facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » » Сетевая словесность. 25.03.2015

Сетевая словесность. 25.03.2015


Сетевая словесность. 25.03.2015

Дарья Грицаенко. ВИРТУАЛЬНЫЙ ГРИНВИЧ


Андроник Романов был известен как поэт в 80-90-е, и поэт не последний, не зря же в 1995-ом году на одном из мероприятий Союза писателей Москвы был назван "королём московских поэтов"... а через год после этого он ушёл, по его собственному выражению, в "продолжительный творческий отпуск", который продлился 18 лет. Этого срока оказалось достаточно, чтобы дистанцироваться до непредвзятости, посмотреть на современный литературный процесс свежим взглядом и предложить читателю нечто принципиально новое. В прошлом году Андроник Романов вернулся в литературу в качестве основателя и главного редактора литературного журнала нового типа - цифрового, получившего название "Лиterraтура". Terra - это и почва, связь с корнями, и terra incognita, неизвестная массовому читателю современная художественная литература. Задача журнала - привлечь к ней внимание и интерес разноголосо-коллективными усилиями, используя возможности интернета: "Лиterraтура" публикуется только в сети.

Заявление Андроника Романова об ориентации на массового читателя вызывает множество споров: многие видят в этом противоречие с установкой на качество текстов. Поэтому здесь нужно пояснить: "Я, прежде всего, имею в виду миллионную аудиторию представителей среднего класса, так называемых менеджеров, ставших новой просвещенной интеллигенцией постсоветской России, и которых мы - журнал - привечаем качественной художественной литературой. И - да! - делая "ставку на профессионализм коллег по цеху". По-другому никак. Иначе в лидерах так и будут "любовная проза" да "книги по истории"" [1].

Многие писатели и филологи относятся к сетевой литературе скептично, считая, что в сети публикуются только графоманы. Некоторые даже считают интернет препятствием для развития литературы и предаются уныло-консервативным рассуждениям в духе "это убьёт то" [2]. Подобные умонастроения по меньшей мере странны, ведь аудитория в сети практически ничем не отличается от какой бы то ни было другой, она просто несколько иначе структурирована. По сути, скептичное отношение к сетевой словесности и к Интернету вообще - вполне естественная реакция шаблонного мышления на отсутствие границ. Границы вообще нужны для ощущения порядка; они дают некие гарантии, которые базируются на доверии к именам и статусам, на вере в то, что премию не дадут случайному человеку и печатать абы кого не будут. Со стороны читателя - это зыбкие гарантии качества текстов за счёт если не цензуры, то редакторского отбора; со стороны автора это гарантии определённого статуса в литературе. На самом же деле ни объёмы тиражей, ни наличие, ни даже количество премий, ни признание, ни членство во всевозможных союзах и организациях (которых сейчас немало), ни выслуга лет не могут служить гарантией того, что писателя будут читать. И похоже, что толстые журналы уже не в полной мере удовлетворяют потребность авторов быть услышанными, иначе зачем бы им добровольно выкладывать свои произведения в открытом доступе - в "Библиотеке Мошкова", например. Даже Нина Садур демократично публикуется на Прозе.ру: "Я и пришла на это "литературное поле", потому что в профессиональном мире творится что-то страшное..." "Страшное" - скорее просто новое, трудноопределимое и ищущее выражение в другом формате. За пренебрежительным отношением к сетевой литературе может скрываться закономерная боязнь новизны. Андроник Романов - из тех, кто не боится.

Впрочем, "Лиterraтура" - это далеко не первая попытка создать в виртуальном пространстве нишу для литературы. В сети уже достаточно давно существуют как минимум три крупных литературных ресурса журнального типа: это "Журнальный зал" (с 1995-ого года), "Сетевая словесность" (с марта 1997-ого) и "Топос" (с декабря 2001). Эти сайты - как замкнутые на себе островки профессиональной литературы в море открытых графоманских блогов. "Журнальный зал" просто дублирует в сети толстожурнальные публикации (правда, в последнее время наблюдается обратная тенденция: некоторые журналы - например, "Знамя" - сначала появляются в интернете, а потом - в печати). Ту же функцию выполняет "Мегалит", хотя этот сайт менее известный. "Сетевая словесность" и "Топос" по содержанию очень сходны с "толстяками" (правда, в них гораздо чаще публикуются молодые авторы), а отличает их только форма - электронная вместо бумажной.

