facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 169 октябрь 2020 г.
» » Вадим Брик. ГИТАРА И МАСТЕР

Вадим Брик. ГИТАРА И МАСТЕР

Редактор: Наталья Якушина


(пьеса)



Действующие лица:

АЛЕКСАНДР, 37 лет
АНДРЕЙ (Дрюня), брат Александра, 40 лет
ГАЛА, 35 лет
ВИКТОР, муж Галины, 35 лет
МАРИЯ, 22 года
ЗОТОВ, скрипичный мастер, за 40
АБИГОР, охранник в кафе
МИХАИЛ, бармен
СОФЬЯ, молодая официантка
РОГОВ, гитарный мастер
ДМИТРИЙ, учитель игры на гитаре
КОЛЛЕКЦИОНЕР, ПОКЛОННИКИ МАРИИ, СТОРОЖ, ПОСЕТИТЕЛИ КАФЕ 


АКТ I 

Август.
Подвальное кафе. Центральный зал. Диваны, столы, стулья, маленькая сцена. Окно с решеткой в зал. Решетка всегда открыта. В глубине зала барная стойка. Слева от стойки арка – вход (выход). Справа две двери: на кухню, в кабинет.

СЦЕНА 1                              

Появляется Софья. Тяжелая черная юбка до пят, на голове косынка: из церковного хора в кафе. Софья открывает окно, поправляет стулья, берет швабру, трет пол. Входит с сумкой Александр.

СОФЬЯ. Ой! Напугалась. Здрасьте.
АЛЕКСАНДР. Здравствуй, Софья.

Воронье карканье. Три крылатые тени.

СОФЬЯ (закрывает окно). Разлеталось воронье. Чё так рано?
АЛЕКСАНДР (ставит сумку на стол, садится, достает бумаги). Сам не знаю.
СОФЬЯ. Александр Валерич, тут правда будет кафе?
АЛЕКСАНДР. Будет клуб гитарный. Можешь звать меня Алекс.
СОФЬЯ. Возьмёте официанткой?
АЛЕКСАНДР. Софья, что здесь было до меня?
СОФЬЯ. Приехал поляк продавать эти... как их... станки. И втрескался в Елену. (Выжимает швабру.)
АЛЕКСАНДР. Дальше что?
СОФЬЯ. Облизала эта блудница мужика так, что он ей квартиру снял, чуть не на год. Купил машину, этот подвал. Открыл ресторан польской кухни.
АЛЕКСАНДР. Она есть, польская кухня? Не слышал никогда.
СОФЬЯ. Не знаю, чё он себе думал. Короче, Елена – хозяйка ресторана. Открылись: банкет по случаю. (Трет пол.)
АЛЕКСАНДР. Друзья, гости?..
СОФЬЯ. Ага. И пришел на банкет ювелир. Кому-то друг или родственник. Поляк, жених Елены, был карапуз. Смешной, как стручок фасоли. А ювелир страшней черта! Ночью в подсобке встретишь – хана!
АЛЕКСАНДР. Короче.
СОФЬЯ. Но денег у ювелира было в десять раз больше, чем у поляка. (Выжимает швабру.)
АЛЕКСАНДР. Дальше?
СОФЬЯ. Близко они познакомились сначала в чулане. Потом все столы-стулья там согласовали... Еще неделя прошла, никто эту Елену и ювелира больше не видел.
АЛЕКСАНДР. А поляк?
СОФЬЯ. Три дня орал: что за страна, бабы – одни шлюхи. (Перестает мыть.) А я хотела спросить: ты когда последний раз в зеркало на себя смотрел, Аполлон Бельведерский?! Куда ж с таким пузом да рылом королеву при себе держать, если шлюха и та от тя сбежала?
АЛЕКСАНДР. Трагедия.
СОФЬЯ. А вы?
АЛЕКСАНДР. Что я?
СОФЬЯ. Надолго тут? С клубом?
АЛЕКСАНДР. Я у поляка арендовал подвал на шесть месяцев. Там будет видно...
СОФЬЯ. Значит, как он. Поиграться, бросить?
АЛЕКСАНДР. Софья, как тебя по отчеству?
СОФЬЯ. Не надо! Отчества.
АЛЕКСАНДР. Ляпнешь еще что-нибудь! Месяц без премии.
СОФЬЯ. Александр Валерич...
АЛЕКСАНДР. Алекс!
СОФЬЯ. Всю жизнь мечтала, чтоб работа рядом. Живу через дорогу.
АЛЕКСАНДР. Ладно, Софья. Бармен, охранник... Нормальные парни?
СОФЬЯ. Ничё о них не знаю. Пришли в понедельник, в четверг поляк ресторан закрыл.
АЛЕКСАНДР. Решил их оставить. Оба согласны.
СОФЬЯ. Да наплевать. Я согласна. Александр Валерьич, а будет премия?
АЛЕКСАНДР. Будет.
СОФЬЯ. Скоко?
АЛЕКСАНДР. Софья!
СОФЬЯ. Александр Валерич, хотела отпроситься на сегодня. Надо в церковь мне.
АЛЕКСАНДР. Кафе открываешь-закрываешь ты?
СОФЬЯ. Ключи у меня. Вечером отдам.
АЛЕКСАНДР. Дай один ключ. Сама открывай-закрывай. Пока...
СОФЬЯ (отстегивает от связки один ключ, кивает в сторону арки). Можно?..
АЛЕКСАНДР. Иди. (Берет ключ, прячет в карман.)
СОФЬЯ. Звоните. Пять минут, я здесь. (Забирает уборочный инвентарь, убегает.)
АЛЕКСАНДР погружается в бумаги.


СЦЕНА 2

Неслышно входит Гала. Снимает сумку с плеча, ставит на пол.

ГАЛА (становится за спиной Александра, закрывает ладонями его глаза). Угадай?
АЛЕКСАНДР (в испуге вскакивает). Гала!
ГАЛА. Снова от меня прячешься?
АЛЕКСАНДР. Надо поговорить.
ГАЛА. Давай я!
АЛЕКСАНДР. Говори.
ГАЛА. Я решила! После прошлой ночи. Все надо прекратить...
АЛЕКСАНДР. Слава богу. (Садится.) Витя – мой друг. Твой муж!
ГАЛА. Бежала сюда. Вспоминала нашу с ним свадьбу. Второй день. Помнишь?
АЛЕКСАНДР. Не помню.
ГАЛА. Он свалился пьяный. А мы пошли к озеру. Десять человек. Утром был ливень!
АЛЕКСАНДР. Ливень?..
ГАЛА. Страшный! И перед озером необъятная лужа! Разлилась.
АЛЕКСАНДР. Не помню.
ГАЛА. Прошло восемь лет. Я помню! Ты взял меня на руки!..
АЛЕКСАНДР. Идиот.
ГАЛА. Потому что на мне было свадебное платье... И понес. Через эту лужу!
АЛЕКСАНДР (в сторону). Дебил!
ГАЛА. В луже воды по колено. Ты орал: новые итальянские туфли!
АЛЕКСАНДР. Не помню...
ГАЛА. Ты нес меня! Сильный. Горячий. И тогда меня кольнула первый раз. Эта мысль...
АЛЕКСАНДР. Какая мысль?
ГАЛА. Не за того из двух друзей я вышла замуж...
АЛЕКСАНДР. Гала...
ГАЛА. Четыре года встречаемся по чужим квартирам! Как малолетки. Прячемся.
АЛЕКСАНДР. От кого?
ГАЛА. От него. От всего. Я люблю тебя. Сегодня скажу ему в лоб!
АЛЕКСАНДР. Что скажешь?
ГАЛА. Я хочу от тебя детей. Ложиться с тобой, просыпаться, пить кофе, сидеть ночами... Ругаться, мириться с тобой! Я...
АЛЕКСАНДР. Гала!
ГАЛА. Я заслужила покой и любовь. (Обнимает Александра.) Я хочу...
АЛЕКСАНДР (встает). Гала, я не хочу!
ГАЛА. Нам надо...
АЛЕКСАНДР. Не надо!
ГАЛА. Что не надо?
АЛЕКСАНДР. Я не хочу детей. Не хочу любви! Покоя. Витя – мой друг. Твой муж. Наш... Этот...
ГАЛА. Что «наш»?
АЛЕКСАНДР. Блуд! Надо прекратить.

Долгая пауза.

ГАЛА. Как ты сказал?
АЛЕКСАНДР. Да. Я так сказал. (Пауза.)
ГАЛА. Ты это уже говорил. Три месяца назад...
АЛЕКСАНДР. Говорил.
ГАЛА. Зачем ты вчера позвонил?
АЛЕКСАНДР. Напился. Позвонил.

Долгая пауза.

ГАЛА. Какие ж вы все ублюдки!
АЛЕКСАНДР. Кто – все?
ГАЛА. Мужики. Ночью признаетесь в любви. Утром: «Все было спьяну!»
АЛЕКСАНДР. Гала, я...
ГАЛА. Когда три месяца назад мы расстались, я решила тебя отравить. Но потом я представила: ты худшая блевотина моей жизни!
АЛЕКСАНДР. Есть лучшая?
ГАЛА. Меня всегда выносило по-разному. Ты – худший вынос! И я забыла тебя. Как забывают блевотину, переломы... синяки! Зачем ты вчера позвонил?!
АЛЕКСАНДР. Напился. Позвонил. Зачем ты сняла трубку?! И понеслась ко мне быстрей ракеты?!
ГАЛА. Я до сих пор люблю тебя, подонок! Уже не хочу с ним... Могу только с тобой!
АЛЕКСАНДР. Гала, я не могу!

Долгая пауза.

ГАЛА. Зачем позвонил?!
АЛЕКСАНДР. Секс до срыва башки. Такое только с тобой. Но это не любовь.
ГАЛА. Четыре года?! Только секс?!
АЛЕКСАНДР. Разве этого мало?

Долгая пауза.

ГАЛА. Будь ты проклят! (Две пощечины.)
АЛЕКСАНДР (шаг в сторону). Дура!
ГАЛА. Я цыганка-полукровка!
АЛЕКСАНДР. Наплевать!
ГАЛА (долго смотрит Алексу в глаза, уходит, забывая сумку).
АЛЕКСАНДР (один, разминает челюсть). Классный хук слева. И справа. (Встает, какое-то время расхаживает по залу, берет бумаги, бросает все на стол.) Мать твою, не до бумаг.


СЦЕНА 3                        

Входит Виктор, останавливается в арке.

АЛЕКСАНДР (в сторону). Уже сдала.
ВИКТОР. Сейчас. (Убегает.)
АЛЕКСАНДР. За ружьем пошел.
ВИКТОР (возвращается, в руках папка). Не спал, думал всю ночь. Обновленный бизнес-план (бросает папку на стол.)
АЛЕКСАНДР. Витя, на словах?
ВИКТОР. Алекс, теперь у тебя есть деньги. У меня опыт.
АЛЕКСАНДР. Короче?
ВИКТОР. Про шины я знаю все. Протектор, слой, резина!.. Китай, Индия, Франция, Сербия!
АЛЕКСАНДР. Еще короче!
ВИКТОР. По запаху резины с закрытыми глазами отличаю «Солидиал» от «Мишлен»!
АЛЕКСАНДР. Грызть не пробовал?
ВИКТОР. Пробовал. Горчит. И... (слово ищет) послевкусие...
АЛЕКСАНДР. Виктор...
ВИКТОР (рисует, пишет). Алекс, в Перу открывается шинный завод. Они демпингуют. Лезут на рынок. Я встречался с дилером. У них суперрезина. Я брал колеса на тест-драйв.
АЛЕКСАНДР. Витя, сколько надо от меня?
ВИКТОР. Мы сначала купим два-три контейнера. Срок поставки, растаможка...
АЛЕКСАНДР. Не грузи.
ВИКТОР. Я на этом собаку съел.
АЛЕКСАНДР. Резиновую?
ВИКТОР. Её тоже. Я этим козлам...
АЛЕКСАНДР. Кому?
ВИКТОР. Своей фирме... зарабатываю огромные деньжищи. Как старший менеджер. Договоры, продажи, выбивание долгов, невозвраты! Все на мне! Десять лет!
АЛЕКСАНДР. Виктор! Сколько?!
ВИКТОР. Да подожди, Алекс! (Снова рисует.) Мы открываем фирму. 50 на 50. Согласен?
АЛЕКСАНДР. Ты ничем не рискуешь. Я своими деньгами.
ВИКТОР. Но моя голова! Идеи! Опыт! Ты сам ничего не продашь!
АЛЕКСАНДР. Не продам.
ВИКТОР. И 50 на 50 мы с тобой обсуждали!
АЛЕКСАНДР. Пусть будет 50 на 50.
ВИКТОР. Да! Я перетяну жирных клиентов на себя. Алекс, я умею убеждать!
АЛЕКСАНДР. Сколько?
ВИКТОР. Они пойдут за мной!
АЛЕКСАНДР. Витя?!
ВИКТОР. Десять миллионов вначале. Шесть потом.
АЛЕКСАНДР. Сколько?!
ВИКТОР. Что, много?! Ты видел бизнес-план год назад.

Долгая пауза.

АЛЕКСАНДР. Витя, ты хороший менеджер. (Пауза.) Я деньги дам.
ВИКТОР (бросается к Александру, обнимает). Дружище! Компаньон!
АЛЕКСАНДР (в сторону). Хотя бы для того, чтоб усмирить твою жену.


СЦЕНА 4

Появляется Мария, останавливается в арке. За плечами чехол с гитарой.

МАРИЯ. Здравствуйте. Это ресторан?
АЛЕКСАНДР. Это клуб. Вы что хотели?
МАРИЯ. Я... В общем...
АЛЕКСАНДР. Говорите!
МАРИЯ. Хочу пообщаться с арт-директором.
АЛЕКСАНДР. О чем?
МАРИЯ. Поиграть в вашем ресторане... Клубе...
АЛЕКСАНДР. Как вы о нем узнали?
МАРИЯ. Было объявление. Ресторан ищет музыкантов... Вышла из метро, меня ноги привели...
АЛЕКСАНДР. «Ноги привели». Ресторана нет. Здесь будет клуб. Кого-то слушать рано.
ВИКТОР. Алекс, пусть сыграет.
АЛЕКСАНДР. Виктор?!
ВИКТОР. Пусть сыграет! (Пауза.)
АЛЕКСАНДР. Скажите, мы раньше не встречались? Вроде... Давно вас знаю... вспомнить не могу!
МАРИЯ. Не встречались. Я не помню...
АЛЕКСАНДР. Ладно, играйте. Для него. (Виктору.) Точь-в-точь Лиза!
ВИКТОР. Какая Лиза? Вспомнил чуму!

Мужчины садятся на стулья. Девушка достает инструмент, идет на маленькую сцену, играет. Расстроенная гитара невыносимо дребезжит. Короткая, унылая пьеса окончена.

ВИКТОР. Полное говно.
АЛЕКСАНДР (другу). Идиот!
ВИКТОР. Как есть.
АЛЕКСАНДР (подходит к Марии). Понимаете (оглядывает зал), здесь работы тьма. (Берет чехол, протягивает Марии.) В городе уйма ресторанов, клубов...
МАРИЯ (укладывает гитару). Хотела с чего-то начать...
АЛЕКСАНДР (пристально смотрит на девушку, останавливает). Скажите, там у вас что?
МАРИЯ. Где?
АЛЕКСАНДР. На груди. Кофта полупрозрачная и...
МАРИЯ. Вам зачем?
АЛЕКСАНДР. Дурацкий вопрос. Извините. Просто я... Ладно.
МАРИЯ. Там родимое пятно.
АЛЕКСАНДР. На что похоже?
МАРИЯ. Какая разница?!
ВИКТОР. Алекс!
АЛЕКСАНДР. Вылитая Лиза...
ВИКТОР. Пять лет прошло! Какая Лиза?!
АЛЕКСАНДР (Марии). В общем, найдете вы клуб, бар... Сыграете...
МАРИЯ. На ящерицу похоже.
АЛЕКСАНДР. Что?
МАРИЯ. Пятно похоже на ящерицу.
АЛЕКСАНДР (уже не в себе). Какую ящерицу? С рожденья?
МАРИЯ. Не поняла.
АЛЕКСАНДР. Пятно с рожденья?
МАРИЯ. Вам зачем?
АЛЕКСАНДР. Говори, раз спрашиваю!
МАРИЯ. Появилось однажды. В июне.
АЛЕКСАНДР (Виктору). В июне!
ВИКТОР. Отпусти девчонку! Алекс!
АЛЕКСАНДР. Когда в июне?
МАРИЯ. Третьего или пятого... Я не помню.
АЛЕКСАНДР. Первого! Июня.
МАРИЯ. Может, первого. Вам зачем?
АЛЕКСАНДР. Год?!
МАРИЯ (вспоминает). 2010-й год. Нет! 9-й.
АЛЕКСАНДР. Покажи! (Разрывает кофту Марии.)
ВИКТОР (бросается к другу, хватает его за руки). Ты что, больной?!
АЛЕКСАНДР (отталкивает Виктора). Точно такое! Еще посмотрю! (Делает шаг к девушке.)
ВИКТОР (отброшенный Алексом, роняет стул и стол, сидит на полу). Идиот!
МАРИЯ (отталкивает Александра). Скотина! (Бьет Алекса по щеке, убегает из клуба.)

Александр падает, цепляясь за стол, валит и стол, и стул. Виктор разминает руку.

АЛЕКСАНДР (поднимается, бежит за Марией, лавируя между столами). Понаставили!

Входит Михаил с книгой под мышкой.

АЛЕКСАНДР (уже в арке.) Кто?
МИХАИЛ. Бармен.
АЛЕКСАНДР. Кофе вари! (Исчезает.) 


СЦЕНА 5

ВИКТОР (поднимается, ставит на место столы, стулья). Помоги.
МИХАИЛ (изучает зал, идет за стойку). Директор просит кофе. (Книгу кладет на стол.)
ВИКТОР. Камнем по башке... Директору.
МИХАИЛ. Что?
ВИКТОР. Кофе вари.
МИХАИЛ. Через минуту.
ВИКТОР (поправляя столы). Лизу он вспомнил. Дура! Сумасшедшая. Такая же, как этот!
МИХАИЛ. Кофе.
ВИКТОР. Бурда: три в одном?
МИХАИЛ. Пробуйте.
ВИКТОР (садится к барной стойке, пьет кофе). Божественно!!!
МИХАИЛ. Древний африканский рецепт. Что здесь было?
ВИКТОР. Понимаешь... Твой директор шесть лет назад по уши втрескался в девушку Лизу.
МИХАИЛ. Красивую?
ВИКТОР. Не то слово. (Глоток кофе.) Но была эта девушка редкая, извини, сука!
МИХАИЛ. Неужели такая...
ВИКТОР. Тварь. Больше стерва, чем красавица!
МИХАИЛ. А он?
ВИКТОР. Он увяз в ней, как сапог в болоте! Через год они отправились туда, где карнавал...
МИХАИЛ. В Венецию?
ВИКТОР. В Бразилию. Разругались вдрызг. В сотый раз. Она в аэропорт. Он остался. Думал, вернется дура.
МИХАИЛ. Или будет ждать в аэропорту?
ВИКТОР. Может, так. (Глоток кофе.) Но она улетела. Парижским рейсом.
МИХАИЛ. Печально.
ВИКТОР. И через 3 часа 45 минут после взлета самолет упал в океан.
МИХАИЛ. Погибли все?
ВИКТОР (глоток кофе). Те, кто приземлились на спину голубого кита, выжили.
МИХАИЛ. Как?
ВИКТОР. Их спружинило. В стратосферу.
МИХАИЛ. Да...
ВИКТОР. Конечно, погибли все! Самолет развалился в воздухе! Кто ж там выжил?!
МИХАИЛ. Ну...
ВИКТОР. Гну. Середина Атлантики. Тебя как зовут?
МИХАИЛ. Михаил.
ВИКТОР. Божественный кофе, Михаил. Короче, у этой Лизы на груди было родимое пятно.
МИХАИЛ. Какое?
ВИКТОР. Похожее на ящерицу. Саламандру. Сам видел, загорали на пляже.
МИХАИЛ. А сейчас?
ВИКТОР. Пришла гитаристка поиграть. Что этот идиот у нее под кофтой углядел, не знаю.
МИХАИЛ. Но столы, стулья перевернул?
ВИКТОР. И задницу мне отшиб! (Разминает.)

Звучат шаги.

ВИКТОР. Я тебе про Лизу не говорил. Чё дурака понесло?..
МИХАИЛ. Конечно.
АЛЕКСАНДР (входит). Я на улицу. Направо, налево... Она во дворы! Сбежала!
ВИКТОР. Да успокойся!
АЛЕКСАНДР. Витя, пошел ты! Найди ее!
ВИКТОР. Мне на работу. Колеса продавать! (Ставит пустую чашку на барную стойку.)

Михаил убирает чашку вниз.

АЛЕКСАНДР. Бизнес-план забери! Компаньон. (Подходит к сцене, берет гитару.) 

