facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Обзор литературной периодики от 12.10.17

Обзор литературной периодики от 12.10.17

Юлия Подлубнова

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, литературный критик, кандидат филологических наук, заведующая музеем "Литературная жизнь Урала ХХ века", доцент кафедры русского языка Уральского федерального университета. Публиковалась в журналах "Урал", "Октябрь", "Новый мир", "Новая реальность", "Новые облака" и других. Автор сборника стихов "Экспертиза" (Екатеринбург, 2007). Живёт и работает в Екатеринбурге.

Время осеннее – время книжной жатвы. Один за другим вышли романы Славниковой (в книжном формате), Быкова, Пелевина – богатый урожай для читателей и литературных критиков.

О «Прыжке в длину» Ольги Славниковой пишет Сергей Сиротин на сайте «Год литературы»: «Нужно ли вообще добро, тем более если оно связано с преступлениями и злом <…>? Понять эту ситуацию умом, наверное, невозможно. Поэтому и добро оказывается некой двусмысленной сущностью, значение которой неопределенно». Татьяна Москвина в «Аргументах недели» (31 авг. 2017): «Русская жизнь взята с ее плотно-материальной, шершавой, аляповатой, не парадной стороны – и тем не менее в ней заключена странная, трагическая, чудаковатая поэзия». Сама Славникова в интервью «Российской газете» (21 авг.) говорит о другой проблематике: «Теперь, в новой книге, я дописалась до понимания, что талант делает своего носителя мишенью рока. Именно в момент наивысшего раскрытия уникальных сил судьба наносит удар». Из этого же материала можно узнать и о планах писательницы: «Роман, если опять-таки не спойлерить, будет о том, как Россия постепенно выходит из изоляции и какой она к тому времени становится. Боюсь, что обижу многих. Сейчас активисты с оскорбленными чувствами – наш новый Главлит. Но ничего не поделаешь, роман сам себя пишет».

Роман «Июнь» Дмитрия Быкова анонсировался «Новой газетой» (14 авг.), опубликовавшей одну из глав: «Гитлер тоже социалист, он мужик, он народный оратор, и сколько бы там сегодня ни кричали, что за ним стоит крупный капитал, – мы знаем, что за ним стоит пролетариат. То, что он говорит, и то, как он говорит, рассчитано не на капитал. И голосовал за него самый что ни на есть пролетарий, которому надоела европейская импотенция. Пролетарию желателен стальной кулак. Я не исключаю, что когда-нибудь в дальнейшем мы с ним рассоримся. Но это случится только после того, как вместе с ним, в два стальных кулака, мы всё здесь устроим по своему образцу. Я физически чувствую, – продолжал Боря уже самому себе, возвращаясь домой пешком, чтобы хоть немного остудить голову и лицо, – я физически чувствую, как сужается пространство моей жизни, как мне и всему, что мне дорого, не остается места». Галина Юзефович на портале Meduza (2 сент.): «В романе Быкова есть немало потайных сокровищ – и стихи (явные в первой части и скрытые в третьей), и множество легко угадываемых исторических прототипов, и даже невероятного качества и напряженности сексуальные сцены – большая редкость для удивительно неловкой в этом смысле современной русской литературы. Но всё же именно колдовская, страшная, как заклинания бесноватого Крастышевского, смысловая подкладка, обнажающая связь между сталинской эпохой и нашими днями, делает «Июнь» Дмитрия Быкова книгой по-настоящему выдающейся, заслуживающей самого пристального читательского внимания».

О новом романе Виктора Пелевина «iPhuck 10» пишет Наталья Кочеткова на портале Lenta.ru (26 сент.). Нам обещают Россию после Путина и iPhuck – гаджет для занятия сексом в мире, где секс остался только виртуальным, героя-рассказчика, не имеющего физического тела, «новую неискренность» в искусстве и инвективы в сторону критиков, которых Пелевин вроде как не любит. «И надо сказать, что такая джеймсбондовщина в абсурдных футуристических декорациях удается Виктору Пелевину лучше всего. Его ирония и цинизм очень идут любовной линии, а талант фантаста – сложному образу антагониста». «iPhuck 10» – «лучший роман Виктора Пелевина за десять лет» – это уже восторг Галины Юзефович (Meduza, 26 сент.). «Словом, странный, глубокий и волнующий роман, сплавляющий разум и чувство в какой-то совершенно новой для Пелевина (да, пожалуй, и для всей русской прозы) пропорции, и определенно лучший текст автора за последние годы – во всяком случае, самый интеллектуально захватывающий». Ну и вишенкой на торте текст Константина Мильчина («Горький», 26 сент.): «О, Великий! В своем новом романе вы сравнили критиков с вокзальной минетчицей. Хотя мы-то знаем, что критиков вы читаете и обращаете на них внимание. Старшие коллеги, Немзер и Басинский, удостаивались от вас персональной порки, с новыми вы решили поиграть в игру. Весь роман – это игра с критиком, ну или с особо внимательным читателем».

