facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 167 сентябрь 2020 г.
» » Анна Трушкина. СОВПАСТЬ С ПЕЙЗАЖЕМ КАЖДОЮ ЧЕРТОЙ

Анна Трушкина. СОВПАСТЬ С ПЕЙЗАЖЕМ КАЖДОЮ ЧЕРТОЙ

Редактор: Роман Рубанов





* * *

My paradise is lost, и надо с этим жить.
Рассохлась лодка, весла потерялись.
Сквозь порванную сеть настырный луч скользит,
и жажда, как тоска по тени и печали.
И жажда, как треска соленая, висит.
Сердитый бог уводит дальше тени.
Но надо с этим жить. Слоеный алфавит
выгадывать спешить из сумрачных растений.
Глагольных рифм обман, младенческий пузырь,
опять нас подведет, поманит и отпустит.
Есть время для вина. Нет времени для лжи.
Есть повод для любви. Нет повода для грусти.
Утерянный мой рай, твои следы во всем.
Ты в нас пророс счастливыми корнями.
Едва закрыв глаза, в тебя опять плывем,
как кошки, полные котятами и снами.

 

* * *

Зеркало луж отражает зеркало неба.
Жук уползает, ненужный этому лету.
Летел самолётик, исчез и как будто бы не был.
Время обеда. Я на трамвае медленно еду.
Люди вздыхают. Дети тепло одеты.
Мост проезжаем. Воды качают мусор и рыбу.
Вот оно, лето. Холодное лето, мертвое лето.
Сверху, как хлеб на стакане, облака глыба.
Водитель-водитель, дай погадаю по схеме маршрута,
Долго ли ехать, будет ли осень, скоро ли выйду?
Дождь подшивает листья к асфальту шилом погнутым.
Еду по кругу, стеклу выдыхая на лето обиду.



* * *

замедляют бег эритроциты
вязнет в мокром воздухе крыло
мы летим над городом раскрытым
книгой про тепло
как дороги сходятся колени
как колени сходятся мосты
опоздавший плод осенний зреет
тяжелеет и болит
холод внутривенно и подкожно
плюс настойка снег на коньяке
и рингтон доносится тревожный
на родном, на грустном языке



* * *

уходя на любовь молчат черную водку пьют
расплетают косы забывают про сон и уют
забивают на всё чем раньше жива была
помнят только про ночь и про то как метель бела

приходя с любви ищут волю в поле пустом
дышат гарью заходят в сожженный дом
собирают осколки смотрятся в зеркала
вспоминают с трудом что за жизнь до любви была

переполнен ров из горючих слез и горячих фраз 
отступить назад посмотреть вокруг наступает час
наступает время считать потери свои
ты прости мой друг я вернулась домой с любви



* * *

Все мы вышли из кашляющей маршрутки
каждый на своей остановке
на ртути речной качаются утки
дети идут по бровке
сверкающих тротуаров
засыпанных чистым снегом
жестким песочным смехом
острым как мемуары
раненых храбрецов
гигроскопичная вата
вселенной скручивается в кольцо
пориста и ноздревата



* * *

Совпасть с пейзажем каждою чертой,
найти себя на пыльной остановке,
глаза закрыть на ветер в черепной
раздавленной весной коробке.
Трамвай еще наполовину март,
а на вторую полон голосами
хмельных апрелей, чей слепой азарт
разбавлен будет майскими дождями.
Глядись в стекло, ищи себя во всем.
Вот вены набухают проводами,
зрачок пугливый - черный водоем
с дрожащими от страха поплавками.
Внимательно смотри по сторонам,
изучишь небо сквозь рентген ограды,
выискивай симптомы по дворам,
выслушивай под грудью эстакады.
Читай по встречным ветреным губам,
что впереди всё та же кольцевая,
сгорая, загибаясь по краям
и окончательно с пространством совпадая.



* * *

торопя ускользающий свет торопя торопя
шепчут разную блажь за окном тополя тополя
за окном за окном кто-то машет крылом впопыхах
замечтавшись метут тополя чей-то пепел и прах
это персть поседевших от пыли неласковых дней
это боль и печаль потерявшейся жизни моей
пробегает огонь по весне легкий пух опаля
тополя шелестят их качает качает земля

 

* * *

I 

чувствуешь дрожь зыбкий звенящий зуд
сплин-тоник в стакане и черный мазут
мысли по нежному острым лезвием
где-то неслышно играет реквием
помнишь тот водоем которого берега
захожены нами вдвоем на века
заложены в недра космического ломбарда
девять кругов счастливого ада
забыты заброшены свернуты в свиток
из пыльных запутанных тонких ниток
китайского синего шелка
и тянутся долго-долго

II 

а после жизни яркой и пустой
бездумной как салют как яблоко как проза
ты комнату рассеянно открой
со света в темноту в тепло с мороза
и вдруг внезапно эта злая дрожь
в тот день ворвешься выпадешь войдешь
и вспомнишь и заплачешь
лакримоза






Фото - Екатерина Скабардина
_________________________________________

Об авторе:  АННА ТРУШКИНА 

Родилась в Иркутске, окончила филологический факультет Иркутского государственного университета, защитила кандидатскую диссертацию в Литературном институте имени А. М. Горького по творчеству Георгия Иванова. Как критик и поэт публиковалась в иркутской периодике, журналах «Грани» «Интерпоэзия», «Новая Юность», «Дружба народов», «Плавучий мост», «Знамя», «Сибирские огни», «Литерратура» «Формаслов» . Живет в Москве.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
722
Опубликовано 30 апр 2020

ВХОД НА САЙТ