Входит Абигор. 

АЛЕКСАНДР. Кто?
АБИГОР. Охранник. В этом ресторане.
АЛЕКСАНДР. Как зовут?!
АБИГОР. Абигор.
АЛЕКСАНДР. Какая ра... (Машет рукой.) Тут была девушка. Выбежала на улицу.
АБИГОР. В тонкой кофте? Прозрачной?
АЛЕКСАНДР. Да!
АБИГОР. Попалась навстречу!
АЛЕКСАНДР. Где?
АБИГОР. Там...
АЛЕКСАНДР. Идем! (Ставит на место гитару.)

Александр убегает из кафе, Абигор идет за ним.

ВИКТОР. Бизнес-план взяли... (смотрит на пол.) Это что? (Подходит к столу, за которым сидел Александр, поднимает сумку Галины.)
МИХАИЛ. Сумка. Чья?
ВИКТОР. Чья? (Пауза. Кладет сумку на стул, уходит.)


СЦЕНА 6

АБИГОР (возвращается, осматривает зал, идет к сцене, берет гитару, чехол). Бармен?
МИХАИЛ. Да.
АБИГОР. Я – охранник.
МИХАИЛ. Знаю.
АБИГОР. Как тебя зовут?
МИХАИЛ. Михаил.
АБИГОР. Абигор.
МИХАИЛ. Странное имя.
АБИГОР. Придется запомнить.
МИХАИЛ. Запомню.
АБИГОР. Почему от тебя так пахнет ладаном и миррой, Михаил?
МИХАИЛ. Был в церкви. Кофе?
АБИГОР (кладет гитару, разглядывает чехол). Не церковный. Древний запах.
МИХАИЛ. Ты специалист по древностям?
АБИГОР (с чехлом идет к стойке, садится на барный стул.) Что читаешь?
МИХАИЛ. Софокла.
АБИГОР. Зачем?
МИХАИЛ. Понять хочу эволюцию человечества. За две с половиной тысячи лет.
АБИГОР. Бармен... читающий Софокла?.. И размышляющий об эволюции человечества...
МИХАИЛ. Может, чаю?
АБИГОР (встает, уходит с чехлом). Где ж тебе объять необъятное?! Червь.

Михаил один. Появляется Алекс, с ним Андрей, за плечами чехол с гитарой.

АНДРЕЙ. Вообще я твой родной брат. Если ты не забыл.
АЛЕКСАНДР. Андрей, не до тебя.
АНДРЕЙ. Старший брат.
АЛЕКСАНДР. Старший брат. Дальше что?
АНДРЕЙ. Ты получил наследство.
АЛЕКСАНДР. Получил.
АНДРЕЙ. Шестьдесят миллионов рублей.
АЛЕКСАНДР. Не важно.
АНДРЕЙ. Как не важно?! Я твой брат. Где моя доля?!
АЛЕКСАНДР. Ты мой сводный брат. По отцу.
АНДРЕЙ. Не важно.
АЛЕКСАНДР. Нет, Андрей. Сейчас важно.

Шейкер выскальзывает из рук Михаила, падает на пол, раздается грохот.

МИХАИЛ (поднимает шейкер). Алекс, извините.
АЛЕКСАНДР. Нечем заняться?! Возьми тряпку. Барную стойку помой! Столы протри!
МИХАИЛ. Сейчас. (Уходит из зала).
АЛЕКСАНДР. Прячется в углу, уши греет!
АНДРЕЙ. Где моя доля?!
АЛЕКСАНДР. Андрей, это наследство тетки. Маминой сестры. Ты для нее – никто.
АНДРЕЙ. Тетка была жадная сука! Жирная жаба! С бородавками в полрожи! Она обломала... Ты выдели брату хоть треть!

Долгая пауза.

АЛЕКСАНДР. Дрюня! Сказать, почему тебя не было в завещании?
АНДРЕЙ. Скажи.
АЛЕКСАНДР (мягко). Тебе нельзя давать деньги.
АНДРЕЙ. Почему?!
АЛЕКСАНДР. Давай не будем...
АНДРЕЙ. Потому что ты стал жадный! Как они! Я всегда знал. Деньги портят! Когда у тебя не было денег, ты мне занимал. Давал. А сейчас я на хер пошел?!
АЛЕКСАНДР. Андрюха...
АНДРЕЙ. Я стал заниматься музыкой. В пятнадцать лет! И вы! Все! Возненавидели меня!
АЛЕКСАНДР. АНДРЕЙ! Тебе сорок лет. Ни одной хорошей песни, приличного текста. Наполовину седой. Какой ты музыкант?!
АНДРЕЙ. Дашь мне долю мою или нет?!
АЛЕКСАНДР. Долю твою... Умер отец – ты получил квартиру, дачу, склад запчастей. Где оно все?!
АНДРЕЙ. Я...
АЛЕКСАНДР. Дай тебе двадцать миллионов?! Будет еще одна гениальная песня?!
АНДРЕЙ. Алекс! Я хочу свою долю!
АЛЕКСАНДР. Моя молодая соседка. Зачем ты ее обрюхатил? Дурак! Ей восемнадцать лет. Ребенок. Без мозгов. Заболтал свое музыкой? С мамашей встречаюсь в лифте – не могу смотреть ей в глаза! Хоть квартиру меняй! Девчонка... Одна. Как будет растить ребенка?!
АНДРЕЙ. Отдай мне мою долю!
АЛЕКСАНДР. Дрюня, ты был хороший водила. Я куплю тебе машину. Завтра поставлю под окном. Зарабатывай деньги. Ночами пиши музыку...
АНДРЕЙ. Сам будь вонючим водилой. Я – музыкант.
АЛЕКСАНДР (достает бумажник, вынимает деньги). Здесь двадцать тысяч. Заплатить за комнату и на жратву хватит.
АНДРЕЙ. А моя доля?!
АЛЕКСАНДР. Ходи раз в месяц. Бери двадцатку. (Пауза.) Вся твоя доля.

Андрей выхватывает деньги, замахивается рукой.

АЛЕКСАНДР. Сломаю челюсть. Брат ты мне – или нет.
АНДРЕЙ (швыряет деньги брату в лицо). Сука! Чтоб ты раньше времени сдох! (Убегает.)
АЛЕКСАНДР. Ты – бездарь! Дебил! (Пауза.) Дрюня... (Бросается к выходу). Дрюня!.. (Останавливается.) Твою мать! (Бьет ногой по столу.) Твою ж мать!

Стол подпрыгивает, падает набок. Входит Абигор.

АБИГОР. Александр Вал...
АЛЕКСАНДР. Говори!
АБИГОР. Зовут гитаристку Мария. Живет на Васильевском острове.
АЛЕКСАНДР. Как узнал?!
АБИГОР. В чехле под подкладкой адрес и телефон...
АЛЕКСАНДР. Чехол где?
АБИГОР. В подсобке бросил.
АЛЕКСАНДР. Идем! Как тебя?..
АБИГОР. Абигор.
АЛЕКСАНДР. Что за имя – Абигор? (Уже в дверях). Давай буду звать тебя Багор?
АБИГОР. Как только меня не называли...

Вдвоем уходят.


СЦЕНА 7

Появляется Гала.

ГАЛА. Сумку забыла... (Оглядывается: никого. Идет к столу, за которым работал Алекс, достает из кармана склянку, открывает, сыплет пыль на стол, стул и бумаги, немного в сумку Алекса.) Сначала воспалятся глаза. Через пять недель сгорит печень. И никто! Ничего! Не узнает! Надо было три месяца назад!

Быстрые, приближающиеся шаги. Гала прячется за стойкой. Возвращается Андрей.

АНДРЕЙ. Подонок! Тварь! (Собирает разлетевшиеся по всему залу деньги, роняет стулья, столы.) Было мне десять лет, ему семь, поехали в Ярославль на Волгу. Играли в футбол... Скатился мяч в реку. Он полез за мячом, стал тонуть. Плавать не умел. Я давай спасать. Спас. Зачем?! Надо было, чтоб ушел! На дно! И не нашли!! Двадцать тысяч! Моя доля... Тварь! Чтоб ты жить перестал уже завтра! Чтоб машина твоя с моста слетела! Чтоб ты был один фарш! (Считает деньги.) Восемнадцать!.. Говорил – двадцать!.. И тут напарил. Козлина! Какой ты хозяин клуба! Ресторана... (Ищет деньги по углам.) Где две тыщи?! (Пауза.) Ресторатор! Директор!.. Какой ты директор?! Ты 10 лет старший повар. Начальник кухни! Ты навозный червяк, которому шестьдесят миллионов случайно перепало! Ненавижу! Сука! Ненавижу!!! Где две тыщи?! Убил бы! Сейчас! Этими руками!

Из-за стойки выходит Гала, достает из сумки две тысячи, бросает на пол. Андрей ловит летящие купюры, встает, оказывается лицом к лицу с Галиной.

АНДРЕЙ. Ты?!!
ГАЛА. Я.

Долгая пауза.

АНДРЕЙ. Чего ты... (Оглядывается вокруг.) Здесь...
ГАЛА. Виктора искала.
АНДРЕЙ. Я тут деньги потерял...
ГАЛА. Я слышала. Давай все сделаем вместе?
АНДРЕЙ. Что сделаем? (Пауза.)
ГАЛА. Алекс с Витей начинают бизнес.
АНДРЕЙ. Ну?
ГАЛА (оглядывается). Мы одни. Если Алекс умрет, тебе его деньги. Мне бизнес. Давай все сделаем вместе?
АНДРЕЙ. Что сделаем?
ГАЛА. Давай!

Долгая пауза.

АНДРЕЙ. Сделаем! Двадцаткой пусть подавится! Козлина! (Хочет бросить деньги.)

Гала так сжимает своей ладонью кулак Андрея, что Андрей приседает от боли. 

АНДРЕЙ. Ай-й-й!..
ГАЛА (отпускает кулак Андрея). Пригодятся.
АНДРЕЙ. Пригодятся.

Шаги, звуки из подсобки.

ГАЛА. Идем! (Тянет Андрея к выходу.)

Вдвоем уходят. Появляется с ведром и тряпкой Михаил. Ставит на прежние места стулья и столы. Очень аккуратно, тщательно и с опаской вытирает стол, за которым сидел Александр, всякий раз смачивая тряпку в воде. Далее так же тщательно вытирает сумку Алекса изнутри и снаружи. Потом поднимает лист. Пыль с листа сыплет в ведро. Чихает.

МИХАИЛ. Ох-х-х-х... (убегает в подсобку.)

Возвращаются Александр и Абигор (несет с собой чехол).

АЛЕКСАНДР. Поедешь со мной. Будем искать ее. Пока не найдем.
АБИГОР. Найдем.
АЛЕКСАНДР. Гитару убери в чехол.
АБИГОР. Конечно, Александр Валерьевич.
АЛЕКСАНДР. Просто Алекс.

Возвращается бармен.

АЛЕКСАНДР. Михаил, что с глазами?!
МИХАИЛ. Грязь попала.
АЛЕКСАНДР. Ты аккуратней! Зачем мне слепой бармен?
МИХАИЛ (кивает). «Лучше не родиться, чем ослепнуть...»
АБИГОР (в сторону). При чем тут Софокл? Несчастный пожиратель винограда?!
АЛЕКСАНДР. Что, Багор?
АБИГОР. Я готов.
АЛЕКСАНДР. Идем. (Михаилу.) А ты домой! Глаза лечить. (Берет свою сумку.)
МИХАИЛ. Конечно.
АЛЕКСАНДР (Михаилу). Ведро, тряпку убери! Выйдешь с нами, я закрою.
МИХАИЛ. Конечно.

Втроем уходят: Абигор с чехлом, Александр с сумкой, Михаил с книгой, ведром...


СЦЕНА 8

Ночь. Из подсобки появляется Мария (голое тело обернуто простыней). За ней Александр. На нем джинсы, более ничего. Любовный смех...

АЛЕКСАНДР (увлекает на диван Марию, склоняется над ней). Настоящее?..
МАРИЯ. Перестань разглядывать! Пятно настоящее!
АЛЕКСАНДР. Родимое...
МАРИЯ. Не родимое.
АЛЕКСАНДР. Почему не «родимое»?
МАРИЯ. Родимое – когда рождаются с пятном. Мое появилось – и все!
АЛЕКСАНДР. Когда?
МАРИЯ. Ты спрашивал! (Пауза.)
АЛЕКСАНДР. Маша, мне хорошо с тобой. Так же, как... (Замолкает.)
МАРИЯ. С ней?
АЛЕКСАНДР. Лучше, чем с ней...
МАРИЯ. Той, которая погибла над Атлантикой?
АЛЕКСАНДР. Да.
МАРИЯ. Алекс, я другая. Больше не говори о ней никогда.
АЛЕКСАНДР. Обещаю. (Пауза.) Не понимаю, как ты нашла этот подвал?
МАРИЯ. Ноги привели.
АЛЕКСАНДР. Ну как это – ноги привели?!
МАРИЯ. А разве у тебя не было так: долго едешь в поезде, потом выходишь с вокзала, идешь бездумно, куда ноги несут... Ни о чем не думаешь. Отдаешься всецело ногам. Смотришь по сторонам. Все потрясает! И не было прошлой жизни. Вся жизнь теперь! И сейчас!
АЛЕКСАНДР. А Васильевский остров? Твой адрес был в гитарном чехле!
МАРИЯ. Там живет моя тетка. Приезжаю из Архангельска, ночую у нее.
АЛЕКСАНДР. Ладно. С вокзала сюда... Что дальше?
МАРИЯ. Ты расскажи!
АЛЕКСАНДР. Еще не знаю.
МАРИЯ. Почему?
АЛЕКСАНДР. Но я хочу, чтобы ты осталась.
МАРИЯ. Почему?
АЛЕКСАНДР. Я хочу! И все.
МАРИЯ. Я останусь.
АЛЕКСАНДР. И еще хочу сделать для тебя что-то особенное.
МАРИЯ. Ты сделаешь мне гитару?!
АЛЕКСАНДР. Сделаю.
МАРИЯ. Это будет не простая гитара.
АЛЕКСАНДР. Какая?
МАРИЯ. Давай жить здесь?
АЛЕКСАНДР. У меня есть квартира.
МАРИЯ (встает, идет в угол). Эй-й-й? (Слышится дальнее эхо.) Эй? (Идет в другой угол.) Эй-й-й... Чувствуешь? Какая акустика? Какое эхо?
АЛЕКСАНДР. Ну, эхо...
МАРИЯ. Надо соорудить комнатку. (Указывает в подсобку.) Спальню.
АЛЕКСАНДР. Зачем?
МАРИЯ. Здесь ночами я буду играть, играть, играть... На своей гитаре. Эй-й-й!.. (Снова кричит в потолок.) Какая акустика!
АЛЕКСАНДР. Ты плохо играешь.
МАРИЯ. Это пальцы не хотят играть. Они ждут гитару.
АЛЕКСАНДР. Какую гитару?
МАРИЯ. Ты должен сделать мне гитару из гробовой доски.
АЛЕКСАНДР. Из чего?!
МАРИЯ. Где шампанское?
АЛЕКСАНДР. Там (указывает.)

Мария убегает из зала и быстро возвращается с бокалами и шампанским.

МАРИЯ. Налей мне, рыцарь!
АЛЕКСАНДР (наливает шампанское). Маша, не понял, из чего гитара?
МАРИЯ. Зови меня Мари. На французский манер. Ты же Алекс?
АЛЕКСАНДР. Да, Алекс. Но из чего гитара?
МАРИЯ. Из гробовой доски! Твое здоровье. (Чокается.) Пей!
АЛЕКСАНДР (отставляет бокал). Так что, надо купить гроб? И сделать из него гитару?
МАРИЯ. Нет, рыцарь! Гроб нужно достать. Из земли. Вытряхнуть тело. И вот из этого гроба сотворить гитару.
АЛЕКСАНДР. Что значит – «вытряхнуть тело»?!
МАРИЯ. Пей! Я не то сказала. Тело надо вернуть в землю. Но гроб забрать.
АЛЕКСАНДР (пьет, ставит бокал). Зачем? Почему именно этот гроб?
МАРИЯ. Потому что он хранит в себе душу мертвого тела.
АЛЕКСАНДР. Чушь! Когда живое умирает, душа покидает плоть. Мертвое тело бездушно.
МАРИЯ. Неправда! Когда Бог придет судить мертвых, каждая душа вернется в могилу, войдет в тело, чтобы услышать приговор...
АЛЕКСАНДР. Да что за хрень?! Я! Нормальный, обычный мужик... Прожил тридцать семь лет. Никакой чертовщины. Но теперь я должен из земли выкопать гроб?! Из гроба вытряхнуть тело?! И выстрогать какую-то гитару?! Да никогда!
МАРИЯ. Но так будет.
АЛЕКСАНДР. Скажи, Мари, ты пошутила?
МАРИЯ. Да, мой рыцарь. Пошутила.

Мария поднимает Александра, двое кружат по залу. Наступает рассвет. Мария увлекает любовника за барную стойку. Входит Софья с ведром и тряпкой.

СОФЬЯ (вытирает стол, останавливается). А охранник этот? Абигор.Тунгус? Или бурят?.. Мужичара. Настоящий. Ручищи – во! Плечи! Ножищи... Представлю, как сожмет... Аж дрожь внутри. И не дурак... Глаза хитрые. Страшные! Интересно, как он в постели?.. (Пауза.) А этот... Бармен. Интеллигент. Ручки нежные. Ходит странно... Прям порхает над полом. Интересно, как он в постели?.. Глаза голубые. Кожа розовая... Ну, херувим. Как наш батюшка, отец Михаил. В церкви молитву читает. Голос! Аж до печенок, до сердца проймет... Он читает, я его раздеваю... Он читает, я раздеваю... Ой, господи... Отче наш, сущий на небесах... Прости дуру грешную! Хочу замуж... Хочу замуж... (Кричит.) Хочу! Мужчину!!! (Останавливается.) Стерлась тряпка. (Смотрит на барную стойку.) Там у бармена ведро. (Бросает тряпку за барную стойку.) Три очка! Железно, три очка! (Идет к стойке.) Этот Алекс. Бывший повар. Теперь хозяин. Теперь важный. Вчера орал на всех! Как дала б помойным ведром! По его тупой роже! Интересно, как он в посте... (Смотрит за барную стойку.)
АЛЕКСАНДР (поднимается из-за стойки, на голове тряпка). Неинтересно!
СОФЬЯ. Аль... Валер... Я ж это... пораньше... чтоб это...
АЛЕКСАНДР. Баскетболистка! (Снимает тряпку с лица.)
СОФЬЯ. Исчезаю! (Бросается вон из зала, подхватывает ведро.)
АЛЕКСАНДР (Софье). Нормальный человек сам с собой вслух не говорит.
СОФЬЯ (только голос). Кто нормальный? Покажи!
МАРИЯ (выходит из-за стойки, смеется). Кино!
АЛЕКСАНДР. Скоро придут строители. Идем.
МАРИЯ. Баскетболистка!..

Вдвоем уходят. 


СЦЕНА 9

Входит Софья, открывает настежь уличное окно. Сильный порыв ветра, молния, гром. Воронье карканье. Три крылатые тени.

СОФЬЯ. Три вороны. Как ведьмы. Разлетались! И каркают!

За окном кошачий вой.

СОФЬЯ. Кот надрывается. (Поправляет столы, стулья.)

Жабье кваканье.

СОФЬЯ. Жаба зовет кого-то из пруда! Ну, откуда здесь жаба?!

Входят Александр, Мария, Виктор. У Александра сумка, Мария с гитарой в чехле.

СОФЬЯ. Здрасьте, Александр Валерич. Всем здрасьте.
МАРИЯ. Привет.
ВИКТОР (приветственный жест).
АЛЕКСАНДР. Софья, мы тут поговорим...
СОФЬЯ. Поняла. (Убегает.)
ВИКТОР. Алекс, три фирмы я открыл. Завтра мы переводим деньги поставщику? (Садится.)
АЛЕКСАНДР. Переводим, Витя.
ВИКТОР. И я!.. Завалю этот город шинами! Через год мы – миллионеры!

Входит охранник.

АЛЕКСАНДР. Да, Абигор?
АБИГОР. Пришел мастер.
МАРИЯ. Зови!
АЛЕКСАНДР. Маша, подожди! (Виктору.) Витя, у нас... личное дело.
ВИКТОР. С каких пор у тебя от меня личное дело?!
АЛЕКСАНДР (Абигору). Ладно, зови.

Абигор уходит. Входит Рогов.

АЛЕКСАНДР (встает, протягивает руку мастеру). Александр.
РОГОВ (пожимает). Павел.
АЛЕКСАНДР. Садитесь.

Рогов садится.