На фоне осеннего оживления прозаиков Анна Козлова выглядит как герой прошлого сезона. Однако ее интервью по-прежнему небезынтересны. Яна Семешкина поговорила с писательницей о национальном герое, сексе и Звягинцеве (It Book, 15 сент.), а все равно получилось про деда и отца, работе сценариста, теме шизофрении и современной литературе. На вопрос, почему писатели так повально пишут исторические романы, ответ был таков: «люди трусят рассказать о настоящем герое, потому что им нечего сказать. Они не знают ни хрена в этой жизни. Кто может рассказать Вам о современном герое? Леонид Юзефович, из которого песок сыпется? Или Пелевин, который сидит в Германии?  Если бы я знала этого героя в лицо, я бы уже давно о нем написала. Я пока не знаю, но очень хочу его узнать». Что ж, см. начало этого обзора и читайте неисторический роман Ольги Славниковой. (Интервью Анны Жучковой с Анной Козловой см. в «Лиterraтуре» № 103. Напомним также об интервью Ольги Славниковой в «Лиterraтуре» № 63. – Прим. ред.)

И ещё одно интервью прозаика, обращающее на себя внимание, опубликовано в «Вопросах литературы» (2017, № 3). Анна Жучкова побеседовала с Александром Снегирёвым, и в том числе о герое: «Мне кажется, герой никогда и не был потерян. Я тему поиска героя немного не понимаю. <…> Знаешь, кто герой, по моему мнению? Тот, кто справляется со своими внутренними демонами». Честно говоря, многие фразы писателя напоминают манифест: «На первое место я ставлю не красоту фразы, а ее функциональное удобство. Чтобы, как и в доме, читателю было понятно и удобно в тексте. Чтобы он не натыкался на странные углы и чуланы. <…> Для меня одним из литературных ориентиров является Библия. Там мне очень нравится спрессованность событий, огромная жизненная плотность: абзац – целая история». «Задача литературы в том, что она позволяет принимать жизнь такой, как она есть. Я не против, если книга обнадёживает, демонстрирует свет в конце туннеля и пробивает на слёзы счастья, но, по-моему, у литературы есть и другая, куда более важная, задача. Литература должна показывать всю иррациональную, парадоксальную, неподвластную нашему пониманию красоту мира». И всё-таки хотелось бы, чтобы писатель избегал клише и общих фраз  и говорил на своем языке. Впрочем, jedem das seine.

Самое время перейти к поэзии. И снова интервью:  журнал «Гефтер» (11 сент.) предлагает посмотреть на стихи как на «фабрику по производству…»  – вместе с поэтом и критиком Кириллом Корчагиным, выпустившем новую книгу «Все вещи мира». Интервью не обошлось без разговора о «новой чувственности» и попыток заглянуть в будущее, однако самым интересным и одновременно спорным показался такой пассаж: «Новое и открывается только в банальности, ведь банальность – это поверхность, по которой скользит взгляд, неспособный проникнуть в глубину. Но глубина этих смыслов поражала и сейчас может поразить, если найти время вдуматься в них, приблизиться к ним правильным образом. Мне не кажется, что нужно ставить задачу обновления языка: он меняется сам, когда мы сталкиваемся с меняющейся чувственностью, с тем, что старые слова перестают отражать наши состояния, а новых слов пока ещё нет. Где-то в этом смутном пространстве между старой и новой речью и пребывает поэзия, бесконечно».

Журнал «Знамя» посвятил девятый номер 125-летию со дня рождения Марины Цветаевой. Обращает внимание публикация материалов круглого стола «Марина Цветаева и современная поэзия». В разговоре приняли участие Владимир Аристов, Анна Бердичевская, Вася Бородин, Евгений Бунимович, Евгения Вежлян, Борис Кутенков, Мария Маркова, Елена Погорелая и др. Вася Бородин: «Современная поэзия с цветаевской соотносится, без преувеличения, как «отдых» и «труд»: напряжение, или покой, или радость открытия – все это в современных стихах находится между словами и, во многом, со словами спорит. «Сообщение» в современном стихотворении не просто лишено полной определенности – само наличие сообщения (содержательность неназываемого) зачастую недоказуемо. Цветаевский подход – ровно противоположный: каждое слово настаивает само на себе, как отдельное существо, и с остальными словами связано родством, враждой, страстью <…> при каждом перечитывании вызывают потрясение, как очень мощный и странный («можно было бы сделать проще») механизм – и почти досаду на саму Цветаеву, всю свою жизнь превратившую в топливо для этой штуковины, которая теперь как памятник с вечным огнем. От вечного огня не прикуривают».

