facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 147 ноябрь 2019 г.
» » Ирина Кадочникова. ТРИ МОСКВИЧА В УДМУРТИИ

Ирина Кадочникова. ТРИ МОСКВИЧА В УДМУРТИИ

Редактор: Евгения Джен Баранова


О презентации антологии «Уйти. Остаться. Жить», поэтическом вечере «на троих» и новом видеопроекте Николая Милешкина   



20-22 июня в Удмуртии состоялась целая серия мероприятий, инициаторами которых стали известные поэты и культуртрегеры из Москвы – Борис Кутенков, Николай Милешкин и Елена Семенова. Главной целью их визита в Удмуртию стала презентация второго тома антологии «Уйти. Остаться. Жить» – издания, получившего на настоящий момент большой резонанс в литературно-филологической среде. Для Удмуртии совместный проект Б. Кутенкова, Н. Милешкина и Е. Семеновой имеет особую ценность: в первый том антологии (2016 г.) вошли стихи Алексея Сомова – поэта из Сарапула, трагически ушедшего из жизни в 37 лет. Эссе о Сомове написал Александр Корамыслов – тоже поэт из Удмуртии, живущий в Воткинске. Сомов также оказывался и «героем» литературных чтений «Они ушли. Они остались», которые ежегодно проводятся в Москве. Поэтому к составителям антологии «Уйти. Остаться. Жить» в Удмуртии, хоть и заочно, но уже давно сложилось особое – благодарное – отношение, как, собственно, и вообще к тому высокому делу, которое они делают.



20 июня презентация антологии прошла в Ижевске, в выставочном центре «Галерея», а 22-го июня – в Воткинске, в музее-усадьбе П. И. Чайковского. Во вступительных словах Борис Кутенков обозначил не только принцип, по которому команда проекта отбирает поэтические имена для их включения в антологию (все поэты второго тома ушли из жизни в 1970-80-е годы в возрасте до 40 лет включительно), но и отметил, что в задачу составителей входила как репрезентация имен, наиболее значимых для поэтического контекста указанного историко-литературного периода (в их числе – Леонид Аронзон, Николай Рубцов, Геннадий Шпаликов, Александр Башлачев, Леонид Губанов), так и открытие малоизвестных или вовсе  неизвестных авторов. Кутенков рассказал и о том, что идея собрать под одной обложкой стихи поэтов, ушедших из жизни в молодом возрасте, сопровождая при этом поэтические подборки литературоведческими статьями и мемуарами, возникла в 2015-ом году и что её авторство принадлежит журналисту Ирине Медведевой.
Выбор поэтов, рассказы о которых прозвучали на презентациях, связан, прежде всего, с личными эстетическими предпочтениями составителей антологии: из круга имён, представленных в антологии, для презентации в Ижевске были выбраны Юлия Матонина, Руслан Галимов,  Геннадий Лукомников и  Алексей Сомов, а для презентации в Воткинске – Любовь Татишвили, Игорь Поглазов, Владимир Гоголев и Александр Башлачёв.   
О Юлии Матониной, поэте, биографически связанном с Архангельском и Соловками, рассказал Борис Кутенков. Юлия погибла в возрасте 25-ти лет, но оставила после себя очень живые стихи. Борис раскрыл Матонину как поэта, уже при жизни как будто бы пребывавшего в другом измерении, откуда открывается «бесконечность Вселенной», сообщающая «о бесконечности жизни».
Героем рассказа Елены Семёновой стал Руслан Галимов, поэт из Татарстана, личность неординарная, да и поэт весьма необычный для своей эпохи, поскольку писал верлибры, наполненные  романтическими, бунтарскими нотами:

И ты живёшь в этом странном городе,
живёшь, как все,
хотя ты лучше, чем другие,
но ты всё же живёшь среди этих
СТРАННЫХ людей.

