facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 116 май 2018 г.
» » Обзор литературной периодики от 26.01.15

Обзор литературной периодики от 26.01.15

Юлия Подлубнова

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, литературный критик, кандидат филологических наук, заведующая музеем "Литературная жизнь Урала ХХ века", доцент кафедры русского языка Уральского федерального университета. Публиковалась в журналах "Урал", "Октябрь", "Новый мир", "Новая реальность", "Новые облака" и других. Автор сборника стихов "Экспертиза" (Екатеринбург, 2007). Живёт и работает в Екатеринбурге.

Журнал «Октябрь» (2014, № 11) вышел с рассказами Алана Черчесова, Бориса Евсеева и Ады Самарки. Последний автор интригует названием «О О О О», что расшифровывается как Орыся, Оксана, Оливия и Оленька. В детской рубрике: повесть «Практика вероятностей» Натальи Евдокимовой, рассказы Аси Петровой, Алексея Лисаченко и Елены Ленковской, сказки Анастасии Орловой. Из нон-фикшна: «Записки из Прошлого времени» Давида Маркиша и главы из книги «Промельк Беллы» Бориса Мессерера: «И только в последний год жизни Беллы, когда ее нездоровье изменило ритм жизни, я понял, что время настало. Открыто держа диктофон в руке, я старался записывать как можно больше, ловить каждое слово Беллы».
Номер 12 открывает «Мой маленький семейный приквел» Евгения Бунимовича: «Этот текст начинался с разговоров с Линор Горалик, которая с неясной целью записывает рассказы поэтов о себе, о жизни своей, о семье, называя это проектом "Частные лица”». В рубрике «Новые имена» повесть Азамата Габуева «Холодный день на солнце», Дениса Беликова  «Духи Тылдыма», рассказы Аси Датновой и Ольги Мажара. Далее в номере рассказ Карен Климовски «Молоко» и «Death-дом» Вадима Богданова: «Взрослые – идиоты. Все поверили в обман. Никто не стал даже спрашивать меня, как все случилось на самом деле. Мне показали фотографии с похорон, и я один увидел: хоронили кукол. Вообще не похожих на моих маму и папу. Мертвых кукол. И я не плакал».

«Волга» (2014, № 9–10) для начала предлагает повесть Галины Зелениной «Куриная Слепота и ее обитательницы»: «По дороге из школы стали нападать волки, такие, ну, с чубчиком и в клешах, и приходишь домой покусанная, а бабушка мажет укусы то "звездочкой”, то зеленкой. А потом вдруг стукнул адский мороз, косы за ночь примерзли к стене, и поутру бабушке пришлось отпиливать их пилой». Что-то вроде дневниковых записок Владимира Тучкова: «А ведь есть люди, все собой написанное называющие произведениями. Такие спят спокойно, поддерживают в норме кислотно-щелочной баланс во рту и имеют назидательную форму черепа». Рассказ Валерия Володина «Неусопшее кладбище» и повесть Кусчуй Непома (Михаила Петрова) «Там-машин»: имитация документов различного рода (от протоколов допроса до книги отзывов краеведческого музея г. Чумачки).

«Новый мир» (2014, № 10) печатает окончание повести Бориса Екимова «Осень в Задонье» и окончание рассказов о Шукшине Алексея Варламова. Рассказ Александра Чанцева «У тишины, или СССР 2013»: «Пока дебелое тело зимней Москвы почесывается-потягивается киргизскими лопатами-скребками, пока меня не разбудил их деятельный перестук, я еще помню те зимы в поклоне. Когда алыми плевками на кирпичах стен астрами увядали флаги — траур очередной генсечной смерти. Умирали постепенно и постоянно, а за этим задником готовился умереть Союз — уходил домашним животным от хозяев в лес, спрятать-утаить свою смерть». Продолжается публикация дневников Александра Гладкова.
В № 11 «Сидеть и смотреть» Дмитрия Данилова – любимый этим писателем метод наблюдений за реальностью. Наблюдения ведутся в Мадриде, Подольске, Берлине, Москве, Владимире, Риге, Вене, Афинах и т.д. «Крошечная девочка ударилась конечностью о поверхность Земли и громко плачет. Мама (или не мама) говорит: дома промоем перекисью. Девочка страшно орет: не надо пееисью. Мама говорит: почему не надо. Девочка моментально перестает плакать и говорит стоящему рядом маленькому мальчику: давай играть в прятки. Кажется, мальчик принимает предложение». Повесть Алексея А. Шепелева «Мир-село и его обитатели»,  рассказ Артема Новиченкова «Башня», дневник Александра Гладкова, «Северные сказки» Аллы Горбуновой: «В бесприютном городе посреди тундры, столице былых времен, еще сохранились здания университета. Комплекс этих зданий в центральной части города превратился почти в руины: тускло-желтый и мертвенно-красный камень, старинная колоннада… Меж каменных плит весной зацвели слабые, туберкулезные цветы. Студенты еще иногда приходили сюда».