Обстоятельный № 7 журнала «Prosōdia» вышел с портретом Ивана Жданова на обложке и цитатой (по крайней мере, в «Журнальном зале») из Игоря Караулова:

Я буду мелкого народца,
лесного, злого, в три уродца
настырный ломкий голосок,
но хоть какой и хоть какого.
А ты найдешь златое слово
и вместе с ним уйдешь в песок.


Повторюсь, что номер обстоятельный, однако вызывает недоумение определение метаметафористов как поэтов «русского авангарда» в работе Веры Самойловой, поскольку авангард в традиционном литературоведении мыслится как нечто герметичное и отчасти маргинальное, не определяющее развитие поэзии в целом. Печальный приговор.

Но не будем брюзжать на молодёжь – в номере Владимир Козлов пишет об эволюции поэзии Дениса Новикова, Елена Погорелая – о «разгерметизации современной поэзии» и учебнике «Поэзия» как надгробном памятнике герметичной поэзии, а также молодых и не очень традиционалистах как мейнстриме 2010-х, Виктор Куллэ – об Иване Жданове: «стихи Ивана Жданова о том, что лучшим заслоном от неизбежности ухода близких и себя самого, от небытия – является искусство. Человек, дерзнувший всерьез им заняться, обречен пройти в душе обратный путь до стадии чистого становления – с тем, чтобы попытаться воссоздать из начального хаоса собственный мир».

Интересны в номере и рецензии. Владимир Козлов расуждает об антологии «Русская поэтическая речь»: «Замысел уральцев сделать антологию анонимной поэзии и обсудить её результаты мог бы быть однозначно воспринят как свежая и продуктивная идея, если бы от проекта не веяло легким безумием». Валерий Отяковский – об избранном Томаса Венцлова «Похвала острову»: «Венцлова – не «яркий» поэт. Не из тех, кто цепляет с первой строчки и не отпускает до последней. Но в его спокойных, глубоких текстах можно найти точку пересечения многовековой европейской литературы с русским модернизмом. То, к чему стремились друзья литовского поэта Иосиф Бродский и Лев Лосев, Венцлова реализует мастерски. Травма, нанесённая культуре ХХ века, в его стихах еще жива, но путь к лечению намечен. Этот путь – плавание от чехословацких танков к спасительной Итаке». Игорь Ратке пишет о книге «Против лирики» Марии Степановой в контексте радикального отказа от лирического «я» и чувства историзма.

Журнал «Октябрь» посвятил часть номера 7 так называемым «лицеистам», публикуя стихи финалистов и лауреатов премии «Лицей» Алины Павловой, Григория Медведева, Ии Кивы, Ольги Литвиновой.

сколько ни листай справочники и путеводители
каждый раз ошибаешься улицей или номером дома
или девушкой которая часто перекрашивает волосы
все такие хорошенькие


работа на работу с работы
забота от заботы к заботе
шепот робкое дыханье
роботы


(Ия Кива)

Если после стихов молодёжи захочется поэзии не менее, а то и более молодой по своей энергетике, обращаю внимание на две подборки Кати Капович: в журналах «Звезда» (2017, № 9) и «Новый берег» (2017, № 57):

Видишь, одной строкой
белые облака,
медленно и легко,
прочно и на века.


Медленно, высоко,
будто в одну строку
набело всё легло
облаком к облаку.


А закончить обзор хочу эссе Алексея Конакова на сайте Discours.io (29 сент.), посвященном циклу о Рейгане Дмитрия Александровича Пригова, текстах, похоже, вообще не потерявших свой актуальности. Конаков на сегодняшний день – один из самых глубоких и оригинальных исследователей творчества Пригова и неофициальной литературы позднего СССР. «Еще раз: в случае Пригова широкий лист советской газеты является не собранием штампов государственной агитации и пропаганды, но, скорее, онтологической моделью нон-финитного, бесконечно разворачивающегося текстуального производства».




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
545
Опубликовано 12 окт 2017

ВХОД НА САЙТ