АЛЕКСАНДР. Говорят, вы хороший мастер?
РОГОВ. Если говорят... К делу?!
АЛЕКСАНДР. Скажите, Павел, сколько стоит у вас гитара?
РОГОВ. Классическая? Тысячу евро.
АЛЕКСАНДР. Тысячу?
МАРИЯ. Мастер, а сколько стоит эксклюзивный инструмент?
РОГОВ. Что значит – эксклюзивный?
АЛЕКСАНДР. Маша, погоди.
РОГОВ. Хотите янтарную розетку? (С издевкой.) Был у меня клиент, из платины колки...
МАРИЯ. Не надо из платины колки. Гитару надо сделать из гробовой доски.
АЛЕКСАНДР. Маша!
ВИКТОР. Из чего?!!
АЛЕКСАНДР (другу). Молчи!
РОГОВ. Что, прям из гроба?
АЛЕКСАНДР. Мастер, гитару надо сделать из дерева, которое чуть соприкасалось с землей. Вам принесут чистый материал. В мастерскую. Вы возьмете, что надо.

Долгая пауза.

РОГОВ. И где ж... вы хотите взять этот гроб?
МАРИЯ. Гроб надо достать из...
АЛЕКСАНДР. МАРИЯ! (Мастеру.) Павел... Не знаю вашего отчества...
РОГОВ. Да на черта мне здесь отчество!
АЛЕКСАНДР. Да, это не простой заказ. Пять тысяч евро за гитару. (Пауза.) Мало денег?
РОГОВ. Содом с Гоморрой!!
ВИКТОР. Точно!
РОГОВ (Александру). Да что вы знаете об инструментах?! Из гробовой доски? Почему не из этой?! Столовой фанеры! (Бьет по столу.) Вы когда-нибудь слышали настоящую гитару?! Мастера сотни лет искали дерево, лак! Полжизни клали на один изгиб!
АЛЕКСАНДР. Павел, семь тысяч! За инструмент.
РОГОВ. Дерево сушится годами. Только потом на верстак.
АЛЕКСАНДР. Десять тысяч. За инструмент.
ВИКТОР. Идиот!
АЛЕКСАНДР (жестом: молчи!!!).
РОГОВ. При чем здесь десять тысяч?! Главный вопрос: зачем гитара из этого дерьма?! Но даже не хочу спрашивать!
МАРИЯ. Не надо.
РОГОВ (Марии). Хочешь гитару из гробовой доски?!
МАРИЯ. Хочу!
РОГОВ. Тогда принеси мне гроб из кедра! Из ели. Мастеровой! И палисандра!
ВИКТОР. Из чего?
РОГОВ. «Из чего»!!! Надо спилить тысячу деревьев. Высушить сто бревен, чтоб получить материал на один удачный инструмент. Кладбища не хватит, чтобы подструнник сделать для гитарной деки! Да разве знаешь ты?!! Что это такое?!
МАРИЯ. Скажите, Рогов. Дело в деньгах?
АЛЕКСАНДР. Пятнадцать тысяч. Мастер.
ВИКТОР. Ну, дебил!
АЛЕКСАНДР. Двадцать тысяч!

Долгая пауза.

РОГОВ. Пошли вы в жопу! Глухари! (Уходит.)
ВИКТОР (вскакивает). Алекс, ты чё, дебил?! Рубишься со мной за тыщу рублей? Купить в офис лишний стул, не купить! А тут двадцать тысяч евро! За гитару! Хрен знает из чего!..
АЛЕКСАНДР. Витя! (Подходит к другу на расстояние удара). Кем ты меня назвал?!
ВИКТОР (отступает). Ладно, Алекс... Вырвалось... проехали! Но за кусок фанеры! Двадцать тысяч евро! Ты извини!..
АЛЕКСАНДР. Мои деньги! Мое дело! Не лезь!
ВИКТОР. А плотника догнать! Нос ему сломать! Чтоб не посылал, гаденыш, по-всякому!
МАРИЯ. Нос сломать?! Кто еще придет делать гитару? Это уже второй мастер!
АБИГОР (появляется в арке). Алекс?
АЛЕКСАНДР. Говори!
АБИГОР. Там ждет еще один...
АЛЕКСАНДР. Кто такой?
АБИГОР. По виду пьяница. И прохиндей.
АЛЕКСАНДР. Так он – мастер?
АБИГОР. Да. Но я не звал его. Сам пришел. И...
АЛЕКСАНДР. Говори!
АБИГОР. Другие мастера зовут его Дровосек. (Пауза.)
АЛЕКСАНДР. Давай.

Абигор уходит, входит Зотов.

ЗОТОВ. Здрасьте.
АЛЕКСАНДР. Вы?..
ЗОТОВ. Зотов.
АЛЕКСАНДР. Зовут вас?..
ЗОТОВ. Антон. Только все: Зотов-Зотов... Короче, Зотов.
АЛЕКСАНДР. Мастер, нужен непростой инструмент...
ЗОТОВ. Я все слышал. Как вы с Роговым... Там двери нет. (Указывает в арку.) Я вам за эти деньги сварганю такую скрипуху!
МАРИЯ. Зотов, не скрипку надо сделать! Гитару.
ЗОТОВ. Хоть контрабас, хоть скрипку, хоть гитару! Я все могу. Хотелось бы аванс?..
АЛЕКСАНДР. Зачем вам деньги?
ЗОТОВ. На дерево... Лак.
МАРИЯ. Мастер, вам дерево принесут.
ЗОТОВ. Но... колки... Проволока. Все мастера берут аванс...
АЛЕКСАНДР (смотрит на Марию). Что делать?
МАРИЯ. Я прошу тебя...
АЛЕКСАНДР. Ладно, Зотов. Дам вам тысячу евро.
ЗОТОВ. Три тысячи. Это ж... эксклюзивная работа!

Долгая пауза.

АЛЕКСАНДР. Дам полторы.
ЗОТОВ. По-настоящему надо мне три тыщи!
АЛЕКСАНДР. Все, Зотов. Полторы! (Марии.) Выгнать бы его взашей.
МАРИЯ. Ну, пожалуйста!..

Александр берет сумку, достает деньги, отсчитывает нужную сумму.

ЗОТОВ (нетерпеливо хватает купюры, тянет к себе). Сюда-сюда-сюда...
АЛЕКСАНДР. Зотов!
ЗОТОВ (отпускает купюры). Чё?!
АЛЕКСАНДР. Договор! (Достает из сумки договор, ручку.) Надо подписать!
ЗОТОВ. Где подписать?
АЛЕКСАНДР. Здесь.
ЗОТОВ (хватает ручку). Подписать... (Подписывает.) Подпи...
АЛЕКСАНДР. Зотов?!
ЗОТОВ. Чего?
АЛЕКСАНДР. А прочесть?!
ЗОТОВ. Зачем прочесть? Я ж вижу: здравомыслящие люди. Гитара из гробовой доски... (Тянет руку к купюрам. Алекс смотрит на Марию: давать деньги, не давать... Отдает. Убегает из зала, на бегу). Сварганю вам такую скрипуху!..
МАРИЯ. Гитару!
ЗОТОВ. Её тоже! (Исчезает.)
АБИГОР (появляется в арке). Строители.
АЛЕКСАНДР. Иду. (Прячет договор, уходит с сумкой.)
ВИКТОР. Не понимаю, что здесь было?!
МАРИЯ. В каком смысле?
ВИКТОР (смотрит Марии в глаза, пытается вспомнить имя). М-м-м-м...
МАРИЯ. Мария.
ВИКТОР. Две недели назад он был – душа-человек. Во что ты его втянула?!
МАРИЯ. Но...
ВИКТОР. Откуда ты явилась?!
МАРИЯ. Я...
ВИКТОР. Ты... Странная! Что за гитара? Откуда этот мастер?! Прощелыга! Пьянь.
МАРИЯ. Но...
ВИКТОР. И этой пьяни Алекс дал три тысячи евро?! Вчера со мной рубился до хрипоты. Я ему: четыре стола в офис! Он: три. Я: семь стульев! Он: шесть! Семь! Шесть! Чуть не до драки! А тут полторы тыщи евро! Достал из сумки...
МАРИЯ. Так дело в деньгах?
ВИКТОР. Дело не в деньгах! А что, деньги – мусор? Бери, швыряй! Направо-налево?! В твоей башке есть хоть одна здравая мысль?
МАРИЯ. Есть.
ВИКТОР. Если есть, это иголка в стоге сена! Полном гадюк!
МАРИЯ. Почему?
ВИКТОР. Это я должен спросить: почему?! (Пауза.) Ты или начни здраво! Мыслить!
МАРИЯ. Я и так...
ВИКТОР. Мария! Ты слышишь, что я говорю?! Будь нормальной. Или оставь его!
МАРИЯ. Почему?
ВИКТОР. Его друзья, близкие... сделают все, чтобы ты исчезла из его жизни!
МАРИЯ. Кто это? Друзья, близкие?
ВИКТОР. Я сделаю! Его друг!Партнер.
АЛЕКСАНДР (возвращается, Виктору). Вы о чем?
ВИКТОР. О твоем клубе. Может, добавить света? (Смотрит в потолок.) Перенести сцену?
АЛЕКСАНДР. Зачем переносить сцену?
ВИКТОР. Чушь собачья. (Уходит.)
АЛЕКСАНДР. Куда?
ВИКТОР. Продавать колеса.
АЛЕКСАНДР. Звони, Виктор.

Мария и Александр вдвоем.

МАРИЯ. О чем думаешь?
АЛЕКСАНДР. Зотов. Может, бросить эту гитару?
МАРИЯ. Нет.
АЛЕКСАНДР. Не знаю, где гробы искать для нее.
МАРИЯ. Найдутся.
АЛЕКСАНДР. Маша! Что значит – найдутся?!
МАРИЯ. Мы с тобой нашлись? Они найдутся.
АЛЕКСАНДР. Ты представляешь, какая это дикость: гитара из гробовой доски! Последнюю неделю просыпаюсь утром, говорю себе: какая гитара? Да никогда! Ни для кого. Ни за какие деньги! К чертям собачьим! Это кладбищенское дерьмо! Все это не со мной! И смотрю на тебя, спящую рядом! Как завороженный! И вот уже я – крыса! Перед волшебной дудочкой. Я – мышь! Перед удавом. Я – пластилин! В руках младенца. Лепи что хочешь!
МАРИЯ. Это будет великая гитара.
АЛЕКСАНДР. Да что в ней великого? Если дерево для гитары – гроб! Мастер – «Дровосек»! Но цена за гитару – дом в деревне!
МАРИЯ. Зачем ты режешь меня на части? Вы все режете! Сегодня.
АЛЕКСАНДР. Маша, кто все?
МАРИЯ. Не кричи на меня! Алекс! Не смей! (Плачет.)
АЛЕКСАНДР. Ладно, прости! (Подходит, обнимает.) Багор обещал помочь.
МАРИЯ. Он знает?
АЛЕКСАНДР. Всей правды я не говорил. Но он знает. Плачу ему гроши. Что ни скажу, делает...
МАРИЯ. Странно...
ДМИТРИЙ (входит, останавливается в арке). Кхе-кхе...
АЛЕКСАНДР. Да? (Отстраняется от Марии.)
ДМИТРИЙ. Здравствуйте. Я преподаю гитару.
АЛЕКСАНДР. А... Это я с вами по телефону?..
ДМИТРИЙ. Со мной.
АЛЕКСАНДР. Хочу, чтоб вы позанимались с моей... (Пауза.) Невестой.
МАРИЯ. Алекс! (Бросается ему на шею.)
ДМИТРИЙ. Может, мне потом...
АЛЕКСАНДР. Сейчас.
ДМИТРИЙ. Здесь?
АЛЕКСАНДР. Конечно. Пустой зал. Акустика... (Снова отстраняется от Марии.)
ДМИТРИЙ. Акустика тут ни при чем. Но для ознакомленья...
АБИГОР (из-за спины Дмитрия). Алекс, строители...
АЛЕКСАНДР. Да какие ж они тупые! (Дмитрию.) Учитесь. Дела...
ДМИТРИЙ. А...
АЛЕКСАНДР. Начните. Потом о деньгах. (Уходит.)
ДМИТРИЙ. Хорошо. (Марии.) Вы где учились?
МАРИЯ. А я не училась.
ДМИТРИЙ. Заинтригован. Чертовски. Ну, сыграйте что-нибудь.
МАРИЯ. На сцене?
ДМИТРИЙ. Да какая там... На стуле сыграйте. (Садится.)

Мария вынимает из чехла гитару, играет. Деревянные пальцы бредут мимо нот.

ДМИТРИЙ. Довольно.
МАРИЯ. Я так плохо играю?
ДМИТРИЙ. Ужасно.
МАРИЯ. Почему? (Убирает гитару в чехол.)
ДМИТРИЙ (особым образом складывает руки). Чем я не Джоконда?
МАРИЯ. Меня зовут Мария.
ДМИТРИЙ. Дмитрий. Андреевич.
МАРИЯ. Дмитрий Андреевич, вы верите, что у каждого музыканта... Настоящего! Есть всего один инструмент. С которым космическая связь! У скрипача – скрипка! У кого-то альт...
ДМИТРИЙ. По пять часов в день! Три года! Нарезать гаммы!
АЛЕКСАНДР (возвращается в зал). Познакомились?
ДМИТРИЙ. «Космическая связь»!
АЛЕКСАНДР. Сюда идут строители. Давайте в кабинет?

Втроем уходят. 


АКТ II 

Сентябрь.
Дом-мастерская скрипичного мастера. Верстак, убогая кровать, табурет. Висят по углам заготовки: скрипки, альты, виолончели... В глубине две двери: на улицу и в другую часть дома. У стены таз (во время дождя вода капает с потолка), два гроба.

СЦЕНА 1                             

Зотов на кровати. Стук в дверь. Мастер встает, открывает. Входит Абигор с пакетом.

АБИГОР. Все пьешь, Зотов?
ЗОТОВ. Всё не пью. С деньгами водку. Без денег винцо.
АБИГОР. Продукты. Чтоб не загнулся.
ЗОТОВ. Откармливают? Индюка на рождество! (Кривляется.)
АБИГОР. Кому ты нужен. Тебя кормят! Лишь бы гитару делал. А ты пьешь! К верстаку не подошел за три недели ни разу!
ЗОТОВ. Багор, а чё мне подходить к верстаку?! Ты на это говно глянь! (Указывает на гробы.) Где там гитара!
АБИГОР. Опять понесло...
ЗОТОВ. Чего понесло?! Знаешь, как звучит мастеровой инструмент?! Как поют струны?!
АБИГОР. Ты бы так пел, когда деньги брал!
ЗОТОВ. Нет уже тех денег! Дай пакет! (Берет, ставит в углу.)
АБИГОР (осматривает инструменты: скрипки, альты). А помнишь, Зотов, девятнадцатый век. Был в Вене мастер – Иоганн Зах.
ЗОТОВ. Да какой мастер?! Он – убийца! Мастерового дела! Этот Зах, чертова тварь! Брал скрипку Гварнери, разбирал на три части: нижняя дека, обечайка, верхняя дека. К нижней деке, где мастеровое клеймо, приделывал свое! И продавал! Как подлинного Гварнери. С обечайкой и верхней декой творил то же самое! И с Амати, Страдивари, Штайнером... Так же!
АБИГОР. Зотов...
ЗОТОВ. Молчи, Багор! Слушай! Инструментов Гварнери осталось шестьдесят! Где остальные? Сгорели в пожарах? Погибли в войне? Хрен там! Их разбирали на части! Сотни ублюдков, таких как «мастер» Зах! От Кремоны до Петербурга! Весь 19-й век! И теперь тысячи скрипок, виолончелей на одну треть Страдивари, Гварнери, Гранчино! На две трети хлам! Но голос скрипки... Может он быть подлинным на треть?! Наполовину?! Страшный вопрос!
АБИГОР. Зотов! Все у тебя скрипка... Надо сделать гитару.
ЗОТОВ. Какая... гитара! Я уже час рву глотку! Про дерево... Лак!

Долгая пауза.

АБИГОР. Зотов! Иоганн Зах из одного Гварнери делал три Гварнери. Тебе из двух гробов не выстрогать гитары?!
ЗОТОВ. Давай я те выстрогаю пять буратино? (Кивает на гробы.) Из этого говна!
АБИГОР. Да ты – плут! Похлеще мастера Заха. (Рассматривает висящие инструменты.) Может, хлопнем? По рюмке? Что у тебя есть?
ЗОТОВ. Вино. Крепкое.
АБИГОР. Неси!
ЗОТОВ (достает из-под кровати бутылку вина, стакан). Один.
АБИГОР. В доме один стакан?
ЗОТОВ (идет к верстаку). Еще один. Из-под клея. Но чистый.
АБИГОР. Наливай.
ЗОТОВ. Ты, Багор, настоящий мужик.
АБИГОР. Вздрогнули! (Пьют.) Скажи, Зотов, девушка у тебя есть?
ЗОТОВ. Я вздорный. Сорок семь лет. Какая девушка.
АБИГОР. Что, вообще?..
ЗОТОВ. Ходит одна. Синяк под глазом. Спущенный чулок... Та еще девушка.
АБИГОР. Мастер, а вдруг ты сотворишь инструмент!.. Он заиграет сам! И тысячи красавиц лягут у твоих ног! Зубы вставишь белее молока! Бросишь лачугу. И восхитишь мир. Своей гитарой!
ЗОТОВ. Что ты мелешь, пьяное полено?! (Наливает вино.)
АБИГОР. Точно! Захмелел. Вздрогнули?! (Пьет.) Хочу спросить.
ЗОТОВ. Спрашивай, Багор.
АБИГОР. Вокруг тебя особняки. Что ни дом – миллион. Дорогая земля?
ЗОТОВ. Земля моя выходит к заливу. Прямо к воде! Сто лет предки живут. Раньше ничё никому не надо. А сейчас двадцать тысяч долларов сотка! У меня восемнадцать соток! И лачуга! Там (указывает) сахарозаводчик Раевский! Тут – нефтяник Полозов! Там – главный еврей округи! И все: продай, Зотов, землю! Ходят как на работу. (Маргинальный жест.) Вот им моя земля! Родину не продают!
АБИГОР. Выпьем. За родину?
ЗОТОВ. Точно. (Наливает.) За родину! (Пьют.) Багор! Ты – настоящий мужик!
АБИГОР. Зотов! Покажи лучшую скрипку.
ЗОТОВ. Лучшей нет. Закончил одну неделю назад.
АБИГОР. Неси!

Зотов выносит из темного угла инструмент.

АБИГОР. Сыграй. Наверно, сочиняешь?
ЗОТОВ. Только для тебя.

Мастер играет мелодию: два-три такта, останавливается, читает стихи. Потом опять мелодия, и снова стихи...

ЗОТОВ. Я деньги взял, чтоб выстрогать из гробовой доски
Чудовище – гитару! Зажали мне в тиски (музицирует)
И душу, и мошонку. Десятый день запой. (Играет.)
Вокруг гробы и черти! Скрипуха, громче пой! (Музицирует, останавливается.) Как?
АБИГОР. Продолжай.
ЗОТОВ. Зароют меня в землю, и будет мне луна
Хоть белая, хоть желтая, ни чёрта не видна. (Музицирует).
Зароют меня в землю, и будет мне луна
Хоть белая, хоть желтая, ни чёрта не видна. (Опускает скрипку, смычок.) Ну?!

АБИГОР. Играешь плохо. Поешь плохо. Скрипка дурная.
ЗОТОВ. Почему?
АБИГОР (берет скрипку из рук мастера, изучает ее, слегка постукивает пальцами по верхней, нижней деке). Настройка дек. Кривая обечайка. (Возвращает скрипку, подходит к верстаку.) Вайму сам делал?
ЗОТОВ. Сам.
АБИГОР (берет вайму.). Вайма кривая. (Кладет вайму на верстак.)

Долгая пауза.

ЗОТОВ. Для охранника ты слишком хорошо знаешь мастеровое дело.
АБИГОР. Служил одному скрипачу. С длинным носом.
ЗОТОВ. Когда?
АБИГОР. Двести лет назад.
ЗОТОВ. Двести лет? Врешь как дышишь.
АБИГОР. Вру, дружище Зотов. Все вру! У меня ж для тебя подарок! (Уходит.)
ЗОТОВ. Неси. (Возвращает скрипку в темный угол, откуда принес.)

Абигор вносит в мастерскую еще одну гробовую крышку.

ЗОТОВ. Ни хрена-а-а-а-а... себе!!! Ты где это взял, Багор?!
АБИГОР. Там уже нет. Не ищи. (Ставит крышку к остальным гробам.)
ЗОТОВ. Это ж... произведение искусства!
АБИГОР. Да, мастер. Это подлинное! Произведение искусства!

Долгая пауза. Двое не могут оторвать глаз от крышки. Зотов гладит дерево.

АБИГОР. Мне пора.
ЗОТОВ (указывает на старые гробы). Это гнилье забери.
АБИГОР (берет то, что может унести). Помогай.

Уносят гробы вдвоем. В мастерской остается одна крышка. Зотов возвращается с улицы.

