facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 153 февраль 2020 г.
» » Михаил Хейфец. АНАТОМИЯ СТРАХА. Триллер на двоих

Михаил Хейфец. АНАТОМИЯ СТРАХА. Триллер на двоих

Выбор Романа Михеенкова


(пьеса)

                                            Страх – естественная реакция человеческого организма на любую ситуацию,
                                            угрожающую нашим ценностям.



Действующие лица:

ОН – водитель
ОНА – пассажирка



1. ПОПУТЧИЦА. 
ТОЧКА ОТСЧЁТА

Загородное шоссе. Салон автомобиля. За рулём водитель.
Шум проезжающих машин, отсветы фар едущих навстречу автомобилей.
Внезапно свет фар выхватывает из темноты стоящую на обочине молодую женщину.
Скрип тормозов.
Машина останавливается.

ОН. Подвезти?
ОНА. Нет, так просто прогуливаюсь. Вы куда едете?
ОН. Прямо.
ОНА. Ну, тогда нам по пути.
ОН. Тогда – карета подана. Прошу!

Девушка открывает заднюю дверь и хочет сесть на заднее сиденье.

ОН. Эй, вы что?
ОНА. Вы же сказали, что можно сесть.
ОН. Но это же не такси. Вы что, боитесь?
ОНА. Мне просто там удобнее. Просторнее…
ОН. А как мы будем разговаривать? Я же голову сверну и в результате врежусь ещё во что-нибудь. Будет на вашей совести.
ОНА. А это обязательно? Разговаривать.
ОН. Тогда на такси…

Девушка продолжает в нерешительности стоять у открытой двери.

ОН. Да не бойтесь, приставать не буду. Но поговорить придётся. Уже два часа борюсь со сном. Ну, что? Едем?
ОНА. Едем.

Захлопывает заднюю дверь и садится рядом с водителем.

ОН. Ну, я, наверное, первый должен спросить?
ОНА. Что?
ОН. Как зовут? Ну и прочее… Познакомиться же надо.
ОНА. Зачем?
ОН. Что значит «зачем»? Как-то же надо друг к дружке обращаться.
ОНА. Как хотите, так и обращайтесь.
ОН. В смысле?
ОНА. Какая разница? Назову я вам какое-то имя. Откуда вам знать, что оно настоящее? Так что получается – без разницы. Я скажу, или вы сами что-нибудь придумаете. На ваше усмотрение. Обещаю откликаться, если вам это так необходимо.
ОН. А так можно?
ОНА. Но ведь общаемся же. И ничего. Получается.
ОН. А что, так даже интереснее. Типа – загадочнее. Я бы даже сказал: романтичнее…
ОНА. Ну вот, а вы боялись, что не получится.

Едут некоторое время в тишине.

ОН. Неприятности?
ОНА. С чего вы решили?
ОН. Когда девушка в поздний час, одна, стоит посреди дороги… Невольно возникает беспокойство: а всё ли у неё в порядке?
ОНА. Может быть, я просто люблю путешествовать?
ОН. Куда глаза глядят?
ОНА. А почему бы и нет? Вы же тоже едете – «куда глаза глядят».
ОН. В смысле?
ОНА. Прямо. Я спросила: а вы куда? Вы ответили: прямо. Значит, куда глаза глядят.
ОН. Это я пошутить хотел, чтобы понравиться. Расположить…
ОНА. Считайте, что получилось.
ОН. Правда?
ОНА. А что так удивляет? Проблемы с женщинами?
ОН. Не то чтобы… Просто приятно, когда на тебя обращает внимание красивая молодая девушка.
ОНА. Теперь стихи начнёте читать или сразу руками полезете?
ОН. Да ладно, чего ты сразу...
ОНА. А мы уже на ты?
ОН. Извини, если обидел.
ОНА. Да нормально. Можно и на «ты».

У пассажирки раздаётся телефонный звонок. 

ОН. Телефон звонит.
ОНА. Слышу.
ОН. Не будете отвечать?
ОНА. Нет.

Сообщение навигатора: через 200 метров держитесь правее.

ОН. Правее – так правее. Ему виднее. Навигатор сегодня какой-то дурной. Везёт левыми дорогами. Сам виноват. Выставил самую короткую, а самая короткая она же не обязательно самая быстрая. Теперь вот выбираюсь… Опять просёлками какими-то повёз.

Звонок телефона. Пассажирка не реагирует на звонок.

ОН. Понятно.
ОНА. Что понятно?
ОН. Поссорились. Выскочили из машины …. Сейчас он пытается выяснить отношения.
Не так? Молчание – знак согласия. Вы знаете, а я даже доволен, что вы ему не отвечаете.
ОНА. С чего бы это?
ОН. Значит, никто у меня вас не похитит, пока не приедем… Кстати, куда вам надо?
ОНА. Как и вам – куда глаза глядят. Мы же выяснили.
ОН. Значит, вдвойне повезло: потому что ехать предстоит ещё очень и очень долго. И есть шанс действительно, по-настоящему, вам понравиться.
ОНА. Это вы мне уже предложение делаете?
ОН. А вы, конечно, не верите в любовь с первого взгляда?
ОНА. Верю. Особенно, когда вместо того, чтобы смотреть на дорогу, мне всё время смотрят в разрез блузки.
ОН. Это вам показалось. Кто там сзади всё время фарами мигает? Это случайно не за вами? Имейте в виду: я теперь вас так просто не отдам.

Опять звонит телефон.

ОН. Не будете отвечать?
ОНА. Нет.
ОН. А вы смелая женщина. Сесть к первому встречному… Не боитесь?
ОНА. Сами знаете ответ. Просто ночью ещё неизвестно, что хуже: стоять одной на дороге или ехать. Но, кажется, мне повезло. Или я ошибаюсь?
ОН. Нам обоим повезло. Я, вообще-то – очень весёлый парень. Уверен, в конце пути вы сами тоже влюбитесь в меня по уши. И забудете этого своего, который названивает.
ОНА. А вы, значит, уже влюблены?
ОН. Так я вам про это сразу и сказал: с первого взгляда.

Звонит телефон.

ОН. Я уже начинаю ревновать. Если он здесь появится, так и знайте – я за себя не отвечаю. Вы не смотрите, что я с виду не очень… если что, когда надо…
ОНА. Помолчите минутку. (Отвечает на телефон.) Да… (Косится на водителя, прикрывает рукой телефон. Старается говорить тихо, в самую трубку.) Всё нормально, еду. Пока не знаю… Ещё не поняла. Как всегда… Будешь близко – дай знать…Всё. Всё! У меня батарея садится. (Заканчивает разговор.)
ОН. Всё-таки – неприятности.
ОНА. Подружка звонила. Подслушивать, кстати, нехорошо.
ОН. Мне надо было выйти? Извините, не догадался. (Пауза.) Точно всё в порядке?
ОНА. Хотите утешить?
ОН. А что, я могу. У меня с этим всё в порядке. Ещё никто не жаловался.
ОНА. На дорогу смотрите. Утешитель.
ОН. Ну, вот уже и головы нельзя повернуть.
ОНА. Да смотрите, мне не жалко. Если вас это бодрит. А то ещё заснёте.
ОН. Теперь уже точно не засну. Не понимаю, как такую женщину можно было бросить на дороге одну, без присмотра.
ОНА. Почему одну?
ОН. А как ещё?
ОНА. Неважно.

 

2. ГОНКА. 
ТОЧКА ТРЕВОГИ

Водитель несколько раз внимательно смотрит то в боковое зеркало, то в зеркало заднего вида.
Всполохи фар дальнего света от едущей сзади машины.

ОН. Видели?
ОНА. Что?
ОН. Кто-то сзади мигает дальним светом.
ОНА. Не обратила внимание.
ОН. Ну – вот опять. Нет, а чего он хочет?

Пауза.

ОН. Что за машина, спрашиваю, не знаете?
ОНА. Откуда мне знать.
ОН. Точно?

Пауза.

