facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Роман Гусев. ТРЕХЧЕТВЕРТНОЙ

Роман Гусев. ТРЕХЧЕТВЕРТНОЙ


(рассказ)


Огромный желтый плафон болтался над газетным киоском. Киоск стоял прямо на железнодорожной платформе и уже не работал. Высокие фонари на тонких ножках тускло освещали остовы разломанных скамеек. Конец платформы терялся в темноте. Костя наклонился над окошком кассы, высыпал на металлическое блюдце горсть мелочи и произнес название своей станции. Он взял белый корешок билета и сунул в карман. Костя работал в детской библиотеке и редко заканчивал так поздно, но сегодня их директор устроил инвентаризацию библиотечного фонда. Пришлось до темноты сверять книги по каталогу с инвентарными номерами.

Костя подошел к газетному киоску и стал всматриваться сквозь темную витрину. Он всегда коротал время разглядывая обложки глянцевых журналов с красивыми женщинами в откровенных платьях или купальниках, и даже крепкие накаченные мужчины выходившие из моря в обтягивающих плавках были хороши. Но сейчас будто бы специально полку с журналами прикрыли листами белого ватмана. Костя смог разглядеть только кусочек чьего-то голого плеча или колена. Он переместился на боковую витрину. Здесь стопкой лежали Бульварные романы корешками к витрине и местная пресса. Костя стал изучать заголовки газет. Один заголовок гласил: «Спортивный союз дает миллион за труп звезды». Под заголовком с крупнозернистой фотографии смотрел молодой светлорусый парень в майке местной команды по регби. Парня звали Артем Белов, и история его исчезновения наделала много шума в районе. Семнадцатилетний Артем играл на месте трехчетверного в молодежке клуба «Факел» и слыл восходящей звездой. Красивый, почти под два метра ростом, с трудом верилось, что он только-только закончил школу. Местные девушки даже организовали его фан-клуб. Ходили слухи что в следующем сезоне ему предложат контракт в Москве. И вот в начале лета он внезапно пропал. Родители сразу забили тревогу. Но в полиции поначалу отказались открывать дело, кто-то из «Факела» сболтнул, что Артем собирался сбежать вместе со одной девушкой из фан-клуба на море и даже копил деньги на поездку. Все изменилось, когда в лесополосе грибники обнаружили тело неизвестного мужчины. А рядом с телом нашли пакет с одеждой Артема, в которой его видели в день исчезновения. Из города вызвали следственную группу, дело сразу обросло версиями, но следователи так ничего и не выяснили.

Костя обошел киоск и встал с другой стороны. Здесь лежали сборники разнообразных кроссвордов, сканвордов и анекдотов. Не раз они помогали Косте скоротать время на работе. Стоит отметить, что он добился высокого уровня в деле решения хитрых головоломок, а уж классические кроссворды он щелкал как орехи.

На перроне собралось довольно много людей для такого времени. Подошел экспресс, но он проезжал мимо Костиной станции. Нужная ему электричка должна была прийти следом через пять минут.

— Мужик! Держи дверь! — темноту порезал высокий истеричный голос. На платформу заскочили трое. Они ринулись к электричке, но в последний момент двери закрылись, издевательски пропищав напоследок.
— Козлина, я тебя запомнил, — проорал один из них пассажиру смотрящему из глубины тамбура и стукнул кулаком в дверь. Состав тронулся.

Костя огляделся, платформа опустела, всех пассажиров забрал экспресс. Даже окошко кассы больше не сияло маленьким желтым квадратом. На станции остались только трое опоздавших и библиотекарь. Один из них со всей силы заехал ногой по урне, да так что хлипкая урна повалилась на бок, вырвав анкеры из тела платформы. Троица направилась в сторону Кости.

— Сигарету дай! — парень с высоким и надломленным голосом протянул Косте руку. В лучах болтающегося плафона осветилась его огненно-рыжая шевелюра.
— У меня нет, — проборматал Костя, точно разбуженный и дружелюбно улыбнулся.
— Ты вообще куришь? — спросил парень. Костя обратил внимание что он еще и сильно картавил. — Нет скажи, у тебя нет, или тебе просто жалко?
— Я правда не курю, — ответил Костя. — Честное слово, — он даже вывернул карманы куртки, чтобы показать что при нем нет сигарет.

