facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 167 сентябрь 2020 г.
» » Вадим Брик. МАРАТ И АМИРА

Вадим Брик. МАРАТ И АМИРА

Редактор: Кристина Кармалита


(пьеса)



Действующие лица:

МАРАТ
АМИРА



Зима. Одна из тех ночей, которые так ценит северный волк, собираясь на ужин в овчарню. Деревянный причал, дальше дорога, за ней сосновый лес. Временами воет вьюга, идет густой снег, в ночи жалобно скулит пес. Но когда вьюга на минуту стихнет и проглянет внезапно луна, оторопь нахлынет от дьявольской красоты ночи. 

У причала стоит небольшой рыболовный сейнер, с трудом читаются грязные буквы и цифры: «ТБ-0078». 
Свет автомобильных фар блеснул во мгле. Где-то рядом остановилась машина. 

Дед Мороз с двумя котомками за спиной появляется на причале. Судовой пес чует чужака и грозно лает. Дед Мороз лепит снежок, бросает его в иллюминатор кают-компании – туда, где горит свет. На палубу выходит Марат. Он кричит: «Цербер, в будку!» Пес скулит… «Иди в будку, сказал!». Пса не видно из-за высокого судового фальшборта. Цербер быстро замолкает и прячется в будке. На палубу с причала летит новый снежок. 

МАРАТ. Что надо, волшебник?

Дед Мороз молчит. 

МАРАТ. Дирижабль в Лапландию по воскресениям. Ваши улетели вчера…

Дед Мороз поднимает котомки, трясет ими.

МАРАТ. Конец февраля. Какие подарки?!
АМИРА (срывает с головы колпак, бороду). Это я!
МАРАТ. Амира?!! (Бежит на бак парохода, где расстояние между причалом и бортом поменьше, прыгает через борт, одной ногой на швартовый конец, и уже на причале.) Амира!!! (Обнимает.)
АМИРА (ставит котомки на землю, прижимается к Марату). Вспоминал обо мне?

Двое долго целуются. 

МАРАТ. Видел во сне позавчера.
АМИРА. Значит, ждал?!
МАРАТ. Мечтал… (Снова целует.)
АМИРА (отстраняется). Марат, погоди! Сейчас было по радио…
МАРАТ. Что было?..
АМИРА. Снежная королева замуж вышла за Деда Мороза. Первая брачная ночь. Утром служанки спрашивают королеву: ну, какой Он? Королева: холодный.
МАРАТ. Не понял?
АМИРА. Я то ж… не поняла! Думала, объяснишь?..
МАРАТ. Амира!
АМИРА. Марик, это я от восторга чушь несу! Ты один?
МАРАТ. Один. Борода откуда?
АМИРА. С корпоратива балахон остался. В машине вожу-вожу... Как я хотела к тебе!
МАРАТ. Амира!.. (Хватает, кружит с ней по причалу.) 
АМИРА. Погоди, я ж с подарками! (Отстраняется, лезет в мешок, достает канделябр.)
МАРАТ. Откуда?
АМИРА. Ехала от Питера, деревенский магазин у дороги. И горы барахла... (Достает свечи, вставляет в канделябр.) 
МАРАТ. Покуражимся?..
АМИРА. А то... (Опускает канделябр на землю, зажигает свечи.) 
МАРАТ. Ветрище с залива, не будет гореть. На пароход идем! (Тянет за собой.)
АМИРА. Будет гореть. Давай постоим пять минут! Такая красота?! Достань шампанское, бокалы…
МАРАТ. Где?
АМИРА. Второй мешок.
МАРАТ (заглядывает). Ограбила бар по дороге?!
АМИРА. За Новый год! Стреляй!
МАРАТ. А бокалы?
АМИРА. Стаканчики там… пластиковые… Или в моем мешке?.. (Достает.) 
МАРАТ. Март через неделю! С Новым годом… (Громко открывает бутылку.)
АМИРА. Два месяца не виделись, Ма̒ра… (Снова обнимает Марата.)

Марат разливает вино, вдвоем пьют… 

МАРАТ. А к шампанскому?
АМИРА. Там яблоко, апельсинчики… Конфитюр хочешь?
МАРАТ. Не хочу! За нас…

Снова пьют.

