facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 156 март 2020 г.
» » Михаил Гундарин, Ганна Шевченко. ДОБРОЕ СЛОВО ДА МЕДНЫЙ ГРОШ: ПИСАТЕЛИ О ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРЕМИЯХ

Михаил Гундарин, Ганна Шевченко. ДОБРОЕ СЛОВО ДА МЕДНЫЙ ГРОШ: ПИСАТЕЛИ О ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРЕМИЯХ

Редактор: Иван Гобзев


(начало в 151 номере)



Как устроена система ритуалов, именуемых литературными премиями? Почему инструмент повышения символического капитала оказывается в руках одних и работает против других членов писательского сообщества? Возможно ли изменить ситуацию? И нуждается ли она в изменении? Продолжаем анализ писательского сообщества, начатый материалом «Пассажиры земляных самолетов», опубликованным в № 151 сетевого издания «Лиterraтура». 
Мы провели экспертный опрос среди участников писательского сообщества (далее – ПС), спрашивали о роли и значении литпремий (далее – ЛП), просили оценить конкретные премии. Всего было получено 97 анкет. В опросе приняли участие как активные участники и организаторы премиального процесса, так и те, кто предпочитает оставаться от него в стороне; как москвичи, так и жители регионов, люди разных поколений, разного литературного опыта. Единственное ограничение: опрос касался поэтических премий, поэтому в роли экспертов выступали преимущественно поэты.


Копилка реальная и символическая

Что такое премия? Первое, что приходит в голову – деньги.  Но, общая оценка экспертов сводится к тому, что денежная составляющая премии – вещь хорошая, но далеко не основная.
 Члены ПС - как правило, не самые обеспеченные люди (а часто просто бедные), так что деньги (даже небольшие) - всегда приятно получить; с другой стороны, получившие большие деньги, как правило, сильно заклеваны теми, кто не получил оных.
Ну а в целом, ЛП может стать хорошим денежным подспорьем и возможностью издать новую книгу. Иначе говоря – способствовать осуществлению себя в качестве члена большого писательского сообщества. Так что «медный грош» в копилке лауреата сам по себе не очень важен. Важнее копилка другая – символическая.

Напомним исходные соображения: сообщество литераторов, понимаемое (в социологическом смысле), как большая группа, состоит из неограниченного числа разнообразных малых групп, имеющих свою иерархию, свои ценностные установки. Определение места каждого участника ПС (человека либо малой группы) на символической ценностной шкале – одно из важнейших условий полноценного группового существования.  Литературные премии призваны как раз и обеспечивать внутригрупповую символическую динамику. Их можно назвать «ритуалами перехода» – средством обеспечения перемещения по шкале внутригрупповых статусов.

Что же говорят по этому поводу наши эксперты? Они  в целом согласны с тем, что ЛП -  один из многих факторов, влияющих на жизнь писательского сообщества; средство измерения и изменения символических статусов. Но дальше мы сталкиваемся с обычными трудностями самоописания сообществ. Трудно анализировать то, в чем «варишься» постоянно. Поэтому оценка символической значимости ЛП существенно разнится. Здесь встречаются полярные суждения: система ЛП крайне важна; является определяющей; присуждение премии повышает символический статус лауреата; повышает как самооценку поэта, так и его символический статус в лице профессионального сообщества; любая премия является «информационным поводом» — т.е. «символический статус лауреата» всяко повышает, а с другой стороны, система ЛП абсолютно ни на что не влияет.
Но вот суждение, с которым солидарны, кажется, все эксперты – все зависит от статуса премии. То есть, некоторые ЛП могут действительно влиять на символический капитал их лауреатов, другие для перемещения по символической шкале бесполезны.


Садитесь, шесть

Тут надо понимать, что символические шкалы могут быть очень разными. В конце концов, получивший ЛП своего микрорайона поэт существенно продвинется как минимум в глазах своих неудачливых собратьев-претендентов. Как элегически заметил один из экспертов (лауреат многих наград) у тех, кого обошли премиями, всегда остается возможность думать, что настоящих гениев не замечают. Возможно ли создание «универсального рейтинга» ЛП, как и вообще «универсальной шкалы» символического капитала? Вопрос открытый.
Но если брать оценку конкретных ЛП, то, по мнению наших экспертов, их рейтинг с точки зрения влияния на писательское сообщество, выглядит следующим образом (премии надо было выбрать из предложенного списка – конечно, заведомо неполного; оценка велась по десятибалльной шкале). Напомним еще раз – оценивались только поэтические премии.

Таблица 1.