Из кармана выпал билет на электричку. Костя посмотрел вниз. Билет теперь лежал рядом с красно-синим кроссовком картавого. На мыске кроссовка Костя разглядел эмблему команды «Бастион», главного соперника «Факела» на последнем чемпионате. Даже Костя, который совсем не интересовался спортом, ходил на тот легендарный матч. От «Бастиона» тогда не осталось камня на камне. Костя не особо понимал в правилах, две команды тупо возили друг друга мордами по земле, толкались, хватали друг друга, вяло перемещаясь по полю. Но все менялось, когда продолговатый мяч оказывался в руках Артема Белова. Игрок «Факела» неожиданно выскакивал из-за спин своих защитников и бросался во вражеский стан, в самую толчею, казалось что масса тел в футболках «Бастиона» сейчас проглотит Артема. Но проходило мгновение, и вот уже трибуны ревут, а Белов несется по полю, оставив линию вражеской обороны далеко позади. Последние игроки «Бастиона» еще пытаются его остановить, но они падают в грязь, обманутые изящным финтом трехчетвертного. И Артем делает очередной занос.

— Слышь, ты до какой станции едешь? — спросил у Кости другой парень, здоровяк, сломавший мусорку.
— До Древичей, — ответил Костя.
— А чего же ты тогда на экспрессе не уехал? — опять спросил здоровяк.
— Я с товарищем должен встретиться в следующей электричке. Ему экспресс не подходит, — не думая ни минуты ответил Костя.
— Да ладно, хрен с ним. Жлоб и есть жлоб, в электричке настреляем, — махнул рукой картавый. Они прошли немного в сторону первого вагона и уселись на каркас скамейки.

Костя медленно направился в обратном направлении, даже не подняв с земли свой билет. Он шел твердо ступая по платформе, будто бы из последнего вагона ему будет ближе потом выходить.

Последний вагон пустовал. Костя уселся на жесткую холодную лавку, отделанную лакированной фанерой. Он еще раз вытянул шею и проверил есть ли кто-то в вагоне, потом достал кошелек. Он вытащил всю наличность, оставив в кошельке несколько мелких купюр, аккуратно переломил деньги пополам и засунул их в правый носок, почти за пятку, так чтобы задник ботинка плотно удерживал пачку. Теперь он стал продвигаться ближе к центру состава. Край одной из купюр царапал кожу при хотьбе, чтобы этого не происходило, деньги же могут выпасть, Костя стал немного прихрамывать. На этой электричке почти никто не ездил, но Костя встретил торговца с двумя опустевшем баулами, в которых тот весь день таскал свою нехитрую продукцию: пиво, сухарики и мороженое. В проходах между вагонами воняло мочой. Двери открывались с трудом, после приходилось с силой размахиваться и захлопывать их. В одном вагоне прислонившись к стеклу дремал мужичок в рабочем комбинезоне. В ногах у него валялась пустая пивная бутылка. Костя сел через пару лавок от него. Поезд разогнался и вышел на открытую местность. Тьма на мгновение отступила, на горизонте показалась светлая полоса неба, подпираемая грозовыми облаками, вслед которых на мир надвигалась ночь.

Электричка затормозила на переезде пропуская товарный поезд. В мутном окне точно в иллюминаторе потянулись бесчисленные цистерны, покачиваясь промасленными боками. Товарняк прошел и электричка продолжила движение. Мужик в комбинезоне проснулся.

— Какая сейчас была? — спросил он у Кости.
— Вроде Пехору проехали, — ответил библиотекарь.
— Ага, следующая моя, — мужик проковылял до тамбура.

В вагон завалилась компания фанатов «Бастиона», все та же троица. Они плюхнулись на лавку напротив Кости.

— Что же ты станцию свою пропустил, задремал наверное? — поинтересовался здоровяк, в руке он держал стаканчик с мороженым. — Хочешь? — он протянул наполовину обгрызенный стаканчик Косте.
— Нет, спасибо, — Костя бросил взгляд в сторону тамбура. Там все еще стоял мужик в комбинезоне. Костя поднялся, чтобы выйти. Картавый сидевший с краю выставил ногу, преградив ему проход. — Можно пройти, сейчас моя станция, — предельно вежливо попросил Костя.
— Слушай, земляк, ты опять врешь. Это нехорошо, — здоровяк улыбнулся довольный своей проницательности. — Сядь, не мороси.

Но Костя продолжил стоять. Здоровяк сказал:

— Тебе выходить в Жолино. А живешь ты в поселке за кладбищем. У вас там еще кирпичный завод.

Костя сел. Поезд остановился на какой-то станции. Костя краем глаза проводил в окне фигуру мужика в комбинезоне. Двери закрылись и поезд начал набирать скорость. Картавый вперился своими маленькими опухшими глазками в Костю.

