facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 156 март 2020 г.
» » Валерия Пустовая. Финал премии ФИКШН35

Валерия Пустовая. Финал премии ФИКШН35





Дата: 1 марта 2020
Место проведения: ЦУН Библиотека им. Н.А. Некрасова

На финале премии ФИКШН35 приняла главного редактора «Прочтения» Полину Бояркину за блогера и книжную активистку Евгению Власенко, а потом наоборот, в честь чего встала между ними загадать желание. Узнала от Ольги Брейнингер о «литературе 1» и «литературе 2», а от Ольги Птицевой, автора книжного сериала на Букмейте, о том, как «сериальная выкладка» помогает сделать роман короче и насыщенней. Выслушала ушат иронии в адрес «самого большого издательства», где все мечтают издать книгу, а зря, ведь на ЛитРес и Букмейте это можно сделать с сохранением прав, достоинства и корректной презентацией. И снова, как когда-то на конференции критиков и блогеров, увидела поколение, в сознании которого нет установки на борьбу, на мир разрушить, чтоб построить. Хотя говорили, что между литературой 1 и 2 «стена», и «надо бороться, потому что это не справедливо», по сути речь шла о создании альтернативной электронной вселенной слова, не ограничивающей себя «консервативным» представлением о литературе как только тексте (Ольга Брейнингер). Собственно, литература 1 – это старый мир, где просто пишут и надеются поставить написанное кирпичом на полку. А литература 2 – где пишут и «двигаются», простое слово, ставшее ключевым в разговоре о новых форматах текста и его презентации.

От представителей ЛитРеса и Букмейта я узнала о чат-романах и о том, что производить свой литературный контент каждому онлайн-книжному надо начинать вчера, и уже жёсткая конкуренция за авторов между Букмейтом, к примеру, и Сторител. А те, кто все ещё мечтают добиться разрешения выйти к людям от «большого издательства», пусть утешаются тем, как их издадут в двух тысячах экземплярах (число произносится с выраженным снисхождением), а потом, если тираж не «выкупит ваша бабушка», он «сгниет», а то и будет «жестоко утилизирован». Потому что в издательствах не занимаются корректным продвижением нового автора, а, как сказала Ольга Птицева, «я не верю, что хорошая книга говорит за себя сама.

Прежде о ней должны поговорить заинтересованный редактор, профессиональный маркетолог, критики, блогеры, хорошие книготорговцы». И добавила, что если бы у нее и коллег по подкасту «Ковен Дур» кто-то забрал функции продвижения, они с удовольствием бы их отдали, «уехали в глушь, писали бы романы и даже в сториз не выложили бы».

Впрочем, когда на вечере взял слово «тот читатель, для которого мы тут», как приветливо сказала Евгения Вежлян, он признался, что слушает не Сторител, а ФМ, досадует, что мы не сказали о Прилепине, недооценили Данилова, а вообще он читает пьесы и рад этим произвести впечатление.

В дискуссии о том, что мы читали в 2010-х, ничего не понял не только он, но и Константин Мильчин, который предложил в ответ на любой вопрос о состоянии литературы считать, что мы в надире, падать ниже некуда, и поэтому будет только лучше. Евгения Вежлян вспомнила Аристотеля, Мария Лебедева – «50 оттенков серого», Лев Оборин – «Пенсию» Ильянена, а я приготовила разграфленный список значимого за десятилетие, составленный по таким же спискам, львиную долю которых, увы, уже вымыло из литературной памяти, но огласила из него едва пятую часть имён и книг. Где же Сорокин, Пелевин? – ухмыльнулся Оборин, но до них мы так и не дошли, увлекшись разговором о том, возможна ли сегодня формулировка общей тенденции и что делать литературе с запросом общества на самопрезентацию разных групп. Мильчин мечтал про книгу о пожарных, Лебедева обещала написать для него роман о лесбиянках, а кто они будут по профессии, не уточнила.

Данилова, которого я привела в пример того, как литература обманывает повестку дня, подминая ее под внутренние художественные задачи, но используя ее продвигающий импульс, я встретила вечером в метро, чтобы передать ему свою книгу, так и не доставленную нецифровой и потому неповоротливой, как литература 1, почтой РФ.

А в премии ФИКШН35 победил Артем Серебряков с книгой «Чужой язык», о которой на сайте «Прочтения» сказано, что она опасается жизни и напрасно прибегает к сюжетам насилия в отстраненном тексте о языке.

Что ж, видимо, и тут автор ловко слился от запросов общества, и может быть, это актуальный способ выживания текста в мире напирающего контента.

Ведь и Ольга Брейнингер в конце дискуссии о способах самопродвижения молодого автора сказала, что текст и контент всё-таки не одно и то же.



Валерия Пустовая

скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
88
Опубликовано 01 мар 2020

ВХОД НА САЙТ