ОН. Подружка, говорите, звонила?
ОНА. Подружка. А что?
ОН. Да нет. Просто разговор какой-то странный. Подружка…
ОНА. Что-то вы поскучнели. Боитесь попасть в неприятности?
ОН. А можно?
ОНА. Ну вы же, если что… Как вы там говорили: не смотрите, что я с виду не очень… Типа – герой.
ОН. Отстал вроде.
ОНА. Вроде даже постоять за меня собирались.
ОН. Да ладно… Это же так, к слову… А что, действительно, могут быть неприятности?
ОНА. Да нормально всё.
ОН. Точно?
ОНА. А вы всегда так медленно едете?
ОН. А что мы от кого-то убегаем?
ОНА. Да, нет. Так просто спросила.
ОН. Так просто… Так просто не спрашивают. Подружка… Странный какой-то разговор.
ОНА. Нормальный. Не знаете, по мобильнику, если отключить, можно определить его местоположение?
ОН. Сейчас тоже – так просто спросила?
ОНА. А что, нельзя?
ОН. Ты же только что сказала, что неприятностей не будет.
ОНА. Просто поддерживаю разговор.
ОН. Просто… (Смотрит в зеркало заднего вида.) Смотри, опять. Точно – опять она.
ОНА. А чего в ней такого?
ОН. Вот что он не обгоняет? Вот смотри: я притормаживаю, пропускаю его, а он не обгоняет.
ОНА. Может, он не торопится.
ОН. А кому он тогда мигал светом?
ОНА. Встречным машинам.
ОН. Не было встречных. Пустая дорога.
ОНА. Может просто фары проверял.
ОН. Может… Но странно. Ещё дорога эта… Глухомань. Я вообще по ней не должен ехать. Да и на ту дорогу, где тебя подобрал, тоже случайно попал.
ОНА. Уже пожалели, что подобрал? И любовь с первого взгляда вдруг прошла, и вырез на блузке уже не отвлекает…
ОН. Вот! Вот сейчас! Опять мигнул. Слышь, а что там ты такое говорила этой своей «подружке», типа – будешь рядом – дай знать.
ОНА. Я так говорила?
ОН. Ну что-то такое… Дай знать… или как-то так.
ОНА. Ну да. Она в другом городе живёт. Если объявится, чтобы дала знать.
ОН. Так может это твоя «подружка» и даёт знать? Чего молчишь?
ОНА. Какие же вы, мужики, всё-таки… Пять минут назад – чуть жениться не хотел. А теперь… А если я скажу, что это за мной? Что? Выкинешь меня сейчас тут на дороге?
ОН. Слышь, ты просто, если что не так – прямо скажи.
ОНА. Хочешь помочь?
ОН. Просто не хочу неприятностей для себя. У меня и своих хватает.
ОНА. А кто-то совсем недавно хотел поближе познакомиться. Намекал на отношения…

Телефонный звонок.

ОН. Ответь ему уже! Разберитесь – что у вас там с ним, с подружкой…

ОНА (отвечает). Да… (Долго слушает и потом выключает телефон.)
ОН. Ну что?
ОНА. Всё. Поговорили.
ОН. И что теперь?
ОНА. Больше звонить не будет. Я его выключила.
ОН. Выключить недостаточно.
ОНА. В смысле?
ОН. Ты спрашивала: достаточно ли просто выключить телефон, чтобы нельзя было отследить местоположение. Так вот – недостаточно.
ОНА. Да уже и не важно.
ОН. В смысле? Так он там? В той машине? Чего ты всё время молчишь? Вот что он творит? Идиот! Врубил дальний свет.
ОНА. Не давай ему себя обогнать.
ОН. Да пускай проезжает. А потом я тебя… вот чёрт! Куда он!

Нарастающий гул машины, идущей на обгон. 
Мигание фар дальнего света.

ОНА. Не давай обгонять! И не останавливайся. Даже, если он обгонит и станет тормозить, не останавливайся. И из машины не выходи. Ты нормально водишь машину?
ОН. Ты это серьёзно? Что происходит?
ОНА. Газу дай. Не видишь, он догоняет!
ОН. Да и пусть обгоняет! Я даже имени твоего не знаю.
ОНА. Жми на газ! Потом объясню. Не пропускай его! Жми! Жми! Ещё! Отрываемся! Влево прижмись! Перекрой его!

Хватается за руль. 

ОН. За руль не хватайся, дура!

Гонка автомобилей. Гул моторов. Звуковые сигналы. Скрип тормозов. 
Машина резко с заносом тормозит. Вторая машина с шумом проносится мимо.

ОН. Чёрт! Едва не слетели в кювет. Ты нормальная? Чуть машину не разбил. Что это было?
ОНА. А я откуда я знаю? Кто-то хотел нас обогнать, ты завёлся. Устроил гонки.
ОН. Я устроил гонки? А кто орал: не останавливайся, не тормози…
ОНА. Поддержать хотела. Типа, болела за тебя.
ОН (останавливает машину). Так, всё. Давай, вали из машины. Игры закончены.
ОНА. Да ладно. Ты же несерьёзно?
ОН. Давай так: я не хочу ничего знать – что у тебя там и с кем… Гонится за тобой кто-то или нет… Это не моё дело. Понятно?
ОНА. Да нет ничего! Всё, проехали. Пошутила я. Не веришь? Извини. Не знаю, что нашло. Дура. Признаю. Скучно ехали. Решила немножко тебя взбодрить. Сам говорил: засыпаешь. Сейчас как, нормально? Взбодрился?
ОН. Так. Слушай внимательно. Я не герой из сериала. У меня не та машина, чтобы отрываться от кого-то. Я, посмотри на меня, я – классический ботаник. Если что, я бы и рад помочь… Но, извини, не поэтому делу. Я не тот, кто в данной ситуации тебе нужен.
ОНА. Да нет никакой ситуации. Действительно поверил? Хочешь, сейчас по этому номеру обратно отзвоним? Подружка это. И машина уже проехала.
ОН. Не проехала.
ОНА. В смысле?
ОН. В самом прямом. Вон он там стоит. Метров двести впереди.
ОНА. Ну, мало ли, почему он стоит? Может, хочет убедиться, что у нас всё в порядке. Или опять погонять… Ну не знаю я, что это за машина. Клянусь – не знаю. Дура! Так просто прикололась. Боялась, что приставать начнёшь. В блузку мне ещё всё время пялился… А тут как раз эта машина. И ты ещё напрягся с этим телефоном… Решила немножко тебя припугнуть. Глупо, конечно. Извини.
ОН. А почему он стоит?
ОНА. Я почём знаю? Давай подъедем и спросим.
ОН. Звони подружке.

Пассажирка пытается включить телефон.

ОН. Что?
ОНА. Батарея села. У тебя какая зарядка?
ОН. Опять врёшь. Покажи. (Пробует включить телефон).
ОНА. Убедился?
ОН. Нет, моя не подойдёт.
ОНА. Хочешь, позвоним с твоего? Я тебе номер продиктую.
ОН. Ага. И откуда я узнаю, что это последний входящий номер на твоём телефоне?
ОНА. И что теперь? Ну, высадишь ты меня. Всё равно же тебе ехать мимо той машины. Какая разница: со мной, без меня… Хочешь, я мимо неё пешком пройду, а потом ты меня опять посадишь. Не обманешь? Не уедешь?
ОН. Точно подружка звонила?
ОНА. Блин! Нет. Сутенёр мой. А по совместительству бандит-рэкитёр. Меня в качестве наживки вперёд запускает. А потом на дороге тормозит и… (Открывает сумочку и начинает перебирать её содержимое.) Как я могла зарядку не взять…
ОН. И что?
ОНА. В смысле?
ОН. Ты не договорила. Тормозит и что?
ОНА. Грабим, убиваем, расчленяем, закапываем, а потом садимся в машину и гоняемся за следующим придурком. Не забываем мигать фарами. Нет, ну ты что, действительно, больной? Шуток совсем не понимаешь? ПО-ШУ-ТИЛА я. Просто, чтобы веселее было ехать. Извини. Никто за мной не гонится. Отдыхай. Шутка это была. Я виновата, что у тебя чувства юмора нет? Пересолила.
ОН. В смысле?
ОНА. Не важно.
ОН. Шуточки… Чуть машину не разбили. А насчёт «грабим-убиваем» как раз не шутка. Уже третий случай за этот месяц. По радио даже передавали предупреждение: не брать неизвестных пассажиров на дороге. Не слышала?
ОНА. Ну и что ты тогда остановился?
ОН. Не знаю. Как-то не подумал. Может, пожалел. Ну и потом ты вроде как с виду – нормальная… С виду… Ладно. Поехали.

Водитель заводит машину. Трогаются. Медленно приближаются к стоящему на обочине автомобилю.
Когда до него остаётся совсем немного, автомобиль внезапно срывается с места и на большой скорости уносится прочь.
Постепенно в темноте исчезают габаритные огни удаляющегося автомобиля.

ОНА. Ну вот, видишь? Ничего страшного не случилось. Сам уехал.
ОН. И всё-таки странно: то он обгоняет, то стоит…
ОНА. Да мало ли на дороге дебилов. Я, между прочим, может, больше твоего рисковала, когда неизвестно к кому в машину садилась. Я же не допытываюсь: а что ты один по пустым дорогам едешь? А зачем ты меня подобрал? А не маньяк ли ты… Кстати… А ты даже не сказал куда едешь. Просто сказал: прямо…

Пауза.