— Я про тебя все знаю, — бросил из своего угла здоровяк. — Ты с моей старшей сестрой в одном классе учился. Что же ты, испугался нас что ли?
— Нет, чего мне бояться? — ответил Костя, но обращался он не конкретно к сидящему у окна здоровяку, а куда-то в пустоту прохода. Здоровяк достал из рюкзака банку пива. Они стали пить ее пустив по кругу. Когда очередь дошла до библиотекаря, он тоже сделал небольшой глоток и передал ледяную банку здоровяку. Но больше Костю в круг не брали.
— Ты, я тут узнал, книжками занимаешься. Читать любишь? — спустя время спросил у Кости картавый. — Я вот тоже люблю. Посоветуй мне что-нибудь почитать.
— Ой, обрубок, не заливай. Ты последнюю книжку в третьем классе прочел, — перебил его здоровяк.
— Нет, пусть посоветует, он же типа самый умный, — картавый слегка двинул Костю по ноге, как раз там где были спрятаны деньги. — Слышь, ты же у нас умный, да? давай посоветуй.
— Я не читаю книжки, — ответил Костя.
— А чего же ты в библиотеке забыл, а? Умник, — картавый еще раз двинул Костю по ноге и заржал. Костя тоже усмехнулся.
— Я там газеты читаю и кроссворды решаю целыми днями, — ответил он. — Вот вы, например, про исчезновение Белова слышали? Трехчетвертного из Факела. Недавно статья была.
 
Картавый изменился в лице:

— Сучара сам напросился. Слишком много из себя строил. Вот его в лесок и отвезли, — картавый выпрямил спину и широко расставил ноги. Он озадаченно посмотрел на здоровяка. Но тот спокойно одним долгим глотком прикончил банку и достал еще одну. Картавый смолк и уставился на Костины руки.
— А знаешь, умник, это ведь мы его... — тихо сказал он. — Так что лучше бы ты в эту электричку не садился. — добавил картавый. Здоровяк отвернулся и посмотрел в окно. Костя увидел боковым зрением, как его губы растянулись в злой ухмылке, даже зубы обнажились.  Картавый продолжал:
— Он на коленях стоял, умолял нас его отпустить, представляешь, вел себя как последняя баба, — при этих словах картавый поймал Костин взгляд. Библиотекарь не смог опустить голову и стал смотреть в опухшие глаза рыжего парня. Лицо это имело грязно-серый цвет, даже рыжая шевелюра не спасала положение. — Мы его могилу копать заставили. Представляешь? — картавый на каждом слове поворачивал голову в сторону здоровяка. — Хочешь, тоже будешь на коленях стоять, — прошептали его бескровные губы. — Думаешь, не заставлю.
— Нет, я так не думаю, — ответил библиотекарь.
— Ну так давай, — предложил ему картавый.
— Давать тебе жена в постели будет, если хорошо попросишь, — огрызнулся Костя и побледнел. Ответ вырвался сам собой, как готовый шаблон.
— Ладно, мы же кореша, земляки, так? — картавый свернул с темы. — Без обид.

В вагоне наступило молчание. Костя сосчитал в уме сколько еще станций ему осталось проехать. До дома было совсем немного.

— А куда вы едете, — поинтересовался он, чтобы как-то разрушить паузу. На этом вопросе в вагон зашла девушка. Увидев компанию парней она прошла мимо и села в другом конце.
Здоровяк толкнул товарища, который сидел между ним и картавым. Тот всю дорогу копался в в телефоне и не реагировал на происходящее. Он только не забывал каждый раз протягивать руку за пивом, когда подходила его очередь.

Здоровяк шепнул ему:

— Гляди, какая.

Тот привстал с лавки и оценил девушку. Третьего товарища стоило бы назвать  «красавчик», среди своих друзей он выгодно отличался дорогими и стильными шмотками, даже сейчас в сумерках вечерней электрички он не снимал свои крутые солнечные очки.

— Пригляди за Костиком, — сказал здровяк картавому и ободряюще похлопал товарища по плечу. Вместе с красавчиком здоровяк направился в другую часть вагона. Костя остался с картавым.
— Сиди смирно, не рыпайся, понял? — сказал картавый, хотя Костя и так сидел не шелохнувшись. Сзади началась какая-то возня, картавый взволновано стал ерзать на своем месте, то и дело выглядывая в проход. Девушка на весь вагон разразилась матерной тирадой.
— Только дернись, — сказал картавый Косте и направился к своим товарищам, изобразив глуповатую улыбку. Костя остался один. Он спокойно встал и вышел в тамбур, даже не оглянувшись. Потом он перешел в другой вагон. Через несколько минут должна была быть платформа Жолино, оставалось только уйти как можно дальше в начало электрички, пока его не хватились.

Костя миновал несколько вагонов. В очередном тамбуре он прислонился к окну. Мимо проносились знакомые очертания домов, подсказывая бедному работнику детской библиотеки что дом его уже близко.