Когда Галимова спрашивали, почему он пишет стихи без рифмы и без размера, он отвечал: «Рифма необязательна, да и размер – зачем? – это ведь не ботинки». Елена Семёнова говорила о Галимове не только как о глубоком поэте, но и как об очень честном и смелом человеке, готовом жертвовать собой ради восстановления справедливости.



Очень живым был рассказ Николая Милешкина о Геннадии Лукомникове – поэте-примитивисте, талантливом художнике, чудаковатом человеке, совершенно не привязанном ни к чему материальному. Вроде бы забавные (а если по-честному – совсем не весёлые) истории из жизни Лукомникова перемежались чтением его стихов – экспериментаторских, остроумных, пронзительных. Вот, например, «Надувательство»:

Папа 
долго 
фыркал,
шарик 
он
надул.
Шарик 
л-о-п-н-у-л!!! 
Дырка. 
Кто ж 
кого 
надул???

Один из самых важных вопросов, заданных составителям антологии ижевской аудиторией, был сформулирован следующим образом: «В чём для Вас лично заключается смысл работы над антологией?». Николай Милешкин ответил: «лично мы осознаём свой долг – помочь этим поэтам дойти до читателя». А Елена Семёнова сказала, что «на каком-то этапе создания антологии почувствовала, что стихи и судьбы некоторых поэтов не просто затронули и наполнили» её, но и влияют на  собственное творчество.
В Воткинске антологию представили по преимуществу членам  литературного объединения «Слово». Наверное, самую большую заинтересованность у аудитории вызвала история Игоря Поглазова (Минск), блестяще рассказанная Борисом Кутенковым. Игорь погиб в 13 лет, но успел стать по-настоящему зрелым поэтом, оставить «впечатляющее творческое наследие», прожить большую жизнь, обрести такое глубокое миропонимание, к какому может прийти далеко не всякий человек:

Ходят в гости друг к другу люди.
Ходят в гости друг к другу звери.
И на этом седом погосте 
Много видано и потеряно. 

Ходят в гости друг к другу люди, 
Как ходили ещё до нас. 
Это отзвук былого кочевья
Просыпается в нас подчас.

Нити времени перепутаны. 
Ходят в гости друг к другу часы. 

Как показал Кутенков, в Игоре многое было феноменальным – не только не по годам серьёзные стихи, но и физическая взрослость (Игорь выглядел не как ребёнок, а как молодой человек лет так 18-ти). Даже после гибели Игоря вокруг его стихов прорастала какая-то мистика: письмо Андрея Вознесенского, отправленное родителям Поглазова в 1982 году, дошло до адресатов только в 2015-м, когда самого Вознесенского не было в живых уже 5 лет. 
Говоря о Любови Татишвили (Томск), Елена Семёнова провела параллель между томской поэтессой и культовой фигурой Серебряного века Черубиной де Габриак (Елизаветой Дмитриевой). По мысли Семёновой, Любови Татишвили, как и Елизавете Дмитриевой, «был дарован третий (не-ахматовский и не-цветаевский), дорогой, но  при этом самый неуютный для судьбы поэтический темперамент – мощно подогреваемая, но потайная, интровертная страсть, которая может швырнуть из  огнедышащего фонтана в  ледяную бездну». Мастерство Татишвили – в её умении точно, лаконично и ясно выстроить образ:

На листьях – пятна из росы
И ослепительного света.
Холодный луч, упав, застыл
В красе осеннего букета.

Во всём  вблизи и вдалеке – 
Сентябрь, короткий, как рыданье.
И в этот миг – в моей руке
Ключ от восторгов мирозданья. 

