facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Обзор новинок переводной литературы от 28.12.17

Обзор новинок переводной литературы от 28.12.17


Анна Аликевич

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, прозаик, филолог. Окончила Литературный институт им. А. М., преподаёт русскую грамматику и литературу, редактирует и рецензирует книги. Живёт в Подмосковье. Автор сборника «Изваяние в комнате белой» (Москва, 2014 г., совместно с Александрой Ангеловой (Кристиной Богдановой).
(О книге: Оливье Бурдо. В ожидании Божанглза. Роман. – Пер. с фр. И. Волевич. – М.: Фантом Пресс, 2017)


Дебютный роман французского автора, о таинственной личности которого почти ничего не удалось узнать, – это искромётное, фантастическое и немного юмористическое жизнеописание матери современного европейского семейства, супруги бизнесмена и воспитательницы своего единственного сына. А также гостеприимной домохозяйки, одарённой танцовщицы и певицы в кругу своей семьи и… любительницы крепких коктейлей, шумных вечеринок и театральных эффектов.

Смотря на эту невообразимую женщину глазами любви – то есть глазами обожающего ее 9-летнего сына и буквально боготворящего ее мужа, мы попадаем в счастливую сказку семейной жизни, каких не бывает на самом деле. Ведь не бывает же так, чтобы в жизни супружеской пары присутствовали и настоящая любовь, и материальное благополучие, и одарённый, не по годам сообразительный сын, и круг высокопоставленных друзей, запросто собирающийся по выходных на их домашних вечеринках, и постоянно идущий в гору бизнес, и путешествия по миру, – и даже замок в Испании,  и даже ручная цапля в качестве домашнего животного, словно символ всего, чего не может быть.

Эта книга будто становится источником счастья: читатель попадает в мир любящей и во всём согласной семьи, и если что-то подобное в его жизни было, он испытывает отклик в своей душе, а если нет – он словно получает подтверждение своих тайных надежд на то, что где-то, в как-то уголке мира, нечто подобное может существовать. Может быть, по одной этой причине «В ожидании Божанглза» так рекомендована к прочтению всем, у кого было хмурое, безрадостное и тяжёлое детство.

Автор рецензии первый отрицательно относится к «терапевтическому направлению» в современной прозе, но для данной книги с радостью сделал бы исключение. Ибо как много талантливой литературы у нас написано о горестях и несчастьях и как ничтожно мало – о счастье. Надеюсь, что кто-нибудь вступит со мной в спор и приведет пример современных талантливых книг, рождающих ощущение счастья и тепла в душе, – я с удовольствием их прочту.

Он танцевал, мистер Божанглз, танцевал без остановки, днём и ночью, забывая спать, прямо как мои отец и мать. И чтобы он не останавливался, люди платили за его пиво, и он продолжал танцевать в своих широченных штанах и подпрыгивал чуть не до потолка, а потом мягко-мягко приземлялся. Он танцевал так, чтобы вернуть к жизни свою собаку, говорила мне Мамочка; она узнала это из надёжного источника. А сама она танцевала, чтобы вернуть к жизни Мистера Божанглза.

Это книга о том, что любовь всё преображает и что ребёнок, выросший в таком счастливом и полном радости микромире, возможно, что-то теряет в дисциплине и в знании обратной стороны жизни с её бедами и горестями, но сколько света, творческих истоков, способности радоваться сущему и верить в невозможное это рождает в его душе! Сколько веры в лучшее и надежды он способен подарить другим одним фактом своего существования! И отец семейства, понимая, что самой большой ценностью для сына и его матери является именно этот микрокосм радости, свободы и творчества, жертвует ради этого «нормальностью», социальной приемлемостью, здравым смыслом. Подыгрывая эмоциональному и фонтанирующему подчас безумными идеями домашнему космосу, он не желает быть «серым», «одинаковым», «чопорным», как «эти скучные люди», предпочитая отказаться от рационализма в пользу того, чтобы быть как дети, но на свой лад.

Это книга об идеальном браке не в формальном, догматическом, а в истинном смысле. Это не оковы долга, превращающие к 50 годам рот матери семейства в подкову, а лоб отца – в многоярусную лестницу из «морщин тупости», детей – в творчески бесплодных клерков, думающих только о том, чтобы не опоздать в офис на свою с таким трудом найденную работу, а бабушку и дедушку – в убитые жизнью и собственной моралью катехизисы, от которых все (и втайне – даже их собственные дети) мечтают поскорее сбежать, несмотря на свои ежесубботние посещения мессы.

Мамочка и Папочка являют не форму, а суть, о которой почти всегда забывают или которой не придают значения. Пусть их венчание было воображаемым, зато их любовь настоящая, пусть их совместное времяпрепровождение – это прыганье на батуте и наряжание в перья, но это правда нравится им обоим и делает их счастливыми. Пусть их сын – не образцовый отличник, а вечно витающий в облаках художник-писатель, шокирующий чопорную учительницу тем фактом, что в выходные он плясал с Сенатором и Мамочкой под пластинку Божанглза. Но они счастливы, любимы, веселы, продуктивны, активны и радуются каждому новому дню, а люди из внешнего мира, большей частью, покряхтывая, несут бремя своей «правильной жизни», в которой не было ни любви, ни радости, ни творчества, ни путешествий, ни идей, ни созидания, ни настоящей дружбы, ни интересного дела – словом, ничего настоящего.

«У нас был огромный синий стёганый диван, на котором рекомендовалось скакать – так посоветовала мне мать. Она частенько скакала на нем со мной на пару, да так высоко, что задевала головой хрустальную подвеску люстры в тысячу свечей. Отец был прав: когда Мамочка хотела, она и в самом деле могла быть на «ты» со звёздами».

Конечно, помимо чудесного, волшебного мира, существовал и реалистический план, как принято говорить при анализе серьёзной книги (перед нами как раз такая). И заключался он в том, что схема уклонения от налогов, разработанная хитрым и умным Папочкой, однажды дала сбой, как и мамина психика, уже давно находившаяся в неутешительном состоянии, а возможно, никогда и не бывшая нормальной. Жалобы учителей на нестандартное мировидение Сына накопились в таком количестве, что чете пришлось учить его самостоятельно. Потом в результате стечения неясных обстоятельств гостеприимный дом счастья сгорел, а для его обитателей наступили плохие дни: меблирашки для Сына и Папы, лечебница для душевнобольных для Мамы. Но поразительнее всего то, что все эти печальные события, как и всё, что происходило во внешнем мире… почти никак не отразились на взаимоотношениях и стиле жизни всего семейства.

«В ожидании Божанглза» – это книга 0+, хотя с точки зрения формальных признаков («Там есть таки-и-и-е выражения, да ещё произносимые ребенком!», «Там есть таки-и-и-е сцены, да еще в присутствии ребенка, взять одно прыганье в дурацком колпаке и в голом виде перед нетрезвой женщиной для услуг!») нужно ставить 18+. Это далеко не «Питер Пэн» и не «Пеппи Длинный чулок» – но я бы рекомендовала если не весь текст, то хотя бы его первую часть детям. Это не воспитательный роман – но всем, кто действительно хочет воспитать своих детей счастливыми, а не общественно правильными, его необходимо прочесть. И, наконец, я бы посоветовала его религиозным и верующим людям как напоминание о том, что очень хотелось бы подменить долгом, правильностью, виной и обязательствами – любовь, счастье, верность и душевное единство, но сделать это невозможно.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
304
Опубликовано 28 дек 2017

ВХОД НА САЙТ