facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 148 ноябрь 2019 г.
» » Константин Бузин. ШРИФТЫ И ШИФРЫ

Константин Бузин. ШРИФТЫ И ШИФРЫ

Редактор: Анна Русс





* * *

PR-машинка работает выдавая шинковку из правдоподобных вершинок и сложных корней — дерево логоса, за право растить и срубить которое, бьются главнейшие из государственных пней и псов. Головы оторваны, срезаны, а самые  же мерзкие выкормыши народа отращивают кто бороду, а кто морду, и тыча этим богатством в телеэкран, доят тех, кого они покормили с утра.

Если ты понял этот сложный прогон, хотя бы перечитав его в другом ритме повторно,  ты стоишь того, чтобы стоять по ту сторону монитора, и значит сообщение идущее ниже — предназначено тебе, хоть я тебя и не вижу, но слушай, возможно твои уши круче, чем уши многих моих попутчиков.

Мы только успели придумать себе твердый научный мир, как эти, которые для девайсиков программиррруют свой ноутбук, уже вручают тебе в руки твою судьбу. Мы будем смотреть как наши дети сходят с ума, обгоняя в потреблении виртуальной реальности наших мам. Мы будем дивиться – «что это за большой электронный трон, а, с таким двуглавым орлом прямо над кремлем нарисован?» «И почему он белый или там черный вместо нашего любимого триколора» – будут кипятиться те, кому тоже есть что высказать электронно. Мы будем встречать в повороте с Тверской на Бронную огромное чудище, прозванное «драконом». «Дракон московский» – принимает к оплате биты, дает файвай, но может поджарить в битве». «Отлично видно его и на фоне сити – наведите же ваши айпады уже, не ссыте!»

Мы может быть будем помнить, что это совокупность программ, но правнукам это достанется как третий трехмерный храм. Говорю Вам об этом, говорю вам. Решайте сами верить или не верить этим словам.

 

* * *

депеша
человек вообще не очень приятное существо
слава богу, относительно скоро
от него не остаётся вообще ничего
кроме волос, костей и прочего сора

человек не способен залить себя в капсулу времени
и переместиться на миллионы парсек
и поэтому намерения завоевать пол вселенной
у него нет,
в отличии от всех тех
кто себе формой жизни выбрал более текучие вещества
и уже немало поработил и завоевал.

человек не умеет слышать эфир – он настроен только на колебания
воздуха и в вакууме оказывается лишен возможности
осознавания и понимания,
окружающего, растворяется, словно бы в серной ванне,
теряя
с живыми сородичами всякую схожесть,
расплывается.
впрочем в вакууме он и дышать не может.

сознание его — рудимент от более ранних видов наземных —
мешает ему, делая его зависимым от оценок,
сделанных им самим или другими особями его стаи
из-за чего он непрестанно в паническом состоянии

мы уже сообщали совету галактик о попытках освоения человеком
пространства.
и выхода на связь с нами.
но это связь
прервалась 302 человечьих века
назад...
и вот недавно они заново залетали!!
точнее, стали выкидывать на орбиту консервы
заполненные
своим мясом,
они называют это «покорять» вселенную
(и у них по смелости это приравнивается к демонстрации гениталий),
хоть всё это по-прежнему
есть преодоление
притяжения планеты малыми массами.

теперь о странном. несмотря на отсутствие зоны мозга
отвечающей за телепатию,
некоторые из их особей,
сумели наших диспетчеров сильно заколебать,
вмешиваясь в важные конференции
не будучи в состоянии сообщить что-либо полезное
и даже назвать себя и представиться,
они причитают, и эти странные причитания,
содержат просьбу об их спасении,
хотя как их спасти, если они разлагаются
быстрее чем прилетают…

Сейчас мы работаем над решением,
как очистить эфир от нежелательной информации,
хотя им осталось не так уж и много времени –
судя по всему они хотят подорваться
на устройствах, которые они специально построили,
чтобы в их популяции регулярно появлялись особи,
которых можно было бы называть «героями»,
однако в этот раз,
согласно нашим расчетам,
популяция сократится втрое
и еще долго не будет высовываться в пространство,
ведь, как сказано выше, состоят они из мяса и крови
и разлагаются прежде, чем успевают хоть что-то
достаточно
выстроено
запомнить
о мироустройстве.