АБИГОР. Зотов?!
ЗОТОВ (отступает от двери). Чего?
АБИГОР (в дверях). Делай гитару. (Уходит.)
ЗОТОВ (закрывает дверь). А я уже сделал вам, паскуды, гитару! (Идет в другую часть дома, возвращается с гитарой.) Заказал один хлыщ полгода назад. Пропал! И вот вам гитара! Из этого говна (указывает на крышку) ничего делать не буду. Себя надо уважать. (Садится на табурет рядом с кроватью, играет на гитаре, поет.) Зароют меня в землю, и будет мне луна хоть белая, хоть желтая, ни чёрта не видна! Зароют меня в землю... Все! Спать! (Гитару кладет на табурет, выключает в мастерской свет, снимает башмаки, ложится.)

Дождь за окном становится сильнее. Вода с потолка капает в таз...


СЦЕНА 2

Ночь. С улицы доносятся раскаты грома. Сверкает молния, каркают вороны. Скрипит входная дверь. В мастерской Зотова появляются едва различимые силуэты. Крышка гроба поднимается над полом, плывет по мастерской, потом останавливается над гитарой. С новым раскатом грома крышка падает на гитару и табурет. Снова скрипит входная дверь. Силуэтов нет. Кончается дождь, наступает рассвет.

ЗОТОВ (садится на кровати, ищет ногами ботинки, не находит, босиком бежит к уличной двери, расстегивает на бегу ширинку). Ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё!.. П-п-п-п-п-п-п-п!.. (Исчезает за дверью, скоро возвращается, идет к кровати, чтобы лечь, видит крышку.) Кто?! (Оглядывает мастерскую.) Кто?! Паскуда! Порублю! (В темном углу берет киянку, возвращается к крышке.) Порублю! (Бьет.)

Крышка отвечает на удар самым низким звуком классической шестиструнной гитары – нотой «ми» третьей октавы. Звук улетает, но потом возвращается назад более глубоким и мощным органным трезвучием. Мастер снова бьет по крышке, уже с другой стороны. Крышка на удар отвечает нотой «ми» первой октавы.

ЗОТОВ (роняет киянку.) Что за хрень?! Не может оно так петь!.. (Переворачивает крышку, поднимает ее, смотрит внутрь.) Ткань отодрать... Чем?.. (Оглядывается по сторонам, ничего не находит, рвет руками, ткань поддается.) Клен! Мастеровой!!! И гренадил... Что ж за гроб?! И кедр?! Чтоб я сдох!.. Чем отодрать?.. (Одной рукой держит крышку, другой тянется к верстаку. Делает шаг, спотыкается о киянку, падает.)

Крышка полностью накрывает мастера. Вместо грохота гитарное трезвучие, потом тишина. Зотов выползает из-под крышки, садится на нее, разминает ушиб на лбу.
Мастер резко встает, поднимает крышку, тянет ее к двери, ведущей в другую часть мастерской, скрывается за дверью. Возникает стук топора, шум деревообрабатывающего станка... Сильный порыв ветра настежь распахивает уличную дверь. Каркают вороны, крылатые тени мелькают в мастерской.


СЦЕНА 3

В лачугу мастера входят Мария, Александр, Виктор, Абигор.

АЛЕКСАНДР (Абигору). Где он?
АБИГОР (кивает в скрытую часть мастерской). Идет.

Появляется Зотов. В руках обечайка и верхняя дека гитары.

ЗОТОВ (подходит к верстаку). Замеры...У меня будет своя гармония!
АЛЕКСАНДР. Зотов?

Зотов не слышит пришедших, не видит, мерит индикатором толщину деки.

АЛЕКСАНДР. Зотов?!
ВИКТОР. Он чокнулся. (Щелкает пальцами перед лицом мастера.) Алле, гараж?.. Баня сгорела! Голубятню угнали!.. (Александру.) Допился. Белая горячка.
МАРИЯ. Он делает гитару...
ВИКТОР (Марии). Маша, в порядке с головой?! Он не жрет ни хрена пятый день!
АБИГОР. Шестой.
ВИКТОР. Был просто пьянь! А сейчас белей смерти. Волосы – струпья! Не мужик – унитаз!
ЗОТОВ. Моя мензура! Пружины?.. Рипы?.. (Шарит рукой по верстаку.)
АБИГОР (лезет под верстак, поднимает пружины, Зотову). Возьми.
ЗОТОВ. Я слышу гармонию! Будет моя настройка дек!.. (Берет обечайку, деку, пружины, убегает за дверь в другую часть мастерской.)
ВИКТОР. Алекс! Ему нужен врач. Прямо сейчас! Нас для него нет!.. Мира нет!
МАРИЯ. Он делает гитару...
ВИКТОР. Безумные глаза! Во всю рожу! Завтра будет лежать на полу. Мертвый Дровосек!

За стеной включается деревообрабатывающая машина, стучит молоток...

АЛЕКСАНДР. Маша... Витя прав. Того мастера нет.
МАРИЯ. Алекс, я прошу тебя...
АБИГОР. Пусть делает гитару...
ЗОТОВ (бежит к верстаку). Нижняя дека... Два и восемь... (мерит толщину деки.)
АБИГОР. Я буду его кормить. (Идет к пакету с едой, стоящему у двери, достает батон, возвращается к верстаку.) Зотов, ешь... (Пауза.) Мастер! Ешь!
ЗОТОВ (отрешен от всего, но кусает, жует). Три десятки снять?..
АБИГОР. Две десятки. (Александру.) Еще пять дней пусть делает гитару.
МАРИЯ. Алекс, я прошу тебя!
АЛЕКСАНДР. Пять дней. (Оглядывает мастерскую.) Потом врач. В дурку сдать. Всё!
ВИКТОР. Ты с башкой в ладах?!
АЛЕКСАНДР. Витя...
ВИКТОР (отмахивается). Ай!.. (Идет к двери на улицу.) «Потом» не будет! «Пять дней» не будет! Ваш Дровосек дуба даст! (Скрывается за дверью.) Завтра же!
АБИГОР. Горячий компаньон.
АЛЕКСАНДР. Всегда комок нервов.
ЗОТОВ. Лишнее снять... (убегает с нижней декой в другую часть мастерской.)
АЛЕКСАНДР. Маша, идем. (Абигору.) Ты с нами. Купи ему свежей жратвы! И прямо в рот.
АБИГОР. Я заставлю. Будет есть и глотать.

Все вместе уходят. В другой части мастерской снова стук молотка, гудит шлифмашина. Появляются Гала и Андрей.

ГАЛА. Они ушли.
АНДРЕЙ (оглядывает мастерскую). Какая вонь!
ГАЛА. Андрей, где он?
ЗОТОВ (входит с верхней декой). Пружина. Еще одна?! (Ищет под верстаком пружину.)
ГАЛА. Зотов?!
АНДРЕЙ (Галине). Крыша потекла?..
ЗОТОВ. Нашел. (Прилаживает пружину к деке.) Сюда. По меткам.
ГАЛА. Зотов! Смотри на меня!
ЗОТОВ. Лак! Чувствую запах... Цвет! (Смотрит сквозь Галину.)
АНДРЕЙ. Кранты.

Долгая пауза.

ГАЛА. Зотов, не делай гитару. Я дам тебе денег. Куплю что хочешь...
АНДРЕЙ. Почему «не делай»?
ГАЛА. Предчувствие. Будет плохо от этой гитары. И тебе, и мне.
ЗОТОВ. Я назвал ее – «Прима». Голос «Примы»... Уже везде!
АНДРЕЙ. Ну, дурак!
ГАЛА. Молчи! Зотов, тогда приклей это внутри. (Дает мастеру.) Пуговка. Маленькая!
АНДРЕЙ. Это что?
ГАЛА. Не лезь! (Мастеру.) Зотов, от этой пуговки тебе ничего. Я заплачу!
АНДРЕЙ. Зачем?
ГАЛА. Юная стерва начнет играть на гитаре... Через месяц ей смерть.
АНДРЕЙ (в сторону). Ведьма!
ЗОТОВ (берет пуговку, бросает в дальний угол). Размер... Толщина деки (смахивает пыль с верхней деки) – микроны! Вес (взвешивает на ладони) – миллиграммы! Это ж моя «Прима»!
ГАЛА. Дурак дураком... А тут сообразил. Андрей, не должно быть этой гитары. Бензин...
АНДРЕЙ. Зачем?!
ГАЛА. Лачугу сжечь!
АНДРЕЙ. А Зотов?
ГАЛА. Придет в себя, выберется.
АНДРЕЙ. Если не придет?
ГАЛА. Найдут тело. Всплывут гробы! Твоему брату тюрьма! Бизнес мой. Тебе половина.
АНДРЕЙ. Сжечь! Все на хрен сжечь! (Идет к двери, останавливается.) А Зотов?..
ГАЛА. Что Зотов?
АНДРЕЙ. Дурак-дурак... Но человек! Нельзя же так... С человеком!

Зотов уходит в другую часть дома с декой и пружиной.

ГАЛА. Почему нельзя?
АНДРЕЙ. Брат – подонок! Ему хоть тюрьма, хоть смерть. Но мастера сжечь... За что?..
ГАЛА. В машину!

Андрей уходит.

ГАЛА. Слизняк! (Уже одна.) Зотов!
ЗОТОВ (появляется, бежит к верстаку). Замеры... Индикатор... (мерит толщину деки.)
ГАЛА. Не делай гитару!
ЗОТОВ. Два и восемь... Два и шесть... (убегает.)
ГАЛА (уходит и возвращается с канистрой, свечой, разливает содержимое канистры, ставит рядом свечу, поджигает.) Дурак, умрет легко. акрывает за собой дверь.)

Порыв ветра, открывается уличная дверь. В лачугу вползает туман, стелется по полу. Зотов выходит из невидимой части мастерской, у верстака снова делает замеры. Громкое дыхание с улицы: раз, другой. Свеча гаснет. Дверь закрывается. Оседает, растворяется туман.


СЦЕНА 4

Темные сумерки. Ветер шумит за стенами лачуги. Гремит гром, сверкают молнии. Дождь капает в таз с потолка. Гудит деревообрабатывающий станок, силуэт мастера то появляется, то исчезает в сумеречной темноте. Звуки стихают. Рассвет. Мастер спит на полу. Рядом стоит гитара, прислоненная к верстаку. Порыв ветра распахивает уличную дверь, она с грохотом бьет о стену и возвращается назад. Новый порыв ветра, и снова удар о стену.

ЗОТОВ (поднимает голову, садится на колени). Пил?! Не пил?! (Разминает живот.) Жрать! Ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё... Жрать!!! (Оглядывает мастерскую.) П-п-п-п-п-п-п-п-п!.. (Видит пакет у двери, ползет к пакету, открывает.) Воняет! Но жратва! (Достает курицу, рвет на части и ест, ест, ест.) Это чё? (Видит гитару, подползает.) Елы-палы! (Одну руку вытирает о штаны, гладит обечайку, струны, в другой руке держит курицу, продолжает есть.) Откуда?! (Проводит пальцем по струнам: гитара расстроена.) Какой звук! (Перестает есть, оглядывает лачугу, кладет курицу на верстак, тщательно вытирает ладони о штаны и куртку, берет в руки гитару.) Но откуда?! (Снова проводит рукой по открытым струнам: гитара звучит иначе.) Елы-палы! Теперь идеальный строй! Колки сами движутся?.. Что ли?! (Играет, поет.) Зароют меня в землю, и будет мне луна... (останавливается.) Дерьмо. Фольклор. Надо что-то из классики... Та-ри-ра-ри-ра-ра-ра... Да! Это!

Мастер играет. Вначале скованно, грязно, неумело. Потом ровнее, легче и чище. Затем просто хорошо. Зотов играет короткую, технически сложную 5-ю часть сюиты №2 До-минор (для лютни) И.-С. Баха. Пальцы Зотова летят по струнам. Игра становится виртуозной.

ЗОТОВ (кончает пьесу, выбегает из лачуги на улицу, падает на колени, гитару держит над головой). Это моя «Прима»!

Раскаты грома. Льет дождь. Гремит гром.

ЗОТОВ. Кто я был?.. Ничтожество. Пьянь. Сучий прохвост! Инструменты строгал хуже табуреток! Я жил как скот среди скотов. И через десять лет я... пьяный в дым! Упал бы в сточную канаву. И замерз! Как скот! А потом стал бы навозом для чужого поля! Но теперь я – музыкант! Это мне выдано небом! Антон Валерьянович Зотов объездит со своей «Примой» весь мир.

Кончился дождь. Гром гремит где-то далеко. Над Зотовым кружат три огромные тени.

ЗОТОВ. Тебе нужен чехол! Моя «Прима»... (Появляется в мастерской и исчезает в скрытой ее части.)


СЦЕНА 5               

С улицы доносятся шаги. Стук в дверь лачуги.

ЗОТОВ (из невидимой части мастерской). Сейчас.

Снова стук.

ЗОТОВ. Иду!

Открывается дверь.

АБИГОР (громко кричит). Зотов!

Входят Абигор, Мария, Александр, Виктор.

ВИКТОР. Толкнешь слегка, откроется.
АЛЕКСАНДР. Что здесь брать?
ВИКТОР. Только бежать! Из этой вони.
АЛЕКСАНДР. Зотов?!
ЗОТОВ (долго не идет, потом появляется). Я.
АЛЕКСАНДР. Куда вырядился?
ЗОТОВ. Почему «вырядился»?
АЛЕКСАНДР. Туфли лакированные. Концертный фрак, бабочка!..
ЗОТОВ. Ну, я ж... это... иногда преподаю...
АЛЕКСАНДР. Что преподаешь?
ЗОТОВ. Мастеровое дело. Еще играю! Квартирники! Кафе...
ВИКТОР. В бильярд играешь?!
ЗОТОВ. Какой бильярд! Концерты даю. Выступаю иногда.
ВИКТОР. Концерты?! Не смеши!
АЛЕКСАНДР. Зотов, ты сделал гитару?
ЗОТОВ. Сделал. Досыхает.
МАРИЯ. Неси!
ЗОТОВ. Есть правила. На только сделанном инструменте можно играть не сразу...
АБИГОР. Мастер! Давай.

Зотов уходит в другую часть мастерской.

ВИКТОР. Алекс, смотри, бутыль под верстаком.
АЛЕКСАНДР. И что?
ВИКТОР. В нее Зотов сливает по ночам.
АЛЕКСАНДР. Витя, уймись!
ВИКТОР. Точно, сливает!
АЛЕКСАНДР. Хочешь бутыль на дачу? Я договорюсь!
ЗОТОВ (возвращается с гитарой, Алекандру). Вот.
АЛЕКСАНДР. Маше отдай.
МАРИЯ (берет гитару, разглядывает, проводит по струнам). Это не она.
ЗОТОВ. Как не она?! Гроб принесли, я распустил! Руки порезал! Дни и ночи не спал, не жрал, едва не сдох! Я покажу!.. (Убегает в другую часть мастерской, выносит остатки гробовой крышки.) Это что? А?! (Бросает дерево на пол.)
МАРИЯ. Это не она!
ЗОТОВ. А клей?! (Убегает, снова возвращается с банками.) Лак?! Сам купажил! Мешал! Язык пожег! Ноздри были как угли! Что ты несешь?! (Ставит банки на верстак.)
АЛЕКСАНДР. Зотов!
ЗОТОВ. Чего Зотов?! Я костьми лягу, пальцы мне рубите, голову режьте! Она! (Марии.) Хочешь, разберу? (Выхватывает гитару.) Прямо щас! Сниму дно! Рифы, пружины все в клее!
АБИГОР. Это она, мастер. Мы уходим.
МАРИЯ. Как уходим?!
АБИГОР (тоном, которому нельзя возразить). Мы! Уходим!
АЛЕКСАНДР. Зотов, я должен тебе остаток...
ЗОТОВ. Какой остаток?
АЛЕКСАНДР. Деньги. Восемнадцать тысяч. С половиной.
ЗОТОВ. А, не надо. Для души творил.
ВИКТОР. Как не надо? (Александру.) Он что, дурак?
АЛЕКСАНДР. Виктор?!!
ВИКТОР. Ты сэкономил. Хорошо.
АБИГОР. Уходим! (Берет у Зотова гитару, указывает всем на дверь.)

Четверо покидают лачугу Зотова. Мастер долго стоит в проеме, провожает гостей, потом закрывает дверь на все петли, засовы.

ЗОТОВ. Уехали. Ждать десять минут. Пять минут. (Мечется по мастерской.) Не могу. Хоть режь меня, вырви глаз, не могу! (Убегает в другую часть дома, возвращается с «Примой».)

Мастер садится на табурет. В посадке теперь профессиональная осанка. Инструмент Зотов держит правильно. Из-под кровати мастер достает стульчик для левой ноги. Зотов играет. Гитара звучит волшебно. Удар! Такой силы, что дверь слетает с петель, плашмя падает на пол. Мастер сжимается в пружину, сидит на табурете ни жив ни мертв. Мария подбегает к Зотову, вырывает инструмент из его рук, Абигор обхватывает Зотова сзади.

ЗОТОВ. Не надо!..

Наконец, гитара у Марии. Абигор отпускает мастера.

МАРИЯ. Это она... Она!!
ЗОТОВ. Отдай гитару!.. (Падает на колени, ползет к Марии, обнимает ее ноги, плачет.) Забери все. Деньги верну. Инструменты, станки, скрипки... Все возьми! Отдай «Приму»!..
МАРИЯ. Никогда! (Вырывается из рук мастера, отступает.)
ЗОТОВ. Дом сожгите! «Приму» отдайте!
АЛЕКСАНДР. Зотов, у нас был договор. Ты меня обманул.
ЗОТОВ (Абигору). Багор! Ты ж не такой, как они! Скажи им!
АБИГОР. Извини, Зотов. Служба.

Долгая пауза.

ЗОТОВ (плачет). Твари. Навозные черви...
АЛЕКСАНДР (достает из кармана куртки сверток). Остаток.
ВИКТОР. Алекс, за что?! Он тебя напарил! Развел!
АЛЕКСАНДР (указывает в «рваный» проем лачуги). Когда я был за дверью, он играл... Мне ясно, почему напарил. (Кладет деньги на верстак.)
ЗОТОВ. Сучары! Паскуды!
АЛЕКСАНДР. Зотов, спасибо за инструмент. (Остальным.) Идем.

Мария, Абигор, Александр поворачиваются к мастеру спиной, чтобы уйти.

ВИКТОР (смотрит на деньги, потом на друга). Не бизнесмен. Добрый повар. Навсегда.

Зотов делает шаг к верстаку, берет стамеску с длинным жалом, идет к Марии, замахивается, чтобы ударить в спину.

ВИКТОР. Твою мать! (Ныряет под верстак.)

Александр оборачивается на крик, хватает мастера за руку, в которой стамеска, двое борются... Абигор отшвыривает мастера от Александра. Стамеска в руках Абигора.

АБИГОР. Ах, Зотов, Зотов... (возвращает стамеску на верстак.)
МАРИЯ. Алекс, кровь! (Достает платок, вытирает щеку Александра.)
АЛЕКСАНДР. Царапина. Идем.
ВИКТОР (вылезает из-под верстака). Ах ты, скот!.. (Идет к мастеру.)
АЛЕКСАНДР. Оставь его!
ВИКТОР. Как «оставь»?! Он же...
АЛЕКСАНДР. Под верстаком что искал?
ВИКТОР. Шнурок! Я ринулся к нему... шнурок... Башмак. И...
АЛЕКСАНДР. Завязал? Шнурок?
ВИКТОР. Завязал.
АЛЕКСАНДР. Идем. (Держит платок у щеки.)
ВИКТОР. Может, деньги все-таки забрать?..
АЛЕКСАНДР. Идем!
ЗОТОВ (стоит на коленях). Отдайте «Приму»!.. Ну, пожалуйста!..
АЛЕКСАНДР (останавливается в проеме). Зотов. Спасибо за гитару. (Уходит последним.)
ЗОТОВ (кричит в открытую дверь). Ладно, твари! Ублюдки! Теперь на мне печать неба. Я сделаю новый инструмент. Еще сотню гитар. Заработаю миллионы. Выкуплю у вас «Приму»! Нет... Я найму банду подонков. Они ночью заберут гитару. Моя «Прима» всегда будет со мной!


АКТ III 

Октябрь.

СЦЕНА 1                

Зал кафе преобразился. Всюду гитарные стойки: на сцене, у бара, в углах... Софья входит, поправляет стулья, вытирает столы.

