facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа          YouTube канал
Мои закладки
№ 172 ноябрь 2020 г.
» » Арсений Гончуков. СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТПРОЦЕСС И ЕГО ВОИНЫ СВЕТА. НЕ ВСЕ ЙОГУРТЫ ОДИНАКОВО ПОЛЕЗНЫ

Арсений Гончуков. СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТПРОЦЕСС И ЕГО ВОИНЫ СВЕТА. НЕ ВСЕ ЙОГУРТЫ ОДИНАКОВО ПОЛЕЗНЫ

Колонка Арсения Гончукова
(все статьи)





Тема обширная, а потому постараюсь кратко. Русская современная литература живее всех живых. Какие разыгрываются драмы, полемики, столкновения, битвы!

«Он очень влиятельный человек, который оказывает влияние на издателей, а потому когда он стал про меня писать не очень хорошие вещи, я его забанил...» — полдня я думал над этой сентенцией одного уважаемого поэта и критика, фразой, достойной хитроумного патриция, знающего толк в придворных интригах (в хорошем смысле), но так до конца и не понял. Хотя... думаю, поступил этот человек правильно.

Происходит многое. Перечислять нет смысла, чего стоит эпичный «комбек» критика Кузьменкова, чьи статьи оставляют глубокие раны на теле современного «рулита», хотя честно, я не знаю, как к нему относиться, потому что с одной стороны читать его увлекательно, с другой, уж больно несправедливо большинство его оценок... Впрочем, не будем, а то начнется. Стратегически, не вдаваясь в детали, литпространство похоже на дюжину кружков каждый со своим центром, но края которых неизменно наплывают друг на друга. Этот с этим, но немножко с этим, тот с той, но немножко и с этими, и этот тут, но немножко и там, а вот тот... Эти патриоты, но ненавидят другого матерого патриота, а те вроде был либералы, но вон с теми в одном поле не сядут... Я бы даже карту такую нарисовал, с наплывающими кружками. 

Меня радует, что центры у этих кружков сильные, в каждом таком центре есть свой мощный лидер, со своими убеждениями, характером, целями, принципами, со своими особо приближенными и — боевыми единицами. Существование таких центров влияния выстраивает литпроцесс, натянутый на эти «колышки», как шкура неубитой литературы. Нет, серьезно, эти пламенные и убежденные в святости своих знамен деятели, без шуток, двигают, локомотивят, выстраивают литпроцесс. И сознательно, и неосознанно тоже. А столкновения лидеров этих «кружков» оказываются искрометными сшибками разных мировоззренческих установок и я клянусь, рассказывают о современном литпроцессе больше, чем ворох критических статей.

Главное, чтобы все они вдруг однажды не помирились.

Я ведь внуку буду рассказывать, как госпожа N отфрендила меня только за то, что я лайкнул сто тридцатый комментарий NN в ветке про NNN, которая на мою беду оказалась очень дружна с N. Да, такое часто бывает. И знаете, это больно. Я ведь любил и уважал N, и даже писал ей в комментариях шуточки. Я пишу это все без тени иронии. Литпроцесс держится на лайках, но когда было иначе?

Отношения Пушкина с Гоголем, Тургенева с Достоевским или Фетом, взаимоотношения Чехова с Толстым или Толстого с Горьким подчас влияли на появление важнейших текстов, и я не имею в виду «Погиб поэт, невольник чести...», есть примеры и тоньше, хотя стихотворение Лермонтова тоже — после этого текста он прогремел на всю Россию и по сути занял место Пушкина.

Для чего я все это пишу? По двум причинам. Мне кажутся самыми ценными в литпроцессе те искренние и пламенные манифесты, которые живут в тех, кто литературу эту движет, за нее болеет. Пусть это два человека, которые ненавидят друг друга, оскорбляют, топчут, но каждый из них — радеет за современную русскую литературу, искренне, пламенно, честно, заразительно. Это ли не ценно? У каждого «монстра» литпроцесса есть вера в то, что он может повлиять на историю, сделать литературу лучше, поднять ее с некоего уровня, на котором она, по мнению воина света, как на дне, ползает в потемках непритязательного нашего времени. Эти идеалы, за которые рубятся группы влияния, они как медовые лунки в сотах, за роем пчел, за злым жужжанием, за семью печатями скрыто это сладкое сокровенное вещество. Вера в лучшее, любовь к читателю и литературе.

Идеалы у героев (они же подчас антагонисты) разные. Будь то чтение как удовольствие. Или книга как правда. Или литпроцесс как единый организм и каждый его участник — бесценный носитель субъективного видения. Но все-таки это идеалы. И их столкновения раскрывают их качество, проверяют их прочность. Впрочем, я повторяюсь, но только представьте, какое могло бы быть великолепное, горячее, пламенное ток-шоу о литературе, если хотя бы половину всех битв в комментариях на Фейсбуке или в статьях на сайтах перенести на ТВ! Малахова можно заткнуть за пояс. А ведь мы не о низменном, о самом высоком!