ОН. О! А теперь ты замолчала… Один-один.
ОНА. В смысле?
ОН. В смысле – припугнулась. Маньяк против банды. Квиты.

 

3. ПОЛИЦЕЙСКИЙ ПОСТ. 
ТОЧКА ПОДОЗРЕНИЯ

ОН. Чёрт, зачем только поехал этой дорогой?
ОНА. А что такое?
ОН. Вон там, видишь? Полицейский пост.
ОНА. Боишься полиции? Есть что скрывать?
ОН. Да нет… Просто... начнут искать, к чему бы придраться. Застрянем тут с проверками.
ОНА. Да ладно, всего две машины.
ОН. Бардачок открой. Посмотри, там должны быть очки.
ОНА (открывает и роется в бардачке). Эти?
ОН. Да. Спасибо. (Надевает очки). Специально тонированные. Глаза устали. Целый день за рулём.
ОНА. А я думала, если в очках, то всё время надо носить.
ОН. Недавно заказал. Глаза ещё не привыкли.
ОНА. Ну вот, первую машину даже не остановили, может, и мы проскочим…
ОН. Хорошо бы.
ОНА. Может кого-то конкретно ищут? Или машину.
ОН. Сейчас узнаем.

Пассажирка наклоняется и начинает что-то искать на полу.

ОН. Ты чего там?
ОНА. Телефон уронила. Не обращай внимание.

ОН (притормаживает машину, открывает окно). Всё в порядке? Можно проезжать? Валя, ну что ты там? Жена телефон уронила. Подожди, сейчас остановимся, легче будет найти. Так можно ехать?

Через некоторое время.

ОН. Всё – мы проехали. Можешь уже сесть нормально.
ОНА. В смысле?
ОН. В смысле – выпрямиться.
ОНА (усаживается нормально на сиденье). Просто я уронила телефон. Что, так и надо было оставить его там лежать?

Едут некоторое время в тишине.


4. ОТВЕТНАЯ ИГРА. 
ТОЧКА ВЫХОДА ИЗ РЕАЛЬНОСТИ

ОНА. Нет, ну действительно – случайно выпал. Что такого?
ОН. Как раз, когда мы проезжали полицейский пост.
ОНА. Совпало так.
ОН. Ну да… Совпало…
ОНА. А глаза вдруг неожиданно так устали, что срочно очки понадобились – тоже странное совпадение. Я же молчу.
ОН. Я же сказал: новые очки. Глаза ещё не привыкли. И без них плохо. И сними пока не очень… (Снимает очки и убирает в бардачок.)
ОНА. Они видели, что в машине есть женщина, и что я нагнулась.
ОН. И что?
ОНА. Если бы они искали женщину, то они бы точно остановили и заставили меня выйти. И в машине перед нами водитель была женщина. Потому её и не проверили.
ОН. И что?
ОНА. Значит, ищут мужчину. Скорее всего – одного. Или со случайной попутчицей. Не с родственницей.
ОН. И что?
ОНА. Ничего. У них, наверное, приметы какие-нибудь есть. Например – очки. Или их отсутствие. (После небольшой паузы.) А зачем ты меня назвал женой?
ОН. Так просто. Чтобы лишних расспросов не было. А что? Как честный человек теперь обязан женится? Я готов. (Поворачивает резко руль.)
ОНА. Э-эй! Куда ты свернул?
ОН. Так короче будет. Всё нормально.

Едут некоторое время молча.

ОНА. Это вообще уже даже не дорога. Куда мы заехали?
ОН. Ты что, боишься?
ОНА. Конечно, боюсь. Любая на моём месте бы боялась. Сижу тут одна непонятно с кем.
Надо было выйти на посту.
ОН. Так чего же не вышла?

Пауза. Не отвечает.

 ОН. Повторить вопрос?
ОНА. Тогда ещё не сообразила.
ОН. А может ты полицейских больше, чем меня боишься?
ОНА. А мне показалось, ты и сам рад радёшенек, что проехал. Давай хоть радио включим. Вот эта кнопка?
ОН. Нет Другая. Не трогай!

Пассажирка нажимает кнопку. Раздаются голоса и переговоры полицейской волны.

ОНА. Ни фига себе. Это что?
ОН. Я же сказал: другую. (Выключает рацию.) Ты что, не понимаешь, что значит – «другую»?
ОНА. Ну что такого? Перепутала. А что это было?
ОН. Так просто. Не обращай внимание.
ОНА. Я же не дура. Это полицейская волна.
ОН. И что такого?
ОНА. Только ты на полицейского не похож.
ОН. А я и не говорил, что полицейский.
ОНА. Но и на ботаника не очень-то похож. . Ты так и не ответил: зачем тебе?
ОН. Зачем, зачем… Так просто. Про пробки на дорогах можно заранее узнать… ну и вообще…
ОНА. Не убедительно. Про пробки по радио и так всё время сообщают. (Пауза.) Я говорю: не убедительно.
ОН. Ладно. Не хотел говорить. Сама понимаешь, это немного незаконно. Короче, я корреспондент. В местной газете подрабатываю. Хроника там всякая… репортажи. Надо же быть в курсе – где что случилось… Убедил?
ОНА. Будем считать, что да. Знаешь, я почти приехала. Вон там впереди перекрёсток, высади меня.

Водитель продолжает ехать.

ОНА. Эй, ты что? Не слышал? Останови, Я выйду.
ОН. Да ладно… Не истерикуй. Ты же ещё не доехала.
ОНА. Откуда ты знаешь, куда мне надо? Я же тебе так и не сказала.
ОН. Ты сказала: прямо. Вот прямо и едем.
ОНА. Я слышала.
ОН. Что слышала?
ОНА. То предупреждение по радио.
ОН. Все слышали.
ОНА. Только оно про другое.
ОН. Какое «другое»?
ОНА. Не для водителей. А для пассажиров. Особенно – женщинам. Не садиться в чужие машины.
ОН. Может, и такое сообщение было. Может, их два было. Ты одно слышала. Я – другое. Получается, что оба рисковали.
ОНА. Я сейчас выпрыгну.
ОН. Дверь заблокирована.
ОНА (проверяет дверь). Ты… Ты что… действительно… Ты прикалываешься надо мной?
ОН. Ты же надо мной прикалывалась? Или нет? Или та машинка ещё появится? Просто они про пост знали и решили как-то объехать? Угадал?
ОНА. А зачем ты очки надел? Потому что они ищут мужчину без очков? Женой меня назвал? Дверь заблокировал?
ОН. А почему ты не хотела, чтобы я с шоссе свернул? Чтобы нас легко найти было? Сиди смирно.
ОНА. Героем себя почувствовал наедине с женщиной? Да? А когда машина за нами ехала, чуть в штаны не наложил. Ой, я ботаник. Я – не тот, кто нужен… Смотреть было противно. Слизняк… (Передразнивает.) А это точно подружка? А почему они мигают? Тьфу!
ОН. Ты, я смотрю смелая.
ОНА. Останови и открой дверь!
ОН. Сейчас. Только один звонок сделаю. (Достаёт телефон.)
ОНА. Ты кому звонишь?
ОН. Скоро узнаешь. Алё! Привет. Да еду… Нет не один… С гостьей. Очень удачно… Вроде нормальная. Немного психованная. Нет не наркоманка. Ты не наркоманка? Вроде здоровая. Роговица? Не рассмотрел. (Пассажирке.) У тебя какой цвет глаз?
ОНА. Ты… ты что… Причём здесь «цвет глаз»…
ОН. Сейчас приедем, сам посмотришь. Я говорю: скоро будем… О чёрт!

В руках у пассажирки неожиданно оказывается газовый баллончик. Она практически в упор направляет его в лицо водителю и приводит в действие.
Тот хватается руками за лицо, машина теряет управление, сворачивает в кювет и там застревает. Ещё некоторое время слышен звук работающего двигателя. 
Водитель громко стонет, безуспешно пытаясь протереть глаза.
Пассажирка перегибается через водителя, пытаясь дотянуться до кнопки блокировки двери.
Ей тоже попал газ в глаза. Она плохо видит и, практически, на ощупь, после нескольких неудачных попыток наконец-то нажимает кнопку блокировки. 
Раздаётся щелчок снятия блокировки.
 Пассажирка ощупью находит ручку двери, открывает её и выскакивает наружу. 
Откашливаясь и протирая глаза, отбегает от машины.
Вслед за ней удаётся выбраться и водителю. 
Он по-прежнему ничего не видит.