АБИГОР (стоит в арке). Здравствуй, Софья.
СОФЬЯ. Помогай, Багор!
АБИГОР (помогает). Помогу.
СОФЬЯ. Строители, козлы! Придут. Нагадят! Каждый день за ними убирай! (Пауза.) Говорят, в ночь на субботу проскакал по городу библейский всадник. Видели его на Волхонке. Сказано в писании: снял Агнец Божий четвертую печать... показался конь бледный, на нем всадник, которому имя Смерть...
АБИГОРЗамолчи!
СОФЬЯ. Слышь, Багор. Красивый ты мужик. Пригласи меня в кафе!
АБИГОР. Тебе этого мало?
СОФЬЯ. Я в другом смысле!
АБИГОР. В каком?
СОФЬЯ. Чё ж, я не девушка?!
АБИГОР. А-а-а-а!.. Конечно. (Садится на стул у барной стойки.) Только я – не мужчина.
СОФЬЯ. Понятно. Педераст.
АБИГОР. Не в этом дело.
СОФЬЯ. А в чем?
АБИГОР. Война. Тяжелое раненье. Немощен я.
СОФЬЯ. Извини.
АБИГОР. Ты, Софья, попробуй с Михаилом. А лучше с Алексом.
СОФЬЯ. Да ладно!
АБИГОР. Как он на тебя смотрел...

В зал входит Дмитрий, за ним Мария. Чехол с гитарой за плечами.

МАРИЯ. Всем привет.
СОФЬЯ. Здрасьте. (Абигору.) Идем! (Уходит с Абигором.)
ДМИТРИЙ (садится на стул, опускает руки на стол, одергивает.) Стол мокрый?!
МАРИЯ (снимает чехол, куртку). Софья только помыла. (Достает гитару, подстраивает).
ДМИТРИЙ. Давайте скорей, барышня!
МАРИЯ. А чем вы занимаетесь кроме уроков, Дмитрий Андреевич?
ДМИТРИЙ. Я – композитор. Пишу концерт. Он не пишется. (Пауза.) Гитара новая?
МАРИЯ. Мастеровая.
ДМИТРИЙ. Зачем? На кой она черт?! Когда играть надо учиться?!
МАРИЯ. Можно я сыграю Шопена?
ДМИТРИЙ. Да какого Шопена?! (Встает, долгий вдох перед гневной отповедью.)

МАРИЯ играет. После первых тактов Дмитрий падает на стул. Звучит короткий, яростный этюд Шопена. Пьеса окончена. Мария укладывает гитару в чехол.

ДМИТРИЙ. Куда?!
МАРИЯ. В метро. (Надевает куртку.)
ДМИТРИЙ. Но... Тебе... надо... как его... Гаммы...
МАРИЯ. Зачем? (Идет к арке.)
ДМИТРИЙ (падает на колени.) Играй. Еще!
МАРИЯ. Мне надо идти. (Уже в арке.)
ДМИТРИЙ (хватает Марию за ноги, руки). Ну, умоляю! Еще! Как ты... смогла?!
МАРИЯ. Завтра открытие этого клуба. Я играю. Приходите.
ДМИТРИЙ. Где оно – завтра?! Сейчас играй! Еще!.. (Трясет женскую руку.)

Входит Александр, за ним Виктор (с пакетом), Гала. Потом Михаил (идет за стойку).

ДМИТРИЙ. Простите. (Быстро поднимается, уходит.)
АЛЕКСАНДР. Что здесь было?
МАРИЯ. Он признавался в любви.
АЛЕКСАНДР. Шею сломаю! (Хочет идти за Дмитрием.)
МАРИЯ (хватает Александра за руку). Я пошутила!
АЛЕКСАНДР. Не уходи.
МИХАИЛ. Всем кофе?
ВИКТОР. Всем шампанского. Хозяину кафе сегодня 37. (Указывает на Александра.)
АЛЕКСАНДР. Я не хозяин. Арендатор.
ГАЛА. И завтра открытие клуба?!
ВИКТОР (ставит на барную стойку пакет). Михаил, откупоривай. Наливай.
МИХАИЛ. Руку порезал. Не могу.
ВИКТОР. Ну, дай бокалы. (Идет к столу.)
МИХАИЛ. Сейчас. Поднос, бокалы... (Несет на подносе четыре бокала.)
ВИКТОР (ставит картонную коробку на стол). Алекс, едрён-батон! Чего стол мокрый?!
МАРИЯ. Софья только помыла. (Снимает чехол, куртку.)
АЛЕКСАНДР. Так они сейчас снова придут!
ВИКТОР. Да куда ж поставить?! (Держит открытый торт в руках.)
АЛЕКСАНДР. Куда поставить... (оглядывает зал.)
МИХАИЛ. На парапет. У окна.
ВИКТОР. Точно. Сухо. Свежо. (Ставит на парапет.)
МАРИЯ (у парапета). Алекс, посмотри! Торт – «Черный замок»! Разделен на четыре части! Каждая подписана! Готическим шрифтом. Твой кусок, мой кусок... «Виктор», «Гала». Чудо!
МИХАИЛ. Чай? Кофе?
МАРИЯ. Нам с Алексом чай!
ВИКТОР. Кофе.
ГАЛА. Мне кофе.

Гала и Александр у стола с шампанским, Виктор и Мария у парапета над тортом.

АЛЕКСАНДР (Галине). Гала, ты прости меня. За всякое-разное...
ГАЛА. Я простила. Шампанского налей.
АЛЕКСАНДР (откупоривает с щелчком). Шампанское. (Разливает в четыре бокала.)
МАРИЯ. С днем рожденья! (Обнимает, целует Александра.)
ВИКТОР. Поздравляем!
ГАЛА. Поздравляем.
АЛЕКСАНДР. Спасибо!

Все пьют.

МИХАИЛ. Чай к десерту. Кофе... (ставит на стол поднос.)
ВИКТОР. Десерт!.. (Делает шаг к парапету.)

Сильный, громкий порыв ветра распахивает окно, решетка с парапета сбивает торт, он падает на пол ниц.

ВИКТОР. Едрен-батон...
ГАЛА. Мудак! Куда поставил?!
ВИКТОР. Галчонок... Я ж хотел... там сухо... свежо... Кто мне сказал?.. Про ветер...
ГАЛА. Витя! Ты мудак! (Пауза.)
АЛЕКСАНДР. Гала, успокойся. Напротив кондитерская. Сейчас купим лучший торт.
АБИГОР (стоит в арке). Алекс, строители.
АЛЕКСАНДР. Софье скажи: пусть уберет. (Указывает на торт.)
АБИГОР. Уберет. (Уходит.)
АЛЕКСАНДР. Идемте в кабинет.

Александр, Виктор уносят подносы с шампанским, бокалами, чаем... Михаил помогает. Мария берет чехол с гитарой, свою куртку.

АЛЕКСАНДР. Гала... (зовет кивком головы в кабинет.)
ГАЛА. Я успокоилась. Идите.
ВИКТОР. Галчонок...
ГАЛА. Идите!!!

Все уходят.

ГАЛА (над тортом). Ну почему?!
СОФЬЯ (стоит в арке). Где убрать?
ГАЛА. Тут. Убери.
СОФЬЯ (разглядывает торт). Надо ж, как упал. Ни куска не сожрать!
ГАЛА. Не вздумай!
СОФЬЯ. Да я просто...
ГАЛА. Не смей! (Смотрит, как Софья отправляет весь торт в ведро, потом уходит в кабинет.)

Официантка уносит ведро.


СЦЕНА 2

Входит Софья. На подносе стаканы, фрукты, напитки. Появляется Михаил.

СОФЬЯ. Миха, помогай. (Ставит все на столы).
МИХАИЛ. Я – Михаил. Зови меня так. Я просил уже!
СОФЬЯ. Какая разница?!
МИХАИЛ (помогает Софье). Софья, для кого ты оделась?
СОФЬЯ. Чё?
МИХАИЛ. Вульгарная юбка. Пошлое декольте. Тебе не идет...
СОФЬЯ. Нравлюсь? (Подмигивает.)
МИХАИЛ. Софья!
СОФЬЯ. Пригласи меня в ресторан!
МИХАИЛ. Неужели в этом идут в ресторан?!
СОФЬЯ. Можно сразу ко мне.
МИХАИЛ. «... О, звезды, не глядите в душу мне, такие вожделенья там на дне...» (Идет за стойку.)
СОФЬЯ. Тоже на голову раненый? Как Багор? На каких же фронтах вас всех ранило?..

Входят Виктор, Андрей, Коллекционер. Софья становится у стойки, ждет посетителей.

ВИКТОР. Дрюня, привет.
АНДРЕЙ. Здорово, Виктор.
ВИКТОР. Ты ж с Алексом на ножах?!
АНДРЕЙ. На ножах... Но клуб, гитара... (садится за стол.) Посмотреть хочу: как оно...
ВИКТОР. И я посмотреть. Сегодня открытие. Первый концерт. (Садится за стол с Андреем.)
АНДРЕЙ (в сторону). Хрена лысого пришел бы сюда... Ведьма твоя послала!
КОЛЛЕКЦИОНЕР (стоит в арке, Михаилу.) Извините, забрел случайно. Увидел афишу. Гитару люблю. Куда можно...
МИХАИЛ. Садитесь за любой стол.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. А пальто, шарф?
МИХАИЛ. Гардероба нет. Вешалка в дальнем углу. Или на стул.
КОЛЛЕКЦИОНЕР (идет к столу, снимает пальто). На стул... (садится.)
ДМИТРИЙ (вбегает, Михаилу). Не опоздал? Куда сесть?.. (Оглядывает зал.)
МИХАИЛ. Где свободно.
ДМИТРИЙ. Ближе к сцене?..
МИХАИЛ. Конечно.

Входят посетители. Молодая компания из трех человек и Работяга (простак) – один.
ПЕРВЫЙ ИЗ КОМПАНИИ  (Софье, стоящей у стойки). Вход свободный? А то мы...
ВТОРОЙ ИЗ КОМПАНИИ. На улице дождь.
ТРЕТИЙ ИЗ КОМПАНИИ. Чё, дурак? (Софье.) Хотим послушать. Гитару...
СОФЬЯ. Вход! Только сегодня... Свободный!
ПЕРВЫЙ. Мы за тот столик.

Трое садятся за самый дальний от сцены, никем не занятый, стол.

РАБОТЯГАИ я к этим?
СОФЬЯ. Садись.
РАБОТЯГА (Софье.) Официантка? (Сел). Неси пиво!
СОФЬЯ. На столе вода, фрукты. За счет заведенья. Пиво сегодня после концерта.
РАБОТЯГА. Ох, ничё се... Подача!

Появляется Абигор. Становится в арке. Из кабинета выходит Мария с гитарой, Алекс.

АЛЕКСАНДР. Не волнуйся. Все хорошо. Иди. (Становится у барной стойки.)
МАРИЯ (на сцене садится на стул). Здравствуйте. Сегодня открытие нашего клуба. Я волнуюсь. Я хочу сказать... (Пауза.) Нет, лучше сыграю. Слова потом... (играет.)

Звучат две волшебные пьесы. Coda второй пьесы – экспрессивное арпеджио. Рвется первая (самая тонкая) струна.

МАРИЯ. Простите. Струна. (Меняет струну. Долгая тишина.)
ПЕРВЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ. Ох ты ж-ж-ж-ж...
ВТОРОЙ ПОСЕТИТЕЛЬДа, блин...
РАБОТЯГА. Ну, как такое... без пива?!!

Восхищенный зал аплодирует.

ДМИТРИЙ (встает, подходит к Марии). Привет.
МАРИЯ. Привет.
ДМИТРИЙ. Хочу сказать... До вчерашнего дня была депрессия. У меня. Каждый день дерьмо. Давай поменяю струну?
МАРИЯ. Сама! (Пауза.) Была депрессия?..
ДМИТРИЙ. Да... Но вчера! После той игры... Я вернулся домой. День стал медовый.
МАРИЯ. Какой?
ДМИТРИЙ. Был серый. Вдруг все прошло. Я за ночь написал адажио гитарного концерта! Утро! Слипались глаза! А душа писала... писала... Это твоя гитара...
КОЛЛЕКЦИОНЕР (стоит рядом с Дмитрием). Невероятная игра!
МАРИЯ. Спасибо.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Я по профессии психиатр.
МАРИЯ. Не люблю психиатров.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Я тоже. Но у меня хобби. Собираю гитары и скрипки.
МАРИЯ. Поздравляю.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Ваша гитара – нечто! Кто сделал?! Можно посмотреть?
МАРИЯ. Только в моих руках. (Показывает гитару.)
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Почему без клейма?
МАРИЯ. Оно глубоко внутри.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Кто мастер?
МАРИЯ. Секрет.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Ну, умоляю!

Мария отрицательно качает головой.

КОЛЛЕКЦИОНЕР. Сколько заплатили? Только честно?!
МАРИЯ. Двадцать тысяч евро.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Не цена. Могу поменять на квартиру.
МАРИЯ (снова качает головой). Продолжаем концерт?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Согласен. Это не цена. Меня зовут Лев Сергеевич.
МАРИЯ. Мария.
КОЛЛЕКЦИОНЕРМне показалось... Когда вы играли... Рядом – за стеной – (оглядывает зал) оркестр. Или орган. Акустика такая? Что ли?..
ДМИТРИЙ. Это гитара!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Да бросьте!
МАРИЯ. Продолжаем?..
РАБОТЯГА (трем посетителям). Ну, как такое без пива?! (Софье.) Слышь?..
СОФЬЯ. Я не «слышь»! Меня зовут Софья.
РАБОТЯГА. Дай пива?!
СОФЬЯ. Пиво сегодня после концерта!
РАБОТЯГА (встает). Как «после концерта»?! Здесь филармония или рюмочная?

Абигор и Александр идут к Работяге.

МАРИЯ. Алекс, Багор!

Абигор, Александр останавливаются.

МАРИЯ (встает, Работяге). Что вам надо? Гитара спрашивает.
РАБОТЯГА. Пива!
МАРИЯ. Понятно. (Садится, берет гитару. Три яростных щипка на одной струне. Работяга хватается за горло. Щипок на 2-х струнах: у Работяги рвотный позыв. Еще щипок. Работяга падает на колени. И еще один яростный щипок: изо рта Работяги вылетает рвота.)
РАБОТЯГА.Не надо! (Ползет к арке.)

Абигор хватает Работягу за ворот куртки, тащит из зала. Александр помогает охраннику.

МАРИЯ. Три минуты перерыв. (Идет с гитарой к арке.) Глоток воздуха... (уходит.)
ТРЕТИЙ ПОСЕТИТЕЛЬ. Играйте в холле!
ВТОРОЙ ПОСЕТИТЕЛЬ. Играйте там!

Весь зал поднимается и спешит за Марией. Остаются Софья и Михаил.

СОФЬЯ (за барной стойкой берет ведро, тряпку, потом убирает). Пока строили, каждый день: песок, штукатурка! Открылись. Первый концерт! Блевотина! Через два дня навалят... на столе! Полное... искусство! (Михаилу.) Чё стал? Помогай!

Михаил подходит, берет ведро, уносит из зала.

СОФЬЯ. Кому концерт, кому тряпка! Говорила мать: Сонька, на баяне учись! (Уходит с тряпкой.)


СЦЕНА 3

Пустырь, валун, коряга. За пустырем кладбищенская ограда. Вдалеке раскаты грома.

СТОРОЖ (идет, прихрамывая, присаживается на валун, больную ногу ставит на корягу). Погода – гнида. Опять ногу ломит.
Коряга. Слезь с меня. А то лопатой дам.
СТОРОЖ (убирает ногу). Ты кто?!
ЗОТОВ (садится). Мастер.
СТОРОЖ. Какой мастер?! Чего мастер?!
ЗОТОВ. Ни «какой». Ни «чего». Я – мастер.
СТОРОЖ. Чуть сердце не разорвалось. Сучий хвост. Что здесь делаешь?
ЗОТОВ. Материал для работы ищу.
СТОРОЖ. Какой материал?
ЗОТОВ. Иди куда шел.
СТОРОЖ. Злой ты. Хотя...
ЗОТОВ. Что?
СТОРОЖ. Кто ж добрый будет посреди октября спать на земле. В одном плаще. Да в обнимку с лопатой.
ЗОТОВ. Сам ты кто?
СТОРОЖ. Митяй. Кладбищенский сторож.
ЗОТОВ. Выпить хочешь?
СТОРОЖ. Налей.

Зотов протягивает Сторожу флягу.

СТОРОЖ. А стакан?
ЗОТОВ. Так пей.
СТОРОЖ. Можно и так. (Пьет из фляги.) А ты по какому ремеслу мастер?
ЗОТОВ. Всю жизнь делал скрипки, альты... Барахло. Недавно сделал гитару.
СТОРОЖ. Можно еще? (Поднимает флягу.)
ЗОТОВ. Пей.
СТОРОЖ (пьет). Слышь, от ты мастер. А из чего производят твою гитару?
ЗОТОВ. «Производят»! Нашел слово!
СТОРОЖ. Ну, из чего?
ЗОТОВ. Из сосны... клена, палисандра.
СТОРОЖ. А чтоб из гроба строгали, видел?!
ЗОТОВ (вырастает над сторожем). Кто еще делал такую гитару?! Где гроб?! Говори! Лопатой зарублю!
СТОРОЖ. Зарубишь – ниче не узнаешь.

Зотов опускает лопату.

СТОРОЖ. Не ты ли тот сатана, который шесть могил по округе разворотил?!
ЗОТОВ. Всё гниль. Труха!
СТОРОЖ. Старухи кладбищенские в истерике! Демон пришел! Библейский всадник!
ЗОТОВ. Не томи. Кто еще делал такую гитару?! Где гроб?!
СТОРОЖ. И вот же ж он – демон! (Поднимает флягу.) Еще глотну?
ЗОТОВ. Пей!
СТОРОЖ (пьет). Был тут один. Бугор или...
ЗОТОВ. Багор?!
СТОРОЖ. Точно.
ЗОТОВ. Дальше говори!
СТОРОЖ. Привел к могиле, пальцем ткнул. Мы вырыли. Бугор твой сказал: мастер будет гитару варганить из гроба.
ЗОТОВ. Я этот мастер! Ну, крышку сняли. Мне принесли. Коробка где?!
СТОРОЖ (пьет). Пока гроб доставали, Валет говорил...
ЗОТОВ. Кто это – Валет?!
СТОРОЖ. Могильщик.
ЗОТОВ. Что говорил?!
СТОРОЖ. В могиле гитарист лежал. Валентин Родригез.
ЗОТОВ. Испанец?
СТОРОЖ. Точно не еврей. Играл на гитаре как Паганини. Умер в 20 лет.
ЗОТОВ. Давай про гроб!
СТОРОЖ. Та погоди! Однажды ехал Родригез на концерт. Увидел вдоль дороги заброшену церкву. Крикнул водиле: стой! Той остановил. И этот Родригез поспорил с другом, шо влезет на церковный крэст, на саму верхотуру, и Баха сыграет.
ЗОТОВ. Зачем?
СТОРОЖ. Ты сам мене расскажи! Короче, влез! Сыграл! А в той же вечер концерт. Родригез дергал струны как бог. И вышла одна тетка на сцену в слезах, сняла с шеи крэст золотой!.. Два пальца толщиной! И подарила Родригезу.
ЗОТОВ. Зачем мне про крест?!
СТОРОЖ. А затем! Что вечером грандиозна пьянка у гитариста была. Напился да нанюхался Родригез... До чертей. Упал без памяти. А утром лежал мертвый с золотым крестом в глотке.
ЗОТОВ. Как?..
СТОРОЖ. Вот так. Днем на одном кресте сыграл. Ночью другим подавился.
ЗОТОВ. Гроб где?! Сучий ты хвост.
СТОРОЖ. Еще выпью?
ЗОТОВ. Пей!
СТОРОЖ (пьет). Тогда друзья... И эти... Как их... Почитатели! Сделали Родригезу гроб из того дерева, из какого лепят гитару.
ЗОТОВ. Вот оно! Мастеровое дерево: клен! Ель! Палисандр! Где коробка, Митяй?! Веди!
СТОРОЖ. Когда мы гроб из земли достали, он рассыпался. Токо крышка одна осталась.
ЗОТОВ. Как рассыпался?..
СТОРОЖ. Бугор за работу деньжищи нам огроменные дал. А всем через них смерть. Кнут в драке зарезан. Валет подох от запоя. Теперь я не жилец.
ЗОТОВ. Митяй?! Что-то же осталось в земле?!
СТОРОЖ. Ты с ушами? Или глухой?! Когда гроб из земли вынули, крышка была в руках. А гроб рассыпался. В пыль! Отако, был в руках – и нема! Волоса, ногтя... Ничё нема! Под ногами песок.
ЗОТОВ. Как «песок»?..
СТОРОЖ. Прожил шестьдесят лет. Не видел такого никогда!
ЗОТОВ. Уйди.

Сторож делает два глотка из фляги, бросает ее на землю и, забыв о хромоте, бежит от Зотова, скрывается за кладбищенской оградой. Свистит ветер, начинается дождь.

ЗОТОВСтой! (Гонится за Сторожем.) Митяй!..


СЦЕНА 4

Кафе. Центральный зал.

АЛЕКСАНДР (входит, поправляет столы, стулья, садится перед сценой). Побольше сделать?.. Приподнять?.. (Оглядывает зал.) Столы добавить?

Появляется Софья с подносом. На подносе свежие фрукты. Софья добавляет яблоки на столы и задерживается перед Александром.