 

* * *

Когда Владимир Владимирович нажал таки на курок
и пуля, сквозь кофту фата, вгрызлась в мясистый бок,
первое, о чём он подумал, было то,
чего он так и не смог.

Не смог поесть каши с вишнями,
чтобы вишни были сладкие, а каша – не лишнею,
не смог слетать со спецмиссией в Вашингтон
пряча маузер Фрунзе за голенищем,
не смог опубликовать разъяснения к своим виршам
чтобы все узнали, что он не лижет,
а взаправду считает социализм отличным.

А то ведь только жирели мещане, сволочи, кровососы!..

Но вот что –
пуля в боку как то лишает злости…
Колосс революции оказался злобным барбосом,
От него пахнет псиной, кровью, пародонтозом.

Владимир Владимирович нашёл в себе силы сесть,
потом прилег, потому что очень устал.
Его талант собрался и вышел весь,
через микроканал
выше и левей живота.

 

Щ.

я должен тебе признаться что я там был
среди свечей, гардин, дорогих картин,
повешенных от пола до потолка,
бутылки клико, эфесы сабель и шпаг
и платья такие
что пульса гопак
в висках
радует тебя дурака
и перед дуэлью ты видишь будущие века

ты видишь вагон, где муторный полигон,
вдруг обернулся воем и гулом бомб.
и вспышки разрывов несли с собой боль и ком
в горле по всем, кто
не смог
добраться домой
живой
и пистолеты с кремниевым замком
там кажутся рождественской мишурой

и перед тем как умчаться кверху сгустком огней
я был там где нравы проще, а быт сложней
я складывал очаги из сырых камней
охотился на оленей и ел коней
ведь в пищу племени
годилась любая дичь,
а не только та
что изысканней
и нежней

и вечером у костра пожилой шаман
мне улыбаясь чашу передавал
и ветру, который спускался с соседних скал,
смеясь морщинками радостно подпевал

и говорил – забудь и имя и возраст,
родные забудь места,
и то кем ты стал
и то, кем стремился стать,
весь капитал забудь свой,
забудь цвета
килта
и стяга
гербовых орлов оскал
есть только образ света,
отблеск костра
которым ты был
и которым ты снова стал.

твой срок пройдет и начнется твой новый срок
своих имен ты сменишь три сотни строк,
толпы пройдут на восток, чтобы лечь в песок
орды с востока приедут зарыться в мох
самих языков ты сменишь – тысячи языков.

и через века Он будет тебя вести,
хотя примеряет себе триста
имен и лиц
попробую сотри его,
сожги за собой мосты,
но он внутри,
он всегда у тебя под кожей,

и лики икон, небылицы твоих столиц,
и мир и покой и блицкриги отдельных лиц
все длится и делится и дальше будет делиться
и твоя жизнь
и царствие Его тоже.

 

* * *

Библиотека межгалактического конгресса —
величиной не меньше диаметра Бетельгейзе,
(или трёх десятков Альдебаранов).
Серверами хранения в ней
являются инфо-гейзеры,
по одному на каждую планетарную,
населенную одушевленными существами,
систему.
В этих гейзерах –
зеттабайты полезных данных,
в микросхемах из жидкого селицена,
и памяти каждой ячейки хватает на шесть романов
Война и Мир
или одиннадцать Будденброкков Томаса Манна.
А скорость отсылки данных
позволяет транслировать миллиарды
этих романов
в ноосферу светил.
Этой ночью я,
воспользовавшись читательским
удостоверением знакомого наркомана,
там был.