ОН. Идиотка! Ты что творишь? Блин… Что это? Перец? Ты же выжгла мне глаза. Там в багажнике – бутылка с водой. Дай воды, мать твою! Я же ничего не вижу.
ОНА. Да пошёл ты…

Он на ощупь идёт вдоль машины в сторону багажника. Открывает его, достаёт бутылку с водой и начинает промывать глаза. 

ОН. Дура психованная… Ты же мне глаза сожгла…
ОНА. Сейчас прямо расплачусь от жалости. Может ещё с тобой роговицей поделиться?
Он. Ты что, шуток не понимаешь? Вот уродка…
ОНА. Порезать на органы это теперь шуткой называется?

Водитель постепенно приходит в себя. Протирает лицо, открывает-закрывает несколько раз глаза, привыкая к свету. 

ОН. Ты где?

Пассажирка отходит подальше от машины и замирает, стараясь не выдать себя шумом.

ОН. Эй, ну всё уже. Выходи не бойся. Ты что, действительно поверила? Ты совсем больная на голову? Я же пошутил. Не веришь? Эй! Ты ещё здесь? Не веришь? Пойди, проверь телефон. Последний звонок. Я после вызова тут же отмену нажал. Да тут и сигнала нет. Неотвеченный звонок. Проверь.
ОНА. Отойди от машины.
ОН. Меня ещё мнительным называла. А сама повелась.

Пассажирка подходит к машине, находит его телефон и проверяет исходящие звонки.

ОНА. А зачем ты вообще звонил?
ОН. Ага, типа, тебе прикалываться можно, а другим нельзя. Приятно, когда тебя слизняком называют? Хотел на тебя посмотреть в такой ситуации.
ОНА (заканчивает проверять телефон). Неотвеченный звонок… Посмотрел? Скажи спасибо, что ещё хорошо отделался.
ОН. А то бы что?
ОНА. Могла бы ещё и по голове чем-нибудь приложить, пока ты тут глаза тёр.
ОН. А, типа, это я ещё должен спасибо сказать, что чуть без глаз не остался. Что машину разбил. Как щипит…
ОНА. Не дрейфь. Это не перец. Поплачешь и всё пройдёт. (Пытается набрать номер телефона.)
ОН. И на том спасибо. Что с машиной?
ОНА. Вроде, цела. Съехали в канаву. А так – цела.
ОН. Ты куда звонишь?
ОНА. Не важно.
ОН. Вот на хрена я тебя взял?
ОНА. Раньше надо было думать. Алё! Алё! Слышишь меня? Я слышу.. Теперь нет… Громче говори. Где я? Не знаю. Проверяла, нету тут сигнала джипиэс. Алё! Опять пропал. (Водителю.) Где мы?
ОН. А я откуда знаю? Ты же сама сказала: нет сигнала.
ОНА. Он тоже не знает. Нет, мы сворачивали. Не помню сколько раз. Не знаю куда. Алё! Алё ! Не слышу…
ОН. Я же сказал: нет связи. Телефон на место положи. Подружке звонила?
ОНА. Сообщникам. Испугался?
ОН. Хватит уже. Дошутились. Не три глаза. Лучше промой. Возьми там ещё бутылка есть.

Пассажирка подходит к багажнику и достаёт бутылку воды. Промывает глаза.

ОНА. У тебя там, в багажнике, лопата.
ОН. И что?
ОНА. Зачем с собой возить лопату?
ОН. Чтобы расчленку закапывать. Ответил?
ОНА. Обхохочешься. И ещё верёвка.
ОН. Это не верёвка. Это – трос. Для буксира. Не веришь?
ОНА. Верю, конечно. Короче: счастливо оставаться. Я пошла. И не вздумай идти за мной.
ОН. Да и вали! Ты вообще в шутки не врубаешься? На дачу везу лопату. Да постой!
ОНА (стоит, держа на вытянутой руке баллончик с газом). Не подходи!
ОН. Ну что ты психуешь? Мне отсюда одному не выбраться. Надо подсыпать, толкнуть, и чтобы кто-то за рулём сидел.
ОНА (пятясь от него и не опуская руку с баллончиком). Твои проблемы.
(Продолжает отступать, пока совсем не исчезает).
ОН. Это же просто лопата!

Остаётся один. Включает фонарик, обходит машину. Садится за руль, заводит мотор. Несколько раз сильно газует, пробуя выбраться из канавы. Поняв, что ничего не получается, выключает мотор. Выходит из машины. 
Достаёт телефон, пробует набрать номер. Ходит вокруг машины, хочет поймать сигнал. В какой-то момент ему кажется, что удалось.

ОН. Эй! Алё! Алё Слышно меня? Не отключайся! Алё! Чёрт!

Выключает телефон. Садится возле машины.
Появляется пассажирка. Она слегка прихрамывает.

ОН. Я уже думал, больше никогда не встретимся.
ОНА. Споткнулась, кажется, каблук сломала. Попробовала идти босиком, ещё хуже. На что-то напоролась. Даже кровь идёт. У тебя аптечка есть?
ОН. В багажнике. Рядом с лопатой. У нас, маньяков, всегда всё под рукой.

Пассажирка достаёт из багажника аптечку.

ОНА. Даже пластырь есть. Предусмотрительный. Как я теперь ходить буду на одном каблуке?
ОН. Дайка сюда. Нет не сломанный. Второй, который целый.

Берёт туфель, достаёт лопату и с силой бьёт её остриём по каблуку.

ОНА. Ты что делаешь, придурок?
ОН. В кино каком-то видел. Такая же ситуация. Если каблук не починить, то лучше уже сломать оба. Зато ходить можно. (Возвращает ей туфель.) Попробуй.
ОНА (примеряет и пробует пройтись). Вроде ничего. Что теперь будем делать?
ОН. А что тут сделаешь?
ОНА. Ты же сказал, что машину можно вытащить.
ОН. Можно попробовать. Но не сейчас. В темноте ничего не сделаем. Предлагаю до утра поспать, а когда будет светло…
ОНА. Я с тобой в машине не станусь.
Он. Хорошо. Ты будешь спать в машине. Можешь закрыться. А я лягу здесь.

Вытаскивает из багажника покрывало. Раскладывает на земле и укладывается спасть.
Пассажирка залезает в машину, захлопывает и блокирует дверь.

 

5. УТРО ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ. 
ТОЧКА УТРАТЫ КОНТРОЛЯ

Рассвет.
Пассажирка сидит напротив спящего водителя. 
На вытянутой руке перед собой держит пистолет.

ОНА. Эй! Алё! Подъём.

Водитель просыпается, пытается приподняться. 
Замечает в руке у пассажирки пистолет.

ОН. Ты что?
ОНА. Только без резких движений.
ОН. Как скажешь.

Пассажирка бросает ему верёвку. 

ОНА. Давай. Справишься? Или ты только других умеешь вязать?
ОН. Ты что задумала?
ОНА. Потом объясню. Сначала ноги. И покрепче. Я не шучу. (Передёргивает затвор).
ОН (связывая себе ноги). Э-э-й…Ты с пистолетом поосторожнее. Ты поняла, что сделала? Сейчас патрон уже в стволе. Случайно нажмёшь и …
ОНА. Я умею. Не волнуйся.
ОН. Не сомневался. В сторону его отверни.
ОНА. Теперь руки.
ОН. Как я руки сам себе свяжу?
ОНА. Руки. Сделай петлю, продень туда руки…
ОН. А затянуть-то как?
ОНА. Зубами потяни конец. Другой кинь мне.
ОН. Как ты его нашла? (Отплёвывается.) Тьфу… всё. Туже не могу.
ОНА. Вопрос – не как я его нашла, а зачем ты под сиденьем пистолет прячешь?
ОН. А где его ещё держать?
ОНА. А на фига он вообще нужен?
ОН. Вот как раз для такого случая и нужен. Это же травмат. А ты что думала – настоящий?
ОНА (рассматривает пистолет). А чего ты тогда дёргаешься, если не настоящий?
ОН. Дура! Ты же в голову целишься. С такого расстояния снесёт не хуже настоящего. Опусти, говорю, не игрушка.

Пассажирка опускает пистолет. Сидят некоторое время молча.

ОН. И что теперь? Так и будем сидеть молча?
ОНА. Теперь? Теперь вечер ответов на вопросы.
ОН. Утро.
ОНА. Что – утро?
ОН. Утро уже.
ОНА. Значит – утро ответов на вопросы.

Подходит к машине, открывает бардачок, вынимает оттуда пакет и конверт. Возвращается и садится напротив водителя.
Достаёт из пакета парик, накладную бороду.

