facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 124 сентябрь 2018 г.
» » Обзор литературной периодики от 28.12.17

Обзор литературной периодики от 28.12.17

Юлия Подлубнова

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, литературный критик, кандидат филологических наук, заведующая музеем "Литературная жизнь Урала ХХ века", доцент кафедры русского языка Уральского федерального университета. Публиковалась в журналах "Урал", "Октябрь", "Новый мир", "Новая реальность", "Новые облака" и других. Автор сборника стихов "Экспертиза" (Екатеринбург, 2007). Живёт и работает в Екатеринбурге.

Премиальный сезон продолжает подводить итоги. Объявлены лауреаты «Русского Букера», «Большой книги», Григорьевской премии и премии А. Драгомощенко. Поздравляем их. Но остановиться хотелось бы на нескольких околопремиальных материалах. Самый одиозный опубликован на сайте «РИА Новости» (12 дек. 2017) и написан в неожиданной стилистике советских доносов. Объектом доносительства стала вообще-то не самая либеральная Григорьевская премия – в числе её номинантов оказалась  Лиза Непийко, она же Готфрик, чьи биография и политическое реноме вызвали шквал эмоций у автора текста. Впрочем, Непийко до того была исключена из списка премии, но не за политику, а в связи с далеко не самым порядочным поведением, но и это исключение поставлено кураторам премии в упрёк – не те мотивировки. Цитировать текст не буду, стилистически он неприятен.

Премия Аркадия Драгомощенко – 2017 породила полемику с аналитическим уклоном. Портал Syg.ma (6 дек.) опубликовал статью Ивана Соколова, довольно критически разбирающего механизм работы премии. К примеру, одно из утверждений: «Выбор в пользу одного или другого шорт-листера никогда не определяется опытом чтения автономных произведений, но, с одной стороны, выступает удобным способом донести тот или иной, во многом случайный, месседж, а с другой – складывается из конкурирующих между собой гетерономных факторов, влияющих на премию как институцию». И еще: «Усреднённая «воля большинства» (частью которого в этот раз, полностью осознанно, оказался и я) представляется одним из самых опасных механизмов, на которые полагается премия Драгомощенко». Как пишет в предуведомлении Денис Ларионов, «откровенно полемический характер» статьи «призван развернуть дискуссию о Премии в сторону институциональной критики, не отказываясь и от анализа поэтических техник, которые попадают в ее орбиту». Ивану Соколову отвечает Дмитрий Кузьмин на площадке «Живого журнала» (6 дек.). «Ну хорошо, не покрываем все поле, все разошлись по углам и построили там каждый по домику со всеми удобствами (журнал, издательство, премия, фестиваль etc.). А общую-то карту поля кто и как будет составлять? Ведь все равно придется. Или предлагается составлять ее механически, как атлас, суммируя внутренние иерархии каждого сегмента?» 
 
Наверное, самым приятным событием года стало то, что эксперты «Большой книги» включили в шорт-лист нераскрученного Алексея Сальникова с романом «Петровы в гриппе и вокруг него». Роман уже активно хвалят критики: Галина Юзефович, Елена Макеенко и др. Обращу внимание на интервью с поэтом и – теперь – прозаиком, опубликованное в «Российской газете» 17 октября (полный текст выложен на сайте). Честное слово, интервью местами заставляет вспоминать пелевинские тексты: «Книжка – весёлый Уроборос. Даже если не всё поймете, хотя бы посмеётесь. Детектив наоборот, где вести расследование придется вам самим, при этом искать нужно вовсе не убийцу». «Если проследить путь аспирина (господи, как дико это звучит) от конца романа к его началу, откуда он взялся этот аспирин, можно понять, что у героини все более-менее замечательно устроилось…» «Те, кто не понял, совершенно справедливо сердятся на неизвестность, на пустоту будущего, потому что она сильно похожа на ту пустоту ежедневной неизвестности, которая с нами постоянно». 