АМИРА (достает из мешка баночку конфитюра). Апельсины… (Кормит Марата.) 
МАРАТ. Вкусно… Давай на пароход?
АМИРА. Ага.
МАРАТ. Сейчас собаку закрою и сходню поставлю. (Возвращается через бак на пароход, закрывает пса, потом ставит сходню на причал.) 
АМИРА (с опаской идет по сходне смотрит вниз). Ого!!
МАРАТ. Специально два метра между причалом и бортом.
АМИРА. Зачем?
МАРАТ. Чтоб ни один дебил не залез… (Собаке.) Цербер, не скули!

Вдвоем останавливаются на сходне, снова целуются. Амира расстегивает зимнюю куртку Марата. 

МАРАТ. Надо с причала свечи убрать…
АМИРА. Уберем.
МАРАТ. И в душ надо?..
АМИРА (стаскивает с него теплую куртку, бросает на палубу, разрывает рубашку, целует открытую грудь). Не надо!

Вдвоем исчезают в ночи. На палубе скулит пес. И опять кружит снег.
Появляется Амира. Она – в мужских резиновых сапогах на босу ногу, в длинной мужской рубашке на голое тело. Говорит по телефону. 

АМИРА. Да, дорогой. Уже сплю. Доехала хорошо. Ветер?.. Я у окна сижу. (Собирает в мешок все, что осталось на причале: канделябр, погасшие свечи, стаканчики....) Дочь легла? (Громкий порыв ветра.) Малика спит? Поцелуй ее за меня. (Пауза.) Буду завтра вечером или ночью. (Уже все собрала, початую бутылку держит в руке.) Не надо скайп, я устала. Отдохни от меня... (Отключает телефон, ступает на сходню, возвращается на пароход.)
МАРАТ (только теперь появляется у борта, помогает Амире пройти по сходне). Осторожно, можно так грохнуться!
АМИРА. Мешки лови, я сама…
МАРАТ (убирает сходню за Амирой). Идем?
АМИРА. Куда?
МАРАТ. В кают-компанию. Там тепло…
АМИРА. Марик, я с тобой, мне жарко!
МАРАТ. Но ты же не будешь всю ночь в сапогах?!
АМИРА. У тебя мешок: там теплые носки – две пары, штаны, свитер, шапка…
МАРАТ. Запаслась.
АМИРА. Знала, куда еду.
МАРАТ. Почему не позвонила?
АМИРА. Киндер-сюрприз!

Двое растворяются в ночи.

Маленькая кают-компания промыслового парохода. Стол, П-образный диван вокруг стола, на переборках (стенах) календарь с моделями из «Плейбоя». Напольный шкаф, две банкетки. Все аскетично и скромно. В кают-компании чисто. Открывается клинкетная дверь, Марат пропускает Амиру, входит за ней. 