ОНА. Это что?
ОН. Грим.
ОНА. И всё?
ОН. Ты спросила, я ответил. Могла бы и сама догадаться.
ОНА. Дурака не включай. И зачем тебе это?
ОН. Гримироваться.
ОНА. Так… Я вижу, разговор не клеится. (Поднимает пистолет и направляет в ногу водителя). После трёх стреляю.
ОН. Угадай с одного раза: кому нужен, кто пользуется гримом?
ОНА. Тому, кто хочет скрыть свою внешность. Раз…
ОН. Мозг включи! Дура!
ОНА. Два…
Он. Актёр я. Артист. В театре работаю. Неужели трудно догадаться!
ОНА. В театре?
ОН. В кино… В сериалах снимаюсь. Корпоративы, свадьбы… Тебе, кстати, могу бесплатно провести.
ОНА. А говорил – корреспондент. Журналист.
ОН. И журналист. Внештатный. Подрабатываю. Думаешь, артистам много платят? Вот и приходится всем понемногу заниматься.
ОНА. Сколько талантов.
ОН. Ну, да. Сериал «Отличные парни» смотрела? У меня там почти главная роль.
ОНА. Не смотрела. И рожу твою никогда прежде по телевизору не видела.
ОН. Потому что мне почти всегда достаются роли в гриме. Вот как сейчас. Это я с проб еду. Режиссёр просил дома в гриме походить. В образ вжиться. Ну, да ты не поймёшь…
ОНА. Да где уж нам. Если в театре работаешь, должно быть удостоверение. Права?
ОН. Права. Но я же со съёмок домой еду. Удостоверение в пиджаке. Чего мне его с собой зря таскать? Вот пойду в театр, надену пиджак и…
ОНА (резко достаёт из конверта пачку фотографий и бросает в лицо водителю).  Это что?
ОН. Фотографии. Сама не видишь?
ОНА. Все молодые девчонки. Откуда и зачем тебе?
ОН. А сама что думаешь?
ОНА. Все одного типа. Цвет волос, сложение, даже причёски… Это у тебя пристрастия такие? Фантазии? Те, кто тебя заводят?
ОН. Ты слышала, что я тебе говорил? Я артист. Еду со съёмок. С проб. Знаешь, что такое проба на роль? Это – когда тебя фотографируют…
ОНА. Я про фотографии девчонок спросила.
ОН. А это – фотопробы артисток на роль моей партнёрши. Режиссёр дал, чтобы я тоже подумал. Посоветоваться со мной хочет.
ОНА. Все молоденькие, одна к одной.
ОН. Молодёжный сериал.
ОНА.  А ты тогда там, каким боком?
ОН. Учителя буду играть. Возрастная роль. Поэтому и грим понадобился. Ещё вопросы есть? Может, развяжешь уже?

Пауза. 

ОН. Всё? Свободен?
ОНА. Прочти что-нибудь.
ОН. В смысле?
ОНА. Ты же актёр? Вот и прочти какой-нибудь монолог. Из Шекспира, Чехова… Что ты там играешь?
ОН. Смеёшься?
ОНА. Похоже? (Поднимает руку с пистолетом.) На счёт три жду яркого актёрского исполнения.
ОН. Не дури… Какое на хрен исполнение под дулом пистолета?
ОНА. Раз…
ОН. Монолог… Да у меня и ролей таких в театре нету. Я в театре только – «кушать подано» играю. Зажимают сволочи… Интриги… В основном в кино…
ОНА. Два…
ОН. Стой! Сейчас… Дай сосредоточиться… Шёл я полем, шёл я лесом… к вам спешил скорей, друзья… нет, не то… Вот. Мой дядя, самых честных правил, когда …
ОНА. Ты что, за полную дуру меня держишь? Это все в школе наизусть учат.
ОН. Ну не помню я больше ничего!
ОНА. Три! С такого расстояния из травмата не убью? (Делает шаг назад. Целится.)
ОН. Стой! Стой Дура! Опусти ствол. Опусти, мать твою! Он настоящий!
ОНА (с интересом разглядывает пистолет). О ба-на! Какой неожиданный поворот. И зачем актёру настоящий пистолет?
ОН. Не хотел говорить. Не мог. Не имел право.
ОНА. Второй раз считать не буду.
ОН. Это табельное оружие.
ОНА. Ну да. И у тебя в кармане удостоверение, но только ты его забыл в другом пиджаке.
ОН. Ладно. Мы группа, курсируем под прикрытием по трассе. Сообщение и всякие сплетни ты слышала. Есть предположение, что в группе в качестве приманки работает женщина. Молодая. Садится в машины под видом попутчицы… Наша задача выявить…Поэтому и рация в машине.
ОНА. Что замолчал?
ОН. Всё. Больше нечего рассказывать.
ОНА. И главная подозреваемая, конечно – я.
ОН. Был момент. Подумал.
ОНА. А чего тогда не арестовал? Меня, сообщников моих. Что-то не помню, чтобы ты хотел за ними в погоню кинуться. (Передразнивает.) Я – не тот, кто нужен… Мне не надо неприятностей…Уже с орденом мог бы красоваться. Кто же ты на самом деле?
ОН. А ты?
ОНА. И что мне с тобой делать?
ОН. Можешь сдать своим дружкам. Но учти: меня будут искать.
ОНА. Каким дружкам? Что ты несёшь?
ОН. А почему ты хотела сзади сесть? Душить удобнее?
ОНА. А у кого фотографии молодых девиц, пистолет?
ОН. А кто тебе всё время названивал, фарами сигнал подавал? Гонки устроил?
ОНА. Очки кто на посту надевал?
ОН. Чтобы они меня не узнали и перед тобой не раскрыли.
ОНА. Ну и что же ты меня тогда не сдал, если ты полицейский?
ОН. А что бы я тебе предъявил? Севший телефон и машину, которая меня обогнала?
ОНА. Я тоже могу сказать, что под прикрытием. Типа, ловлю маньяка на живца.
ОН. Да? И что же ты меня тогда не сдала на посту?
ОНА. А чтобы я тебе предъявила? Я тогда даже ещё лопаты в багажнике не видела.
ОН. А чего ты тогда нагнулась? Телефон вдруг резко уронила?
ОНА. А чтобы свои не опознали и случайно не выдали.
ОН. А машина эта? Звонки?
ОНА. А лопата? Верёвка?
ОН. Трос это буксировочный!
ОНА. А зачем на эту дорогу свернул?
ОН. Чтобы от дружков твоих оторваться.
ОНА. Маньяк!
ОН. Бандитка!
ОНА. От такого и слышу!

Пауза.

 

6. ТУПИК. 
ТОЧКА АНАЛИЗА

ОН. Всё. Приехали.
ОНА. Это ты к чему?
ОН. Ничья и полный тупик доверия. Когда любой аргумент может расцениваться и как доказательство, и как его отсутствие. Я понятно говорю?
ОНА. Да пошёл ты…
ОН. Я бы с радостью. Но… Так и буду сидеть на привязи?
ОНА. И с чего я тебе должна верить?
ОН. А я тебе? Давай попробуем разобраться. Вариантов не так много. Первое – мы друг над другом поначалу немного прикололись, а на самом деле – ничего и нет. Была игра воображения. Ну, в самом деле, а что было? Дебилу какому-то на дороге полихачить захотелось. Фотки у меня в бардачке, травмат. Звонки твои. Это всё объяснимо. Из этого же ничего не следует.
ОНА. Лопата ещё.
ОН. Да сейчас у каждого второго, кто на дачу едет, в машине может быть лопата! И что? Все маньяки? Воскресный автопробег маньяков?
ОНА. И что ты предлагаешь?
ОН. Договориться, что это только наши домыслы. Дорога, ночь, полиция… Чего не померещиться. А мы нормальные законопослушные граждане.
ОНА. И что?
ОН. Вытащить машину, выбраться с этой глухомани и…
ОНА. И что?
ОН. Ничего. Отматываем на момент посадки в мою машину. Подсадил, подвёз, расстались. Как было задумано.
ОНА. А второй вариант?
ОН. Какой ещё?
ОНА. Ты сказал «вариантов немного». Первый – ну, типа, напридумывали себе бог знает что на ровном месте.
ОН. Хороший вариант.
ОНА. А тогда получается, что второй…
ОН. Второй – не очень. Если хотим отсюда выбраться, давай даже не будем его рассматривать.
ОНА. Но он всё-таки существует. Всё, что произошло не просто – случайность и домыслы. И значит – один из нас врёт. И он не тот, кто есть.
ОН. Тогда, есть ещё и третий вариант.
ОНА. Что ещё?
ОН. Оба врут. Оба – не те, за кого хотят себя выдать.
ОНА. Короче – никто не готов другому поверить. Как ты там говоришь? Тупик?
ОН. Типа того.
ОНА. Ладно. Уговорил. Я готова рискнуть и поверить тебе.
ОН. Тем более, что у тебя мой пистолет.
ОНА. Кстати, не укладывается. Откуда у тебя всё-таки настоящий пистолет? Ну вот не похож ты никак на полицейского.
ОН. Не парься. Обычный травмат.
ОНА. Ты же говорил – настоящий. Зачем соврал?
ОН. А надо было дать тебе в меня всадить в упор? Ещё бы в глаз или в голову попала. Хоть и травмат, а с такого расстояния может башку снести не хуже настоящего.
ОНА. Ещё не поздно. (Идёт в сторону багажника.)
ОН. Ты куда?
ОНА.  За лопатой. Закопаю тебя сейчас здесь и никаких проблем.