«Волга» (2017, № 11–12) предлагает к чтению подборку стихотворений Владимира Гандельсмана:

меджи меджи любимый эрдель
никогда не вернется толян
ни к жене что молчала как тля
ни к сынку ни к проклятой его
цапле выйдет в испании он
скажет всем hola, soy tu rey 
я испанский король ля-ля-ля
ай-люли крем-брюле ай-люли


Андрей Пермяков посвятил стихи Марии Панкевич:

Вот такие они – предварительные итоги:
Чуть более половины жизни, чуть менее половины грусти.
Резные по камню пророки 
под сенью чудных дерев.
Удвоенные переплетёнными шеями гуси.
Лев непременно приветствующий, чуть припадающий лев.


Примечательная публикация – глава из биографии Венедикта Ерофеева, намеченной к выходу в Редакции Елены Шубиной в 2018 году. Авторы биографии – Олег Лекманов и Михаил Свердлов. «Самое удивительное состоит в том, что до конца непонятно, чем конкретно в 1961 году напугали и рассердили администрацию и преподавателей Владимирского педагогического института Венедикт Ерофеев и его пажи».

В Homo Legens (2017, № 2–3) успела освоить только раздел критики. Сергей Оробий представляет литературный обзор весны-лета 2017, сосредоточиваясь на вышедших в этот период книгах. О «Ленине» Льва Данилкина: «Это слишком серьёзная, слишком насыщенная, наконец, слишком важная для самого автора книга, чтобы разделаться с ней в одной абзаце. Однако концепция Данилкина-биографа – прежняя. Человек ему интересен как транслятор Странной Идеи – для этого он, книжный критик с репутацией нового Белинского, проштудировал весь 55-томник Ленина. И сам признаётся в последней главе: 800-страничный том – результат интеллектуального эксперимента над самим собой: нечто вроде «прочитать всего Ленина и навсегда измениться»». О «Тексте» Дмитрия Глуховского: «Глуховскому удалось заарканить по-настоящему актуальную, легко разворачивающуюся в напряженный остросюжетный роман коллизию – браво. Такой фабулой не побрезговал бы и Достоевский с его любовью к вычитанным из газетной хроники "преступлениям на бытовой почве"». Станислав Секретов пишет о сборнике Романа Сенчина «Конгревова ракета»: «И всё же статьи лауреата нескольких весомых литературных премий не менее интересны, чем его повести и романы». Борис Кутенков высказывается о книгах Юрия Казарина, Игоря Куницына, Вадима Банникова. «Нет, не будем педантами, оставим поиск «сложных смыслов» в этом хаосе филологам. Лучше просто улыбнёмся тем стихотворениям в книге, что вовсе не претендуют на поиск сложности и отражают детское восприятие как оно есть» (о Банникове).

«Октябрь» (2017, № 11), посвящённый детству и  детской литературе, открывается повестью Ларисы Романовской «Сиблинги». Повесть имеет интригующее название и, без сомнения, направлена на обогащение читательского лексикона. «Что такое юр, Долька до сих пор не знает. Но по вечерам, зажигая свет, всегда задёргивает занавески. Хотя соседей здесь нет. Только белки. Чёрные, рыжие, серые. Белки так кричат, будто одновременно мяукают и каркают. Они дерутся, гоняются друг за другом, прыгают чёрт-те откуда в самый неподходящий момент. Совсем как сиблинги». «В весёлой незнакомой темноте никто не знает, что они – нежить, настоящая потусторонняя сила. Сиблинги выглядят как обычные дети. Весёлые, шумные, в карнавальных масках, с конфетами в карманах и во рту». В общем, сиблинги, ничего не добавить – только читать дальше.

В этом же номере можно почитать фрагмент романа Марты Кетро «Чтобы сказать ему», посвящённый взрослеющей Доре. «– Дора, – всхлипывая, сказала мама, – ты стала шлюхой». Не стоит также обходить вниманием рецензию на книгу Юрия Коваля «Три повести о Васе Куролесове» с комментариями Олега Лекманова, Романа Лейбова и Ильи Бернштейна, написанную Марией Нестеренко, которая заметила установку «на подробное комментирование всего, что связано с советскими реалиями. Помимо толкования реалий в корпус входят комментарии интертекстуальные (аллюзии и отсылки к другим художественным произведениям) и текстологические (история создания, публикации, расхождения в редакциях текстов)».