И долго искал наш с тобой роман среди прочих
в попытке узнать чем же каждый из нас закончит,
но все время зачитывался подробностями,
и вот что:
Все персонажи за две строки становились взрослыми
и почему-то меняли душу всерьёз на гордость
за разные громкие корни,
к примеру «совет» и «рос»,
их рост
становился топливом уробороса
который издревле жрет всех их
тонны душ сообща забросили
в этот жертвенник.

Мелькали телеграммы, статьи и степи...
Зерно округлое, в офсете ли или в сепии,
квадратно в цифре: аэропорты, страны,
самодовольные властные истуканы
чинили нам прогнившие свои сети,
надеясь, что мы никогда не вырвемся.
Но, вырвавшись,
мы снова шагали вместе
есть же шрифты и шифры
и позывные есть.

Я выяснил, что любовь к финалу не прекращается
хотя разлуки становятся все длиннее,
за горизонт событий
мы оба уходим счастливы:
пространство – евклидово,
систематика душ Линнея,
и солнце прячется,
а поутру возвращается,
вращаясь в чашке
млечной своей
галактики,
входящей
в Девичье
сверхскопление.

 

* * *

мягкая трава
держит меня со всех сторон как гамак
я смотрю через хлопья снега в окно на блестящий крест
и вокруг в умытых и вычищенных домах
люди встречают снег
просят всей москвою милости у небес

моют себя и молятся
забывая кто как был невежлив с кем
как обменивал яд на игру в скрещение хромосом
что бы выдохнув почувствовать налегке
что все есть сон
что любое зло это тоже сон

и во сне в москве
под хрустящим настом растет трава
шапки снега падают с веток с беззвучной дрожью
я в дурацкой шапке жду заиндевевший трамвай
уплетая вафельное мороженное
или жаренный пирожок с картошкой

через день в москве
свет сочится из окон и крыш домов
глазированный снег протекает в трещины мостовых
белой ниткой из тысяч труб тянется дымок
и щекочет нюх ангелу москвы
он затягивается веки полуприкрыв

 

* * *

letter to ms.fox

лисонька, таких пушистых как ты здесь мало,
здесь всех поймали, после общего их провала,
некоторых перестреляли. и вот что стало –
здесь навалом гиен, но лис почти не осталось.

озираясь,
когда выползаешь из одеяла знай –
реальность
начинается
там, где становится обоняема,
где от неё доходит сигнала
запах –
сейчас
ты его поймала
– она возникла –
через минуту –
запаха нет и все снова зыбко.

здесь биороботы, лисонька, собственно они сами,
временно обнаруживают себя шутами,
сидя то в ассанах, то мотаясь как партизаны,
по этому скопищу серых бетонных зданий.

учимся, лисонька, плачем, запоминаем,
к титрам — не знаем
зачем мы здесь пребываем,
не помним ни капли
того, что тут было с нами,
и даже как звали нас
практически забываем

лисонька – ты как закат – сплошь рыжей,
такой пушистой хочешь казаться жизни,
в надежде взобраться выше,
солнышка выше.

тебе по силам.
старайся себя не выжечь.

 

* * *
так себе мы (синкопа)

в размазанный в кашу снег
на питерском перекрестке
в сетях подмосковных просек
в сухую осень
шли
замерзшие
но счастливые очень
мы
и мечты завертывали в кулек намерений
и со всей силы верили
что ни тьме ни зиме
мы этот кулечек не отдадим
но
тьмы
хватило
чтобы поглотить тебя преждевременно
и теперь я это несу один

геометрия кокаинщика
с которой выстроен
этот новый город
сменилась выстраданной
геометрией эпилептика на семи холмах
пах
в домах
горький лук и шипела картошка в масле
и светились белесым вывески супермаркет вино табак
и я шёл к ним как
кактусный шаман
к аяхуеваске

там за дном стакана был вход в параллельный мир
где ты рядом и снова есть слово мы
где созвучны и переплетены
мы
жмурясь
и щекоткой касаясь мочек ушей
раскрываем
мартышкину суть вещей
и сограждан
затянувших нам вокруг шей
упряжь