"...Что касается толстого журнала, то он всё больше выступает теперь рутинизирующим элементом литературной системы. Впервые в российской истории он не репрезентирует институт критики, литературное сообщество или большое общество, его программу культуры, а представляет лишь литературно-консервативный его сегмент прежней социокультурной конструкции" [3], - так писал социолог Борис Дубин ровно 10 лет назад. Тогда уже можно было заметить, как резко уменьшились тиражи толстых журналов и, что симптоматичнее, резко упал интерес к ним. Те, кто вырос в постсоветское время, практически не ориентируются в новейшей литературе, знают поимённо только медийных персон вроде Веры Полозковой и ничего не знают о толстых журналах (речь не идёт о филологах). Вышеуказанные сетевые журналы в то время уже существовали и, похоже, не особо влияли на ситуацию, потому что отличались от бумажных собратьев только формально. Эти сайты объединены общей целью - использовать сеть, крупнейшее средство коммуникации, чтобы информировать читателя о текущем литературном процессе. И странно, что в интернете уже не первое десятилетие читателя информируют о литературе, а он так и остаётся не в курсе происходящего; иначе в новом журнале просто бы не возникло потребности и он бы не стал пользоваться таким спросом и интересом.

Журнал "Лиterraтура" появился совсем недавно, в апреле 2014, и за это время успел получить признание профессиональных литераторов, привлечь внимание читателей (посещаемость сайта - порядка 10 000 просмотров в неделю по состоянию на февраль 2015-го, что для узкоспециализированного некоммерческого сайта неплохой показатель). У "Лиterraтуры" очень удобный интерфейс, не зря же Андроник Романов 15 лет занимался IT-технологиями. Журнал можно читать как своего рода электронную книгу, где зарегистрированные пользователи могут делать закладки и составлять свои личные коллекции интересных текстов. Очень нужная функция, ведь "Лиterraтура" поставляет просто колоссальные объёмы текстов. Еженедельно публикуется четыре новых рассказа, несколько стихотворных подборок, публицистические заметки, критические статьи, обзоры книжных новинок и литературных мероприятий. В пересчёте на полиграфический формат это около 250 полос в неделю. Редкий толстый журнал сейчас может похвастаться таким объёмом.
В "Лиterraтуре" публикуются как профессиональные литераторы с громкими именами (Евгений Рейн, Бахыт Кенжеев, Игорь Шайтанов, Олег Чухонцев, Игорь Меламед, Ирина Роднянская, Данила Давыдов), так и малоизвестные писатели, недавние выпускники и студенты Литинститута. В отличие от других сетевых журналов, "Лиterraтура" не зацикливается на себе: каждая новая публикация сразу же рассылается подписчикам по электронной почте и анонсируется во всех соцсетях, где и происходит обсуждение материалов, причём в обсуждении могут принять участие как коллеги по цеху, так и рядовые читатели. Так, однажды редакцию обвинили в том, что в одном номере были опубликованы Панин, Гедымин и - Херсонский, поэты полярно разных политических взглядов. Однако редакцию мало интересуют позиции авторов по украинскому вопросу, ставка делается на художественную ценность текста и больше ни на что. Поэтому в виртуальном пространстве журнала "встречаются" люди совершенно разных литературных группировок.

Поэты, желающие опубликовать свои тексты в "Лиterraтуре", могут встретиться... с собой. Не ограничиваясь текстами, которые предлагают сами авторы, редактор отдела поэзии Мария Малиновская просматривает всё творчество авторов из разных книг и публикаций и сама составляет подборки избранного.
Нередко публикуются уникальные материалы. 5 ноября Дмитрию Пригову исполнилось бы 74 года. К этой дате опубликовано старое (2000) нью-йоркское интервью с ним, которое ранее нигде не печаталось на русском языке. Именно "Лиterraтура" через дружественный портал "Драматургия" опубликовала пьесу Нины Садур "Лётчик", которую отказались печатать "Знамя" и "Новый мир" (об этом сама Нина Садур писала на своей страничке на Прозе.ру). В разделе "Публицистика" можно найти подборки постов из "Фейсбука" Владимира Новикова, Михаила Эпштейна и Захара Прилепина, коротенькие заметки на полях сетевых дневников - о том, как американские студенты оценивают внешнюю политику России, находясь под впечатлением от Достоевского, о слепой девочке, пишущей стихи методом Брайля и готовящейся поступить в Литинститут, и многих других. Цифровой формат журнала позволяет отслеживать тенденции, за которыми бумажная периодика просто не успевает - например, тенденции развития видеопоэзии, явления, которое вообще не освещается ни в одном другом журнале. В разделе "Видеопоэзия" причудливо сочетаются ролики Дмитрия Воденникова, Андроника Романова, Веры Полозковой и участников последнего сезона конкурса для молодых поэтов "Бабушка Пушкина" Сергея Гейченко и Ники Симоновой. Этот конкурс тоже, кстати, сначала проводился в интернете, а весной 2014 вышел на телеэкраны. Сложно относиться к "Бабушке" серьёзно: по условиям конкурса юные дарования должны за неделю написать стихотворения заданного объёма на заданную тему. Соответственно, побеждает тот, кто лучше способен работать по заказу. О чём ещё можно говорить, если создатель конкурса Евгений Лебедев называет стихи не иначе как "отличной бизнес-идеей" [4], видит в стихотворстве реальный способ заработка и делает ставку на массовость в худшем смысле слова. Однако создателям "Лиterraтуры" чужд снобизм: они ищут и находят интересное даже в самых неожиданных источниках.