АМИРА (оглядывая стены). Ох, Марик, как тебя сюда занесло? (Ставит мешки на стол.)
МАРАТ. Сократили в порту. Решил здесь поработать…
АМИРА. Сидел бы дома.
МАРАТ. Когда работы нет, любая хороша.
АМИРА. Ма́ра, есть темный угол? Переодеться?
МАРАТ. Иди на камбуз, там чисто. (Указывает в темный проем.)
АМИРА. Я мигом. (Берет мешок, исчезает.)
МАРАТ. Ты на палубе говорила про какой-то сон?..
АМИРА (из темноты). Представляешь, мне вчера приснилась наша гимназия! Как я пришла в десятый класс и первый раз увидела тебя. Ты показался мне таким идиотом, блин! (Грохот кастрюли.) 
МАРАТ (вскакивает). Что там?
АМИРА. Нормаль, чуть не упала. Но потом!..
МАРАТ. Это было восемнадцать лет назад!
АМИРА. Прикинь?! (Появляется на секунду, рубашка нараспашку.) Ой… (Прикрывает голую грудь, исчезает.) Ты вынимай из мешка свечи, шампанское… Банкет продолжается.
МАРАТ (достает все из мешка). Ох, ты вспомнила…
АМИРА. И я подумала, а как ты попал в гимназию? Она ведь элитная была?
МАРАТ. От гимназии до моего дома 200 метров. Отказать не смогли. Думали: не потянет и свалит.
АМИРА. А ты потянул.
МАРАТ (открывает шкаф). Бокалов нет, только кружки? (Заглядывает на камбуз.)
АМИРА. Подойдут. Не смотри, я стесняюсь! И дальше мне снился день Рожденья, помнишь?
МАРАТ. Помню. Зачем ты тогда позвала этих дур из нашего класса?
АМИРА. Марик, я боялась отца. Татарские традиции.
МАРАТ. Мусульмане…
АМИРА. Конечно! И я решила, пусть думают: он – то есть ты – пришел с Ленкой Орловой!
МАРАТ. И никого же мы тогда не обманули!..
АМИРА. Ночью отец на меня так орал, прыгали шкафы и стены…
МАРАТ. А я вышел из-за стола в туалет, твой братец зажал меня в коридоре, сказал, думать о ней забудь. У нее жених в Казани. Уважаемая семья. Все давно решено. Прикоснешься к ней, убью.
АМИРА. Уже тогда сказал?! (Выходит в толстых носках, теплых спортивных штанах, свитере под горло.) 
МАРАТ. Мира, ты красивая, домашняя!..
АМИРА. Марик! (Обнимает его.) Можно я в угол? А ты у моих ног?
МАРАТ. Давай. Только не надо больше воспоминаний...
АМИРА. Мара, я не буду. Сон дурацкий! Налей шампанского? (Забирается в угол.)
МАРАТ (наливает, потом ложится на диван у ног Амиры). А помнишь, как мы прятались по углам?
АМИРА. Просишь, не надо, а вспоминаешь?
МАРАТ. Да, прости.
АМИРА. Ты поцеловал меня первый раз в троллейбусе.
МАРАТ. В метро! На эскалаторе, я стоял на ступеньку ниже. Ты сама потянулась!
АМИРА. Тогда эскалатор качнуло, я случайно. По-настоящему первый раз было в троллейбусе!
МАРАТ. Да… А потом этот проклятый день.
АМИРА. Марик…
МАРАТ. И пустота. Двенадцать лет не знал: где ты и что ты… (Пауза.)
АМИРА. Мы оба не знали.
МАРАТ. Мира, давай без снов, без этих…
АМИРА. Хорошо, прости-прости! Мы вдвоем, и это праздник!

Чокаются кружками, пьют шампанское. 

МАРАТ. Как дочь, не заикается уже?
АМИРА. Почти нет, слава богу, исправили. А сын твой?
МАРАТ. Носится с мячом по полю… Ураган!
АМИРА. Я там – на камбузе – углядела столик. Это слэбы, которые ты делать стал из-за меня?
МАРАТ. Я мебель хотел собирать давно. А когда мы опять встретились…
АМИРА. Три года назад…
МАРАТ (кивает). Стал ездить за материалом.
АМИРА. Ко мне?..
МАРАТ. За материалом! И делаю столы…
АМИРА. Принеси.
МАРАТ. Зачем?
АМИРА. Ну, пожалуйста!
МАРАТ (встает, уходит, потом возвращается с маленьким, журнальным столиком из массива – сверкает отполированный лак). Вот.
АМИРА. Марик, класс!
МАРАТ. На вахте один. Делать нечего, делаю столы.
АМИРА. Подари мне его, пожалуйста?
МАРАТ. Он не готов. На ножках, видишь, подтеки. Надо зачистить, еще раз пыльнуть…
АМИРА. Подари, Мара!
МАРАТ. Дома что скажешь?
АМИРА. В магазин зашла, стол понравился и купила. Мара, ну, пожалуйста?!
МАРАТ. Амира, бери. Капитану обещал, но бери!
АМИРА. Пьем, за подарок!

Чокаются, пьют вино.