NN

Наименование литературной премии

Средние баллы (максимум 10, минимум 1)

1

Поэзия

6

2

Московский счет

5,8

3

Григорьевская премия

5,6

4

Волошинская премия

5,5

5

Премия Андрея Белого

5,1

6

Премия им.Фазиля Искандера

4,7

7

Премия им. Драгомощенко

4,4


Подчеркнем: речь идет лишь о субъективной оценке со стороны некоторого количества экспертов, отнюдь не репрезентирующих мнение всего писательского сообщества.
Можно привести оценку некоторых премий из списка (мы брали только позитивные или нейтральные суждения):

Результатом премии «Поэзия» стало не выявление лучшего стихотворения…а порождение мощного склочного движения. Что, собственно, и было замыслено учредителями премии для информационной раскрутки внутри сообщества; 
Премия «Поэзия», наделавшая в этом году шума, в целом отражает тенденции крайне быстро меняющихся жизненных реалий;
Премия Андрея Белого, как ни крути, старейшая и самая авторитетная премия в области неофициальной литературы; 
"Московский счёт" – премия профессионального сообщества (которое, конечно, не в состоянии прочесть такое количество книг, но, по крайней мере, знает о существовании тех или иных авторов.) Все остальные – субъективны.
«Московский счёт» и «Поэзию» поставил выше, потому что они не являются премиями какого-либо круга или какой-либо эстетической позиции и в них  шире состав жюри. 

В суждениях приведены важные и для других экспертов критерии значимости премии: привлечение внимания медиа и общественности (премия есть повод поговорить о поэтах и поэзии, что хорошо); статус премии, как устоявшегося института в противовес «новоделам» (сейчас премий стало больше…падает авторитет, для компенсации процесса девальвации учреждаются новые премии); наконец, профессионализм суждения жюри – и «неангажированность» премии какой-либо литературной группой. Это вообще для экспертов очень важно.


Премия как оружие

Вернемся к мнению о «несуществовании» писательского сообщества. Его высказало немало экспертов. Вот развернутое суждение – с упреком нас, так сказать, в излишнем оптимизме: вы как нечто само собой разумеющееся, постулируете существование некоего писательского сообщества, которого на самом деле нет. Есть множество разных и лишь частично пересекающихся сообществ с различными эстетическими и этическими ценностями.

Хочется заметить, что мы констатируем существование нашего исследовательского объекта – писательского сообщества – по наличию ряда объединяющих эту большую группу признаков, тех самых «точек частичного пересечения». Главное, что все его члены являются писателями, то есть создают произведения и/или участвуют в разветвленной сети внутригрупповых коммуникаций и ритуалов. В том числе – в активном взаимодействии малых групп.

Как раз «из окопа» своей группы другие группы могут быть и не видны. Возможно, система литературных премий как раз и призвана «объединять» большое сообщества? Так, по мнению авторитетного социолога культуры Бориса Дубина, в постсоветской культурной ситуации «реально работающими формами сплочения писателей выступают…ритуалы непосредственного общении и сплочения всего литературного сообщества в виде вручения премий и презентаций вышедших книг, этих как бы кандидатов на будущие премии» («Литературная культура сегодня»).

Увы, с этим суждением, высказанным более 15 лет назад, сегодня трудно согласиться – ведь, как заметил один из экспертов, каждая конкретная премия есть порождение «определённой тусовки, а таковых несколько, но независимой группы экспертов я не знаю». Приведем еще одно суждение «это не только и не столько борьба индивидуумов, сколько поэтических направлений/школ, издательств, «товариществ». Более того – еще и социально-политических взглядов и установок».

Тут другое: литературные премии играют существенную роль именно в укреплении конкретной «малой группы» и ее конкурентной борьбе с другими. Как справедливо замечает тот же Дубин, «награждение премией - выражает коллективные ценности и тем самым символически сплачивает и возвеличивает сообщество» («Литературные премии как социальный институт»). Премия нужна не только писателю, но и тому сообществу, той малой группе, которая его награждает. Кому больше? Представимо «взвешивание статусов» жюри и номинантов, от результатов которого, возможно, зависит итоговое решение. В данном случае можно говорить о перемещении по символической шкале не того, кто получает, но и того, кто присуждает ЛП.  Существует несколько в упор друг друга не замечающих тусовок, каждая из которых из шкуры вон лезет, чтоб доказать, что именно она (и только она) является «писательским сообществом». Соответственно, институт присуждения премий обслуживает ту или иную тусовку.

Поэтому мы и наблюдаем постоянное появление новых ЛП в качестве инструмента легитимации и продвижения «вверх» очередной малой группы внутри ПС. Как пример можно привести активную деятельность молодого литературного организатора Даны Курской и учреждение ей, среди прочих институтов, премии My Prize.
Данная ситуация также может влиять на решение жюри, которое вольно отдавать предпочтение авторам с бОльшим «символическим весом» Если премию получил автор, которого я высоко ценю, то в моих глазах это плюс не автору, а премии; Строго говоря, не премия красит писателя, а писатель — премию.
Ну а в итоге Система литературных премий была бы важна, если бы не являлась, по большей части, откровенным междусобойчиком – так заявил один из участников проведенного нами экспертного опроса. С ним согласны многие.
Поэтому так велика, но, вероятно, и утопична, тяга наших экспертов к «надгрупповому» жюри, исходящему из неких «высших» критериев.