Достаёт лопату из багажника и начинает ковырять землю вокруг колеса.
Земля поддаётся плохо, лопата то и дело выскакивает из рук.

ОН. Ну, кто так лопату держит?
ОНА. Где нам до вас. Тебе-то с лопатой обращаться привычно. Скольких уже закопал, педофил-огородник?
ОН. Слышь.  У тебя так ничего не получится. Развяжи меня. Тут надо и скос немного выпрямить, чтобы вернуться на дорогу. И веток подбросить.
ОНА (отбрасывает лопату и приближается к водителю).  Давай сам развязывай. Зубами потяни. Резких движений не делать. Если что, палю без предупреждения. Заодно и проверим: настоящий или нет.
ОН. Не получается.
ОНА. Руки вытяни. Не дёргайся. (В одной руке держит пистолет, а другой пытается распутать узел.)
ОН. Не боишься?
ОНА. Что?
ОН. Развяжешь, а я кинусь.
ОНА. У меня же пистолет.
ОН. А если травмат? Будет только немножко больно. Синяк. Максимум – ребро сломаешь.
ОНА (перестаёт развязывать). Ты же говорил: убить можно.
ОН. Да ладно. Шучу. Развязывай.
ОНА (колеблется). Да пошёл ты! (Отходит и садится в стороне) . Шутник хренов. Вот зачем ты опять начал?
ОН. Извини, глупо вышло. Ну что? Так и будем тут сидеть?
ОНА. Так и будем. Сам виноват.
ОН. И жили они – долго и счастливо. Пока не умерли в один день от голода и невзгод. Хотя, лично мне это не грозит.
ОНА. Это почему же?
ОН. А я тебя съем. Я же маньяк-людоед?

Пассажирка вдруг неожиданно начинает смеяться. 
Через какое-то время к ней присоединяется водитель.

ОНА (смеётся). Маньяк-людоед… Господи… Посмотрел бы на себя со стороны. Маньяк, блин…
ОН. (смеётся). А ещё – педофил-огородник.
ОНА (сквозь смех). Педофил-огородник… А что? Похож. Панамку ещё на голову надеть…
ОН. Ну, самой же смешно…
ОНА. Действительно, смешно. Давно так не смеялась. Хорошая компашка собралась. Маньяк и наводчица. Или кто там я, по-твоему?
ОН. Бандерша! Ну вот, видишь? Самой же смешно.
ОНА. Обхохочешься. На живот ляг.
ОН. Чего?
ОНА. На живот ложись. Руки вытянуты перед собой.

Водитель ложится на живот и вытягивает руки.
 Пассажирка осторожно подходит и развязывает ему руки.

ОНА. Ноги сам развяжешь.

Водитель развязывает верёвку и встаёт на ноги. 

ОНА. Готов к ударному труду? Вперёд!

Водитель разминает руки, берёт лопату и начинает разгребать землю вокруг колеса.

ОН. Надо собрать веток, подбросить под колесо. Покрупнее. Что смотришь? Мне что ли идти? А кто копать будет? Не бойся, без тебя не уеду. Да и не получится.

 

7. ВОЛК, КОЗА И КАПУСТА. 
ТОЧКА ВЗАИМНОГО НЕДОВЕРИЯ

Пассажирка уходит. Водитель смотрит, как она удаляется от машины. 
Убедившись, что она ушла достаточно далеко, бросает лопату, подбегает к багажнику, открывает его и, лихорадочно перебирая его содержимое, начинает там что-то искать. Наконец достаёт какую-то тряпку, разматывает её и оттуда выпадает достаточно большой охотничий нож. 
Пробует запихать его в брюки, но он – то очень заметен, то выпадает… Открывает дверцу автомобиля и суёт нож под заднее сидение. 
Оглядывается по сторонам, убеждается, что за ним никто не следил. Возвращается к лопате и продолжает окапывать колесо.

ОН. Ну, ты там долго ещё? Я почти закончил.

Возвращается пассажирка с охапкой веток.

ОНА. Походи сам в туфлях по лесу. Достаточно? Эти подойдут?
ОН. Нормально. Бросай под колесо.

Укладывает ветки, притаптывает землю.

ОН. Когда я буду газовать, машина начнёт раскачиваться, сразу начинай подбрасывать ветки. Я вот ещё и камни тут подготовил. Бросай непрерывно, пока машина не выскочит.
ОНА.  И что потом?
ОН. Что потом? Всё. Поедем.
ОНА. Вместе?
ОН. А как иначе?
ОНА. А ели ты рванёшь один? И я тут одна, как дура, останусь. Я даже ходить толком не могу.
ОН. Почему я должен один уехать?
ОНА. Короче – или я за рулём, или никто не едет.
ОН. Ты водить-то хоть умеешь?
ОНА. А как я, по-твоему, банду угонщиков возглавляю? Заодно и посмотришь.
ОН. А если ты свалишь? Что я тут буду делать один?
ОНА. А мне-то, зачем сваливать?
ОН. Машину угонишь. Ещё и лучше, дружкам твоим меньше работы. Даже убивать меня не надо. Или всё-таки надо? Как ни как – свидетель.
ОНА. Достал уже с этой бандой.
ОН. Я сам заведу и останусь за рулём.
ОНА. Нормально. А я буду тебя толкать? Как ты себе это представляешь? И откуда мне знать, что ты не свалишь?
ОН. Значит, оба никуда не едем.

Сидят некоторое время в тишине.

