facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 134 март 2019 г.
» » Андроник Романов: «Я бы сравнил реальное течение жизни с поездкой в поезде»

Андроник Романов: «Я бы сравнил реальное течение жизни с поездкой в поезде»



Андроник Романов о новых начинаниях, больших деньгах, вредных привычках и погружении в Нью-Йорк. С главным редактором журнала «Лиterraтура» беседует Евгения Баранова.


– Андроник, вопрос первый и самый звонкий: «Чем 
«Новый Журнальный Зал» отличается от старого-доброго ЖЗ?» Я знаю, что многих интересует этот вопрос, но не у всех есть возможность его задать.

– Прежний «Журнальный Зал» и «Новый Журнальный Зал» –  это два принципиально разных проекта, несмотря на внешнюю схожесть задач, которые они решают. Первое существенное различие –  формат подачи контента. В ЖЗ –  это перевод содержимого номеров в html-формат. Фактически перепубликация. Каждая статья, подборка или рассказ, появившиеся благодаря перепечатке материалов оригинального номера, становятся материалами портала «Журнальный Зал». Это не хорошо и не плохо. Это формат ЖЗ.  «Новый Журнальный Зал» сохраняет принцип единства места. Мы ставим на свои виртуальные полки макеты, которые идут в печать, добавляем обложки, «включаем» интерактивность, в результате вы видите цифровую проекцию журнала в его полиграфическом исполнении, то есть в том виде, в котором его задумывала и собирала редколлегия. Можно перелистывать страницы, делиться публикациями в социальных сетях и так далее. Второе отличие в том, что НЖЗ не просто совокупность литературных журналов, каким был и остается прежний ЖЗ. Сейчас готовится большое новогоднее обновление, результатом которого, в частности, станет появление новых разделов. Например, мы откроем доступ к научным изданиям. Дальше –  больше. Партнёрство с «Лиterraтурной Школой» добавит новые возможности и проведении онлайн-мероприятий, в поиске прежде не существовавших форматов. Мы надеемся сделать НЖЗ виртуальным культурным центром. Ни в коем случае нельзя противопоставлять прежний и новый журнальные залы. Наш проект возник как реакция на приостановку деятельности ЖЗ. С целью сохранения возможности доступа широкой аудитории к бумажным журналам. Всем бы нам хотелось, чтобы «Журнальный Зал» жил и функционировал как раньше. Подобного рода проект – это большой труд и большие расходы. И, поверь, это не то, чего бы мне очень хотелось. Нужно сказать большое спасибо Сергею Костырко, который ведет ЖЗ целых двадцать лет.

– Ты упомянул о «Лиterraтурной Школе». Не хочешь рассказать об этом подробнее? Представь на минутку, что я твой потенциальный студент.

– «Лиterraтурная Школа» – относительно молодой проект. Сначала мы его запустили в формате традиционных мастер-классов. Минувшим летом (это был июль) провели семинар в Есенинском центре. В августе, насмотревшись рекламы онлайн-курсов, я решил поменять формат. Два месяца потратил на погружение в тему:  вебинары, книги, статьи, консультации, подбор сервисов и программного обеспечения. Это же так удобно – записался на курс, получил по электронной почте ссылку, перешел по ней и оказался в виртуальной аудитории: слышишь преподавателя, видишь сокурсников в чате, задаешь вопросы...  В октябре была готова платформа. Первый открытый вебинар собрал 150 подписчиков, из которых в вебинарной комнате оказалось больше половины. В ноябре запустили курс по драматургии с Родионом Белецким. Я этот проект продюсировал. Замечательные четыре недели. Чистый концентрат теории и практика: каждый семинарист работал над своей историей. Я хочу продолжить наше сотрудничество с Родионом, мы уже договорились об учебном курсе по созданию сценариев для телевидения. Начнем после январских праздников. Тогда же начнется и учебный курс по большой прозе Даниэля Орлова «Как написать бестселлер».

– А что с книжными проектами?

Во-первых, в уходящем году в двух крупных издательствах вышли сборники рассказов авторов «Лиterraтуры»: «Отцы и дети. Версия 2.0» в «Рипол Классик», «Жить!» в «Эксмо». Я был составителем обоих. В «Риполе» мы работали с Юлией Селивановой, в «Эксмо» с Валерией Ахметьевой. То, что обе книги оказались на книжных полках — их заслуга.

