facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Обзор детской литературы от 05.09.17

Обзор детской литературы от 05.09.17

Ольга Бухина

в е д у щ а я    к о л о н к и

По образованию и первой профессии психолог. Переводчик с английского и литературный критик, опубликовано 30 переводов книг для детей, подростков и взрослых. Пишет о детской литературе для различных сборников, журналов и электронных изданий. Один из соавторов трёх книг в Детском проекте Людмилы Улицкой «Другой. Другие. О других»: «Язык твой – друг мой», «В общем, про общение» и «Праздник! Праздник!» Автор книги «Гадкий Утёнок, Гарри Поттер и другие. Путеводитель по детским книгам о сиротах».

…и на замечание ответил дерзостью.
Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз»

Название этой книги стало крылатым выражением, невероятно точно описывающим советскую реальность того времени, когда книга впервые появилась по-русски. К тому же читателя шестидесятых приятно грело чувство, что наша страна и наша школьная система, оказывается, не так уж уникальна. Каким-то образом американка Бел Кауфман, внучка знаменитого еврейского писателя Шолом-Алейхема, угадала то общее, что, вероятно, присуще всему человечеству – не исчезающее ни при каких обстоятельствах противоречие между бюрократической мечтой подровнять всех под одну гребёнку и свободолюбивым настроем всё новых и новых поколений учителей и учеников.

Переиздание книги «Вверх по лестнице, ведущей вниз» («Белая ворона», 2016, пер. с англ. Ю. Жуковой, Е. Ивановой, С. Шайкевич) – большая удача. Пусть новые читатели посмеются над первыми днями в школе молодой учительницы Сильвии Баррет, пусть они узнают себя в многочисленных отговорках её учеников, которые всеми правдами и неправдами норовят сбежать с уроков.

Но им может и взгрустнуться, потому что история эта довольно-таки серьёзная – очень уж хочется, чтобы у учителя было время учить, а не сражаться за каждую скрепку и карандаш со свирепым завхозом и не дрожать от перспективы посещения класса утонувшим в бумагах и указаниях заведующим учебной частью. Ведь ученики – живые люди, а не бумажные тени, скрытые за докладными записками, циркулярами, указаниями и правилами.

Потихоньку читатель, как и учительница, начинает различать отдельные лица, понимать проблемы своих учеников, догадываться, почему Джо Фероне всегда обвиняют во всех грехах, а Лу Мартин всегда паясничает. А ещё и читатель, и учительница понимают: «Послушание и молчание – вот что у нас особенно ценится. А вот энтузиазм не вызывает энтузиазма».

Последнее время появляется немало книжек про школу, о некоторых из них я уже писала. О школе можно рассказывать с разных точек зрения. У Марины Аромштам в книге «Когда отдыхают ангелы» («КомпасГид», 2016) звучат два голоса – учительницы Марсем и ученицы Алины. Молодая учительница старается сделать всё как можно лучше – учить ребят всему самому-самому хорошему. Иногда у неё это получается. А иногда нет. И эта довольно современная школа в Москве чем-то неуловимо напоминает нью-йоркскую школу шестидесятых, где преподавала Сильвия Баррет. Марсем честно признаётся: «Ещё чуть-чуть, и я кого-нибудь тресну. Какого-нибудь ребёночка. Может быть, даже не одного, а сразу нескольких». Тяжело быть учительницей. Но и учеником непросто.

Можно рассказывать о школе – вернее, о лицее для одарённых детей – с точки зрения подростка, и даже не одного, а сразу двух – одного очень одарённого и одного не очень. В повести Евгении Басовой «Подросток Ашим» («ДЕТГИЗ», 2016) Миша и Лёша оказываются противниками, хотя, на самом деле, обоим им одинаково тяжко приходится в этом классе. Их обоих не принимают одноклассники, оба растут без отцов, у обоих дома мамы с трудом сводят концы с концами. Миша и Лёша учатся в школе, где большинство детей – «золотая молодёжь», «мажоры». В отличие от Миши и Лёши, они из богатых семей, и каждые каникулы уезжают к теплым морям или заснеженным горам. Школа оказывается местом социального конфликта, в котором напрямую сталкиваются бедность и богатство. А ещё там сталкиваются честность и предательство, любовь и презрение.

А можно написать о школе с точки зрения довольно-таки маленьких детей, как в сборнике рассказов Виктории Ледерман «Уроков не будет» («КомпасГид», 2017). Здесь голос обретают ученики младших классов – с первого по четвёртый. Им тоже нравится сбегать с уроков, но бывает и наоборот – им очень хочется учиться по-настоящему и получать заслуженные тройки вместо дармовых пятёрок. Это об истории со смешным названием «"Пардон”, "мерси” и "о-ля-ля”». Новая учительница французского знает язык и умеет ему учить, но только двое учеников стараются не ради оценок, а ради самого языка. Зато потом можно поговорить с настоящим французским футболистом.

В рассказе «Первый класс. Маргарита и дядька Пират» девочка категорически не желает ходить в школу. Там слишком много детей, а мамы нет. И масса совершенно непонятных правил. «Даже вставать и то нельзя. Можно только сидеть и слушать». Надо петь, когда не хочется, рисовать, когда нет настроения, в общем, ужас – «чёткое расписание». Учителя не знают, что делать с Маргаритой, мама не знает, как утихомирить дочку, и только одному очень умному и очень хитрому взрослому удаётся примирить девочку со школой.
Давайте закончим историей из жизни английской средней школы. О ней – в книге Энн Файн «Мучные младенцы» («Самокат», 2017, пер. с англ. М. Людковской). В классе мистера Картрайта не соскучишься. Девятнадцати мальчишкам-оторвам поручено присматривать за младенцами – не то чтобы настоящими, это просто мешки с мукой. Но заботиться о них надо как о реальных младенцах – держать в чистоте и следить за правильным весом. Самый большой оторва, Саймон Мартин, неожиданно для самого себя привязывается к своей кукле. Мальчик растёт без отца, который ушел из семьи, когда Саймону было всего шесть недель от роду. Саймону очень трудно разобраться в своих чувствах, и в чём-то мучной младенец ему помогает.

Две основные оси жизни ребёнка или подростка – семья и школа. Во многих из этих книг домашняя составляющая очень сильна. У Алины отец где-то далеко, во Франции. У Миши-Ашима отец умер, а мама с трудом справляется с четырьмя детьми. У Леши и Саймона отцов вообще как бы и не было. У Маргариты мама попала в больницу. Дети часто оказываются между двух огней – им неоткуда ждать поддержки. Одна надежда, что где-то им повезёт с умным взрослым – может, дома, а может, в школе, и особенно хорошо, если и там, и там.

Дорогие учителя, родители и просто взрослые, напомню вам любимое присловье заведующего учебной частью мистера Бестера: «Пусть это вдохновит вас на подвиг».




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
645
Опубликовано 06 сен 2017

ВХОД НА САЙТ