МАРАТ. И забыть хочу, и спросить хочу…
АМИРА. О чем?
МАРАТ. Как ты решилась три года назад прийти на встречу выпускников?
АМИРА. Тебе интересно?
МАРАТ. Непонятно до сих пор…
АМИРА. Отец моей дочери…
МАРАТ. Я же просил, когда мы вместе, не говори о нем!
АМИРА. Ну, не злись… Он получил приглашение на юбилей: пятнадцать лет после школы. Засобирался рьяно! И я подумала, где там моя гимназия?
МАРАТ. Влезла в «Одноклассники»?
АМИРА. Да. (Пауза.) Тебя увидела, и башню сорвало!
МАРАТ. А как ты исчезла из дома? (Наливает.)
АМИРА. Представляешь, я нашла конкурентов, которые открывали филиалы по стране. Искали креативного менеджера! Ночами рыла интернет и нашла! В деньгах потеряла, платили сначала гроши. Так хотела тебя увидеть! Налей шампанского еще?
МАРАТ (открывает новую бутылку). А я мог не прийти в этот клуб.
АМИРА. Почему?
МАРАТ. В рейс уходил на лесовозе. Сашка Морозов звонил, звонил… Я опоздал, но пришел!
АМИРА. А я заявилась в клуб, четырех еще не было. И спряталась наверху.
МАРАТ. Как кошка на чердаке?
АМИРА. В самом дальнем, темном углу. Стала ждать. А ты, дурында, пришел последним. (Игриво бьет кулаком по лбу.)
МАРАТ. Извини.
АМИРА. Издали увидела тебя, и пропала. Смотрела два часа! Руки дрожат, голова плывет… гимназистка-девочка! И двенадцати лет, как не бывало!
МАРАТ. А я тогда вышел из туалета, стоит официант: вам записка! Что за бред?! Спрашиваю: ты не перепутал, парень? Он мне: вас девушка ждет наверху…
АМИРА. Увидел меня, дар речи потерял?
МАРАТ. Кто б мне сказал тогда, что я труп, поверил бы, точно!
АМИРА. А помнишь, как мы сбежали из клуба?
МАРАТ. Все, как в тумане. Ты спрашиваешь, я невпопад…
АМИРА. У меня тоже язык деревянный. (Пьет шампанское.) А потом мы зашли в бар и заказали вино, помнишь?
МАРАТ. Белое?
АМИРА. Красное! Ты ничего не помнишь! (Вскакивает, берет шампанское.) И я стала наливать вино… (Наливает в кружки.)
МАРАТ. Почему ты, а не я?
АМИРА. Не знаю, не помню… И бутылка у меня тряслась, и капли падали на стол, потом на твою руку и на манжет рубашки…
МАРАТ. Ты взяла салфетку, стала вытирать мне руку!
АМИРА. Прикоснулась к тебе только пальцами, ты вскочил и прямо через стол, помнишь?..

Марат поднимается, берет ладонями голову Амиры и целует долго, страстно. Потом садится. 

АМИРА. Вот так поцеловал. Пей! (Предлагает шампанское.)
МАРАТ (берет кружку, подносит к губам.) Твою мать! Ну, почему это все с нами произошло! Амира?!! (Бросает в переборку стакан, он разбивается вдребезги, на стене остается пятно.) 
АМИРА. Не надо, Марик! (Встает, берет на камбузе веник, совок, убирает, уносит осколки на камбуз, возвращается, садится на прежнее место.) А потом мы бежали по лестнице, и раздевались на ходу?
МАРАТ. Я разорвал твою рубашку…
АМИРА. Я перешила пуговицы, и теперь в ней сплю.
МАРАТ. А кот на лестнице, помнишь эти выпученные глаза?
АМИРА. Два идиота, по пояс голые, летят на пятый этаж.
МАРАТ. И грохот двери!
АМИРА. Лучшие два дня в моей жизни, Марик!
МАРАТ. А куда испарилась подруга?
АМИРА. Какая подруга?
МАРАТ. Ты говорила: квартира на Васильевском твоей московской подруги.
АМИРА. Марик, ты дурак! Не было никакой подруги! Я приехала в Питер и сняла квартиру посуточно. В километре от клуба, где собирался класс! Но признаться было стыдно, я придумала подругу!
МАРАТ. Почему стыдно?
АМИРА. Марат, я обычная женщина. И мусульманка. Не тупи…

Пауза. 