за озоном туч
за лучами весенних звезд
меня ждет хард-роковый дед мороз
он мне скажет в час
когда я отъеду
что в его мешке для меня сюрприз
там есть ты в домашнем халате из
ничего
(но чтоб тебя получить
я должен прочесть
наизусть
что-нибудь из битлз)
и я ринусь
вылезть
на табуретку



* * *
away for so long 

все же ждали его и вот он пришел
хорошо. победа. празднование. пир. шоу.
войны остановились, взнуздан, пришпорен конь,
верхом на нем белый всадник с отточенным палашом
победоносец что ль?
молнии от неба до неба, войны остановились…
что там еще
без толмача понятно все языки о чем
инк из перу или араб из бейрута
и негром понят и чувашом
он – в белом облаке — крут как вулканы круты
и светится будто тысячи файершоу
чей бы ни был престол – шеф он
и в никарагуа
и в нигерии
в городе
вашингтон

Но вот беда – сработали и другие вводные
и обещание об оживлении в теле своем сработало
между Окой и Доном
поднимаются
мамаевы орды,
армии фюрера, дивизии отцом народов ведомые
встают на Майне и Одере, в Волгограде, под Курском, в каждом маленьком городе, Сусанин с поляками поднимается из болота, наполеоновские солдаты встречают загрядотряды смерша, дивизия Эдельвейс дневальных Девятой роты, подразделенья и взводы героев Эль-аламейна лезут из сгнивших танков и самолетов, фаланги когорты, под Ипром жертвы ипритной рвоты разутые мародерами начинают свои маршруты…

и мумии тоже встают:
Москва, Пхеньян и Сайгон,
и все идут
за Христом
ведь всем, даже мертвому, ясно
что это Он.

Живые усиленно молятся. Восставшие – путешествуют
к месту где их наконец вознесут избавив,
от вечного угрызения совести когда вина ест твою
душу за то, что ты так и не понял правил,
что убивал, что лгал, воровал и грабил,
и шел убиваться в двадцать
за идеал.
и убивал.
за Отто Фон Бисмарка, Людовика, Карла, Маркса,
за Александра, Галла и Бонифация.
за Саладина, Джохара и комманданте Маркеса.

«К черту!» кричат охотники,
хватают оружие нарезное и гладкоствольное
пули сквозь мертвецов проходят сквозь масло словно
и хоть ведут себя зомби вроде спокойно
на людей не кидаются вовсе – ясно
что не унять их –
не хватит боеприпасов,
ведь под землей их –
заведомо больше чем тех, кто вознесся к звездам,
(жить по заветам – это не по понятиям).
но нарезной аргумент был самым всегда серьезным
и живые бросаются яростно противостоять им
оборонять себя,
решать проблему ракетами
пулеметами танками
забывая, что шарик этой планеты —
один лишь шар
из Его петанка.

*

И
финальный скриншот
хэд-шот –
полный света хрустальный штоф
и на всех – ни штанов ни шорт
отправляемся в печь и в плазму
на основе нас соберут орлов
а возможно — разумных китов и псов
сов или ослов,
да в конце концов
классу мух
с фасетчатым инфра-глазом
привнесут
разум.

Или низших приматов,
из обезьяньего ада вытащив —
черепа снабжены языками
для зла и ласки —
Он заставит заново слово свое услышать
души потихоньку вселяя в эти тельца и мышцы
(без автоматов ведь они почти не опасные
и нечасто едят друг друга в буквальном смысле),
Он сподвигнет их снова строить цивилизации,
пирамиды, арки, пилястры
фронтоны, апсиды, прясла,
класть куполами крыши,
и устраивать обезьяньи
гражданские акции,
праздники выбора,
неповиновения,
тунеядства.