Костя нажал кнопку на желтой панели.

— Назовите номер вагона? — протрещал репродуктор.
— Да, это в вагоне номер шесть, — ответил Костя.
— Говорите, что у вас случилось? — спросил уставший голос.
— Там трое хулиганов на девушку напали, в шестом вагоне это.
— А сами вы сейчас где находитесь? — спросили на том конце, но Костя больше ничего не ответил.

Электричка остановилась на темной станции. Костя вышел на перрон. Автоматические двери захлопнулись за его спиной. Он стоял и смотрел как убегают светящиеся вагоны и считал в уме. В шестом вагоне промелькнул комок человеческих фигур, а в следующем библиотекарь заметил двух полицейских.

За горизонтом шумела гроза. Костя еще на станции расслышал раскатистые переборы кононады несущиеся издалека. Он спустился по лестнице криво сваренной из арматуры, проскользнул по тропинке между гаражами и вышел на широкую асфальтированную дорогу извилисто спускающуюся в низину. Фонари не работали, темнота и шум ветра скрывали одинокие шаги. Костя сошел по дороге к подножию ветхой кирпичной часовни с обвалившейся крышей, с потемневшими, точно обгорелыми боками. За часовней начиналось деревенское кладбище, заново обнесенное новым решетчатым забором. Опоры старой кирпичной стены раньше окружавшей кладбище еще виднелись кое-где между могил, обрушенные ковшом экскаватора. Там, в глубине, под кронами двух тополей лежали Костины бабушка и дедушка. Они ушли в один год, дед зимой, а бабушка в конце весны. Родителей у Кости никогда не было, он вырос в большом деревенском доме окруженный заботой и мудростью своих стариков. Теперь же он остался один.

Порывы приближающейся бури поднимали с дороги пыль. Под часовней чернела невысокая арка. Костя наклонился и вошел под своды часовни попав на кладбище. Все звуки разом стихли, даже макушки деревьев молчали, хотя их разрывал шквалистый ветер. Костя с облегчением вздохнул. Маленькое деревенское кладбище хранило его, и бабушка с дедушкой хранили его, безмолвно существуя где-то рядом. Костя пересек погост из конца в конец по только ему известным тропинкам среди надгробий и оградок, и вышел на свою улицу.

На землю упали первые капли дождя, но Костя уже поднялся на свое крыльцо. Он сунул ключ в рассохшуюся от времени дверь и вошел на крытую террасу. Вспыхнул электрический свет, сквозь оранжерейные окна во дворе перед домом высветился яркий, широкий прямоугольник. Грянула гроза.

На террасе находилась кухня, в самом начале при входе стояла старая чугунная мойка, полная грязной посуды, под ней эмалированное ведро для слива, слева притулилась газовая плитка на две конфорки, почерневшая от горелого жира, в противоположном углу — холодильник, диван, обеденный стол и несколько стульев. На стульях сушились постиранные вещи, на столе и диване валялось какое-то барахло, какие-то тряпки, инструменты, снова грязная посуда, и только на подоконнике еще сохранился порядок. Там лежала потрепанная книга — учебник по Военно-полевой хирургии 68 года издания.
Костя вытащил большую кастрюлю из-под плиты с засохшим жиром по краям, достал из морозилки смерзшиеся в бесформенный кусок мясные обрезки и поставил их вариться. Себе он разгреб часть дивана и уселся там с учебником, вооружившись карандашом.

Мясо варилось долго, часа два или три, Костя уже не следил за временем. Он клевал носом над книгой, слыша сквозь дрему размеренное побулькивание воды в кастрюле. Гроза давно утихла, сменившись мелкой моросью. Костя взял себя в руки и встал. Он умыл лицо, чтобы взбодриться. В мойке под завалом посуды он нашел собачью жестяную миску и вывалил в нее вареное мясо большой горкой. Миску он поставил на подоконник и открыл форточку, чтобы дать мясу остыть. Спустя несколько минут Костя потрогал еду рукой и осторожно, чтобы не пролить навар понес миску в глубь дома. Под лестницей ведущей на второй этаж располагался подпол, где бабушка Кости когда-то хранила зимние заготовки. Он был довольно вместительным, почти как настоящий подвал, хотя и с земляными стенами. Костя включил свет и поднял крышку. В глубине шевельнулось что-то живое.







_________________________________________

Об авторе: РОМАН ГУСЕВ

Родился в Москве. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Прозу начал писать с семнадцати лет. Имеет медицинское образование. Член союза писателей Москвы.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
316
Опубликовано 13 окт 2017

ВХОД НА САЙТ