«Знамя» (2014, № 12) публикует роман Саши Филипенко «Замыслы»: «Утром сбежал кот. Второй за год. Пока я искал его, Москва встала в пробку, длинную, как кишка». Повесть Алексея Винокурова «Друг степей»: «Странный человек этот русский десантник Вася, думал он. Его, может, убьют сегодня, а он все шутки шутит. Да, может, он сам его и убьет, этого Васю, почему нет? Не ждать же, когда чеченцы прочухаются. Дотерпит, когда ночью все уснут, возьмет камень и ударит по башке, прямо в череп». Рассказы Олега Хафизова, Лотты Гесс. Окончание фейсбучного романа Сергея Чупринина: «Память у меня, вообще-то, ни к черту. Или, утешу сам себя, специфическая. Вот, скажем, с книгами: и спустя десятилетия помню смысл прочитанного романа, авторский, как сейчас выражаются, мессидж могу без хлопот восстановить. А как звали главных героев и поженились ли они в конце концов — убей бог, не помню».

«Урал» (2014, № 11) предлагает нашему вниманию роман лауреата «Ясной Поляны» за 2014 год Арсена Титова «Екатеринбург, восемнадцатый», являющийся третьей частью трилогии «Тень Бехистунга»: «Тень вытянулся за середину. Низкое солнце било прямо с юга. Вагоны давали трапеции тени и густо красили снег синькой». Зарисовки богемного студенчества под названием «Уроки итальянского» от Анны Ерошиной. Повесть Сергея Дубянского «Аз воздам!..»: «В руке Шкет нес пакет с изображением длинноногой белозубой девицы. Взгляд у нее был восторженно глупый, и это раздражало Шкета, однако сам пакет оказался на редкость прочным, служа верой и правдой уже целые две недели... Впрочем, от какой такой тяжести ему рваться, если в нем лежали половинка черствого хлеба, два сморщенных соленых огурца и кусок осклизлой колбасы?» Рассказы Дмитрия Брисенко и Максима Лапшина.
№ 12 вышел с окончанием романа Арсена Титова «Екатеринбург, восемнадцатый». Рассказы Ларисы Сониной, Татьяны Кольцовой, Бориса Телкова: «Неизвестный смотрел сурово, не моргая бесцветными ресницами, а все его лицо и даже руки были в синих тугих червячках шрамов. Когда он снял выцветшую на солнце фуражку, чтобы неторопливо протереть ее внутренность носовым платком, театральные люди содрогнулись — лысый череп его был так изрубцован, словно на нем кто-то колол дрова» («Мытье полов на ночь»). В рубрике «Без вымысла» главы из книги «Дерсу Узала: опыт биографии» Алексея Коровашко: «При борьбе с таежными чертями Дерсу применял и такое средство, как маскировка. Чтобы черти не могли видеть, что люди делают во время привала или ночевки, он — один или со спутниками — строил самую настоящую изгородь, состоящую из деревьев, палок, сучьев и любого подручного материала, включающего в себя даже походные одеяла».