Отдельная рубрика посвящена литературному и книжному контексту в нелитературных изданиях. Под "нелитературными" журналами ведущий колонки почему-то подразумевает в первую очередь глянцевые, а под "книжным контекстом" - книгу как таковую. Оговорка принципиальная, ведь далеко не вся продукция, представленная на книжном рынке, может быть отнесена к литературе, не говоря уже о литературе художественной. Поскольку формат обзора не предполагает ни анализа, ни даже просто выражения авторского мнения, автор может расставить акценты только за счёт порядка перечисления. Итак, первые три книги одного из обзоров рубрики (28.10.2014) - практическое руководство по работе с электронной почтой, кулинарная книга и фотоальбом "Культ моды", рекомендованные журналами "Cosmopolitan", "Marie Clair" и "Glamour". В заключение колумнист обращается к журналу "Сноб", не без иронии поставив его сразу после "Playboy". Между ними как-то теряются мемуары театрального критика Татьяны Москвиной, интервью с Леонидом Парфёновым и Джоан Роулинг, новая книга Эдит Уортон, писательницы по прозвищу "Лев Толстой в юбке" и ещё несколько новинок переводной литературы.

Любопытный обзор получился, но, к сожалению, он не отображает в полной мере ни литературный, ни даже просто книжный контекст в глянце, потому что ведущий колонки Евгений Таран обошёл вниманием журнал "Psychologies". Трудно найти хотя бы ещё один глянцевый журнал, где именно литература занимает такое место. Хотя в фокусе внимания редакторов - научно-популярная литература, связанная с психологией, философией и социологией, в журнале находится место и для художественной литературы - современной и классической, отечественной и зарубежной. Так, в ноябрьском выпуске рекомендуются "Опыты" Монтеня, сборник критических статей литературоведа Павла Басинского "Скрипач не нужен", очередной роман Пелевина, новая книга писательницы и переводчицы с румынского Марины Степновой "Безбожный переулок", сборник очерков "Условно ненужные" Елены Костюченко (хит продаж "Фаланстера"). Отдельная страница посвящена детской литературе - от 3, от 7 и от 14 лет соответственно. В общей сложности в журнале ежемесячно рекомендуется порядка тридцати книг (и это не считая сносок в статьях и списков книг в кратких биографиях авторов). Этот не очень удачный обзор - скорее исключение, только подтверждающее правило: в общем и целом "Лиterraтура" держит планку.

Дань уважения отдаётся и "толстякам". Обзоры толстожурнальных публикаций пишутся по предельно простой схеме: абзац начинается с названия журнала и номера очередного выпуска, дальше - только перечисление имён и названий статей, иногда добавляется ещё короткий отрывок из текста (цитатами, видимо, автор обзора выделяет особенно интересные публикации). Такой обзор может помочь, если интересуют какие-то конкретные авторы, но всё-таки он рассчитан на тех, кто свободно ориентируется в новейшей литературе.

Примечательно, что так называемые тонкие журналы вообще обделены вниманием. Скорее всего, это сделано осознанно, потому что такие журналы, как, например, "Читаем вместе", непосредственно связаны с книжными магазинами и, соответственно, ориентированы на текущий ассортимент. Роль рецензента в таком журнале сводится к обслуживающему персоналу, чья задача - обратить внимание клиента на товар, который нужно продать в первую очередь. Неудивительно, что в таких изданиях даже имена авторов рецензий никогда не указываются. Но книжный рынок с маркетинговой точки зрения редакцию не интересует.

