facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 125 сентябрь 2018 г.
» » Евгений Никитин. ИГРА В ЛИТПРОЦЕСС

Евгений Никитин. ИГРА В ЛИТПРОЦЕСС


 

СООБЩЕНИЕ О СТИРАЛ-МАШИННИКАХ

1.
Допустим, существуют некие люди, занимающиеся стиральными машинами. Назовем их, скажем, "стирал-машинниками". Для нашего рассказа неважно, как они называются на самом деле. Стирал-машинники - особый тип людей с особым языком, присущим инструкциям по ремонту стиральных машин.

Некоторые из этих людей пишут стихи, в которых выражается тип мышления, присущий только стирал-машинникам.

–  Поговорим об этих стихах, –  сказал я стирал-машиннику. –  В чем их особенность?

Стирал-машинник подумал и ответил следующее:

–  Есть стихи, которые что-то делают со словами. А есть стихи, которые что-то делают со стиральными машинами –  это и есть наши стихи. Со стороны стихи стирал-машинников выглядят, как инструкции по ремонту стиральных машин, записанные в столбик. Но мы позиционируем их как стихи.
–  Но зачем? –  спросил я.
–  Зачем кому? – спросил стирал-машинник.
–  Мне.
–  А кто такой "ты"?
– Я - тот, кто не шарит в стиральных машинах.
– Но мы пишем их не для тебя, –  сказал стирал-машинник. –  Мы пишем их для тех, кто шарит в стиральных машинах или хотя бы к ним неравнодушен. В России нет культуры мышления инструкциями к стиральным машинам. Но мы –  поэты стирал-машинники –  существуем! И мы заявляем о своих правах. Наши тексты имеют право на существование.
– Иметь-то имеют, –  согласился я. – Только зачем называть это стихами?
– А почему вы считаете, что инструкции к стиральным машинам не могут быть стихами? Разве стихи –  это тексты с заранее заданными свойствами?
–  Стоп!- закричал я. – Это как раз инструкции –  тексты с заранее заданными свойствами!

Стирал-машинник засмеялся.

– Тогда почему вы считаете, что тексты с заранее заданными свойствами не могут быть стихами? –  спросил он. –  Ведь "не быть текстом с заранее заданными свойствами"–  это и есть заранее заданное свойство.

Его логика была железной.

Пришлось признать, что стихи стирал-машинников –  важная веха в развитии современной и мировой поэзии. В стихах-инструкциях-к-стиральным-машинам происходит важный процесс производства смыслов (в виде отремонтированных по этим инструкциям стиральных машин).

Отдельные стихи-инструкции существовали и раньше, но это были единичные опыты по работе с языковыми шаблонами (например, в московском концептуализме). Однако в стихах стирал-машинников написание инструкций –  это плодотворный творческий метод, функционирующий по принципиально ДРУГОМУ принципу. Стихи стирал-машинников не являются инструкциями –  они ПРИТВОРЯЮТСЯ инструкциями. В этом и состоит глубокая работа с восприятием, которую они совершают. Осознание двойственной природы этих стихов дает возможность ощутить глубокий эстетический эффект от них. Более того, такое осознание переворачивает восприятие всего обыденного мира, так как все тексты вокруг нас с этого момента становятся художественными.

2.

Я пришел на поклон к своему новому учителю–  лидеру движения стирал-машинников. Это был подтянутый молодой человек в строгой офисной одежде: мышиного цвета костюм и синяя рубашка, застегнутая на все пуговицы. Лидер стирал-машинников выглядел недовольным. В руках он держал степлер и быстро-быстро щелкал им, успокаивая нервы.