ОНА. Что так и будем сидеть?
ОН. Есть предложения?
ОНА. Уехать отсюда уже поскорее.
ОН. И как, если ни один из нас не доверяет другому?
ОНА. Прямо как в той загадке про кого там… забыла… Волк, капуста… кто там ещё был? Перевести их ещё надо было через реку.
ОН. Коза.
ОНА. Ну да. И кого с кем не оставь – всё плохо. То волк козу съест, то коза капусту…
ОН. Но в результате при правильном алгоритме решение есть.
ОНА. Если ты такой умный, может у тебя есть алгоритм и для нашего случая?
ОН. В нашем случае надо найти решение того, чтобы ты точно остановилась, после того как я вытолкну машину.
ОНА. Есть решение?
ОН. В принципе, есть. Но оно может тебе не понравиться.
ОНА. Мне уже заранее всё нравится, только бы уехать отсюда.
ОН. Объясняю алгоритм действий. Только не перебивай. Договорились?
ОНА. Уже самой интересно, что ты там такого придумал.
ОН. Объясняю последовательность. Первое… Готова?
ОНА. Не томи уже.
ОН. Первое – ты сейчас раздеваешься… (Делает паузу, выжидательно смотрит на пассажирку.)
ОНА. Ты чего? Ты… (Вытягивает перед собой пистолет.) Ты что, действительно…
ОН. Обещала не перебивать.
ОНА. Сразу раздеваться? Самой? Всё снимать?
ОН. Желательно. Хотя… Можно не до конца. Но верх полностью.
ОНА. Точно – маньяк. А я ещё сомневалась.
ОН. Ты же говорила, что тебе всё понравится. Не хочешь послушать, что дальше?
ОНА. Могу представить, что там дальше.
ОН. На два – вещи оставляешь снаружи машины. Можно продолжать?
ОНА. Это у тебя фантазии такие?
ОН. На три – садишься в машину, заводишься, я толкаю.
ОНА. А вид голой бабы, типа, должен удесятерить твои силы. Не перевозбудишься?
ОН. Если выталкиваем, то тебе, хочешь, не хочешь, придётся остановиться и выйти, чтобы забрать вещи и одеться. Это моя гарантия, что ты не сорвёшься и не уедешь.
ОНА. Лучше ничего не придумал?
ОН. Голая в машине ты точно не поедешь.
ОНА. Откуда ты знаешь?
ОН. До первого полицейского. Вон их, сколько сейчас на дороге. А что-то мне подсказывает, что ты с ними не очень хочешь встречаться.
ОНА. А чего мне? Скажу – пытался изнасиловать, еле смогла сбежать.
ОН. А можно повернуть и по-другому: пыталась соблазнить, завезла и угнала машину.
Короче, как ни крути – всем одни проблемы. А тут – конкретное решение. Дел то…
ОНА. Тебе-то конечно…А что потом?
ОНА. Когда «потом»?
ОНА. Ты толкнул, я вышла одеться… Ты где? Ты что делаешь?
ОН. Сижу в машине. Жду.
ОНА. Нет. Что тут тебе стриптиз клуб? Кидаешь мне шмотки в машину и ждёшь, пока я оденусь.
ОНА. И ты со шмотками валишь. Не пойдёт.
ОНА. Принято. Выталкиваем машину. Глушим движок. Кидаешь мне вещи…
ОН. Перед этим бросаешь мне ключ от машины.
ОНА. Принято. Одеваюсь. Ты залезаешь в машину. Кто за рулём?
ОН. Можешь ты. Мне без разницы.
ОНА. А ты будешь сидеть рядом?
ОН. У тебя же пистолет.
ОНА. Ага, сильно он мне поможет. В зубах я его буду держать, пока веду машину?
ОН. Предложения?
ОНА. После того как оденусь, меняемся местами. Я рядом.
ОН. Я не поеду с тобой, если ты будешь сидеть рядом с пистолетом.
ОНА. И что теперь? Опять – тупик?
ОН. Просто для решения задачки добавился ещё один элемент – пистолет. Предлагаю от него избавиться.
ОНА. Выбросить что ли?
ОН. Самое правильное. Хотя конечно, жалко. Можно выбросить только обойму.
ОНА. И что я буду делать, если ты на меня набросишься?
ОН. С какой стати я должен на тебя набрасываться?
ОНА. Откуда я знаю, чего вы, маньяки, на людей бросаетесь? А тут ещё пока я голая шастаю, насмотришься… Возбудишься…
ОН. На хрен ты мне сдалась? Предложения?
ОНА. После того, как я оденусь, связываем тебя опять. Можно только руки. Я сажусь за руль…
ОН. Стоп. Перед тем как связать, выбрасываешь обойму. Нет раньше. До того как вытолкну. Иначе – просто положишь меня и уедешь.
ОНА. Тогда и связать тебе руки раньше.
ОН. Дура! А как я толкать буду?
ОНА. Спиной упрёшься. Боком…  Или ничего не будет
ОН. Потом сразу выбрасываешь обойму. До того, как я начну толкать. Всё?
ОНА. Вроде – всё. Всех перевезли.
ОН. Это ты про что?
ОНА. Задачка. Решили. Всех перевезли, и все целы.
ОН. Ну что, приступаем?
ОНА. Не терпится? Как ты только до этого додумался. Нет, у тебя точно извращённый ум. Давай. Всё, как прежде: ложишься на живот, вытягиваешь руки.
ОН (ложится и вытягивает руки). Прямо – профессионалка. Где только научилась?

Пассажирка связывает ему руки. 

 

8. ВЫХОД ИЗ ТУПИКА. 
ТОЧКА ВОЗВРАТА ДОВЕРИЯ

ОНА. Готово.
ОН. Теперь твоя очередь.
ОНА. Может, хоть отвернёшься? Хотя… я ведь и в машине могу раздеться? Что, облом?
ОН. Давай уже.

Пассажирка залезает в салон машины. 
Неожиданно резко захлопывает и блокирует дверь.
Заводит двигатель, газует, пробует выскочить из ямы. 
Машина дёргается, кажется, что ещё немного и ей удастся выбраться.

ОН. Стой! Стой! Куда? (Налегает на машину со стороны капота.) Стой, гадина!

Пассажирка перестаёт газовать. Выключает двигатель.

ОНА. Ты что? Ненормальный? А если бы выскочила7 Я же тебя задавить могла.
ОН. Удрать хотела?
ОНА. Просто хотела попробовать, как идёт. Может и толкать не надо. Всё! Проехали! Отвернись.

Раздевается. 

ОН. Вот так и знал, что что-то выкинешь. Надо было тебе ключ дать только после того как разденешься.

ОНА. Да хватит уже. (Открывает дверцу и выбрасывает вещи.) Раз! Первое сделано.
ОН. Пистолет. Вынимай обойму.
ОНА. Да ради бога. Где тут? На что нажать?
ОН. Кнопка на рукоятке. Просто нажми. Она сама выпадет.
ОНА (отщёлкивает обойму). И куда её?
ОН. Выкинь подальше в окно.
ОНА (выбрасывает обойму). Готово. Куда его?
ОН. Всё равно. Положи куда-нибудь.
ОНА. Что дальше?
ОН. Заводи!

Пассажирка заводит двигатель. Газует. Водитель толкает машину. 

ОН (толкает). Раскачивай! Даёшь газ, потом отпускаешь. Ещё! Ещё!

Машина медленно выезжает на дорогу.

ОНА. Есть! Получилось! Давай вещи.
ОН. Выключаем двигатель.
ОНА. Чёрт с тобой. (Глушит двигатель. Приоткрывает дверцу.) Давай уже.

Водитель подбирает вещи, подходит к открытой дверце, но не спешит отдать вещи. Смотрит на пассажирку.

ОНА. Хватит пялиться. Что тебе тут…
ОН. Три. Жду, когда ты отдашь ключи от машины. Забыла?
ОНА (бросает ему ключ). На, подавись.
ОН (бросает вещи в машину). Четыре.
ОНА. Точно маньяк. Отойди уже от машины. Дай одеться. (Одевается). Что у нас дальше?
ОН. Я сажусь и едем.
ОНА (заканчивает одеваться). Всё, можешь садиться. Куда? Только сзади и с противоположной от меня стороны. Предупреждаю: будешь дёргаться или ещё что, – на полном газу влетаю в первое попавшееся дерево или столб. Никому счастья не будет. Если только, конечно, ты не некрофил.
ОН. Нет проблем. Сзади так сзади.

Садиться на заднее сиденье. Отдаёт ей ключ от машины. Пассажирка заводит двигатель и трогается с места.

ОН.  Не гони особо. И имей в виду: у меня слабые тормоза.
ОНА. На что тут у тебя нажать, чтобы нормальное радио включить?

Выпуск новостей: В связи с оперативными мероприятиями и дополнительными проверками, проводимыми полицией, в некоторых местах на дорогах наблюдаются небольшие пробки. Полиция просит отнестись с пониманием, соблюдать при проверках дисциплину и всячески оказывать содействие сотрудникам.
А теперь о погоде…

Пассажирка переключает станцию. Звучит музыка.

ОН. Музыка, едем себе… Как будто ничего и не было. И всё нормально.
ОНА. Это ты к чему?
ОН. Вот если бы ни одно, другое… У нас ведь могло совсем по-другому получиться. Ты мне сразу понравилась. Вот я просто уверен, что если нам в нормальной обстановке пообщаться… Как думаешь?
ОНА. Гипотетически?
ОН. Чего?
ОНА. Слово такое есть. Гипотетически. Предположительно. Когда будешь в следующий раз в газету статью писать, не забудь вставить. Ты ведь журналист?
ОН. Точно. Гипотетически. Предположительно. Вот представь, что мы всё это зря устроили.
ОНА. Это ты про что?
ОН. Да всё. Гонки, недоверие… Машину чуть не разбили. Без глаз чуть не остались. Вот всё зря. А мы – нормальные. И между нами всё могло, да и может совсем по-другому сложиться.
ОНА. Опять про любовь с первого взгляда начинаешь?
ОН. Да хоть бы и так. Гипотетически ведь даже могли бы пожениться. А что, прикольно. И потом будем рассказывать внукам, как и при каких обстоятельствах познакомились. Круто?

Пауза.

ОНА. Если только – гипотетически.

Внезапно останавливается.

 

9. ТЕЛЕФОН.
ТОЧКА УТРАТЫ ДОВЕРИЯ

ОН. Ты что?
ОНА. Остановка. (Оборачивается, перегибается через сиденье. Залезает в нагрудный карман водителя.) Где он там у тебя? Здесь? (Вытаскивает из кармана рубашки телефон.)
ОН (пытается увернуться). Ты чего делаешь?
ОНА. Позвонить хочу. Хочу проверить: может уже сигнал есть. (Набирает номер телефона.)
ОН. Ты кому звонишь?
ОНА. Не важно.
ОН. Мы так не договаривались.
ОНА. Мы много о чём не договаривались.

Водитель перегибается через сидение, пытается связанными руками дотянуться до телефона. Пассажирка хватает лежащий рядом пистолет и со всех сил бьёт его рукояткой по рукам.