Во-вторых, наше собственное издательство... Оно по-прежнему специализируется на цифровой литературе, хотя в этом году бумажных книг получилось столько же, сколько и электронных. В марте я издал книгу Наталии Поляковой «Легче воздуха». Получилось хорошо и быстро. Ну и понеслось... В январе выйдет сборник рассказов Юрия Никитина. В общей сложности, мы издали в этом году 6 книг. Для начала — неплохой результат.

–  Примерно год мы с тобою плывем в одной лодке. Иногда хочется послать всех к черту и зарыться в грунт. Как ты справляешься со стрессом? Что бы ты посоветовал себе четыре года назад?

– Все зависит от причины стресса. Если это общение с хэйтерами и некоторыми коллегами, я просто стараюсь не рефлексировать. Давным-давно понял: нельзя быть хорошим для всех. Нужно смириться с тем, что были, есть и будут люди, которым ты не нравишься, и которым ничего нельзя доказать. Это нормально.  Важно понимать истинную причину конфликта. Причина всегда глубже и банальнее, чем танцы вокруг нее. А знание причины избавляет от эмоций. Если всё-таки стресс случился, я ставлю какую-нибудь комедию и переключаюсь… Верстка «Лиterraтуры» тоже классное средство от депрессии. Всегда работает на 100%.

– Есть два гнусных вопроса: «Как вы дошли до жизни такой?» и «Расскажите нам о своих творческих планах». Я всё думаю, а почему их, несмотря на очевидную стыдность, до сих пор задают? Ответ, полагаю, в том, что читателю нравится примерять и подглядывать. Давай удовлетворим отчасти его любопытство. Какими пороками ты обладаешь? От каких избавился?

– Курил. Перешёл на iQOS. Считай частично избавился от порока, если таковым считать курение. Если серьезно, стало сложнее договариваться с совестью. Знаешь, есть ты и твоя совесть. Обычно ты доминируешь в этих отношениях. С недавних пор мы поменялись местами. Ленив. Кажется, мог бы делать больше.

– Я слышала, что ты увлекаешься астрологией, нумерологией и вообще не чужд мистике. Пригодилось ли тебе это увлечение в обычной жизни?

Не увлекаюсь. Для меня это данность. Я когда-то учился на физфаке, там была экспериментальная физика. Методология оттуда. Конечно, проще жить, игнорируя очевидное. Куда приятнее иллюзия маленького уютного мирка, где у каждого есть право выбора и возможен счастливый случай. На самом деле, от человека мало что зависит. И в метафизическом, и  в общественно-политическом  смысле :) Я бы сравнил реальное течение жизни с поездкой в поезде. В его пределах можно делать что угодно, но ты не в состоянии повлиять на расписание его движения, даты отправления и прибытия, остановки на станциях и т.д. Это отдельная большая тема…

– Видимо, этой теме придется как-нибудь посвятить отдельное интервью… Если бы ты мог показать роман, над которым сейчас работаешь, кому-нибудь из мертвых классиков, кого бы ты выбрал? Почему?

Кому-нибудь из тех, кто ушел недавно. Разные поколения –  разные архетипы. Наверное, это был бы Маркес. Моя любовь к прозе началась с чтения его классического романа. Мальчишкой я нашел в нем единомышленника. Кстати, внешне он - копия моего отца. 

– Известно, что в России литература больших денег не приносит. Не было ли соблазна все бросить и уйти в олигархи?

– Я однажды попробовал. Сразу после Литинститута. Были многомиллионные проекты, прибыли и возможности. Я на собственной шкуре убедился в очевидном «не в деньгах счастье». Большие деньги –  это еще и большой труд, сосредоточенность на деле. Творчеству места не остаётся.  Приходится выбирать. Денег должно быть достаточно для жизни, для обеспечения семьи и помощи близким. Отказаться от радости написать хороший рассказ ради призрачных яхт и дома в Барвихе я уже не в состоянии.