Николай Милешкин в своем рассказе об Александре Башлачёве развил мысль о том, что трагическая гибель поэта была связана с неспособностью перенести первый творческий кризис. Башлачев, к сожалению, не успел понять, что после творческого взлёта у многих художников наступает период тишины и его надо пережить, и затем настанет новый этап. 
Возможность принять участие в презентации антологии «Уйти. Остаться. Жить» представилась и автору этих строк. В нашем рассказе об Алексее Сомове была раскрыта логика его нравственно-эстетического перелома, связанного с глубоким внутренним кризисом, а в рассказе о Владимире Гоголеве – тезис о том, что молчание, по мысли поэта, – это и есть Бог: «Сложенье русских губ от века таково: / Безгласность их – как хлеб помола Твоего».       
За дни своего пребывания в Удмуртии составители антологии побывали на могилах  Дениса Бесогонова (Ижевск) и Алексея Сомова (Сарапул). Кстати, Николаю Милешкину принадлежит интересная идея – читать стихи поэтов антологии на их могилах, делать видео и выкладывать видеоролики на канале Youtube. Видео с чтением стихов Бесогонова (при участии вдовы поэта – Натальи Бесогоновой) уже доступно в Интернете, а вот с записью стихов Сомова на его могиле в Сарапуле что-то произошло: она мистическим образом не сохранилась…   
Московские гости не только провели серию мероприятий «вокруг антологии», но и познакомили ижевскую публику со своим творчеством. 21-го июня в культовом месте города – Центре современной драматургии и режиссуры, так называемой «Конюшне», состоялся поэтический вечер «на троих». Борис Кутенков, Николай Милешкин и Елена Семёнова – три совершенно разных поэта, у каждого своя стилистика, мелодика, поэтика.
Семёнова презентовала свою новую книгу «Камушек, фантик, цветок». Хотя автор называет стихи, вошедшие в неё, «детскими», нам думается, что в них раскрывается не только мир ребёнка, но и сознание взрослого, способного смотреть на мир детскими глазами, сравнивать, например, зрачок под линзами очков с «подземной манной – детским секретиком», понимать творческий процесс как игру и чудо («Стоп, смотри — тут стих родился / Одноглазый и шальной! / Завертелся, закрутился, / Точно смерч, передо мной! // Я его тяну, как тесто / Я его, как глину, мну, / Только тесту в строчках тесно, / Лезет ввысь и в ширину!»). 
Стихи Бориса Кутенкова словно написаны на одном – очень длинном – дыхании, завораживают своей музыкой, в которой звучит «симфонический голос беды», и  глубоко ранят отражённым в них переживанием (очень часто – чужой) смерти: «вот стою перед зеркалом шумный цветущий и дикий / накануне полёта заросший сердитый и дикий / верю всем / кроме ужас тебя / кроме призрак бессмертья тебя».



Николай Милешкин продолжает традиции минимализма. Его стихи – как будто бы имитация нашей разговорной речи: автору удаётся быть очень пронзительным, очень человечным, очень понятным. Милешкин достиг той немыслимой простоты в поэзии, которой достичь на самом деле весьма сложно: «не пью, / не курю, //  да и не люблю никого», «брошу деньги / на телефон // прочту смс / о поступлении средств // и почувствую себя / не таким одиноким».                
Кстати, несмотря на то, что Б. Кутенков, Н. Милешкин и Е. Семёнова достаточно долго работают вместе как составители антологии, выступать в формате общего поэтического вечера им ещё ни разу не приходилось, поэтому данное мероприятие представляло интерес не только для ижевской публики – скажем честно, не избалованной в плане эстетических впечатлений, – но и для самих выступающих.
Пожелаем Б. Кутенкову, Н. Милешкину и Е. Семеновой как дальнейших творческих свершений, так и успехов в их непростом деле. Многие из поэтов антологии ушли из жизни сознательно, но сложно себе представить автора, который бы не хотел, чтобы его творения жили после него, обрели бессмертие. Составители антологии помогают поэтам обрести читателя, стать услышанными. Такая работа, конечно, заслуживает большого уважения и восхищения.   
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
350
Опубликовано 31 окт 2019

ВХОД НА САЙТ