Он напутствует их, опуская с ладони на воду
и парус  душ наполняя своим дыханьем
и как основу основ
даст нам самую свою главную
заповедь
слушайте – еще раз,
внимательно
(быть экзамену):

Салям! хелло! шалом! гутен таг!  лехаим!
все разумные души, и зрячие божьи твари
господа, государе, граждане и товарищи,
воевода и воин, патриций, цезарь, плебей
монахи и рыцари,
зеки и вертухаи,
Аттеншн!
Увага!
Ахтунг!
Алярм!
Эй, парень,
эй тварь Моя,
слушай сюда,
землянин,
земляк,
братуха,
я ведь могу грубей…
Внимание
первую, заповедь,
Первый завет
спускаю
слушаем в оба уха.
Аз и Алеф:

Не убей.

 

* * *

(о сложностях духовного роста)

увидел тебя и влип:
разрешил себе только флирт
и пять охраняющих древних
молитв.

думал себе сначала
“что мне до чар её”
я же старый и опытный
брахмачарья.

весь из себя спокоен,
но слишком она живая…
ом намо шивая,
и все такое.

ты на диване устройся —
посмотрим кино о карме
вот так твоя очень остро
рука мне…

майя — чудесный телек
иллюзия шанса счастья
ой какой след бретелек
нежный здесь
отпечатался

 

* * *

бегу — крапивой по ногам — и ничего!
лицом ныряю в мягкий снег и ничего!
курю с друзьями чёрте-что — и ничего.
смотрел тебе сейчас в глаза и — ничего.

 

* * *

как Плутарх
завороженный эротикой фессалийских танцовщиц и прорицательниц судеб
я смотрел на грацию танца простой девчонки из люберец.
а потом, поражённый ей, взбудораженный и поддатый,
плутал среди дервишей с мётлами и суфиев, взявших лопаты,
скрытых имамов и магов, одевших треники тёплые,
стёртые валенки, варежки, ватники и бушлаты,
чтобы казаться водилами-недотёпами,
дворниками и мусорщиками-азиатами,
не растерять, и даже не рассекретить чтобы
свое драгоценное чувство ритма,
бита и такта.

среди черного снега, в мерцающем люминисцентном
свете ламп, неграмотных бледных вывесок,
я смотрел на всеобщий танец.
и в нем сходились,
кольца москвы,
раскручиваясь из центра.

я вернулся просить у неё,
люберецкой феи со стрижкой ёжиком,
гутаперчивой девочки с китчевым макияжем,
объяснить мне цель самоотречения в отжиге,
смысл принесения жизни в жертву базарной площади,
с прожорливыми торговками,
и пошлыми распродажами.

и она не ответила,
но вдруг проведя мизинцем
надвое распорола вселенной ткань и
показала мне танец эльфийских принцев,
танец сверхсущества с десятью руками.
Кришна так объяснял мировые принципы
Шива так защищался от войска Камы...
словно сильного напряжения электричество
внутри всех мышц её,
не исключая мимических,
протекало.

это было ушу мастеров феншуя
это был фен-шуй мастеров ушу
я и сам не заметил как я танцую,
стряхивая лапшу сансары как царский шут.

мир искрился, ткался, переливался,
я забыл про ум, про себя, про тело,
и земля вместе с нами вращалась в танце,
и система солнечная летела.

 

* * *

Об инциденте на корабле СОЮЗ ТМА21М и Международной Космической Станции 1.04.16. 
Запись переговоров.

Заря — Соколу
Заря — Соколу.
Сокол,
Слушаете?
проверьте скафандр,
Двигатели запущены,
пристегните ремни
дренаж, продувка,
поехали
ключ
на старт.
протяжка.
Ну,
Сокол,
успеха нам!

Полет нормальный
пульс в норме,
тангаж проверен,
восемьсот секунд
до сброса первых ступеней
по космическим меркам
это —
вообще мгновения.

*
Проблема со связью, Сокол,
в волне помехи
шумит ДВ да впрочем и с УКВ так.
Вызваны объектом
в районе полюса
обходим его по заданному вам вектору!
маневровым двигателем необходимо ускориться!
РЛЖ в положение семь ноль сорок,
КРЖ отключить,
готовьтесь, Сокол!
сейчас будет
невесомость!