Объективность как игра

В поисках такой объективности эксперты обращают взоры к иным сообществам – ученым-гуманитариям, или просто широкой общественности. Увы, как известно, велик опыт использования в качестве членов жюри людей самых разных профессий («прозаические» премии «НОС», «Большая книга», «Национальный бестселлер») – и он также постоянно критикуется. Но как оценивается объективность жюри уже существующих поэтических ЛП?

Таблица 2.

NN

Наименование литературной премии

Средние баллы за «объективность» жюри (максимум 10, минимум 1)

1

Московский счет

5,6

2

Волошинская премия

5,4

3

Премия им.Фазиля Искандера

5,1

4

Поэзия

5

5

Григорьевская премия

5

6

Премия Андрея Белого

4,5

7

Премия им. Драгомощенко

4,3


Как видим, «профессионализм» жюри премии «Московский счет» выглядит для экспертов несколько более привлекательным, чем суждения «своего круга» премий Белого и Драгомощенко. Очевидно, что в ином круге экспертов оценки могли бы быть другими.
Впрочем, эксперты подвергают сомнению и само понятие объективности жюри: Объективность – вещь достаточно субъективная, я даже не уверен, что при определении лауреата премии это главное; по своей природе каждая премия — отнюдь не объективная табель о рангах, а немножечко лотерея.
Для экспертов статус литературной премии, прежде всего, как группового ритуала – а отнюдь не «объективной табели о рангах» – очевиден.


Так что же с ними не так?

Известный исследователь-гуманитарий Кирилл Кобрин, вскоре после выхода нашего первого материала, дал интервью по поводу премии «НОС» (прозаической, и поэтому в круг рассматриваемых не попавшей).  Само название интервью «Никакого литературного процесса нет и быть не может», как и рассмотрение современной литературы как карго-культа литературы прежних эпох, нас порадовало совпадением подходов. Однако вряд ли можно согласиться с суждением Кобрина, что с оценкой литературы для интеллигентной публики «должны справляться книжные магазины». Для поэзии (а мы говорим о ней), увы, рейтинги продаж не могут служить даже такой относительной точкой отсчета, как для прозы. Показать читателю достойные произведения – одна из традиционных функций ЛП.
Премии остаются актуальными прежде всего для самого сообщества, для укрепления его существования как большой группы. С точки зрения отдельного члена ПС это ритуалы перехода по символической шкале внутри своей малой группы, а затем и на шкале «большой», общей для всего ПС.

С точки зрения малых групп, которые и распоряжаются премиальным процессом, ЛП есть важное орудие конкурентной борьбы за влияние внутри сообщества, а держат в руках это орудие те, кто определяет судьбу конкретной премии, они же и формируют порядок подчиненности, то есть, систему иерархии.

Некоторое время назад при подготовке к фестивалю MyFest в Фейсбуке организатора Даны Курской разгорелась дискуссия, правильно ли, что на ее мероприятиях все, независимо от статуса, выступают по пять минут. Дана и ее приверженцы находили демократический подход справедливым, но находились и сторонники жесткой иерархии. К примеру, издатель и поэт Александр Переверзин писал, что недопустимо ставить в один ряд классика уровня Гандлевского и какого-нибудь неизвестного автора «Стихи.ру».
Об иерархии внутри ПС и внутри литературной семьи, как малой модели сообщества, и поговорим в следующем выпуске.







_________________________________________

Об авторе:  МИХАИЛ ГУНДАРИН

Гундарин Михаил Вячеславович (1968 г.р.) Закончил факультет журналистики МГУ имени Ломоносова в 1991 г. С этого года преподает в вузах. В настоящее время заведующий кафедрой рекламы в РГСУ (Москва). Кандидат философских наук, доцент. Автор нескольких десятков работ по теории и практике коммуникаций. Выпустил несколько книг стихов и прозы. Как поэт, прозаик, эссеист публиковался в журналах «Знамя», «Новый Мир», «Дружба народов», «Урал» и мн. др. Член Союза российских писателей.



_________________________________________

Об авторе:  ГАННА ШЕВЧЕНКО

Ганна Шевченко – поэт, прозаик. Публиковалась в журналах «Арион», «Дружба народов», «Новая Юность», «Октябрь», «Сибирские огни», «Интерпоэзия», и других изданиях, а также в сборниках и антологиях поэзии и короткой прозы. Лауреат премии Gabo Prize Winners (Великобритания) за переводные стихи и Международной премии имени Фазиля Искандера за книгу стихов «Обитатель перекрестка». Автор книг «Подъемные краны», «Домохозяйкин блюз», «Обитатель перекрестка», «Форточка, ветер», «Забойная история, или Шахтерская Глубокая», «Путь из Орхидеи на работу». Член Союза писателей Москвы и Русского ПЕН-центра.

___
Автор фото Александр Барбухскачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 055
Опубликовано 08 фев 2020

ВХОД НА САЙТ