МАРАТ. И однажды пришел твой отец. (Пауза.) Как так получилось?
АМИРА. Тогда были белые ночи, квартиру посуточно не снять. Я договорилась с теткой, она живет в Казани. Подруга тетки дала ключи. А отец тогда был в городе, я не знала. Тетке взял, как назло, позвонил.
МАРАТ. И на старуху бывает проруха.
АМИРА. Я беру телефон: папа, привет? Он под окнами внизу, а ты в ванной!
МАРАТ. Эти двадцать минут в спальне под кроватью до смерти не забуду! (Встает, разминает плечи.) Одна была радость…
АМИРА. Какая?
МАРАТ. То, что сказал твой отец. Вы говорили на татарском, а все было ясно…
АМИРА. Не понимаю?..
МАРАТ. Амира, к черту воспоминания! Твои глупые сны! Пьем шампанское, режем яблоки, достань в холодильнике...
АМИРА. Нет, Марик, объясни, какую радость тогда сказал мой отец?
МАРАТ. Амира, давай не будем…
АМИРА. У мамы операция на сердце! Младший сын в тюрьме! Нашли в машине автомат и героин! А Карим, старший сын, подорвался на мине.
МАРАТ. Амира, я просил, никогда не произноси при мне его имя!!!
АМИРА. Отец хотел сочувствия, ему некуда было идти. Старшего сына разнесло в клочья противопехотной миной на сирийской войне.
МАРАТ. Вот! Это для меня и была радость!
АМИРА. Марат, он – мой брат, и он погиб…
МАРАТ. Ты начала воспоминанья! Разворошила черный улей! Теперь я скажу! Через два дня после той нашей близости, пятнадцать лет назад, этот ублюдок ворвался в мою коммуналку, вышиб ногой дверь! Я готовил на кухне омлет! Он стал меня избивать! Сначала он бил в грудь и в живот, сломал мне четыре ребра! Выскочила из комнаты мать, бросилась на твоего братца, а он схватил ее за волосы и ударил дважды головой о батарею! Мама потеряла сознание. Потом он стал лупить меня по лицу! Выбил шесть передних зубов! Внизу у меня импланты, но сверху импланты не прижились! Посмотри на добрые деяния брата своего?!! (Вынимает изо рта, шепелявит.) Вставная челюсть! С восемнадцати лет!!!

Пауза. 

АМИРА. Ты говорил, это на палубе!
МАРАТ (возвращает на место челюсть). Да, я говорил!.. А дальше он схватил со стола нож, хорошо – картофельный, не мясной, и дважды вогнал мне в живот! (Поднимает свитер, показывает рубцы.) 
АМИРА. Ты сказал, что напоролся в трюме на скобу?
МАРАТ. Амира, в трюме нет таких скоб! Я берег тебя и сказал!.. Зачем ты вслух произнесла его имя?! (Выбегает из кают-компании.)

На палубе Марат берет в руки лопату и с остервенением убирает снег: гребет и бросает за борт. 
Амира в кают-компании надевает резиновые сапоги, мужскую, рабочую куртку и спешит к Марату. 

АМИРА. Марат…
МАРАТ. Надо что-то делать… Делать!..
АМИРА. Марик, прости, я знала: он избил тебя. Но я не знала о ноже! О твоем лице я тоже не знала!
МАРАТ. Больше ни слова о моем лице! Но почему ты пропала на 12 лет?!! Почему?!! (Бьет лопатой о палубу раз, другой.) 

Лопата ломается. В руках Марата остается черенок. Его Марат разбивает о фальшборт парохода. Затем поднимает обломки лопаты, бросает их на причал. 
Долгая пауза. 