Вы уже почти на орбите, Сокол! И завтра
пристыкуетесь к международной станции
где вас встретят космонавты
Падалка, Хабибулин и Армстронг.
позвольте поздравить вас!
На тринадцатом
витке мы приступим к стыковочной операции
Указаний дальнейших расслабьтесь и дожидайтесь.

(что за объект портит связь нам — мы беспокоимся,
разбираемся тут пока что это такое, но
пока не смогли установить с нужной долей определенности…
молимся,
чтобы это было не облако мусора и обломков,
о, бог мой, оно к тому же молниями дерётся).

*
Сокол на связи. На связи Сокол. Заря, как слышите?
Я не у пульта к станции, я тут вышел
в шлюзовый блок, надо мною открытый космос,
и так тихо здесь — не бывало не разу тише.
Звезды так светят чётко,
блестят так грозно,
будто в сетчатку
смотрят мне бритвы острые,
МКС – обитаемый остров
в системе солнца
и, мне кажется, он знает куда несётся.

Сообщаю в ЦУП в Королёвском НИИ и в Хьюстон!!
Что с момента как состоялся пуск, я,
как отпали ступени, и ракета пошла дугой,
обнаружил, что
помимо вашего ЦУПа
то есть нашего, земного, уютного,
есть
ЦУП
другой.

Оттуда потребовали телепатически зарегистрироваться и признаться
что наш полет является «несогласованной операцией»
(попросили не отпираться)
и я поимел беседу, в ходе которой мне пришлось собрать все
знания о себе.
После чего я был проинформирован
что необходимо было получить квоту на нормо-вылеты.
Попросили объясниться как именно,
я без визы оказался в пределах видимости
пограничной охраны Дельты Гнезда,
на развязке межгалактической гипертрассы…
И потребовали освободить её для пролёта спецтранспорта,
(я его видел мельком и чуть от страха не обосрался),
Пришлось отложить стыковку на четыре часа
и на двадцать
километров выше припарковаться.

Тут то они и попросили
меня ответить
за всех за нас,
за землян, за РКА и за НАСА.

*
Теперь, Заря, насчет несогласованной операции…
с вами.
Они со мной обменялись ментальным рукопожатием
и взяли
торжественное обещание
организовать им
выступление экипажа всей станции
в открытый эфир Земли,
сказали: мы,
может статься,
спасем этот шарик от мировой четвертой.
последней – чёрной,
чёртовой
чумной жатвы.

*
Вы же помните, как в космосе
все уважают друг друга,
встречают,
любят!
Целуются...
Я, когда стыковался, ко мне
выплыл Хабибулин, с портретом нашего Юрия,
И товарищ Падалка,
и господа Финк и Армстронг,
и с ними, сюрпризом —
Сунита Ульямс!
И, когда мы видим, как вы там у себя, просыпаетесь
мы здесь уже празднуем,
что проснулись!

*
Сунита первая кто врубился — с двумя то высшими,
так еще и с детства общается с неким Вишну,
попросила нас вести себя уважительно,
пояснила, что сговорчивость сулит жизнь
не только нам
но, похоже,
всем земным жителям.

Чтобы выйти в ментальный эфир земли
нам потребовались сверх-усилия,
и из нового ЦУПа нам какое-то неанонсированное
обновление в мозг вгрузили.

Моментально в голове стало чище,
тише чем в тихой комнате аудиостудии, когда все выключено
УКВ замолчало — вас мы не слышали,
из эфира перестали лезть в перепонки шуршанье и белый шум
и мы на широкополосный канал в ментальном пространстве вышли.
Передача была доступна каждому малышу.

На примере дружбы Финка с Падалкой и Хабибулина с Армстронгом
нами землянам было ясно показано,
что ненависть – это участь
тех, что не учится,
ментальная грязь,
тяжелая душ зараза,
вирус чумы, синдром душевной падучей,
Ведь те, кого любят и учат
просто любить,
желают не лучше друг друга быть,
а просто быть лучше.