–  В наших рядах раскол, –  сообщил стирал-машинник.
–  Что случилось?
– Понимаешь, подлинное стирал-машинничество мыслилось как постискусство. Оно снимало вопрос об отделении стихов от нестихов. Но от нас откололась небольшая группа ретроградов. Они хотят начать историю с начала. Эти люди предлагают считать стихами только те инструкции, по которым действительно можно корректно отремонтировать реальную стиральную машину. Это как минимум!
–  А как максимум?
– А как максимум –  сделать из стиральной машины пылесос. Они называют это "магической функцией поэзии".
–  Это можно понять, –  сказал я. –  Ведь инструкция непосредственно воздействует на реальность.
–  Но что это дает? Ведь в результате мы вернемся к тому, от чего уходили. От синкретизма классического стирал-машинничества к прикладной "магической" поэзии тут уже недалеко до следующего шага –  традиционной церковной культуры с переписыванием и дополнением инструкций, якобы данных от Бога, а знаешь, что за ним? Светская литература и классическая теория жанров и стилей с опорой на Аристотеля, который стиральных машин в глаза не видел! А затем– модернизм.
–  Ну и ничего страшного, –  робко заметил я.
–  Как ничего страшного?! Ведь модернизм –  это значит, что инструкция может вообще не быть никак связанной с реальностью, то есть со стиральными машинами! А затем и сами рамки инструкций будут поставлены под сомнение. За инструкции под видом культурного поиска будут выдавать абсолютно все что угодно! Любые сентиментальные лирические стихи! Любой постакмеизм! То есть мы вернемся в исходную точку! Нас попытаются напечатать в журнале "Знамя"!

Он зашелся в кашле и упал, держась за горло. Я позвал своих сообщников, и вместе мы избавились от тела.

Правда в том, что я подсунул ему неверную инструкцию заваривания кофе. Там было написано "Подсыпьте в кофе стиральный порошок". Он не понял, что имеет дело с художественным текстом.

 

3.

Мой новый друг занимается написанием либретто для мюзиклов. Он либреттист. Но этого ему мало. Его тянет писать инструкции к стиральным машинам.

В этом нет ничего ужасного. В конце концов я тоже пишу инструкции к стиральным машинам, хотя вообще-то я никогда не видел стиральных машин вживую и даже не уверен, что они существуют. Писать инструкции может каждый. Особенно, если он читает много инструкций.

Конечно, лучше посвятить этому все свое время. Стирал-машинничество требует человека целиком.

Инструкции к стиральным машинам моего друга-либреттиста бывают довольно хороши. Но бывают и нехороши. Нехороши они тогда, когда он пытается пересказать в инструкции сюжет либретто какого-нибудь мюзикла. Они нехороши не потому, что этого делать нельзя (теперь все можно). А потому, что не получается какого-то содержательного скачка по сравнению с либретто мюзикла. Даже наоборот. Получается плохое либретто.

–  Зачем ты пишешь либретто в виде инструкций к стиральным машинам? –  спросил его я. – Почему бы не писать либретто как либретто?
– Мне хочется расширить представление об инструкциях к стиральным машинам, –  ответил либреттист. –  Кто сказал, что инструкции к стиральным машинам должны быть обязательно бессюжетны, последовательны, информативны? Я бы вообще запретил так говорить. Это ограничивает творческую свободу. Мне вообще не интересно то, что информативно. Я ищу в инструкциях сюжет, юмор, диалоги наконец!
– Да. Но зачем искать их именно в инструкциях?
–  Зачем кому? – спросил либреттист.

У меня появилось стойкое ощущение дежавю.

–  Зачем тебе? –  вывернулся я.
–  Потому что я либреттист.
– Но твои либретто под видом инструкций выглядят надуманно.
–  Этого я и добивался! – обрадовался либреттист. – Именно так они и должны выглядеть!

4.

Прошу считать этот рассказ инструкцией к стиральной машине. Исполнять его нужно под музыку: вторая часть –  вокальная партия, предназначенная для колоратурного сопрано.

Таково мое литературное завещание.

 


ИГРА "ЛИТПРОЦЕСС"


Игра "Литпроцесс" – карточная игра, созданная по аналогии с игрой "Эволюция". Задача в этой игре – "войти в литературу". Для этого игроки создают своих существ (т.е. поэтов), которых надо кормить символическим капиталом в виде фишек еды. Символического капитала на всех не хватит. Выживают только сильнейшие поэты те, у которых наиболее выгодные свойства для данной игровой ситуации.

Примерные правила

Правила в целом аналогичны игре "Эволюция". В каждом раунде игры помимо раздачи карт есть три фазы фаза создания поэтов-существ и придания им свойств, фаза раздачи символического капитала и фаза вымирания. Игроки ходят по очереди в каждую фазу.