Залог целостности мира в единстве противостояния его противоположностей. Однако иногда философичное позитивистское видение мира не всегда так хорошо, как может показаться. Вернемся к тому, с чего начали. Про современную русскую литературу, а точнее, как к ней относиться, недавно написал пост писатель Герман Садулаев, и я честно, не до конца понимаю, чем мне запали эти строчки, проникнутые, как мне кажется, излишними апокалиптическими нотками. Не думаю, что все именно так, но пафос Германа мне показался чрезвычайно близким, что называется, «попал» — чем? — а бережностью, экологичностью, доброжелательностью. Отталкивался в полемическом запале Герман от того, что оскоромился и посмотрел некое литературное Ютуб-шоу, название и автора которого считаю упоминать излишним, не в нем дело, а в том, что иногда негативная энергия, прикрывающаяся тем самым «благом литературы», оказывается фатально губительной.

Я приведу несколько цитат из поста Садулаева и предлагаю об этом задуматься. Это не полемика, взяв цитаты в отдельную статью я хочу заострить внимание на том самом ребенке, которого мы можем выплеснуть вместе с водой из пресловутого литературного тазика:

«Проблема современного русского литературного поля, процесса, «района» не в том, что Елена Шубина не тех назначила в писатели, кого надо было назначить. Проблема в том, что никакого района нету. Литературное поле России – постапокалиптический пейзаж. Всё разрушено. Нет книгоиздания, нет книготорговли, нет чтения, читателей нет. На крохотных островках строит какие-то подобия временных жилищ пара сохранившихся литературных институций, а вокруг бегают новые критики и поливают всё ядом, чтобы уж точно всё сдохло и ничего никогда не возродилось. Вот тогда, думают новые критики, мы на пустом месте воздвигнем собственную невообразимую популярность.
А на самом деле люди просто перестают читать книги. Совсем.
Да, во всём мире книга и литература теряют свои былые позиции. Тем не менее, в Европе, с одной стороны, и в Китае, с другой стороны, тиражи, чтение, понимание важности книг уже не в разы, уже на порядки больше чем в России. Хотя и там вроде тоже 21-й век настал. Продажи бумажных книг падают, но там компенсируются продажами электронных книг. У нас нет. Рыночная монетизация литературы падает, но компенсируется обширной государственной и частной поддержкой культуры чтения. У нас нет. У нас просто катастрофический обвал без каких-либо компенсаций, сдержек, балансов. Просто люди перестают читать книги. Совсем.
Последняя книга Пелевина – 70 тысяч экземпляров. Поди ещё и не продана. А лауреаты премий издают 7 тысяч и рады до уср*чки. Это в стране с населением в 100 миллионов. 
<…> Когда в России останется всего один читатель, то пятьсот миллиардов новых критиков будут со всех сторон орать ему в уши, чтобы он не читал сто миллиардов новых книг, написанных пятью миллиардами современных русских писателей, потому что все писатели дерьмо, и все книги дерьмо, и жизнь дерьмо, а лучше всего солить огурцы, например.
Тогда этот последний усталый читатель скажет: идите вы все нах*й. И выключит свой тик-ток. Навсегда.
Так и закончится русская литература». 

Буквально сегодня, когда я писал эту статью, увидел в своей ленте рецензию на книгу молодого писателя, номинированную на известную премию. Автор рецензии высказался емко, мастерски, по существу, да так, что от романа камня на камне не осталось. И да, возможно, книжка была ужасна. Я пост лайкнул (ничему не учит меня жизнь!), сказал автору спасибо за рецензию, но вдруг заметил в комментариях, знаете, вы так отлично пишете, но жаль, что вместо злорадства я не испытываю радости оттого, что слышу новый голос и тут же после прочтения поста не бегу заказывать книгу на Озоне... Что ж, автор тоже посетовал, что не часто такое бывает.

Но нам нужна, необходима как воздух, нам и, простите за пафос, живому организму современной русской литературы, позитивная повестка.

Ругать — проще некуда. Никакого душевного усилия для этого не надо.

Бороться с графоманией, книгами с откровенно плохим языком, продвигаемыми выскочками-бездарями — да, важно. Но только тем и заниматься, что собирать сотни злорадных комментариев озлобленных «творцов» под постами о несовершенстве автора — слишком просто. Энергия разочарования, злости и ликования от чужих ошибок энергия неконструктивная, разрушающая, ведущая к пустоте.

К пустоте, в которой, закончу как автор приведенной выше цитаты, окажемся все мы — и хулители, и любители, и те, кто так и не определился.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
225
Опубликовано 10 ноя 2020

ВХОД НА САЙТ