АМИРА. Тогда и я скажу!
МАРАТ. Амира… (Хочет обнять.)
АМИРА (вырывается). А ты слушай! После той нашей близости я пришла к маме. И сказала, что люблю тебя, и буду только с тобой. И, если не будет по-моему, я сделаю что-нибудь с собой, я уйду из дома так, что никто никогда не найдет!
МАРАТ. А мать?
АМИРА. Стала белей мела! Белее стиральной машины, на которую опиралась рукой. Ночью меня разбудил отец! Он орал на меня так, что прыгала мебель! Он бил меня ладонью по щекам! Тряс меня, как грушу, от которой хотят тонну груш! И он сломал меня! (Пауза.) В пять утра мы летели в Казань, и я знала: если не полечу, он свернет мне шею. В гневе он – смерч! Я решила переждать бурю! Но сразу меня заперли в чулан. Это был дом моей тетки. Одна куцая лампочка, ни телефона, телевизора, хоть он, вообще, был не нужен, ни книги, ни луча дневного света! Кровать, стол, стул… Истерика!.. (Пауза.)
МАРАТ. Амира…
АМИРА. Молчи! И мама вошла в чулан через неделю. Она плакала. Я закричала, что наложу на себя руки! Повешусь! В стакане воды утоплюсь! Зубами вскрою себе вены, если не будет по-моему! А она просила прощения. Рыдая, говорила: я не могла ему не сказать. Он – твой отец. Дальше она шептала: Мирочка, ты же знаешь, у папы есть начальник. Он – генерал. И генерал тянет отца твоего за собой: везде и всюду, и мы обязаны генералу всем. Отцы договорились давно, когда Камиль и Амира вырастут, поженятся. И жить будут долго и счастливо! Я закричала: никогда этот урод, у которого одна нога на пять сантиметров короче другой, не будет моим мужем! Лучше я прямо сейчас разобью свою башку о стену! Тогда мама уколола меня в сердце. Она сказала: твой брат, Карим, избил Марата! Я спросила: сильно? Она ответила: Марат в больнице, твой брат в психушке. Объявили сумасшедшим, через четыре месяца отпустят.
МАРАТ. Вот оно, истинное правосудие, постарался твой отец…
АМИРА. До этой ночи я не знала ничего! Ни о ноже, ни о лице твоем, ни о матери твоей… Не знала, клянусь.
МАРАТ. Прости, что я тебе не говорил!
АМИРА. А дальше мама, рыдая, объявила волю семьи: я остаюсь в Казани, выхожу за Камиля, и в Город уже никогда не вернусь. Я закричала: нет! И тогда мать сказала, если нет, Марата убьют. Если да, оставят в покое.

Долгая пауза.

МАРАТ. Твой муж, правда, урод?
АМИРА. Нет, он хороший, носит ортопедическую обувь, на улице незаметно. Он очень мягкий человек.
МАРАТ. У такого отца?
АМИРА. Да. Отец – генерал, сын – пластилин. И все лепят из него, что хотят.
МАРАТ. Что лепят?
АМИРА. Я – зайчика, на работе – свинку.
МАРАТ. Какую свинку?
АМИРА. В хорошем хозяйстве нужна свинья, чтоб выкапывать хозяину трюфели.
МАРАТ. Чудная мысль.
АМИРА. Жаль, не моя . Камиль – гениальный программист. Фирме добыл столько трюфелей. И он – хороший муж, и славный отец… Но я не люблю его!! Иногда ненавижу!!! После рождения дочери я горстями жрала противозачаточные… Втайне от него поставила спираль…
МАРАТ. Почему втайне?
АМИРА. Потому что детей от него не хочу! Я тебя люблю, от тебя хочу! Дурак ты, идиот!!!

Отворачивается, отступает от Марата на несколько шагов, смотрит в сторону пирса. 
Завывает вьюга, в будке скулит пес. 

АМИРА. Скажи что-нибудь.
МАРАТ. Маму вспомнил.
АМИРА. Почему?
МАРАТ. Не знаю…Когда этот ублюдок схватил ее за волосы и дважды приложил к батарее, мама потеряла сознание. Потом в дождь и в шторм ее мучила адская головная боль! Через пять лет из-за этой боли инсульт. Я выхаживал мать вместе с Машей, она только пришла в Мариинскую больницу после медакадемии. Через полгода второй инсульт, Маша поселилась в нашей коммуналке. И целый год мама лежала пластом: утки, пролежни, памперсы… Маша боролась за мать до конца!
АМИРА. Я так и знала!
МАРАТ. Что знала?
АМИРА. Жену свою ты никогда не любил! Женился из чувства долга…
МАРАТ. Амира! Всю жизнь я любил тебя одну. Ты для меня – царица! Остальные – служанки!

Долгая пауза. 

АМИРА. Мне пора ехать…
МАРАТ. Амира... (Подходит, хочет обнять.)
АМИРА (отстраняется). Принеси, пожалуйста, мешок…
МАРАТ. Какой мешок?
АМИРА. Из кают-компании. Там все мои вещи. И стол принеси, ты подарил.
МАРАТ. Не надо, Амира…
АМИРА. Марат, я прошу, пожалуйста!

Марат уходит, потом возвращается, несет стол и мешок. Двое долго стоят, не зная, что делать. Марат хочет снова обнять Амиру. 

АМИРА (не дает себя обнять). Поставь сходню.