«Звезда» (2014, № 11) заканчивает публикацию романа Александра Нежного «Вожделение»: «Страшным проклятием он тут же проклял себя за эту пустячную прибавку, в которой не только выразились его слабость, его постыдное малодушие, его боязнь решительного шага, но и подлая готовность пусть на самую малость, но отступиться от Даши. Это значит, я сейчас не могу, сегодня вечером не могу отправиться с тобой к Ремидке, дабы стать соучастником твоей страсти и отвечать тебе разгорающимся вожделением, а завтра или, скажем, послезавтра я буду готов и к Ремидке, и к гостинице, и к любому другому месту для наших с тобой свиданий». Эссе Леонида Штакельберга «Отец» – о блокаде Ленинграда и боях за город, в которых принял участие отец автора.
В № 12 главы из книги Алексея Иванова (неуральского) «Спасе, Господи, люди Твоя!»: «23 августа немцы взяли станцию Мга. Раньше ее знали лишь дачники — станция была километрах в сорока — сорока пяти от Ленинграда. Удивительно, как распространялись новости в городе. Ленинградское радио еще что-то невнятно бормотало о тяжелых боях в окрестностях Мги, но все уже знали, что станция Мга взята, Северная железная дорога перерезана и, стало быть, город отрезан от всей страны. Никакие окопы и противотанковые рвы, на которые были брошены тысячи и тысячи ленинградцев, не помогли». Отрывок из документальной повести «Дети блокады» Льва Разумовского. «Требуем немедленного ответа...» – Андрей Сорокин анализирует документы партархива. Эссе Бориса Парамонова «Радио»: «Я склонен к мысли, противоположной общепринятому: по мне, лучше один раз услышать, чем сто раз увидеть».

«Новая Юность» (2014, № 6 (123) вышла с маленькой повестью «Путешествие в Африку» Нугзара Шатаидзе в переводе с грузинского Николая Ломидзе: «Однажды тетя Манана спрашивает: неужто у меня никого нет? Никого, говорю, будь кто, шатался бы я на улице?! В автобусе мы все друг возле друга рассаживались, и она как-то ласково посмотрела на меня. Вдруг вижу: глаза у нее, как у матери моей, — один зеленый, второй голубой. Что стряслось со мной, не знаю — я руку ее схватил, поцеловал, но опомнился и сломя голову бросился вон». Два рассказа Сергея Бурлаченко, рассказ Станислава Шуляка, миниатюры Дмитрия Воронина: «Весь день хотелось поговорить с Таней, попытаться еще раз ей что-то объяснить. Зачем, о чем? Аркадий прошел через стоянку, обогнул дом и, никого не встретив, направился в сторону леса».

В «Дружбе народов» (2014, № 11) маленький роман «Житинский» Андрея Житинкина: «Странно, — подумал Житинский, — откуда в этой туманной голове, родившейся много позже разрушения Храма, этот тусклый молитвенный свет?» Окончание романа «Песни китов» Владимира Шпакова: «Он тоже представал в чуждом образе, возникая пред очами Жаки в виде памятника Аристотелю. Он сам сделал это фото, когда был на конференции в Салониках, поймав в кадр сияние большого пальца левой ноги, отполированного прикосновениями тех, кто жаждал приобщиться к мудрости великого старца. Потому его и называли философом; он же предпочитал называть корреспондентку: Жаки». Рассказы Александра Хургина, Ганны Шевченко, Виталия Науменко, Дмитрия Калмыкова, Александра Снегирева: «Я сделался неуправляемым и начал жить. Сбежал и от материнской заботы и от пируэтов на льду. Время уже было другое, страна хоть и волновалась под ногами, зато экономический рост и перспективы. Ночью я спал на нарах в контейнере на восемнадцать гавриков, днем продавал декоративные камни».
№ 12 представляет повесть в рассказах «Мужчины Рождества» Фарида Нагима: «Вадим украл краник от самовара и снова попал сюда». Повесть Сергея Костырко «Дом»: «Женька не почувствовал, как вдруг затихли сбоку от него комбинатовские пацаны, — к нему крался сзади, стараясь не шаркнуть кроссовкой, Витька Бибиков. И никто не остановил его, и Женьку никто не окликнул, хотя многие, наверно, видели и знали, для чего подкрадывался Бибиков». Маленькая ополченская повесть «Мой Аурел» Андрея Белозерова: «Ты был мой первый. И единственный — в этой войне, Аурел. Я тебя породил в воззрении сепаратистском, интеллигентском (как и ты, приверженец целостности конституционной, — меня), и я не выдержал испытания; низко пал в глазах казачков, которые верховодили нами, и теперь вот оттаскивают тело изрешеченное, стучат прикладами по костяшкам пальцев, чтобы я ослабил хватку; а я вперяюсь в твои глаза наперекор явному — оно-то однозначно...» Рассказы Гелия Ковалевича и вступительное слово Александра Эбаноидзе.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 025
Опубликовано 27 янв 2015

ВХОД НА САЙТ