
Все то, что хочется воспеть.

Все то, что душу очищало,
И освещало, и влекло,
И было с самого начала,
И впредь исчезнуть не могло:

Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.




* * *

Резкий ветер зарю погасил,
Восковая луна возникает,
Закрывают мясной магазин,
И от холода голубь икает.
Осторожнее! Пахнет весной -
Спиртом, марлей, орущей рассадой.
Вербный прут на витрине мясной,
Радуй сердце! Пожалуйста, радуй!
Серебрись, мой воздушный, звени!
Ты мой стройный,
Мой дымчатый, вербный,
Ты не плачь, ты меня извини,
Я бегу - закрывается хлебный!




БРОДЯЧАЯ СОБАКА

Ночной провинции узор.
Угрюмый запах рыбных бочек.
Бессонницы лохматый почерк
Мой расширяет кругозор.

В дыре пустынного двора
Котята лужицу лакают
И пузыри по ней пускают,
Как человечья детвора.

На голом рынке за углом
Лежит пустая таратайка,
Там копошится птичья стайка
В арбузе ярком и гнилом.

Под крышей пляжного грибка
Сижу с бродячею собакой,
И пахнет йодом и салакой
От бесподобного зевка.

Несется в небе сателлит,
Собор во мраке золотится,
Бродячий зверь не суетится,
А рваным ухом шевелит.

Он дышит ровно, сладко, вслух,
Невозмутимо. И похоже,
Его бездомный крепкий дух
Здоров - не лает на прохожих.

Как будто морде шерстяной,
Чье бормотанье бессловесно,
Уже заранее известно,
Что и над ней, и надо мной,

И над чистилищем залива
Зажжется что-то в вышине,
Отвалит жизни ей и мне
И всё разделит справедливо!




* * *

Походил со мной на базары,
Постирал со мною пеленки,
Потаскал со мной чемоданы
И растаял как дым во мраке.
И сказал он: - ты мне не пара,
Ты со мною одной силенки.
На тебе заживают раны -
Как на собаке.

Я сто лет его не видала.
Я сто лет прожила с другими,
Я забыла глаза и голос,
И улыбок его косяки.
Я и дня по нем не страдала!
Ни товарищи, не враги мы,
Но лицо мое раскололось
От ярости на куски.

Возвратился ко мне он старый,
Возвратился уже не звонкий,
Возвратился уже не пьяный
От надежд - не горящий факел.
И сказал: - я тебе не пара.
Не имею твоей силенки.
Не на мне заживают раны -
Как на собаке.

Я сто лет его не видала.
Я сто лет прожила с другими.
Я забыла глаза и голос,
И улыбок его косяки.
Я и дня по нем не страдала!
Ни товарищи, не враги мы,
Но лицо мое раскололось
От радости на куски.




* * *

Ничего ему не простила.
Я стихи ему посвятила,
чтобы проблеск надежды померк.
Но, когда серебристая цапля
грусть мою, как последняя капля,
переполнит в осенний четверг,
пролетая над полем свекольным...
я каким-то чутьем треугольным
забиваю спасительный клин
в серебристое воспоминанье,
чтобы сердца последнее знанье
не опошлить концовкой счастливой.
День - недолог,
а путь мой так длин...




* * *

Глаза небесные и волосы ржаные,
И спим на разных мы теперь материках...
Лет через тридцать наши связи кружевные
Откроются в моих черновиках,
В картинах, спрятанных в местечки потайные.
Ищи внимательно, поройся в облаках, -
И плюй на то, что говорят иные...




* * *

Когда читатель за тебя домыслит,
А также зритель за тебя дозреет,
А рецензент с повадкой резидента
Дорасшифрует за тебя, доразовьет, -

Советую тебе молиться на ночь
("Молилась ли ты на ночь, Дездемона?" ,
Теперь нельзя без ссылок на источник!),-
Чтоб ни за что никто не догадался,
Что можно за тебя доумереть...







_________________________________________

Об авторе: ЮННА МОРИЦ

Родилась в 1937 году в Киеве. Окончила филологический факультет Киевского университета и Литературный институт им. А.М.Горького.
В 1961 году в Москве вышла первая книга «Мыс Желания». Книги не издавались с 1961 по 1970 гг.
Стихи переведены на европейские языки, а также на японский и китайский.
Премии:
премия «Золотая роза» (Италия)
премия «Триумф» (2000)
премия имени А. Д. Сахарова (2004) — «за гражданское мужество писателя»
национальная премия «Книга года» (в рамках Международной Московской книжной выставки-ярмарки) в номинации «Поэзия — 2005»
премия имени А. А. Дельвига — 2006
национальная премия «Книга года» (в рамках Международной Московской книжной выставки-ярмарки) в номинации «Вместе с книгой мы растём — 2008».
премия Правительства РФ (2011) — за книгу «Крыша ехала домой».

Библиография:

«Мыс желания». Сов. пис. М., 1961.
«Лоза». Сов. пис. М., 1970.
«Суровой нитью». Сов. пис., М., 1974.
«При свете жизни». Сов. пис., М., 1977.
«Третий глаз». Сов. пис., М., 1980.
«Избранное». Сов. пис., М., 1982.
«Синий огонь». М., Сов. пис., 1985.
«На этом береге высоком». М., Современник. 1987.
«Портрет звука». PROVA D’AUTORE, Италия. 1989.
«В логове го́лоса». М., Московский рабочий, 1990.
«Лицо». Стихотворения. Поэма. М., Русская книга. 2000.
«Таким образом». Стихотворения. Спб., «Диамант», «Золотой век». 2000 г., 2001 г.
«По закону — привет почтальону!». М., Время, 2005, М. Время, 2006, М., Время, 2008 гг., М., Время, 2010.
«Не бывает напрасным прекрасное». М., «Эксмо»,2006 г.
«Рассказы о чудесном». М., Время, 2008 г., 2011 г.
«Сквозеро». М., Время, 2014 г.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
3 339
Опубликовано 19 май 2015

ВХОД НА САЙТ