– Не секрет, что начинал ты с поэзии, а вернулся в литературу после упомянутой паузы уже прозаиком. Не скучаешь по стихотворчеству?

– Нет. Проза – это мое. Жалею, что не понял этого раньше. Для меня огромное удовольствие писать прозу. Летом закончил рассказ, от процесса написания которого до сих пор впечатление как от путешествия в параллельную реальность. Начал я с того, что придумал историю о молодом стендапере  Максе Гринберге из Нью-Йорка, нашел объявление о продаже квартиры в Верхнем Ист-Сайде. У героя появился адрес. Дальше через панорамные фото Google-карт я исходил все окрестные кварталы, заходил на сайты местных ресторанчиков, читал меню, смотрел списки официантов, разглядывал ассортимент продуктовых магазинов, записывал номера автобусов, слушал выступления нью-йоркских стендаперов на разных площадках, нахватался сленговых словечек и т.д. Весь месяц, пока писался «Quattro Formaggi» (так называется рассказ), я жил на пересечении 92-й улицы и 2-й Авеню. Выходя из квартиры, спускаясь по лестнице вместе с Максом, я слышал за дверью миссис Браун хриплый голос Луи Армстронга, которого она частенько ставила, когда к ней заходила подруга, чувствовал сырость вечернего воздуха, когда Макс стоял перед Сигрем-Билдинг, прощаясь с детской мечтой стать архитектором… Это ни с чем не сравнимо. Я там был буквально. Все описанное пережил вместе со своим героем.

Для меня и стихи, и проза – только форма, инструментарий. Сейчас в стихах тесно, потому проза.

– Вернемся к Лt. В чем принципиальное отличие электронного журнала от интернет-портала? А от бумажного издания?

– Электронный журнал – прямой наследник классического бумажного журнала. Выходит номерами, каждым номером создаёт информационный повод, каждая публикация если вы даёте ссылку на нее в соцсети -– выполняет роль рекламного баннера. Читатели ждут выхода очередного номера. Редколлегия его формирует, выбирает тексты. Номер ограничен по объему, поэтому место в нем  имеет определенную ценность, и занять его, то есть быть выбранным редколлегией, дорогого стоит. Публикация в журнале – шаг вверх по лестнице литературной карьеры. Авторы в резюме пишут: «Публиковался в “Дружбе Народов”, “Новом Мире”, “Октябре”, “Лиterraтуре”». Не видел, чтобы писали: «публиковался в/на порталах “Тексты”, “Рассказ”, “Стих”».
Портал – как и бумажные газеты, которые, перейдя в Интернет, создали этот формат – это информационный конвейер. Портал должен быть всегда актуальным в смысле новизны информации, в этом его основная фишка. Но беда в том, что литературный процесс и это очевидно не в состоянии генерировать достаточное для поддержания актуальности количество профессионально написанных текстов. Чтобы удержать внимание читателя, владельцы портала вынуждены или «снизить планку», или дать возможность размещать тексты всем и каждому, или оставлять на своих страницах старые, потерявшие актуальность публикации.  Все три сценария можно проиллюстрировать. И каждый из примеров будет о чем угодно, только не о профессиональной литературной журналистике. Отличие электронного журнала формата «Лиterraтуры» от классического бумажного только в способе распространения. Там бумага, здесь сайт.

– Примерно в середине декабря прошлого года проходил фестиваль нашего журнала. Людям, говорят, понравилось. В этом году стоит тишина. Состоится ли все-таки праздник? Готовить ли запонки кавалерам?

Фестиваль перенесли на конец марта. Согласись, весной все как-то веселее :)

– Соглашусь: чем теплее, тем лучше =) Приятно было с тобой поболтать!




БЛИЦ-ОПРОС

Фильм: «Жертвоприношение».
Книга: «Консервный ряд» Стейнбека.
Песня: «Джингл Беллс».
Место: кабинет с книгами, интернетом и ноутбуком в собственном доме в далекой-далекой галактике.
Тайна: на то и тайна, чтобы оставаться тайной.
Разбитая мечта: стать космонавтом и улететь отсюда куда подальше.
Новая надежда: научиться здесь жить.



Фото Германа Власоваскачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
418
Опубликовано 25 дек 2018

ВХОД НА САЙТ