facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Обзор прошедших мероприятий от 28.12.17

Обзор прошедших мероприятий от 28.12.17


Наталия Черных

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, автор нескольких книг стихов и эссеистики. Первая публикация (стихи) – «Русская мысль», Париж, сентябрь 1993 г. С того времени – проза, поэзия, эссеистика: «Вавилон», «Кольцо А», «Новый Мир», «Знамя», «Волга», «НЛО» и мн. др. Стихи переведены на английский. 2001 г – Первая Премия Филаретовского Конкурса Поэзии.
Рассказ об одном человеке, назвавшем себя Моветон

Декабрь выделяет и подчёркивает имена, пытается расставить всё по местам и по порядку. Получается плохо, однако скоро новый год, все обо всём забудут, а результаты выйдут весной из-под снега. Так что – сойдёт и так, как получилось. Итоги важны как минеральная вода утром.
Анна Голубкова, сделав последнюю рассылку, выключила свет в комнате и… улетела на ёлку в амазонской колеснице. До следующего года МосЛит Гид будет спать. Не знаю, как справлялась бы без него в уходящем году. Так что – наилучшие пожелания Анне и МосЛитГиду, и не только им.
А пока что загляну в блокнот: что я там наотмечала.

Премии, премии, премии. «Русский Букер», «Большая книга». Судёнышком-лоцманом присоседился к названным танкерам «Московский наблюдатель». Чтобы не возненавидеть всё на свете, нужно игнорировать церемонии вручения премий. Если кому-то кажется, что там вкусные фуршеты – пусть ест. Халявная красная рыба пахнет несвежей сельдью. И подзаборной дракой. Словом, на аристократическом литературном фуршете конца 2017 – как в среднем трактире конца 1867. Там, как в рассказе Версилова, героя известного романа, и купчик с котом, из которого идёт долгий мяв, и соловей, которого сейчас зажарят и подадут купчику, а соловей стоит сто рублей. Что делать, цены на жизнь растут. На литературу вроде бы тоже, но литература сейчас никому не нужна.

Наиболее интересной в этом году была интрига «Русского Букера». Премию дали роману (дебютному) Александры Николаенко «Убить Бобрыкина. История одного убийства». Основные составляющие интриги – дебютность, женственность и довольно необычное издательство. Книгу сделал некрупный, но амбициозный «Русский Гулливер». Роман огромный, густой. Говорят – это настоящая психоделия в прозе. Помню, как ещё до выхода автора нахваливали друзья (писатель и рокер Ингвар Коротков, например). Он охотно размещал рисунки Александры и подбадривал её во время написания книги. В добрый путь. Но я больших романов не читаю, тем более с детективным креном.
«Большая книга» отметилась в тренде. Дизайн церемонии вручения и выбор лауреатов определила годовщина Великого Октября, если кто ещё помнит, что это такое было. В списке оказались рядом маститый недосягаемый Лев Данилкин и популярнейший Сергей Шаргунов – его книга серии ЖЗЛ (держим равнение, держим) о Валентине Катаеве. «Ленин. Пантократор солнечных пылинок» Льва Данилкина уже самим названием напоминает об известном грибном пассаже Сергея Курёхина, но, конечно, тема лучше развита и утончена.
«Московский наблюдатель» немного изменил фарватер, но совсем чуть-чуть. Приоритеты остались прежними. Премию дали Андрею Таврову (ура ещё раз «Русскому Гулливеру»!), но за статью о вечере Фёдора Сваровского. Без Сваровского современной поэзии и показать нечего; «это – да», как говорит сетевой персонаж Дед Хоссан. То есть – наденем Сваровского и покажем «Московскому наблюдателю». Стразы оценили. Харизматичность текста Андрея Таврова тоже оценили. Кажется, что ещё нужно, чтобы ходить на вечера.
В декабре чувствовала себе не собой, а своим знакомым. Однажды он что-то особенно долго стоял перед зеркалом и поправлял новую майку. Поначалу не поняла, в чём дело. Затем увидела, что на майке красовалась надпись: «Я моветон». В том-то всё и дело: я моветон.
Выбор мой был обусловлен личными контактами и симпатиями. Решила сыграть самую простую партию, которая, по логике, оказалась довольно сложной.
Из новых площадок, где поэты читают свои стихи, поодиночке, группами или с музыкой, меня наиболее заинтересовали бары в Столешниковом переулке — WrongBar и Gogol Bar . Это напомнило самое начало нулевых, от которых теперь доносится только запах подсохшей слизи. Читать стихи в баре – это круто. Но как именно и чем круто? Смотря какие стихи читать.