АЛЕКСАНДР (смотрит на Софью, которая все не уходит.) Безнадежно серые стринги.
СОФЬЯ. Чё?
АЛЕКСАНДР. Софья?! Что делает твоя задница у моего лица?!
СОФЬЯ. Я фрукты... на столы...
АЛЕКСАНДР. Из твоей майки выпрыгивают дыни!
СОФЬЯ. Ну, я ж...
АЛЕКСАНДР. Краше этих ног только смерть! Для кого твои «бледные ноги»?!
СОФЬЯ. Для вас...
АЛЕКСАНДР. Софья, ты сдурела?!
СОФЬЯ. Мне Багор сказал...
АЛЕКСАНДР. Что сказал?..
СОФЬЯ. Вы... запали на меня?!

В скрытой части кафе истеричный смех.

СОФЬЯ (туда, где смех.) Скотина!
АЛЕКСАНДР. Багор – циник! Нашла кого слушать! Тебе нужен простой мужик!
СОФЬЯ. Где они? Простые мужики.
АЛЕКСАНДР (успокаивает). Софья...
СОФЬЯ. Я одна. Я устала. Любви хочу. Мужа хочу. И жить не хочу! (Плачет, убегает.)
АЛЕКСАНДР. Хочешь любви, стриптиз зачем?..
ВИКТОР (только голос). Сделка обратной силы не имеет. (Появляется в арке.)
АЛЕКСАНДР. Что случилось, Виктор?
ВИКТОР. Ничего. Ты опять не пришел в офис.
АЛЕКСАНДР. А зачем? Ты продаешь за двоих.
ВИКТОР. Алекс, начни работать.
АЛЕКСАНДР. Клуб дострою, начну.

Истошный крик. Александр и Виктор бросаются к арке. Абигор тащит в зал мастера. Он страшен. Черен от грязи, в лохмотьях. Один ботинок. На второй ноге одеяло.

МАРИЯ (входит в зал, волосы растрепаны, инструмент в свинцовых руках). Он хотел забрать у меня гитару!
ВИКТОР. Зотов... Ботинок где?
АЛЕКСАНДР. Мастер, что тебе надо?
ЗОТОВ. Отдайте мою «Приму».
АЛЕКСАНДР. Зотов, ты получил за инструмент 20 тысяч евро.
ЗОТОВ. Я все верну. Еще деньги дам! (Достает из штанов, плаща, отовсюду купюры горстями и пачками, бросает на пол.) Триста тысяч евро. Я землю продал. Мастерскую... Все продал. Верните мне мою «Приму»!..
МАРИЯ. Нет!
АЛЕКСАНДР. Мастер! Забери деньги! Был договор. (Смотрит на Виктора.) Сделка обратной силы не имеет.
ЗОТОВ (подходит к Александру). Не хочешь за деньги, отдай мою «Приму» за это! (Достает из кармана сверток).

Александр берет, разворачивает.

ВИКТОР. Что там?! (Заглядывает.) Твою мать! (Отступает.)
МАРИЯ. Что там?
АБИГОР (заглядывает). Палец. Большой.
МАРИЯ. Ох-х-х-х!!! (Садится на стул.)
ЗОТОВ. От ноги моей. (Показывает ногу в одеяле.) Земля мерзлая. Соскочила лопата... И в палец... В тряпку завернул... Думал, пришьют... Землю рубил... Не успел. Рубил землю... Отдай гитару!
МАРИЯ. Нет!
АЛЕКСАНДР (Абигору). Свяжи ему руки, ноги. Рот! Чтоб молчал. Палец... (дает сверток) убери! Куда-нибудь!!

Абигор прячет сверток в карман, снимает ремень, вяжет Зотову руки.

ЗОТОВ (не сопротивляется). Отдайте мне мою «Приму»...
АЛЕКСАНДР. На улице найди такси, говори что хочешь! Вези в дурку! Сдай! Заплати. Сколько надо.
АБИГОР. Из этих денег? (Смотрит под ноги.)
АЛЕКСАНДР. Из этих ни рубля. Свои дам. Эти собрать, и в банк. На его имя. Очнется, заберет.

Мария идет к барной стойке, берет пакет, одной рукой держит гитару, свободной собирает деньги, лежащие на полу. Отдает пакет Абигору, садится на край сцены.

АБИГОР. Что врачам сказать?
АЛЕКСАНДР. О гробах не говорить. О гитаре молчать. О пальце... (Смотрит на Зотова.) У тебя заражение крови?!
ЗОТОВ. Отдай гитару!
АЛЕКСАНДР. Зотов!!! (Абигору.) Уведи!

Абигор уводит из зала мастера.

СОФЬЯ (входит). Рыдала в клозете. Чё тут было?

Михаил выглядывает из-за спины Софьи.

АЛЕКСАНДР. Софья, объявление повесь: концерт отменяется. Ангина, грипп...
СОФЬЯ. У кого?
АЛЕКСАНДР. У нее! (Указывает на Марию.)

Мария играет тихую печальную мелодию. За окном кафе (на улице): «Концерт... Мария, гитара!.. Мария... Гитара... концерт».

СОФЬЯ. На улице толпа! Зачем отменять?..
АЛЕКСАНДР. Что ж ты за дура! (Бьет ногой по столу.)

Стол подпрыгивает, валится набок вместе с вазой, напитками, фруктами.

МИХАИЛ. Я успокою всех. (Исчезает.)
АЛЕКСАНДР (Виктору). Чё пришел?
ВИКТОР. Мария... концерт.
АЛЕКСАНДР. Завтра Мария. Сегодня был у Зотова концерт! (Уходит в арку.)
ВИКТОР (идет за другом. Потом только голос.) Слушай, может, триста тысяч пустим в дело?
АЛЕКСАНДР (только голос). Заткнись!

С улицы снова доносятся крики: «Мария... гитара... Мария... гитара...» Возвращается Михаил, помогает Софье.

СОФЬЯ (поднимает лежащий на боку стол, берет за барной стойкой большой поднос, убирает напитки, бокалы, фрукты со столов и на полу, Михаилу). Мест двенадцать, народу тыща. Вчера трое подрались. За места! Разнимал Багор.
МИХАИЛ. И в пятницу, и в среду на прошлой неделе. (Прикрывает окно.)

Уличных голосов больше нет.

СОФЬЯ (Михаилу.) Чё им всем эта гитара?! Бесовская! Два полена, моток проволоки! (Смотрит на Марию.) Тоже мне, Чайковская! (Уходит с подносом в арку.)

Кончается мелодия, Мария встает, идет в кабинет. Михаил уносит бокалы. Столы пусты. В зале никого. 


СЦЕНА 5

Ночь. Почти нет света. Растворяется окно. С улицы в центральный зал пробирается мастер. Он в больничной пижаме.

ЗОТОВ. Я слышу твой голос, моя «Прима».

Появляется музыка, тихо играет гитара.

ЗОТОВ. Я пришел... Играй... Пой...

Гитара играет громче.

ЗОТОВ. Теперь ты всегда будешь со мной...

Последний аккорд, гитара стихает. В зале кромешная тьма.
Возникает лунный свет. В арке появляется Мария с гитарой, за ней Александр. Двое в осенних куртках.

МАРИЯ. Софья, чума. Окно опять не закрыла. (Закрывает уличное окно.) Свет не включай!
АЛЕКСАНДР. Почему?
МАРИЯ. Интимный полумрак. Иди ко мне. (Снимает гитарный чехол и куртку, кладет на стол, открывает футляр, достает гитару, ставит на подставку, садится на диван у окна, подставку оставляет на расстоянии согнутой руки.)
АЛЕКСАНДР (плащ бросает на стул). Я хочу тебя съесть! Разорвать!.. (Обнимает Марию.)
МАРИЯ. Как грубо, рыцарь! (Пальцы свободной руки трогают струны.)

Гитара откликается на прикосновения.

АЛЕКСАНДР. Это сюда! (Встает, отставляет на два метра от дивана стойку.)

Гитара отвечает на это гневной нотой.

МАРИЯ. Дикарь, верни мою «Приму»!..
АЛЕКСАНДР. Нет! (Снова обнимает Марию, целует, снимает с нее блузку.)
МАРИЯ. Ох, что творишь?! (Пока Алекс занят ее брюками, держит блузку за рукав и бросает ее, как веревку, к гитаре.)

Гитара откликается на прикосновения блузки теплыми нотами...

АЛЕКСАНДР. Маша! (Встает над Марией.) Что ты делаешь?!
МАРИЯ. В смысле?
АЛЕКСАНДР. Я отодвинул «Приму»! Но ты играешь! Даже рубашкой!
МАРИЯ. Блузкой.
АЛЕКСАНДР. Какая разница?!
МАРИЯ. Алекс...
АЛЕКСАНДР. Никогда не сделал бы эту гитару! Ты сломала меня!
МАРИЯ. «Приму» сотворил Зотов.
АЛЕКСАНДР. Да, Зотов. Но деньги дал я! Гроб нашел Багор!
МАРИЯ. Алекс...
АЛЕКСАНДР. И я для тебя кончился! Когда ты вырвала ее у Зотова! (Указывает на «Приму».)
МАРИЯ. Алекс, я люблю тебя!
АЛЕКСАНДР. Разве ты знаешь, что такое любовь?!
МАРИЯ. Что с тобой?..
АЛЕКСАНДР. Горло дрожит! Появилась гитара. Ты вцепилась в нее!
МАРИЯ. Алекс...
АЛЕКСАНДР. И кухня в этом кафе уже спальня! На улице твоя гитара за спиной. Мы вошли, еще не разделась... «Я поиграю». В зале: поиграю. В кабинете: поиграю. В спальне: поиграю. На унитазе: поиграю! Ты – одно «поиграю»! Твоя куртка! (Берет куртку Марии.) Кто в куртку вшивает наручники!?!
МАРИЯ. Чтоб гитару не оторвали.
АЛЕКСАНДР. Оторвут вместе с рукой?!
МАРИЯ. Не оторвут!
АЛЕКСАНДР. Сломают. Как будешь играть?
МАРИЯ. Одной рукой...
АЛЕКСАНДР. Объясни: где мое место?! В твоем гитарном раю?!
МАРИЯ. Алекс...
АЛЕКСАНДР. В зале (кружит по залу) гитарных стоек больше, чем стульев! (Валит на пол стойки, которых множество.) Говоришь, ешь, спишь... Мы трахаемся! Твоя нога дергает струны! Стонешь! Кричишь! Под эту проклятую! Вечную музыку!
МАРИЯ. Алекс, заткнись!

Гитара отзывается на слова Марии неприятным трезвучием.

АЛЕКСАНДР. Почему?!
МАРИЯ. Дубина! Я люблю тебя! Без тебя мне конец!
АЛЕКСАНДР. Не верю!.. (Поднимает Марию.)
МАРИЯ. Но я люблю гитару! Не спрашивай, кого больше! (Рыдает.)
АЛЕКСАНДР. А кого?! (Прижимает к себе, гладит.)
МАРИЯ. И никогда! Не становись! Между мной! И гитарой!
АЛЕКСАНДР (молчит, долго всматривается в дальний угол). Стой...
МАРИЯ. Что?..
АЛЕКСАНДР. Там кто-то есть! (Идет к выключателю.) Там кто-то... (включает свет.)
МАРИЯ. О-о-о-о-о-х-х-х-х!..

Зотов в петле. Мария падает на колени, Гитара «стонет» двумя тяжелыми нотами.

АЛЕКСАНДР (смотрит на Зотова). Пижама...
МАРИЯ. Что?
АЛЕКСАНДР. Вечер. Город!.. Фонари... Как он пришел сюда в пижаме?!
МАРИЯ. Пришел...
АЛЕКСАНДР. Ох, Зотов... Что наделал?..

Абигор кашляет в арке.

АЛЕКСАНДР. Ты здесь?!..
АБИГОР. Проезжал мимо. В окне свет. Дверь с улицы настежь...
АЛЕКСАНДР (указывает рукой в дальний угол). Мастер!..

Мария прячет руками наготу, уползает к барной стойке; там Абигор ее не видит.

АЛЕКСАНДР. Будет полиция. Миллион вопросов...
АБИГОР. Не надо полицию. Машину приготовлю. Тело заверну в покрывало. Все сделаю.
АЛЕКСАНДР. Сделаешь?..
АБИГОР (Александру). Надо помочь мне в машине. (Уходит.)
АЛЕКСАНДР (Марии). Не надо здесь... одной... Оденься. Идем?..
МАРИЯ. Я буду с мастером!
АЛЕКСАНДР. Но...
МАРИЯ. Я буду с ним!

Алекс машет рукой, уходит за Абигором. Мария берет гитару, садится на пол перед мастером. Гитара играет сама. Звучит музыка «ледяного озера». Зотов медленно поднимает руки и тянет их к своей «Приме». Вступает оркестр. Надрываются струны. Одна из трех прядей веревки, на которой висит мастер, дымит, словно жжет ее кто-то, и рвется. Лопается первая струна гитары. Музыка становится «черней». Дымит и лопается вторая прядь веревки. Вместе с ней рвется еще одна струна гитары. Forzando... Рвется последняя прядь веревки, мастер падает на пол. С падением Зотова лопается третья гитарная струна.

АЛЕКСАНДР (входит). Почему он на полу?!
МАРИЯ. Гитара сыграла. Мастер сошел.
АЛЕКСАНДР. Маша! Я не верю в эту чертовщину! Скажи: веревка ослабла, тело упало?!
МАРИЯ. Тело. Упало.
АЛЕКСАНДР. Оденься. Багор идет.

Мария надевает блузку, входит Абигор, в руках покрывало.

АБИГОР (ловко упаковывает тело). Завернули. Понесли.

Мужчины уносят Зотова. Мария  поднимает гитарные стойки, которые разбросал Алекс.

АЛЕКСАНДР (быстро возвращается.) Сегодня не здесь. Завтра не знаю...
МАРИЯ. А куда?..
АЛЕКСАНДР. В квартиру. На улице. Под мостом! Где угодно!.. Сегодня! Не здесь!

Мария берет куртку, чехол, гитару, Александр выключает свет. Уходят.


АКТ IV 

Ноябрь.

СЦЕНА 1

Кафе, центральный зал. Из кабинета выходит Мария с гитарой, за ней Алекс.

МАРИЯ (останавливается у одного из столов, смотрит в дальний угол). Три недели...
АЛЕКСАНДР. Что?
МАРИЯ. Три недели с той ночи... Как мастер...
АЛЕКСАНДР. Не надо! Сегодня был классный концерт!
МАРИЯ. Дима остался без места.
АЛЕКСАНДР. Гитарный учитель? Опять?!
МАРИЯ. Под аркой стоял два часа.
АЛЕКСАНДР. Мог бы сесть к барной стойке.
МАРИЯ. Там акустика хуже.
АЛЕКСАНДР. Маша, какая акустика?! Стоял в арке. И жрал тебя глазами. Весь концерт!
МАРИЯ. Ну, Алекс...
АЛЕКСАНДР. Что Алекс?!
МАРИЯ. Ревнюга... (Ставит гитару на ближнюю стойку, обнимает Алекса.) Месяц... Будет Рождество.
АЛЕКСАНДР. Я заказал новые столы. Меньше этих. Новые стулья...
МАРИЯ. Сколько будет мест?
АЛЕКСАНДР. Еще по углам диваны... Мест тридцать...
МАРИЯ. Алекс! (Целует Александра.)
ВИКТОР (стоит в арке). Гм-гм...
АЛЕКСАНДР (отстраняется от Марии). Виктор?..
ВИКТОР. Дверь была открыта...
МАРИЯ. Как всегда!
ВИКТОР. Тебя не было сегодня. У Маши такой концерт!..
МАРИЯ. В понедельник не было.
ВИКТОР. Да... (Пауза.) Алекс, надо поговорить...
АЛЕКСАНДР. Говори.
ВИКТОР. Давай вдвоем?..
АЛЕКСАНДР. Маша, иди в кабинет.
МАРИЯ. Я поиграю... (Уходит.)
АЛЕКСАНДР. Дверь, пожалуйста, закрой.
МАРИЯ. Закрыла.

Скоро за дверью тихо играет гитара.

ВИКТОР (садится на стул). Месяц назад я просил тебя: начни ходить в офис.
АЛЕКСАНДР. Я хожу.
ВИКТОР. Ты пришел один раз. На полчаса.
АЛЕКСАНДР. Дальше буду чаще...
ВИКТОР. Алекс, я хочу разделить бизнес.
АЛЕКСАНДР (встает). Почему?
ВИКТОР. Ты – не бизнесмен. Не менеджер. И никогда им не будешь.
АЛЕКСАНДР. Еще почему?
ВИКТОР. Я хочу сохранить деньги.
АЛЕКСАНДР. Как «сохранить»?
ВИКТОР. Три месяца назад ты вложил в фирму 16 миллионов. Я верну тебе 80. Столько же останется в фирме. Так я сохраню деньги. С тобой нет.
АЛЕКСАНДР. Почему?
ВИКТОР. Легко пришло, легко ушло.
АЛЕКСАНДР. Хочешь сказать, ты заработал за три месяца 160 миллионов. Ты не ошибся в подсчетах, Виктор?!
ВИКТОР. Я не ошибся, Алекс! Я знаю: столько за три месяца не зарабатывают. Я давно в бизнесе. Что-то происходит. Я чувствую это кожей!.. Но до сих пор не пойму: что с нами со всеми происходит?! Одному легче понять!
АЛЕКСАНДР. «Кудряво говоришь. Давай попроще». Может, есть еще причина бизнес разделить?
ВИКТОР (подходит к другу). Причина есть! Ты спал с моей женой! (Бьет Алекса по лицу один раз, другой.)
АЛЕКСАНДР (устоял, разминает подбородок). Первый раз по делу. Второй удар зря! (Бьет Виктора в лоб.)

Удар такой силы, что Виктор отлетает далеко, валит стол и стул. Александр подходит к Виктору.

ВИКТОР (закрывается рукой). Не надо... Ты сильней.
АЛЕКСАНДР (поднимает Виктора, сажает на стул). Давно знаешь?
ВИКТОР. Три с половиной года.
АЛЕКСАНДР. Почти все время. (Садится напротив.) Молчал почему? Ты ж не тряпка?!
ВИКТОР. Я думал... Она уйдет от меня. К тебе. Я хотел... чтоб она ушла. Потом возник бизнес. Я думал, сторгуемся... Тебе – жена. Мне – бизнес.
АЛЕКСАНДР. «Сторгуемся...» А ты не так прост, Витя.
ВИКТОР. Кто нынче прост? Покажи?! (Пауза.) И появилась Мария. С гитарой. Смешала карты.
АЛЕКСАНДР. Жизнь – не пасьянс. Компаньон.
ВИКТОР. Расскажу тебе, Алекс, историю. Помнишь, мы только поженились с Галиной, жили у Володарского моста?..
АЛЕКСАНДР. Ну, помню...
ВИКТОР. Квартира холодная. Кровать у окна, всю задницу себе отморозил...
АЛЕКСАНДР. История про задницу?
ВИКТОР. Напротив нашей квартиры жил толстый жлоб. Жена – интеллигентная тетка. Но он? Полный мудак, пробы негде ставить. На второй день Галина кинула машину под окном кухни. Через неделю в дверь позвонил жлобяра и с порога чуть не матом: это мое место! Восемь лет машину ставлю! Какого хрена твое ведро под моим окном. Галина вроде молчала... потом спросила: чё, дурак? Ты скажи: убери машину, мое место, – я уберу. Жлобяра ей: ах, я дурак? Был бы мужик, дал бы в харю! А тебе коза, плюну в ноги! И харкнул. Жирно!
АЛЕКСАНДР. А ты где был?
ВИКТОР. Я спал. Слышал сквозь сон ругань, думал, телевизор орет. Когда вышел в коридор, жлобяра уже плюнул! Плевок попал на халат!
АЛЕКСАНДР. Твой халат?
ВИКТОР. Галины! Я ее в сторону, сразу на него... Он на меня. Жена жлоба выскочила, затолкала мудака в квартиру... извинялась... два дня... плюшки носила... Кто бы жрал эти плюшки! Короче, мы оттуда съехали. Я все забыл. Чего дерьмо ворошить!..
АЛЕКСАНДР. Точно.
ВИКТОР. Через три месяца жлоб получил открытку. Прикинь, Новый год, открытка. Три слова: «Поздравляю. Скоро подарок». Через месяц машина жлоба сгорела. Полгода – еще открытка. Только без слов. Три буквы: «П.С.П». Ну, то же самое: поздравляю, скоро подарок! Только три буквы. Прошел месяц. Жлоб с работы вернулся домой, снял плащ. Новый плащ!.. Спины нет!
АЛЕКСАНДР. Как нет?
ВИКТОР. Спину сожрала кислота! Вчера был плащ, сегодня дыра! Футбольный мяч пролетит! А дальше!.. Три месяца – открытка! И дерьмо! Еще открытка... Опять дерьмо! И хрен бы с ними, этими открытками! Ожидание дерьма! Кто это выдержит?! (Пауза.)
АЛЕКСАНДР. Да...
ВИКТОР. Жлобяра в полицию... Да кому ты там нужен?! Детектива нашел. Этот фокусник раздел дурака до трусов. И ни черта! Жлоб стал кидаться на людей. Смотрел в глаза! Хватал за руки, лез в сумки... искал кислоту, открытки, бензин, тряпки... Пес его знает, чего он там искал! Однажды молодые бандюги пробили ему башку! Он полез к ним в рюкзаки... На! Получи! Дыру в голове! Реанимация, три месяца палата... инвалид.
АЛЕКСАНДР. К чему история, Виктор?
ВИКТОР. После больницы опять открытка... и... ничего. Еще открытка... Ничего... Жлоб выбросился из окна. Он ждать уже не мог. Открытка! И ничего!..
АЛЕКСАНДР. Витя, история к чему?!
ВИКТОР. С Галиной пошли в супермаркет. Давно... В очереди впереди жена жлоба. В черном... Траур. Город – пять миллионов. Надо ж... у кассы... Я, дурак, возьми спроси: чего в черном? Она, может, поговорить не с кем, выдала всю историю: открытки, плащ, машина... Похороны жлоба. А я ж ничего не знал... да и на хрена мне было знать?! Галина рядом... Ни слова, ни полслова. Сели в машину, поехали. Галина мне: «Ты теперь отомщен. И я отмщена!» Я ей: чего, не понял? Она: поехали. Я чуть в бордюр не влетел. Не надо было мне ничего спрашивать!
АЛЕКСАНДР. Да...
ВИКТОР. Три месяца назад проснулся ночью. Сон, не сон... Торшер горит. Галина рядом! Смотрит на меня. Цыганские чернющие... глаза. В руках ножницы. Спрашиваю: что делаешь, не спишь? Она: ткань режу. Знаешь, как держат ножницы, когда режут ткань?
АЛЕКСАНДР. Знаю.
ВИКТОР. Она их держала вот так!
АЛЕКСАНДР. Как нож, чтобы всадить?
ВИКТОР. Вонзить! Я на кухню. Глаз до утра не сомкнул! Когда я узнал о вас с Галиной... Ничего не сказал... Думаешь, тебя испугался?
АЛЕКСАНДР. Не знаю.
ВИКТОР. Ты, Алекс, мужик. Мужичара. Один раз подрались – все. (Пауза.) Она – мой животный страх.
АЛЕКСАНДР. Галина?
ВИКТОР. Она.
АЛЕКСАНДР. Что же нам теперь делать, Витя? Забыть все? Пусть будет как было?
ВИКТОР. Да пошел ты!.. (Уходит.)