Игра заканчивается, когда заканчиваются карты. Выигрывает тот, у кого выжило больше поэтов с максимальным количеством свойств. Они считаются "вошедшими в литературу". При подсчете очков свойства, вредящие самим поэтам (например, "графоман"), считаются за два (так как выжившие графоманы считаются опередившими свое время).

Вводятся так же "События" – это карты, которые тянутся один раз за раунд и влияют на игровую ситуацию. Событие вытягивается 1 раз за раунд, после кормежки символическим капиталом, но до фазы вымирания.

Прошу считать данную версию классической и ссылаться на меня при создании модификаций.


Инвентарь:

Поэт (существо) любая карта, выложенная рубашкой вверх. Поэты кладутся перед игроком на игровое поле. Поэту для выживания нужна 1 фишка символического капитала за раунд. Карты свойств могут увеличивать или уменьшать эту потребность. Поэты, не прокормившиеся символическим капиталом в течение раунда, уходят со сцены (кладутся в сброс).

Карты свойств (например, "графоман"). Созданные поэты-существа оснащаются картами свойств для выживания. Каждого поэта можно оснастить любым количеством свойств.

События: особые карты, не участвующие в раздаче. Например, "премия Андрея Белого". Карта событий вытаскивается 1 раз за раунд и влияет на всю ситуацию.

Символемы фишки символического капитала. Количество символем за раунд определяется броском кубика. Эти символемы составляют "кормовую базу" для поэтов. Некоторые карты свойств позволяют поэтам брать символемы из банка, т.е. не из общей кормовой базы.

Банк символем – содержит символемы, присваемые вне кормовой базы, за определенные свойства.

Кости. Бросок костей определяет количество символем на раунд. В голодный год их может быть совсем мало тогда борьба между игроками в фазу питания естественным образом обостряется.


Карты свойств:

Актуальный поэт. Защитное свойство. Актуальный поэт может быть атакован только поэтом с таким же свойством.

Традиционалист. Традиционалистом быть тяжело, ему труднее добиться признания в тусовке, так как он неактуален. Эту карту можно подсовывать поэтам других игроков. Существо с этим свойством труднее прокормить, так как эта карта требует 1 дополнительной символемы для прокорма.

Графоман. Графоман – это приговор. Эту карту можно подсовывать поэтам других игроков. Существа с этим свойством не получают фишек символического капитала из общего котла в фазу раздачи. Поэтому спасти их можно только картами свойств, позволяющими забирать символемы у других поэтов (например, картами "критик-резонер", "куратор"), либо картой "мэтр" (см.).

Критик-читатель. Может передать свою фишку символического капитала другому существу на выбор игрока. Можно даже кормить существ других игроков в обмен на договоренности (например, "не атаковать на этом ходу"). Запрещается сочетать эту карту свойств с картами "мэтр" и "критик-резонер".

Критик-резонер. По аналогии с игрой "Эволюция" это хищник. Позволяет организовать "травлю" существ других игроков. Успешно атакованный поэт считается "съеденным". Существо со свойством "критик-резонер" получает за каждую успешную атаку 1 символему из банка.
Критика-резонера трудно прокормить ему нужна для выживания не 1, а две символемы. Совет: подсуньте такому существу карту "графоман" или "традиционалист" или "съешьте" его самого.

Куратор. Карта кладется сразу на 2-3 поэтов игрока. Существа, которые находятся под опекой куратора могут в фазу кормежки взять из кормовой базы 1 внеочередную фишку символического капитала. Так, например, можно спасти существо со свойством "графоман".

Мэтр. Карта позволяет откладывать символический капитал про запас. Символема кладется на эту карту и используется в нужный момент. Накапливать можно до трех символем.

Половая связь. Позволяет в свой ход воровать символемы у "мэтров" других игроков.

Семинарист. Поэты с этим свойством могут быть объединены и защищены картой "руководитель семинара". У семинариста не может быть других свойств. Свойство семинарист аннулируется, если поэту присваиваются еще какие-то свойства.

Руководитель семинара. Защищает семинаристов. Пока руководитель семинара не съеден, семинаристы неуязвимы к атакам других игроков. Если руководитель в этот ход накормлен символическим капиталом, семинаристы тоже считаются накормленными в данный ход и получают каждый по символеме из банка.

Протеже. Кладется между двумя существами, одно из которых считается покровителем, а другое его протеже. Протеже не может быть атаковано, пока не съеден покровитель. Но и чтобы накормить протеже символическим капиталом, надо сначала накормить покровителя.