Марат ставит сходню, Амира поднимается, мягко отталкивает руку Марата и качает головой: не помогай. Уходит. Скоро она пропадает в ночи, остается пустая дорога и снежный причал. Марат берет вторую лопату и убирает на палубе снег: гребет и бросает за борт. Опять скулит пес. 

МАРАТ. Цербер, хоть ты не скули?!

Пес замолкает. На причале появляется Амира, несет рыбацкие сапоги, ставит их на снег. Снимает куртку, кладет на сапоги.

АМИРА. Марат?
МАРАТ. Мира?.. (Хочет пойти на причал.)
АМИРА. Не поднимайся! Я пришла сказать…
МАРАТ. Говори.
АМИРА. Через месяц команда программистов мужа моего улетает в Америку. Там жизнь легче, денег больше… Он в команде – главное звено. Важное, главное... не знаю! Я сюда ехала прощаться!..
МАРАТ. Мира…
АМИРА. Но застряли слова… Марик, я не хочу с ним в Америку! Давай бросим всё и всех! И чужое сразу отрежется, родное приклеится! Ты будешь делать свои столы... мебель! Я буду, как лошадь тащить нашу жизнь!
МАРАТ. Мира…
АМИРА. Ничего не говори, Марик! До отъезда мне позвони! (Уходит.) 
МАРАТ. Амира!

Амира останавливается, оборачивается.

МАРАТ. И я хочу сказать...
АМИРА. Что сказать?
МАРАТ. Я говорил: меня сократили, в порту нет работы… Меня не сокращали.
АМИРА. И что?
МАРАТ. Мой друг, мы учились вместе в «Макаровке», после диплома сразу уехал в Данию, там женился. Теперь он – капитан рыболовного судна. И он позвал меня старшим помощником на свой пароход, но мне нужен опыт промысла. Потому я здесь.
АМИРА. Ты решил сбежать от меня в Данию?!..
МАРАТ. Я ничего не решал! Ты призналась, и теперь я говорю…
АМИРА. Марик…
МАРАТ. Это не всё!
АМИРА. Что еще!
МАРАТ. Маша на четвертом месяце. Летом будет ребенок.

Воет вьюга, срывает с причала снег. 

АМИРА. Марат! Я прошу, позвони!!! (Убегает.)

Марат идет на причал, берет сапоги, куртку и возвращается на пароход. Бросает вещи на палубу, убирает за собой сходню. 
Звонок. 

МАРАТ (достает телефон, отвечает). Да, командир?
ГОЛОС. Привет, Марат, забыл вчера позвонить. Меняет тебя Вадим?
МАРАТ. Сегодня.
ГОЛОС. Да, только его отец попал в больницу. Вадим просит задержаться на неделю, он потом за тебя отстоит?..
МАРАТ. Почему я?
ГОЛОС. Марат, больше некому.
МАРАТ. Ладно, командир.
ГОЛОС. Ты извини, что я в пять утра… Проснулся, вспомнил, звоню…
МАРАТ. Ничего…
ГОЛОС. Матрос повахтит, потом ты неделю. А дальше весна, лед растает, и на рыбалку. Настроение как?
МАРАТ. Лучше не бывает.
ГОЛОС. Цветных тебе снов!

Короткие гудки… Рев мотора на секунду появляется в ночи и пропадает. 

МАРАТ. Цветных мне снов… (Прячет телефон в карман, опять берет в руки лопату, бросает за борт снег, потом разбивает лопату и черенок, руками сгребает обломки, швыряет их на причал, поднимает сапоги, куртку, уходит.) 

 

__________________
*(стр.10). «…надо держать в хозяйстве свинью, иначе кто вам покажет, где растут трюфели!» (Джордж). Э. Олби. «Не боюсь Вирджинии Вульф»







_________________________________________

Об авторе:  ВАДИМ БРИК 

Родился в г. Таганроге, Ростовской области, живёт в Санкт-Петербурге. Работал 10 лет матросом и тралмастером (специалистом по промысловому вооружению) на рыболовном сейнере. Потом начальником производства, директором на разных предприятиях пищевой промышленности. Был участником семинара «Авторская сцена». Публиковался в журнале «Российский колокол».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
184
Опубликовано 20 июн 2020

ВХОД НА САЙТ