Александр долго смотрит в арку, идет в кабинет. Гитара смолкает.


СЦЕНА 2

Ночь, аллея парка, простая скамейка без спинки, за ней деревья. Гала идет к скамейке.

АНДРЕЙ (быстро приближается с другой стороны). Зачем звала?! (Останавливается у скамейки.)
ГАЛА. Я дала тебе все! Ключи, пистолет. Прошлой ночью они выясняли отношения. Было самое время.
АНДРЕЙ. Кто выяснял?!
ГАЛА. Тебе надо было только стрелять! Остальное мое!
АНДРЕЙ. Стрелять... (Лезет в карман, долго копошится.) Стрелять... (Достает пистолет.) Я не буду стрелять! (Бросает пистолет на скамейку.)
ГАЛА. Почему?
АНДРЕЙ. Потому!
ГАЛА. Брось истерить! Заплачь еще.
АНДРЕЙ. Месяц назад я послушал гитару. Пришел домой, написал песню. Отправил на конкурс. Вчера мне позвонили три продюсера!
ГАЛА. Какие песни?.. Когда в кармане пистолет?!
АНДРЕЙ. Однажды я пошел слушать гитару... Ты меня послала! И потом я слушал Марию много раз!
ГАЛА. Ах, ты Марию слушал...
АНДРЕЙ. И я не одну песню написал! Альбом! Я приходил после ее концерта и писал!.. Настоящие хиты!
ГАЛА. Гитара сыграла, ты гением стал?..
АНДРЕЙ. Глумись сколько хочешь! Но три продюсера мне позвонили. С первым встречаюсь завтра утром.
ГАЛА. Ты должен был вчера его убить!
АНДРЕЙ. Почему «должен»?
ГАЛА. Ты обещал: пойдешь со мной до конца!
АНДРЕЙ. Да! В кафе, тогда... я хотел, чтоб мой брат, гаденыш, умер! Чтоб отказали тормоза, чтоб он влетел, сука, в бетонную стену! Мне нужны были деньги. Я мечтал получить шестьдесят... Ну, двадцать миллионов! И грохнуть его согласился! Но дальше... потом... понял: я не убийца! Я музыкант! Я не могу в него стрелять, хоть он паскуда! Сволочь, мразь! Не могу! Ведь он – мой брат! И забери пистолет! Еще скажу!.. Убьешь его – пойду в мусарню! И напишу, и расскажу: все задумала, устроила ты!

Долгая пауза.

ГАЛА. Да. Я заигралась с этой любовью.
АНДРЕЙ. Какой любовью?
ГАЛА. Она того не стоит. Он не стоит. Бросить... Пока не поздно...
АНДРЕЙ. Да. Забыть! Бросить!
ГАЛА. Там кто-то есть... За лавкой! Копошится. Кажется, белка.
АНДРЕЙ. Где?
ГАЛА. За скамейкой! Посмотри!
АНДРЕЙ (перешагивает через скамейку). Ничего нет. Какая белка?!
ГАЛА (поднимает пистолет, взводит.) Черная! Белка. (Стреляет несколько раз.)

Андрей падает.

ГАЛА. Со мной нельзя так!.. (Уходит.)


СЦЕНА 3                          

Гала идет по аллее, садится.

ВИКТОР (спешит к скамейке). Гала!.. (Останавливается.)
ГАЛА (встает). Ты пришел?! (Бросается мужу на шею.) Сядь.
ВИКТОР. Зачем?
ГАЛА. Сядь!

Виктор садится.

Сказать... надо было... Не знала как...
ВИКТОР. Говори!
ГАЛА. Он страшный человек... Подавил во мне... Преданность...
ВИКТОР. Что подавил?..
ГАЛА. Преданность к тебе! Я покорилась зверю! Но любила тебя... Не могла сопротивляться...
ВИКТОР. Не пойму?..
ГАЛА. Подожди! Я хочу, чтоб ты знал. Все продолжалось четыре года. Я нашла в себе силы оттолкнуть... Но он впился мне в шею. Сломал позвоночник. Витюша, ты до сих пор меня любишь?!
ВИКТОР. Гала...
ГАЛА. Помоги! (Плачет.) Слезы... Вроде простак. Но выстроил так... Соблазнил! Вынул душу. Построил бизнес... он заберет все!
ВИКТОР. Гала...
ГАЛА. Ты ж ничего не знаешь. Я бросила его... Силы нашла! Но он подослал брата...
ВИКТОР. Галина!
ГАЛА. Ты меня еще любишь?!
ВИКТОР. Где-то... глубоко...
ГАЛА. Ты – все, что у меня осталось!..
ВИКТОР. Галина! Прекрати свой куртуазный балаган! Элеонора Аквитанская! Твою мать!
ГАЛА. Что?..
ВИКТОР. Ты была любовницей моего друга, компаньона. Четыре года! Я знал... Но боялся...
ГАЛА. Ты знал?!
ВИКТОР. Алекс, подонок. Спал с моей женой! Но кто кого взял за ноздрю... потащил в постель... первый раз? Гнилой вопрос... Мучил меня четыре года. Но мне уже насрать на ответы! Смертельные шахматы ваши... мне осто... чертели. Он – предатель! Ты – шлюха. Конец блядской игре!
ГАЛА. Витенька, он подослал брата. Я убила его.
ВИКТОР. Андрея? Где?!
ГАЛА. Там... (указывает.)
ВИКТОР. Твою ж мать!.. Чувствовал... Знал... будет дерьмо... Гора дерьма... (перешагивает через скамейку, склоняется над Андреем.) Зачем?! Он – неудачник!.. Бедный... За что?! (Поднимается.)
ГАЛА. Он приставал... Алекс все придумал. Помоги убить...
ВИКТОР. Кого?!
ГАЛА. Алекса.
ВИКТОР. Гала! Это был человек! Брат моего... компаньона! За это тюрьма!
ГАЛА. Больных не сажают.
ВИКТОР. Может, больница... Не тюрьма?..
ГАЛА. Витюша... Будь со мной?..
ВИКТОР. Я буду. Найду лучших врачей, они вылечат...
ГАЛА. Врачи – не то! Посмотри, может, дышит?..
ВИКТОР (склоняется над телом Андрея). Холодный. Всё.

Гала достает из кармана пистолет.

ВИКТОР. Гала...
ГАЛА (несколько раз стреляет). Давно хотела этого рука.

Виктор лежит, Гала уходит вглубь аллеи.


СЦЕНА 4

Гала медленно идет к скамейке. Появляется Абигор.

АБИГОР. Зачем звала?
ГАЛА. Быстро ты, Багор. Звонила пять минут назад.
АБИГОР. Опыт...
ГАЛА. Однажды сказал: все можешь?
АБИГОР. Не все. Но многое...
ГАЛА. Мусор надо сжечь. (Указывает на тела за скамейкой.) Заплачу. Хорошо.
АБИГОР (перешагивает через скамейку, переворачивает тела). Отчего они?..
ГАЛА. От «сердечной меланхолии».
АБИГОР. Оба?
ГАЛА. Оба.
АБИГОР. Королевская болезнь...
ГАЛА. Сделаешь, Багор?
АБИГОР. Сделаю.
ГАЛА. Чувствую родственную душу.
АБИГОР. «Душу»?! Инструмент принесу. (Уходит.)
ГАЛА (одна). Когда мы с Алексом последний раз... В ту ночь. Четыре месяца назад. Я забеременела. Вроде не могла... А забеременела. Потом я поклялась его убить. Ненависть росла. Росла! Как опухоль. Дошла до чрева! И метастазы ненависти уже терзали плод. Позвала акушера... Он пришел. Выскоблил наживую... Мне нужна была боль, чтоб ненависти к Алексу было больше! Больше!

Появляется Абигор. В руках строительные мешки и большой топор. Абигор тащит тело за деревья.

ГАЛА (одна.) Акушер сказал: была двойня! Я смотрела на комки мяса. Должна была умереть! Вскрыть вены и в окно! Я так хотела от него детей! Ох, мои дети! Подлость отцовская сгубила вас. (Пауза.) Но ничего не было во мне, кроме ненависти!.. Взяла фарш... туда комки... Были котлеты румяные. Пухлые. И пес у помойки жрал эти котлеты! Я смотрела. Упивалась видом собачьей морды, жрущей моих нерожденных детей! Столько радости было во мне!

Абигор возвращается, второе тело оттаскивает в сторону, подходит к скамейке, вырывает ее из земли и легко берет под мышку.

ГАЛА. Зачем?
АБИГОР. Колода. (Волочет второе тело за деревья, не выпуская из рук скамейку.)
ГАЛА. Звереныш... из утробы вышел... бойся женщину. Живи со страхом... Здесь! (Трогает лоб.) И здесь! (Трогает грудь.)

За деревьями: тук. Тук-тук. Пауза. Тук-тук.

ГАЛА. Наврать с три короба девчонке! В постель затащить! Попользоваться! Поиграть... Бросить. На сердце сапогом... Хрясь! Раздавить! Язык – наждак... И наждаком по раненой душе шарк... шарк... (Пауза.) А с женщиной нельзя так!

И снова: тук. Тук-тук. Пауза. Тук-тук.

ГАЛА (плачет.) Мечтала с ним остаток жизни... Хоть где... В деревне на краю. Ни денег, ни машин... Он. Я. И дом. Наверно, это и есть любовь.

За деревьями: тук, тук.

ГАЛА. Но зверю надо без любви. Зверь – коллекционер! Гуляет от тела к телу. (Пауза.) Со мной нельзя так.

Абигор несет скамейку, ставит на место, уходит.

ГАЛА (смотрит в небо.) Польет дождь. Смоет кровь. (Гладит ладонью скамейку.) Весной здесь ландыш... Дураки, дуры загуляют... Туда-сюда... От ландыша дурам, дуракам... красота.

Абигор тащит из-за деревьев мешки. По три в каждой руке. Под мышкой топор.

ГАЛА. Можешь так? Еще с двумя?
АБИГОР. Это не моя история.
ГАЛА. Ладно. Сама.
АБИГОР. С ним делай что хочешь. Ее не тронь.
ГАЛА. Влюбился?!
АБИГОР. Грандиозные планы. Помоги топор до машины...
ГАЛА. Шутишь?
АБИГОР. Не шучу.
ГАЛА (достает из кармана платок, берет топор за обух через платок). А ты не боишься?
АБИГОР. Шутишь?
ГАЛА. Не шучу.

Вдвоем уходят вглубь парка.


СЦЕНА 5

Кафе, центральный зал. Входит Михаил, идет за барную стойку, протирает стаканы.

КОЛЛЕКЦИОНЕР (появляется в арке). Простите...
МИХАИЛ. Вам кого?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Хозяин клуба?
МИХАИЛ. Директор? Александр Валерьевич?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Да.
МИХАИЛ. Скоро будет.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Скоро – когда?
МИХАИЛ. Минут двадцать.
АЛЕКСАНДР (появляется в арке, входит в зал). Здравствуйте, что хотели?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Здравствуйте. Меня зовут Лев Сергеевич. Я часто слушаю Марию. Люблю гитару. Я коллекционер.
АЛЕКСАНДР. Я вас помню.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Хочу поговорить. (Оглядывает зал.) Уединенно.
АЛЕКСАНДР (указывает на самый дальний от бара стол). Давайте тут?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Давайте. (Идет к столу, садится.)
АЛЕКСАНДР (садится напротив). Ну?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Видите ли, Александр Валерьевич...
АЛЕКСАНДР. Просто Алекс.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Гитары и скрипки – мое хобби. А профессия, одну минуту... (Достает визитку, предлагает Алексу.)
АЛЕКСАНДР (изучает визитку, кладет на стол). Психиатр?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Я хороший врач. У меня степень.
АЛЕКСАНДР. Поздравляю.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Не знаю, с чего начать...
АЛЕКСАНДР. С главного. Сразу.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Как вы думаете, сколько нот на фортепьяно мне надо сыграть, чтобы стало понятно: я не играю?
АЛЕКСАНДР. Десять нот.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Если б вы были пианистом – ни одной.
АЛЕКСАНДР. Почему?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Я только подойду к инструменту. Сяду. Подниму руки... Профессионал все поймет.
АЛЕКСАНДР. Простите. Долго не могу...
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Два месяца я вижу Марию. Говорю с ней после каждого концерта.
АЛЕКСАНДР. И что?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Есть вещи, которые профессионал хватает на лету, а человек обычный не поймет...
АЛЕКСАНДР. Короче?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Да... Короче. Манера поведения Марии с самого начала показалась мне типичной. Как профессионалу. Чуть позже я узнал: девушка ваша из Архангельска?
АЛЕКСАНДР. Невеста.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Не важно.
АЛЕКСАНДР. Из Архангельска.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Небольшой город. У меня там друзья, коллеги. Еще мои студенты. Я преподаю.
АЛЕКСАНДР. Да говорите прямо: в чем дело?!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Прямо... (Пауза.) У Марии шизофрения.
АЛЕКСАНДР. Что?! (Встает.)
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Сядьте.

Александр садится.

КОЛЛЕКЦИОНЕР. В двадцать первом веке такой диагноз ставить нелегко. Перечень симптомов – две страницы.
АЛЕКСАНДР. Что за бред?!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Это не бред. Я говорил с ее врачом в Архангельске. Читал медицинскую карту.
АЛЕКСАНДР (снова встает). Да мало ли Марий?! Всяких дур?! В Архангельске?!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Я сделал снимок: Маша на сцене, послал врачу. И еще...
АЛЕКСАНДР. Что еще?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Гитара – из гробовой доски. Есть в истории болезни.
АЛЕКСАНДР (садится). Ох-х-х... Доктор... Лучше б тебя не было. Ты никогда не приходил.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Болезнь совсем вылечить нельзя. Но жить с ней можно. Не провоцировать рецидив...
АЛЕКСАНДР. Как?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Лишние эмоции... Болезнь может перейти в острую фазу. Играть Марии нельзя.
АЛЕКСАНДР. Нельзя...
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Понадобится моя помощь – у вас визитка.
АЛЕКСАНДР. Да...
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Если решите продать гитару, я куплю.
АЛЕКСАНДР. Так ты за гитарой?
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Нет, вы не поняли...
АЛЕКСАНДР. Паскуда, задушу! (Пальцами стискивает шею.)
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Не надо!
МИХАИЛ (выбегает из-за стойки в зал, хватает директора за руки). Александр Валерич!..
АЛЕКСАНДР (отпускает шею). Исчезни!
КОЛЛЕКЦИОНЕР (разминает шею, достает из кармана листок, кладет на стол). Из истории болезни...
АЛЕКСАНДР. Ушел!
КОЛЛЕКЦИОНЕР (в арке). Вы все не так поняли... (уходит.)
МИХАИЛ. Чаю? Кофе?
АЛЕКСАНДР (садится). Виски бутылку. Стакан.

Михаил приносит. Александр читает листок, комкает, бросает в стену бутылку, она разлетается на осколки. За бутылкой летит стакан. Александр убегает в арку.

МИХАИЛ. Алекс?! Александр Валерич?! (Поднимает листок, прячет в карман.)


СЦЕНА 6

СОФЬЯ (входит в арку). Чё это он?
МИХАИЛ. Не знаю.
СОФЬЯ. Опоздала чутка... (быстро ставит на пустые столы вазы с фруктами, простую воду, стаканы.) Миха, помогай!
МИХАИЛ. Да сколько ж можно повторять: не Миха! Михаил! (Выходит из-за стойки.)
СОФЬЯ. Стаканы ставь! Гордый селезень.

Гала входит через кухонную дверь.

СОФЬЯ. Здрасьте?!
ГАЛА. Здравствуйте. Вошла через черный ход. (Снимает пальто, вешает на стул, садится за самый дальний от сцены стол.) Хочу послушать гитару. Наконец! (Кладет сумку на стол.)
СОФЬЯ. А... Все места... (Переглядывается с Михаилом.)
ГАЛА. Смешно. Хозяина клуба знаю 10 лет. И нет сегодня места для меня?
СОФЬЯ. Миха?..
МИХАИЛ. Садитесь, Галина.
ГАЛА. Продолжайте.
СОФЬЯ (Михаилу, тихо). Откуда у нее ключи?
МИХАИЛ. Спроси.
СОФЬЯ.Входные билеты на месяц вперед распроданы. Что ни вечер, драка под дверью. За места!
МИХАИЛ. Поставим стул. Диваны есть. Накрывай!

Пока двое накрывают, Гала достает из сумки пистолет, взводит курок под столом, прячет руку, держащую пистолет, в сумку.

ГАЛА. Я, пожалуй, пересяду. К сцене ближе. (Идет и садится перед сценой.) Вы не против?
СОФЬЯ. Я чё... официантка. Миха, ты не против?
МИХАИЛ. Конечно, Галина.

Софья заканчивает сервировку столов, открывает уличное окно. С улицы разные голоса: «Мария... Гитара... Мария... Гитара... Прошлый концерт был – жесть?! Писали на форуме...»

СОФЬЯ (закрывает окно). Лишь бы сёдня без мордобоя да блевотины!..
МИХАИЛ (уже за стойкой). Открывай.

Софья уходит, быстро возвращается, становится в метре от арки. Появляются посетители: два парня, две девушки.

МИХАИЛ. Первый парень (Софье). Привет, мы у вас уже были.
СОФЬЯ. Когда?
ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ. Вы только открылись, дождяра на улице! Мы втроем забурились!
СОФЬЯ. А, помню... Сейчас вы с девчонками?
ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ. Ага.
СОФЬЯ. Тот столик. (Указывает на самый дальний от сцены стол.)
ВТОРОЙ ПАРЕНЬ. Как тогда. (Девушкам.) Падайте! Будет такая гитара!

Четверо садятся. Входит Коллекционер, с ним три манерные дамы почтенного возраста.

КОЛЛЕКЦИОНЕР (кивает Софье, Михаилу). Здравствуйте еще раз. Я заказал средний стол.
МИХАИЛ. Проходите.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. А... директор ваш? Александр Валерьевич? Хочу с ним еще раз...
МИХАИЛ. Уже успокоился. Не думайте об этом.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. О чем мне следует думать?
МИХАИЛ. Сегодня о вечном. Садитесь.
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Шутник. (Дамам.) Прошу, девушки. Обещаю незабываемый вечер!
ПЕРВАЯ ДАМА. Посмотрим...
ВТОРАЯ ДАМА. Только посмейте нас обмануть, Лев Сергеич!