8 декабря в Gogol Bar состоялась презентация дебютной книги поэта и рокера, лауреата премии газеты «Литературная Россия» Александра Логунова. Автор – выпускник Литературного института, по мнению мастера Владимира Кострова – продолжатель традиции «тихой лирики». Презентацию помогли провести друзья по музыке – Михаил Вырин от «Медвежьего угла» из Казани, поэтическая шаманка Анна Маркина и другие авторы.
Гармония между местом и выступающими просто необходима, иначе ни тексты, не музыка восприниматься не будут. На презентации «Ковчега» эта гармония возникла. Из исполненного особенно хочется отметить двенадцатиминутную балладу Логунова «Китеж» и балладу об Айне, исполненную одним из музыкальных соратников героя вечера. Необычный, подлинно скомороший вокал Михаила Вырина придал вечеру таинственный оттенок. Слушатели на мгновение перенеслись в сказочную страну, где правят бродячие музыканты. Что б я такое могла помыслить в 1989, улепётывая с полуподпольного сейшена из некоего ДК, потому что арестовывали.

13 декабря в театре Дома-Музея Михаила Булгакова прошло поэтическое шоу «Дряньдряньдрянь», уже неоднократно возникавшее на поэтических площадках РФ, созданное тремя грациями поэзии: Мариной Немарской, Сарой Зельцер и Ольгой Аникиной. Шоу должно продолжаться. У него для этого есть всё: драматургия, сценография, эффекты. Мне понравилось остроумное разделение ролей. Все три – женские; это одна женщина в трёх лицах. Наиболее мощная, артистичная Аникина играла женщину-ребёнка, на ней было красное (и кеды тоже). Эта персонажка («человек, сидящий на полу») конфликтует с остальными двумя: лиричной, мягкой, неудержимой, абсолютно женственной сущностью (Сара Зельцер) и возвышенно-жертвенным, ангелическим началом (Марина Немарская). На «женщине» было нечто чёрное мерцающее, на «ангеле» — графитово-матовое, строгое. Название шоу крайне информативное: это женские стихи для женщин. Что бы ни говорили мужчины, женщина для них всегда «дрянь». В шоу женщин три, соответственно – «дряньдряньдрянь».
Поскольку я не я, а мой знакомый – моветон, вспомнилось, как он раскрывал элементарную поэтическую концепцию: тезис, антитезис, синтез.
– Степень первая: обыватель.  У него есть принципы и понятия: работа, дом, семья, родина. Степень вторая: преобразователь. Он всё это критикует. Степень третья: аутсайдер. Он одинаково отрицает и принципы, и их критику. Как он живёт – вообще непонятно, но счастливее первых двух.
В отличие от мягкой, глубокой атмосферы Gogol Bar со скатертями, приборами и абажурами, Wrong Bar показался единой площадкой. Портреты Че и блюзменов на стенах, обилие сложных коктейлей в меню (в частности, с виски-бурбоном), голые столы – всё это настраивало на задорный лад. Предполагалось чтение нескольких поэтов: Игоря Караулова, Андрея Пермякова, Андрея Гришаева, Анны Павловской и Игоря Куницына. По прихоти барных небес мероприятие поэтов совпало с корпоративом психологов, которые довольно громко гоготали поначалу, а потом стали подтягиваться и вслушиваться, что там странные люди в микрофон говорят. Удача многофигурного литмероприятия зависит от ведущего почти всегда. В данном случае всё было – как надо. Любовь Колесник вела вечер динамично, убирая неловкие паузы, но при этом тактично и эстетски.
Почти всех поэтов названного пула знаю по «Полётам разборов», так что особенных новостей для слуха не было. Но подобрана команда отлично. Андрей Гришаев в очередной раз продемонстрировал в стихах почти женственную брутальность, Андрей Пермяков показал своими словами чуть постаревшего очарованного великана, Игорь Куницын поделился климтовским золотом современной интеллигентской эклектики, задумчивая Анна Павловская порадовала глубоким голосом и ловкими столкновениями слов.
Игорь Караулов держался особняком, он даже сидел за другим столом. И наконец, во втором отделении он прочитал прозу, на актуальную тему поэтической жизни. Его чтение уравновесило и дооформило образ команды, придало ему неяркий, однако заметный кураж, так необходимый при выступлении в баре.
А потом начались литературные корпоративы. О них можно будет вспомнить в следующем году. В одном месте, выпив водки, сетуют на невнимание к русской просодии, в другом, и тоже выпив водки, да и закуска из той же сети магазинов, надеются на технологические перемены. И все это идёт прямиком в 2018 год.
Что сказать? С новым годом, товарищи!




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
308
Опубликовано 28 дек 2017

ВХОД НА САЙТ