*
В галактиках главного ЦУПа, в мире нам незнакомых цифр их
все так и живут — на добрососедских принципах,
и пока примитивные существа убивают соседей, близких,
их никто не пустит знакомиться
с представителями цивилизаций: принцами
дипломатами, президентами, даже рядовыми посланцами
других планет.
Смысла нет.
И, например, элемент
ведомый нам как золото,
чтут не выше других — сланца, соли
и сои там
в общем – меня спросили, встряхнули,
взяли честное космонавтское,
обязали ответить способны ли
мы перестать устраивать
спектакли с кровью,
резню и
адскую
аннигиляцию.
Включая, причем, не только свой биологический вид.

А то видят: у нас как в горячем цеху сосисочной —
сплошное мясо
Не злиться на них я вроде себе поклялся,
Но когда тебя так искренне отчитывают —
Конечно,
злит!

*
В общем хоть мы и вызвались за все человечество объясняться,
нам не хватало мозгов, чтобы понять пояснения ЦУПа в частностях,
ну например, что сознание наше
на самом деле работает по принципу «безотходного излучателя»,
и это значит, что как только фантазия создает какой-то зачаточный
эскизный чертеж – он материализуется в одном из мира участков
вот почему продолжает вселенная расширяться.

То есть, скажем, мы засыпаем, выдохшись,
и начинает краски смешивать сон.
И нам, скажем, видится
разумный геккон,
овладевший мечом кладенцом,
так этот самый геккон немедленно материализуется где-то
на другом конце провода, на планете с экзоскелетом,
на противоположном колке струны...
(в примере этом я более чем уныл,
но все вообразимое, даже если и вне лингвистики,
живет в природе.
И далее жить стремится).

При этом нужно понять, что мы сами,
есть порождение другого массивного (или массового) сознания,
кого-то еще в постоянно расширяющейся вселенной,
смотрящего киноленты сна
в главной роли с нами,
представляя, как мы на веранде весной зевая, раскрываем утреннюю газету,
чувствуем запах кофе, щуримся солнцу,
или как бредём под дождём под летним,
и, лицо ему подставляя,
Смеемся.

*
В общем нам обещали представить другие цивилизации обязательно,
когда мы со старыми соседями сможем не быть мерзавцами
от сознания динозавров подрастём хотя бы до уровня обитателей
галактики,
(а лучше группы галактик),
пока это не так, сказали, все наше «покорение космоса»
слабенький глупый акт –
пшик
в историю
из баллона дезодоранта с дозатором.

*
Я все понял, Заря. Внезапно
мне все стало куда ясней.
Я пойду проветриться-прогуляться...
Разгерметизация
шлюза.
Наддувка
скафандра.
Люк.
Как же хочется сюда
мою женщину-космонафта…
Это нужно бы видеть с ней!
Сообщите жене:
Люблю.

*
— Сокол!
Это Заря.
Сокол,
Ответьте мне.

 

* * *

в эпикризе инсульт был вполне себе предсказуем
ты была словно тромб попавший в устье сосудов

и затмение было плотным,
ну то есть полным
я тебя не виню, ты пожалуйста не подумай,
но от чувств боюсь перебрать с апломбом

сколько б было их
троп,
дорог,
свечей,
городов
безумий
берегов,
костров,
полнолуний,
храмов
таверн
часовен,
инженером судеб
ты
плотно мне в ум
впрессована, 
изумительный фейерверк, файерволл, мультфильм из твоих иллюзий,
собственно,
единственное,
чего я стою
и ради чего я снова...
здесь
Безусловно.

Скучаю.

Бузин.







_________________________________________

Об авторе: КОНСТАНТИН БУЗИН

Родился в 1978 году в Москве. Учился пропаганде, религиям и телевидению. Работал в музеях, маркетинге и веб-разработках. В интернете с 1994 года.

скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
268
Опубликовано 30 ноя 2019

ВХОД НА САЙТ