Молодой писатель. Существо со свойством "молодой писатель" может сбросить одну карту при атаке критика-резонера и таким образом остаться в игре.

Черный пиар. Если существо с этим свойством выживает после атаки критика-тролля, оно получает из банка 1 символему.

Прирост смысла. Защитное свойство. При атаке критика-резонера есть шанс убежать. Для этого надо с помощью броска костей выбросить больше очков, чем критик-резонер.

Нерукопожатный. Эту карту можно подбрасывать поэтам других игроков. Поэт с этим свойством не может получать помощь от критиков, кураторов и черного пиара.

Плохая репутация. Эту карту можно подбрасывать сразу 2-3 поэтам другого игрока, объединенным куратором. Аннулирует свойство "куратор".

Отп..дить. Карта-ловушка. Эта карта кладется рубашкой вверх. К ней нельзя присоединять свойств. Если на такое существо нападает критик-резонер, нужно перевернуть карту. Критик-резонер сам оказывается атакованным. В дальнейшем карта функционирует как обычное существо-поэт без свойств.

Ризома. Можно присваивать только существам со свойством "актуальный". Карта "ризома" кладется на две карты игрока, связывая их. Так можно связать всех поэтов игрока в одну нить. Если накормлен 1 второй получает символему из банка.

Лито. Можно присваивать только существам, не обладающим свойством "актуальный". Кладется на три карты игрока. Карта "лито" позволяет 1 раунд игнорировать недостаток символического капитала. Существа, объединенные в лито, как бы вытесняют из сознания, что есть какой-то литпроцесс помимо их союза. После двух применений кладется в середину колоды (не в сброс). Колода перемешивается.

Популярность. Существо с этим свойством не может быть съедено, не нуждается в символемах (потребность по умолчанию = 0) и не может получать новых положительных свойств. Однако ему можно подкладывать негативные свойства (графоман, традиционалист, нерукопожатный или плохая репутация). Каждое подкинутое негативное свойство работает не как обычно, а просто увеличивает потребность в символемах на 1.


События:


Премия Андрея Белого. Один из поэтов со свойством "актуальный" может получить дополнительную символему из банка. Разыгрывается между игроками броском костей.

Публикация в толстом журнале. Поэт с одним из свойств "традиционалист", "нерукопожатный" или "плохая репутация" или "мэтр" получает 1 символему из банка. При нескольких подобных существах разыгрывается броском костей между игроками. Розыгрыш в данном случае обозначается внутригровым термином "заплыв".

Приглашение к президенту. У всех поэтов с наибольшим количеством свойств на игровом поле (по одному от игрока), а также со свойством "популярность" отнимается по 1 фишке символического капитала, при этом на следующий раунд присваивается свойство "нерукопожатный".

Премия "Дебют". Поэт со свойством "молодой писатель", "семинарист" или "протеже" получает 1 символему из банка. Кому достанется фишка, решает игрок, у которого есть на игровом поле наиболее высокоразвитый мэтр. При равенстве сил решается броском костей.

Премия "Поэт". У поэта со свойством "мэтр" отнимаются все накопленные фишки символического капитала. Кто станет жертвой, разыгрывается между игроками броском костей.

Московский счет. Игроки тайным голосованием разыгрывают 1 символему из банка. Голосовать за себя нельзя.

Изгой. Игроки тайным голосованием решают, у кого из игроков отнять 1 символему. Проигравший игрок сам решает, с какого существа снять фишку символического капитала.

Фестиваль. Существа со свойством "графоман" получают по 1 фишке символического капитала.

Мадагаскарские тараканы. Один из поэтов со свойством "молодой писатель" или "семинарист" считается съеденным мадагаскарскими тараканами, которых. как известно, разводят в Литинституте. Съеденный удаляется с игрового поля. Разыгрывается между игроками броском костей.

Срач. Критик-резонер с наибольшим количеством негативных свойств получает 1 символему из банка. При равенстве претензий двух существ символема разыгрывается между игроками броском костей.

Выход книжки. Если выпадает это событие, то не происходит ровным счетом ничего. Можно переходить к следующей фазе игры.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 075
Опубликовано 17 сен 2018

ВХОД НА САЙТ