facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Обзор книжных новинок от 10.05.17

Обзор книжных новинок от 10.05.17


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.
В очередном обзоре – самые интересные «тексты о текстах» этого сезона.


Алексей Конаков. Вторая вненаходимая. Очерки неофициальной литературы СССР. – СПб.: Транслит, 2017

Почему «вторая вненаходимая»? Описывая советскую неофициальную литературу, Конаков берет за основу антропологическую модель Алексея Юрчака, представленную им в книге «Это было навсегда, пока не кончилось» (НЛО, 2014). Юрчак пишет о «пространствах вненаходимости» позднего СССР: многочисленных культурных «щелях» – литературных и музыкальных тусовках, всех этих КСП и котельных, в которых уютно существовала интиллигенция 1970-80-х. «Удивительная разнородность "второй культуры" (включавшей Елену Шварц и Льва Рубинштейна, Михаила Еремина и Всеволода Некрасова, Виктора Кривулина и Юрия Мамлеева) до сих пор мешала помыслить ее как целостное явление, как концептуально связный феномен. Но, кажется, именно (ориентированная на исключения) теория Юрчака дает общую исследовательскую рамку», – замечает Конаков. Достоинство его исследования, однако, не только в своевременно обретенном инструментарии. Конаков (1985 г.р.) рождён в позднем СССР, но не воспитан им – и сам занимает по отношению к советской культуре столь важную вненаходимую позицию. «Здесь не должно быть никакой ностальгии — только хронология», сказано в очерке про Павла Улитина. Книга Конакова этой ностальгии, к счастью, лишена (ср., к примеру, с книгой Дмитрия Быкова «Советская литература. Краткий курс», представляющую собой нечто прямо противоположное по методу, стилю, подбору имён). Кроме того, Конаков всегда умеет выбрать точку обзора, идет ли речь о подлинных причинах популярности Аронзона у неофициального литературного сообщества Ленинграда, «радиофикации» текстов Харитонова или глубинной взаимосвязи поэтики Пригова и феномена продуктового дефицита: «Возможно, творческая стратегия постоянного "мерцания" и ускользания перенята Приговым именно у советских товаров, которые ему, как и многим, приходилось усердно добывать в семидесятые и восьмидесятые годы?... Разве его стремление написать тридцать (сорок, пятьдесят) тысяч стихотворений не повторяло точь-в-точь фирменную стратегию припасания, характерную для граждан позднего СССР?»


Сухбат Афлатуни. Дождь в разрезе: Очерки о современной русской поэзии. – М.: Рипол Классик, 2017

В эту книгу вошли статьи, заметки и обзоры по современной поэзии, написанные Евгением Абдуллаевым за последние десять лет. Будучи собраны под одной обложкой, они призваны представить срез поэзии прошедшего десятилетия, «обозреть дождь не как сумму капель и луж, а как бы с точки зрения Гидрометцентра». При этом, уточняет автор, речь пойдёт «прежде всего, о стихах — и лишь затем о поэтах». Тут, конечно, кроется методологическая ловушка: да возможно ли одно без другого?! Ваш обозреватель, признаться, довольно редко высовывал нос на «поэтическую» улицу, чтобы подтвердить или опровергнуть точность этого «гидрометцентра». Впрочем, по поводу таких книг редко устанавливается единодушие и среди знатоков. Поэтическое пространство (на мой непоэтический взгляд) напоминает банковское хранилище, пронизанное множеством лазерных лучей сигнализации, – ну, знаете, как в штатовских боевиках показывают: одно неверное движение – и взвоют сирены. Вот и Евгений Абдуллаев наверня ка многих коллег по цеху оби дит. Но без этого – какая критика?


Илья Ильф и др. Из черновиков, которые отыскал доктор филологических наук Р.С. Кац и опубликовал Роман Арбитман. – М.: Панорама, 2017

Как только в компании с Р.Арбитманом возникает д.ф.н. Кац, жди литературного подвоха. На этот раз Кац принес коллеге сундучок с ранее неизвестными черновиками советских сатириков. Описанное в этих черновиках удивительным образом перекликается с сегодняшними событиями: печатная машинка с турецким акцентом – с Эрдоганом, «ремонт» Провала – с мостом им. Кадырова, проповедь отца Федора – с покемонами в храме. «Причём это не специальное совпадение, я несколько раз подряд проверял, – заметил доктор Кац. – Даже специально стал следить за популярными новостями в интернете. Прочту какое-нибудь свежее сообщение, о котором у нас много спорят, потом вытащу из ящика наугад очередной листок черновика Ильи Александровича с Евгением Петровичем или Михаила Афанасьевича - и опять всё сходится! Как объяснить этот феномен, не знаю». Ответ прост: для этого оригинальные тексты нужно только чуть-чуть подредактировать. Ловкость рук – залог того, что сеанс литературной магии пройдет успешно.


Евгений Ермолин. Мультиверс. Литературный дневник. Опыты и пробы актуальной словесности. – М.: Совпадение, 2017

«Теперь больше всего ценю критику в заострённо дневниковой форме ala Василий Розанов, стилистически форсированное личностное в ней начало», – признаётся автор этой книги - весьма пёстрой, фрагментарной, вдохновлённой не диссертацией (пусть автор и доктор наук), а фейсбуком, потоком жизни. Не всякий доктор наук выживает в фейсбуке. Для многих знатоков Сеть – это, натурально, путающие их по рукам и ногам тенета. Для Ермолина – невод, который он вновь и вновь вытягивает с уловом. Ермолин, говоря его же словами (правда, о другом критике, Агееве), «нащупал и отчасти реализовал наиболее творческую, продуктивно-перспективную формулу актуального присутствия критика в литературе и в жизни». Он не боится открытости, не избегает расходящихся тропок и ярко демонстрирует, на что способно литературоведение в режиме онлайн. На вечное «смерть романа/книги/автора» – ответствует: мол, не все умрём, но все изменимся. «Жизнь растёт не вверх, а вширь, куда попало и как придётся. И даже литература клонится к спонтанности, к моментальному и сиюминутному... Доверие оказывается автору как таковому — имеющему имя, лицо, адрес электронной почты, аккаунты в социальных сетях, в конечном итоге — репутацию или даже харизму... Сегодня автору, как хлеб, нужна логика, стратегия творческой коммуникации, в которую впишутся и традиционные звенья/столпы литературного обихода: это путь от актуального, почти спонтанного интерактива к той глубине, которая всё ещё возможна, хотя и не обязательно в архаичном формате «большой», многосотстраничной книги».




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
865
Опубликовано 11 май 2017

ВХОД НА САЙТ