«Знамя» (2017, № 11) открывается вступительным словом Натальи Ивановой: «Наверняка не будет периодического издания, которое так или иначе не отзовется на столетие двух революций.
Важна не только дата — важен сюжет века.
Русский век запоздал к календарному началу ХХ и продолжил свой отсчет в XXI, отхватив еще семнадцать лет. Это напоминает ножницы юлианского и григорианского календарей (со старым-новым годом и т.д.).
Время в плюс дано для осмысления».

Журнал наполнен материалами, осмысляющими проблематику отношений писателей и власти. Из рецензии Ирины Бирюковой на книгу «Диссиденты» Глеба Морева: «Книга разделена на двадцать глав. В каждой из них новый главный герой рассказывает о том, что повлияло на его взгляды и как система боролась с его инакомыслием». Номер не обошелся без разговора о Цветаевой, Мандельштаме, Пастернаке и других знаковых фигурах ХХ века.

Андрея Пермякова, чьи стихи представлены и в этом журнале, готова цитировать бесконечно, но в этот раз предпочту поэзию прозе. Роман «Вечная жизнь Лизы К.» Марины Вишневецкой, точнее первая его часть: «Их познакомил Викентий. Кончался сентябрь, день был солнечный, но сопливо-сквозливый. И деревья в их сквере, будто пёстрые куры, то и дело вскидывались, пушили и роняли листву. Ю-Ю ехал на велосипеде, а Лиза гналась за Викешкой с кепкой в руке, чтоб непременно надел. А он извернулся, выскочил на дорожку, и хлипкого вида дяденька, от этого резко свернув, свалился на землю». Ю-Ю – это замечательно.

«Новый мир» (2017, № 12) открывает подборка Наталии Черных:

В общем, люби алкоголиков, женщина, и не морщись.
Они лучше всех пишут стихи, у них самые честные глаза.

Евгения Вежлян:

Поймали тут одного
Вставили чип
Думали он – того
А он просто молчит
Не ничего внутри
Одно ничто
Хоть он сейчас умри
В сером своём пальто.


Центральным материалом номера стали подготовленные к публикации Павлом Поляном «Воспоминания о пережитом. 1941–1944» смоленского юриста Бориса Меньшагина, свидетеля Катыни, получившего после войны 25 лет тюремного заключения и 11 из них проведшего в одиночной камере. «Хорошо помню радостное чувство, испытанное мною в пасхальное утро 5 апреля 1942 года, когда, придя с семьей в Собор к пяти часам утра, мы еле смогли протиснуться внутрь собора: весь огромный храм и двор были наполнены людьми».

Обращаю внимание на рецензии на книги «Белая кисть» Станислава Снытко, «Волчатник» Екатерины Соколовой, «Постсоветский мавзолей прошлого» Кирилла Кобрина и др. Здесь же журнал подводит итоги конкурса эссе, посвященного 300-летнему юбилею Александра Сумарокова и публикует тексты Ульяны Глебовой, Александра Маркова, Арслана Хасавова и др., а также поэму Михаила Бутова и эссе Валерия Шубинского.

Напоследок – блиц:

«Крещатик» (2017, № 4).

Игорь Силантьев:

И там, где был поезд, одна пустота.
Человек, постой, пути дальше нет.
Одна пустота на сутулой земле
Последний уносит свет, свет.


Уральский выпуск альманаха «Паровоз» (2017, № 6).

Екатерина Симонова:

кузнечик стрекочет, лето дрожит и плывёт –
банным сереньким дымом, паутинкой в траве,
варят варенье, вишнёвый лист пытается перейти его вброд,
но засыпает, нет, погибает, под русскою пеной дней.


Пермский журнал «Вещь» (№ 16).

Александр Вавилов:

За четыре шага до смерти — там,
Где впадают мысли в жилой массив,
Кровь диктует память свою бинтам,
Ведь погибший мир до того красив,

Что война снимает на Polaroid
Его вкус, дыхание и черты...
Темнота ложится на рубероид
В образе отравленной темноты


Егана Джаббарова:

если ты спросишь меня, что являет собой моё лицо
я отвечу: это дешёвая штукатурка
разваливающаяся от времени
сделанная некачественно и второпях

на правой стороне лица тень
отчетливо видны длинные пальцы
попытки прикоснуться
ощутимо дыхание смерти: ложусь
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
890
Опубликовано 28 дек 2017

ВХОД НА САЙТ