Все четверо садятся за средний стол. Входит Дмитрий, за ним два молодых музыканта: у первого электрогитара в чехле, у второго труба.

ДМИТРИЙ (Софье). Не опоздал?
СОФЬЯ. Начнет она через пять минут.
ДМИТРИЙ. Супер! Мое место там! (Идет, садится за ближний к сцене стол, рядом с Галой.)
ТРУБАЧ (Софье). Мы первый раз. Гитаристку послушать.
СОФЬЯ. Оплачивали три места?
ГИТАРИСТ. Но... (машет рукой) один чувак не придет.
СОФЬЯ (смотрит на Михаила). Какая радость! (Гитаристу). За это вам лучший столик.
ГИТАРИСТ. У сцены?
СОФЬЯ. Да.
ГИТАРИСТ. Круто! (Садится вместе с трубачом за стол к Галине и Дмитрию.)

Из кабинета появляется Мария, идет к сцене, садится. Зал приветствует гитаристку. Мария играет дивную мелодию. Входит Абигор, становится у барной стойки. Пьеса кончается. Зал восторженно хлопает.

ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ. Класс!

Девушки, сидящие рядом, в один голос: «Волшебно! Круто!»

ВТОРАЯ ДАМА (за соседним столом). Лев Сергеевич, я потрясена! Потрясена!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Поучаствуете в моем предприятии?
ПЕРВАЯ ДАМА. Душой и деньгами! Пусть играет еще!
МАРИЯ. Спасибо. Простите, струны... (подстраивает гитару.)
ДМИТРИЙ (встает, подходит к Марии). Маша, привет.

Мария кивает.

ДМИТРИЙ. Вчера закончил концерт. Благодаря тебе... Гитаре!..
ТРУБАЧ (встает, идет к сцене, обращается к Марии). Я... это... думал всегда: классическая гитара – отстой! Но сейчас хочу разбить свою трубу, купить гитару! Можно тут постою, аппликатуру посмотрю? Как это вы?!
МАРИЯ. Смотрите...
АБИГОР (подходит к Гале). Твой пистолет не выстрелит сегодня. Не пытайся.
ГАЛА. Почему?
АБИГОР. Так стоят звезды.
МИХАИЛ (из-за спины Абигора). Алекс у черного хода. Зовет тебя.
АБИГОР. Зовет? Но почему я не слышу? Не чувствую зов?!
МИХАИЛ. Почему?.. (Пожимает плечами, идет за стойку.)

Абигор уходит из зала через кухню. В арке появляется Алекс, останавливается у стойки.

ДМИТРИЙ. Не могу на нее просто смотреть! Два месяца терзает... блеском! (Становится на колени, хватает гитару.) Ну, дай подержать! Коснуться... Ну?! (Почти вырывает гитару из рук Марии.)
МАРИЯ. Не трожь! Отпусти!

Алекс бросается к сцене, бьет Дмитрия в лицо, Дмитрий падает.

МАРИЯ. Не надо!
АЛЕКСАНДР. Почему?!
МАРИЯ. «Прима» потеряет голос!
АЛЕКСАНДР. Так пусть она потеряет голос навсегда! (Вырывает из рук Марии гитару и вдребезги разбивает о пол.)

Дмитрий бьет Александра. Он летит в угол зала. Возникает трубный звон, струнный скрежет... Стены дрожат.

МАРИЯ. Я же просила. Никогда не становись между мной и гитарой... (Берет острый толстый осколок.) Я умоляла: никогда! Не становись!! Между мной!!! И гитарой!!! (Падает грудью на осколок.)
АЛЕКСАНДР (подползает к дрожащему телу). Мари... Мари!!!

Возвращается Абигор.

АБИГОР. Что наделал, червь?! Что же ты наделал?!
АЛЕКСАНДР. Багор, она умирает! Помоги!
АБИГОР. Я не Багор. Я Абигор! Демон ледяного озера Коцит! (Сбрасывает плащ, под ним усыпанный драгоценностями огненный камзол.) Но как же ты смог?! За то, что сделал, ослепни! Умри!

Из чрева Абигора вырывается громкий рев. Александр падает рядом с Марией. Михаил в грубом хитоне выходит из-за барной стойки.

МИХАИЛ. Абигор?
АБИГОР (поворачивается). Архангел! Так вот кто смог!.. Вот почему я видел не все, что было в этом зале!.. Как же я проглядел?!
МИХАИЛ. За тысячелетия мы научились скрываться.
АБИГОР. Пусть же сварится твое мясо в мгновенье. И отвалится от костей!
МИХАИЛ. Поздно, Абигор. Я вышел из кожи. Ты знаешь.
АБИГОР. Но почему? Как ты посмел разбить гитару? Как же ВЕЛИКАЯ КНИГА! В которой записано все! Время битвы пришло?!
МИХАИЛ. Нет. (Смотрит в «небо».) ОН решил: не время.
АБИГОР. Почему?!
ГОЛОС СВЫШЕ. Не время!
АБИГОР. Ах, «не время»?! Тогда ко мне, мои вороны! Порезвитесь во славу холода и льда! (Оглядывает зал.) Затихло людское болото? В ожидании зрелища?!

В зале появляются три ворона.

АБИГОР.  Все в предвкушении? Закройте окна, двери!

На окно, арку и двери падают непреодолимые темные завесы.

АБИГОР. Сожгите все! Терзайте всех! Ни надежды, ни жалости! Откройте провал! Да поглотит он овечье стадо!

В глубине зала возникает красная щель. В зале огонь, крики, паника. Вороны хватают троих посетителей за первым, самым дальним от сцены, столом и тянут к щели, бросают вниз. Потом два ворона вытягивают Софью из-за барной стойки. Третий ворон отправляет в провал последнюю девицу с первого стола.

СОФЬЯ (Абигору). Багор, помоги!
АБИГОР. Какой помощи ты просишь у демона?

Софья пытается вырваться из когтей воронов, поднимает руку, чтобы нарисовать крест.

АБИГОР. Испепелю руку!!
СОФЬЯ. Отпусти, Абигор!..
АБИГОР. Ночью мечтаешь о юных мальчиках, дьявола зовешь! А когда он перед тобой, осеняешь?! Сначала разберись, кому служить, потом осеняй!
МИХАИЛ (Абигору). Отдай ее мне! (Вырывает Софью у воронов.)

Вороны шипят, но отступают.

АБИГОР (Михаилу). Бери. В моем царстве тесно от рабов.
МИХАИЛ (Софье). Небо или бездна! Другого не дано. (Ведет Софью к стене.)
СОФЬЯ (останавливается). Если ты ангел, этим людям помоги!
МИХАИЛ. Софья, все не случайно! Люди здесь не случайны! Им в этот провал! (Указывает.) А ты уходи! Но об увиденном помни! (Толкает Софью в стену.)

Софья исчезает за стеной. В когтях воронов три дамы, которые сидели за вторым столом. Дамы, перекрикивая друг друга: «Не надо... Умоляю... Брильянты... Деньги на карте...» Вороны бросают дам в провал. Идут к Гале, которая склонилась над Александром. Хотят ее взять, но она расставляет руки. Вороны шипят на Галу, подойти к ней не смеют.

АБИГОР (Гале). Что случилось, сердешная?
ГАЛА. Он еще дышит!
АБИГОР. Он дышит?! «У вас, дорогая, еще один приступ надежды?»
ГАЛА. Отдай мне его! Спрячусь с ним в глуши. Никто не найдет.
АБИГОР. В глуши? Как здорово! Но есть скрижали судеб. Там иное.
ГАЛА. Что там?
АБИГОР. Твои минуты сочтены.
ГАЛА. Прошу тебя! Еще пять лет! С ним в глуши... Хотя бы год! Руку, ногу забери! Возьми глаза! Продам душу!
АБИГОР. Твоя душа уже тысячу лет моя! На колени!

Гала поднимается и стреляет в Абигора.

АБИГОР (смеется). Еще?!

Гала стреляет.

АБИГОР. Еще?!

Гала бросает пистолет, хлещет Абигора по лицу, но потом обреченно опускается на колени.

АБИГОР (хватает Галину за волосы, тащит к провалу.) Домой! (Бросает в провал.) Домой! «Беженка из ада!»

Вороны выволакивают из угла двух музыкантов.

ТРУБАЧ. Эй, демон!
АБИГОР. Слушаю, почтенный?
ТРУБАЧ. Коли есть бездна, есть в ней и оркестр?
АБИГОР. Продолжай, весельчак.
ТРУБАЧНе найдется в оркестре два места: труба и гитара?
АБИГОР. В седьмом круге. Разбойники, насильники... Секстет.
ГИТАРИСТ (кивает трубачу). Годится! (Ворону.) Когти спрячь! Я сам. (Бросается в провал.)

Трубач следует примеру Гитариста. Михаил, который все это время стоял у стены, идет к Марии, вынимает из ее груди осколок, кладет руку на голову. Мария вздрагивает и поднимается.

АБИГОР. Оставь ее, Архангел! В этот раз она моя.
МИХАИЛ. Нет, не твоя.
ГОЛОС СВЫШЕ. Как прежде, «спасена»!

Михаил уводит «спящую» Марию «наверх», вороны шипят, провожают Михаила, но преградить ему путь не могут. Михаил с Марией исчезает, вороны «подлетают» к Александру, который лежит на полу, поднимают его и тащат к провалу.

АБИГОР (воронам). Нет! Он в дорогу не готов!

Вороны отступают. Появляется Михаил и подхватывает обессиленного Александра.

АБИГОР (Александру.) До скорой встречи, мой ослепший друг!

Михаил с Алексом исчезают за стеной зала.

АБИГОР. Композитор?! Как ваш гитарный концерт?

Вороны тащат к провалу Дмитрия.

ДМИТРИЙ. Адажио. Божественное адажио!

Вороны громко шипят и каркают.

АБИГОР. Дьявольское адажио. Душа гитары из кровавых, подземных рек! В провал убийцу своей матери!
ДМИТРИЙ. Я не убивал! Я только сэкономил на лекарстве! (Летит в щель.)
АБИГОР. Седьмой круг!

Вороны тащат Коллекционера.

АБИГОР. А вот и он! Изысканное блюдо напоследок!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Я не хотел! Клянусь! Меня заставили!
АБИГОР. От всей своей черной души не желаю тебе здравствовать! Фальсификатор медицинских историй! Шизофрения, говоришь?.. Везде свои люди?!
КОЛЛЕКЦИОНЕР. Они угрожали! Заставили!..
АБИГОР. Гитару хотел? О славе мечтал... (идет к обломкам гитары, поднимает струну.) Твоя толстая шея нам сейчас сыграет! На одной струне! (Заслоняет собой Коллекционера, обвивает струну вокруг шеи.)

Сдавленный крик... Струна: дзынь... дзынь... Шея: хрясь! Вороны тянут и бросают в провал безголовое тело.

АБИГОР (поднимает за волосы голову Коллекционера.) Ась? Доктора?! (Воронам.) Вы слышали? Какая прелесть. Доктору надо доктора! Футбол! (Пинает ногой голову.) Футбол от всех болезней головы! И никаких докторов!

Три ворона и Абигор футболят голову к провалу.

АБИГОР (комментирует.) Передача... Удар от ворот... Игра головой. Помню, в лондонском баре пинали мешок с прахом одного бедняги... Еще передача... Удар!..

Голова исчезает в провале.

АБИГОР (смотрит в провал.) Девятый! Последний круг. Там будет доктору доктор! (Отступает от провала.) Зачем ты пришел?
ЗОТОВ (в черном бархатном камзоле, теперь ухожен, красив, поднимается из провала). Простите, милорд?

Вороны отступают и почтительно склоняются перед мастером.

АБИГОР. Ты теперь делаешь гитары и скрипки для лучшего оркестра. По обе стороны мира?!
ЗОТОВ. Но это была моя первая настоящая гитара. Позвольте, я все соберу? Все склею. Щепка к щепке. Верну дереву черную душу. И «Прима» зазвучит, как раньше!
АБИГОР. Собери.

Мастер бросает ткань на осколки гитары и ловко сгребает все в один ком.

ЗОТОВ. Спасибо, милорд. (Исчезает в провале.)

Вороны следуют за мастером.

АБИГОР. Тьма!

Мгновенно падает тьма. Пять гулких шагов. Исчезают и звуки.


АКТ V 

Через 3 года.

СЦЕНА 1

Стены заброшенной церкви. Ночь. Кирпичи сложены в два невысоких столба. На кирпичах доски: подобие стола. На столе книги. Шумит ветер.

АЛЕКСАНДР (появляется у стены с фонарем, наощупь идет к столу, ставит фонарь, открывает книгу). Я ослеп. Три года назад... Потом научился различать предметы. Очертания... Голова... Раздвоилась. (Листает книгу.) Я, может, сошел с ума?.. Я увидел прошлое... (берет лампу и рисует светом символы, ставит лампу.) Ноги повели куда-то... Руки потянулись... Глаз не было. Но я нашел книги... Читал... (подносит ладонь к лицу.) Зрячими пальцами! Слова... Сложились... И заклинания... (ведет пальцами по странице, что-то шепчет, потом громко). Демон Ледяного озера... Ко мне!..

Стены дрожат, фонарь мерцает.

ПЕРВЫЙ ДУХ. Смертный! Как смеешь ты звать демона? Пади во прах!
ВТОРОЙ ДУХ. Я узнаю его. Он в прошлой жизни грозный, могучий чернокнижник!
ПЕРВЫЙ ДУХ. Его снова отправили в свет из тьмы? За какие заслуги?
ВТОРОЙ ДУХ. Молчи! Наш господин!

Гулкие шаги, появляется Абигор.

АБИГОР. Взялся за старое, Манфред?
АЛЕКСАНДР. Я – Александр.
АБИГОР. Теперь Александр. Раньше – Манфред. Еще раньше – Фауст.
АЛЕКСАНДР. А Мария?
АБИГОР. Астарта, Маргарита... Прежние имена. (Пауза.) Ну, спрашивай! У тебя тысяча вопросов?..
АЛЕКСАНДР. Скажи, зачем была гитара?
АБИГОР. Мир изменился. Грядет новая философия.

Где-то далеко играет гитара.

АЛЕКСАНДР. Мир изменился так сильно?!
АБИГОР. Новая форма! Сметет старые храмы. Возведет свои!
АЛЕКСАНДР. При чем здесь гитара?
АБИГОР. Добро и зло... Свет и тьма. Были, будут всегда. Но раз в две тысячи лет вечность меняет «одежды». Какие перемены без войны? И кто ж воюет без армии?!
АЛЕКСАНДР. Гитара зачем?
АБИГОР. Когда-то воинов вперед вел барабан! Моих воинов поведет гитара. Если б все было так, как я задумал!..
АЛЕКСАНДР. Зачем тебе нужен был я?
АБИГОР. Ты сделал то, о чем просила Мария. Уже был не нужен. Мастер сотворил гитару. Ушел в другой мир.
АЛЕКСАНДР. А Мария?
АБИГОР. «Прима» должна была окрепнуть в ее руках. Три ноты! На самом дальнем краю мои воины подняли бы головы. Аккорд! Воины пошли бы на смерть!
АЛЕКСАНДР. Неужели Мария повела бы вперед твоих воинов?..
АБИГОР. Зачем? Если б гитара окрепла, младенец играл бы на ней. И не ты разбил «Приму». Не прибавляй себе силы.
АЛЕКСАНДР. Кто разбил?
АБИГОР. Упала б эта гитара с облака в ущелье... Не было б на ней царапины. Это ОН (указывает вверх) решил: «Не время!» И разбил «Приму».
АЛЕКСАНДР. Умеешь ты все объяснить. Старый софист.
АБИГОР (смеется). Мы и впрямь заговорились, прежний друг. А я к тебе с подарком. (Расстегивает камзол, достает кувшин.)
АЛЕКСАНДР. Странный кувшин. Грязный, в плесени...
АБИГОР. Этому вину шесть тысяч лет. Из древних армянских пещер...
АЛЕКСАНДР. Чашки глиняные принес?
АБИГОР. Конечно, старина! (Достает из кармана чашки, разливает вино.) За что пьем?
АЛЕКСАНДР. Я хочу к ней. Ты знаешь...
АБИГОР. Пей, чернокнижник! За это!
АЛЕКСАНДР (пьет, хватается за сердце). Убийца. (Падает.)

Земля дрожит, стены рушатся.
Зеленая поляна. Впереди холмы. За холмами прекрасная долина. Предрассветные сумерки. Над долиной встает солнце.

АЛЕКСАНДР (поднимается.) Подлый убийца!
АБИГОР. Глупец, оглянись. Теперь ты все видишь!
АЛЕКСАНДР. Где я?
АБИГОР. Там, где всегда встает солнце. Иди! (Кивает в сторону восхода). Она ждет тебя!

В первых лучах появляется Мария. Двое бегут друг другу навстречу, Александр подхватывает Марию и кружит с ней по поляне.

АЛЕКСАНДР. Куда нам теперь?
МАРИЯ. Твой дом за холмом. В долине.
АЛЕКСАНДР. Мы там будем одни?
МАРИЯ. Алекс!.. Там Беатриче и флорентиец. Двое из Вероны. Королева Бала из Москвы, её писатель...
АЛЕКСАНДР. Будет с кем поговорить?..
МАРИЯ. Три года я жду тебя у этого холма! Теперь ты будешь говорить только со мной!
АЛЕКСАНДР (Абигору.) Гитара... Кто играет?..
АБИГОР. Смотри!

Из подземелья вырастает камень, на нем Зотов. «Прима» в руках, мастер играет.

АЛЕКСАНДР. Приветствую тебя, Зотов.
ЗОТОВ. Я – Мастер. Других имен не знаю.
МАРИЯ. Мастер, мы приветствуем тебя.
ЗОТОВ (Абигору). Милорд, рассвет невыносим. Прошу вас...
АБИГОР. Будь по-твоему...

Камень уходит под землю, гитара играет тише.

МАРИЯ (Александру). Идем! (Влечет его к холму.)

Откуда-то издалека многоголосье: «К нам... К нам! Давайте к нам!» Хлопают крылья.

АЛЕКСАНДР (Абигору). Кто это?!
АБИГОР. «Ангелов дурная стая...»
АЛЕКСАНДР. Объясни?..
АБИГОР. Когда Люцифер восстал, горстка ангелов была в стороне. Выжидала, чем кончится битва. За это их сбросили с неба. Ад тоже не принял их. И теперь... они вверх, солнце сжигает их крылья. Они садятся... Трава режет им грудь!
АЛЕКСАНДР. Их проклятье – вечное небо?
АБИГОР. «Дурная стая» вас не потревожит. Идите. В долине ваш дом.
МАРИЯ. Надолго?..
АБИГОР. Пока не понадобится миру новая история любви.
АЛЕКСАНДР. Прощай, Абигор... (уходит с Марией.) Гитара все-таки зачем?

Двое исчезают за холмом. Возникает провал.

АБИГОР (идет к провалу). «Зло есть добро, добро есть зло...» Творить! Вот это ремесло! (Спускается в провал.)


Coda
«Гитара и Мастер»
В конце 20-го, начале 21-го века я часто ездил поездом из Петербурга в Москву и обратно. Причины были разные, о многих уже и не вспомню. Однажды мне в руки (в вагоне) попала газета. Рекламный буклет: все обо всем – муть ни о чем. Я читал газетенку. Больше читать было нечего. Дорога десять часов. Унылый пейзаж за окном в сотый раз... И тут на глаза мне попалась история: три абзаца. Моя память никогда не хранит имена и даты, но суть держит цепко. Десятилетия.
«Москва. Начало 20-го века. Купец Н. до того увлекся цыганкой, поющей под гитару в кабаках, что однажды нашел мастера, который сделал по прихоти цыганки гитару из гробовой доски. То ли гитара оказалась не проста, может, цыганка – ведьма... Купец истратил на нее все деньги да спился, а мастер, когда понял, что чуда такого ему больше не сотворить, повесился на дереве перед домом купца...»
Из этой истории вышла пьеса. Ссылок в Интернете на «дорожную статью» я так и не нашел. Хотя искал несколько дней.

2016 год







_________________________________________

Об авторе:  ВАДИМ БРИК 

Родился в г. Таганроге. Образование: инженер-механик. Профессия: менеджер. Живет в С-Петербурге. Пьеса «Попутчики» – шорт-лист конкурса «Время драмы» (зима, 2015). Шорт-лист конкурса СТД. Участник семинара СТД «Авторская сцена» (г.Улан-Удэ 2015 г.) Пьеса «Гитара и Мастер» – лауреат конкурса «Литодрама» (2017 г.). Пьеса «Семья» – лонг-лист «Волошинского конкурса» (2018 г.), пьеса «Корюшка» – шорт лист конкурса «Монолит» (2019 г.), пьеса «Марат и Амира» – дипломант конкурса «Антоновка 40+» (2020 г.) Публикации в журналах «Русский колокол», «Лиterraтура».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
129
Опубликовано 08 окт 2020

ВХОД НА САЙТ