Ещё Юрий Тынянов писал: "...основная жизнь журнала всегда в критике и полемике. Критику некуда деться без журнала; а журнал без критики невозможен. Они оба крепко свинчены, и поэтому журнал старого типа как-то незаметно вызывает и критику старого типа" [5]. Неслучайно "Публицистика" и "Критика" - первые рубрики, открывающие каждый новый выпуск. И если "Лиterraтура" претендует на статус журнала нового типа, обоснованность этих претензий можно увидеть именно по критике.

Каждую неделю на сайте появляются четыре новые рецензии, причём все - на книги, вышедшие в текущем году. Среди них можно увидеть и маленькие рецензии на поэтические сборники, и подробные аналитические статьи. Особого внимания заслуживает статья Юлии Подлубновой "Логика Антологики" - масштабное исследование феномена поэтической антологии с кратким, но детальным экскурсом в историю вопроса. Критика встречается и в смежных рубриках. Так, один из обзоров оказывается полноценной рецензией на книгу "Общак" Денниса Лихейна и её экранизацию (Дарья Лебедева, обзор новинок переводной литературы от 3 ноября) - это тот редкий случай, когда рецензия, построенная на банальном сравнении романа и фильма, оказывается выигрышной. И самое интересное - когда поэт пишет о поэте (Бахыт Кенжеев, "Самобытный почерк, запорожский нрав" - об Александре Кабанове). По представленным в "Лиterraтуре" критическим статьям пока сложно сказать, намечаются ли какие-то новые тенденции в критике. Всё-таки новый формат - это ещё не новая форма.

И всё же есть принципиальная разница между "Лиterraтурой" и любым другим журналом, будь он сетевой или бумажный. "Лиterraтуре" не подходит тыняновское определение толстого журнала как "литературного произведения особого рода" [5], предполагающее некую целостность, сведение к одному знаменателю, а не просто подборку разрозненных текстов под одной обложкой. И если у каждого "толстяка" свой "характер", своя позиция (не допускающая внутренних противоречий), то "Лиterraтура" идёт от обратного, позиционируя себя в качестве не островка, а нулевого меридиана, точки отчёта. Это именно то, что нужно сейчас, "...когда опубликовать можно всё, что угодно. И всё, что угодно, публикуется. Между читателем и многочисленной армией авторов нет никакого фильтра. Задача "Лиterraтуры" - быть тем самым Гринвичем". Именно в силу этой специфики "Лиterraтура" может выполнять самую важную функцию - интегрирующую, а значит, дать самое полное и исчерпывающее представление о текущем литературном процессе.

Говорить о феномене толстого журнала становится всё сложнее. Но пока одни пишут исследовательские статьи, сравнивают объёмы тиражей и пытаются прогнозировать будущее литературной периодики, другие это будущее творят. И небезуспешно.




________________________
Примечания:

[1] Андроник Романов: Перфекционистская точка отсчёта становится объективно необходимой. - Беседу вёл Борис Кутенков. Сетевая словесность. 3.08.2014.
[2] "Это убьёт то" - реплика архидьякона Клода Фролло, персонажа романа Виктора Гюго "Собор Парижской Богоматери". Он произносит эти слова, указывая на Евангелие (книги в то время только начали печатать) и собор Нотр-Дам. В этих словах выражалось "...предчувствие того, что человеческое мышление, изменив форму, изменит со временем и средства ее выражения; что господствующая идея каждого поколения будет начертана уже иным способом, на ином материале; что столь прочная и долговечная каменная книга уступит место еще более прочной и долговечной книге - бумажной. /.../ Это означало, что одно искусство будет вытеснено другим; иными словами, - книгопечатание убьёт зодчество". В разные времена можно было услышать разные вариации этого афоризма: фотография убьёт живопись, кинематограф убьёт театр и т.п.
[3] Дубин Б. Борьба за прошлое. Интеллектуальные группы и символические формы. Очерки социологии современной культуры. - М., 2004. - С. 73.
[4] "Поэта мне, поэта!" www.kp.ru/daily/26193.2/3080684
[5] Тынянов Ю. Н. Журнал, критик, читатель и писатель. (Поэтика. История литературы. Кино. - М., 1977. - С. 147)




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1262
Опубликовано 28 мар 2015

ВХОД НА САЙТ