ОН (вскрикивает от боли).  Ты что! Больно же! (Отдёргивает руки. Забивается в самый угол заднего сиденья.) Тварь! До крови пальцы разбила.
ОНА. Нечего было лезть. Что с тобой? Позвонить нельзя?
ОН. А откуда я знаю: кому ты собралась звонить?
ОНА. Скоро узнаешь. Что ты там согнулся в три погибели?
ОН (выпрямляется). Ничего. Надо. Звони Делай, что хочешь.
ОНА. Так я тебе и поверила. (Набирает номер.) Алё! Это я. Не было возможности позвонить. Да знаю. Сейчас скажу. (Смотрит на телефон.) Показывает, что я на 257-ом шоссе. Откуда я знаю, где это? Примерно в сорока километрах от пересечения с главной трассой. Да с семёркой. Посмотри на карте. Ты как раз недалеко? Давай тогда двигай мне навстречу. Увидишь. Иномарка синего цвета. Старьё. Но в хорошем состоянии. Не волнуйся, доеду. Всё. До встречи. Если что, звони на этот номер.
ОН. Подружке звонила?
ОНА. Типа того. Слушай, ты – точно псих. Вот, что ты сейчас полез? Всё! Уже недолго осталось. Сейчас меня встретят, я пересяду и – гудбай.
ОН. Встретят или встретит?
ОНА. Какая разница?
ОН. Действительно. Езжай уже.
ОНА. Ты смотри, как осмелел.

Заводит двигатель и трогается с места.

 

10. ПОСЛЕДНИЙ ПЕРЕГОН.
ТОЧКА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ (ТОЧКА НЕВОЗВРАТА)

ОНА (включает радио). Музыку послушай, нервы успокой. Машина, действительно, хорошо идёт. Какого года?
ОН. Хочешь купить?
ОНА (смотрит на спидометр). И километраж небольшой. Трёхлетка? Угадала? Первая рука?
ОН. Документы в бардачке. Там всё написано. На запчасти будете разбирать, или перебивать номера?
ОНА. А ты что посоветуешь?
ОН. А мне всё равно. А ведь я почти поверил.
ОНА. Чему?
ОН. Ну… что ты ни при чём. Не из этих…
ОНА. Ну да. Гипотетически уже внуков со мной вырастил. А сейчас – что изменилось?
ОН. Да всё нормально. Сейчас встретимся с твоими дружками. Ещё раз обсудим недостатки моей машины. Как с ней лучше поступить? Заодно и со мной.
ОНА. Может ты, действительно, писатель? Фантазировать любишь.
ОН. А про машину чего спрашивала?
ОНА. Так просто? Увидела, что ты напрягся, опять решила пошутить. Прикололась. Прости дуру.
ОН. Прикололась, значит?
ОНА. Сказала же.
ОН. Ну, а теперь тогда я приколюсь.

Резко вскидывает руку с ножом и приставляет к её горлу. 
От неожиданности пассажирка резко выворачивает руль, машина начинает уходить в занос.
Пассажирка лихорадочно крутит руль то в одну, то в другую сторону. 
Наконец, машина опять идёт прямо.

ОН. Руль держи прямо! Тормози. Только аккуратно. Постепенно. Я сказал – тормози, а не разгоняйся. Ты что, спятила? Прирежу нахрен. Куда ты гонишь?
ОНА. Давай, режь! Вместе разобьёмся. А она у тебя ничего. Резина выдержит?
ОН. Сука, угробишь всех. Убери ногу с газа. Куда ты давишь? Тормози!
ОНА. А я предупреждала. Откуда у тебя только нож взялся?
ОН. Не войдёшь в поворот на такой скорости! Мать твою! Тормози!

Визг тормозов. Рёв мотора. Машину заносит. Но в последний момент она всё-таки вписывается в поворот.

ОНА. Идиот. Ты меня порезал. Считаю до трёх и въезжаю в первый же столб. Раз!
ОН. Ерунда, царапина. Я не хотел. Сама виновата.
ОНА. Два. Для тупых: скорость – сто шестьдесят.

Пауза. Водитель какое-то время сомневается с принятием решения.

ОНА. Два с половиной не будет..
ОН. Всё! Не гони больше. Всё! Видишь, я убрал руку. (Убирает руку с ножом).
ОНА. Выбрось нож в окно.

Не отвечает.

ОНА. Ты что оглох?
ОН. А если не выброшу, въедешь в столб?
ОНА (после небольшой паузы). Просил затормозить? Ладно. Слушай внимательно: сидишь там, в углу. Н е дёргаешься. Я медленно снижаю скорость. Сидим спокойно. Никто не дёргается. Так нормально? (Постепенно снижает скорость.) Ты, главное, сиди спокойно. Ты ведь не плохой парень. Да я и сразу знала. Если честно, я ведь это сообщение по радио придумала. От страха. Не было никакого сообщения про маньяка. Просто перепугалась. Всякая дурь в голову полезла. Вот и ляпнула. А ты, сразу видно – хороший. Просто обстоятельства так сложились. О! Уже шестьдесят километров. Сейчас начнём тормозить. Главное – спокойно. Ты когда гипотетически начал фантазировать, я ведь тоже подумала: а что – неплохой парень. Всё у нас могло бы получиться… Плавно жму на тормоз. Сейчас остановимся. Ты мне ещё там, когда только села, очень даже понравился. Шутил хорошо так. Ещё не остановились. Ещё чуть, чуть… Подумала: повезло. Хороший парень попался. С юмором… и симпатичный такой…

Резко бьёт по тормозам. Машина с визгом останавливается. 
Водитель по инерции наклоняется вперёд, а когда выпрямляется, обнаруживает, что ему в голову направлен пистолет.

 

11. ПИСТОЛЕТ. 
ТОЧКА УТРАТЫ КОНТРОЛЯ

ОНА. Не вздумай даже пошевелиться.
ОН. И что будет?
ОНА. Прострелю башку, и любой суд меня оправдает.
ОН. Чем? У тебя же нет патронов. А вот у меня нож настоящий. (Поднимает руку с ножом.)
ОНА. Ещё одно движение и палю без предупреждения.
ОН. Уже испугался.
ОНА. Для страдающих склерозом. Давай вспоминать вместе. Когда я впервые достала пистолет, что я сделала? Ну? Вспомнил?
ОН. Сука, передёрнула затвор.
ОНА. Вспомнил. Молодец. И что ты сказал? Осторожно, сейчас патрон в стволе… ну… что дальше?
ОН. Если нажать, то выстрелит.
ОНА. Так вот, он там так и остался. Обойму выбросили, а про патрон в стволе ты забыл. Есть сомнения?

Сидят некоторое время в тишине.

ОНА. Откуда у тебя нож появился?
ОН. Под сиденьем лежал.
ОНА.  У тебя что, вся машина набита ножами, пистолетами? Может ты и взаправду маньяк? Не удивлюсь, если в следующий раз гранатомёт достанешь.

Опять некоторое время сидят молча.

ОНА. Сейчас за мной приедут, что будешь делать?
ОН. Не знаю. В заложники возьму… Не знаю. Не решил ещё.
ОНА. Как ты там любишь говорить: опять тупик? Так и будем сидеть друг напротив друга? Пока у кого-то не сдадут нервы?
ОН. Что предлагаешь?
ОНА. Ты у нас мастер алгоритмов. Есть предложения?
ОН. Сначала надо понизить риск… Я дёрнусь, ты дёрнешься… Или кому-то покажется…
Короче, предлагаю: на счёт три оба опускаем оружие. Ты – пистолет, а я – нож Просто опускаем.
ОНА. А дальше?
ОН. Главное снизить риск. Дальше будем думать. Готова? Кто считает?
ОНА. Давай ты. Нет! Лучше я. На три опускаем.
ОН. Только аккуратно. Готова? Давай.

Молча пристально наблюдают друг за другом.

ОНА. Начинаю. Раз. (Пауза.)
ОН. Что?
ОНА. А если ты не уберёшь нож, а я опушу пистолет?
ОН. Мы же договорились. Один раз за всё время можно хоть в чём-то поверить друг другу?
ОНА. Самый подходящий случай. Ладно. Уговорил. Я начну сначала. Раз… Два... Можно два с половиной? Так просто спросила. Мы в детстве всегда так считали… Готов? Три!

Оба остаются в тех же позах. Она с пистолетом, направленным ему в голову, а он с ножом в нескольких сантиметрах от её горла.

ОНА. Так и знала, что обманешь.
ОН. И я знал, что обманешь.
ОНА. Зачем тогда предлагал?
ОН. Что-то надо было предложить. В принципе – хорошее предложение, если бы только чуть больше доверия.
ОНА. Это я-то тебе должна доверять? У тебя вся машина напичкана ножами, пистолетами. И я тебе должна доверять? Да проще прострелить тебе башку. Мне ещё, наверное, медаль даже за это дадут. Вот только пошевелись!

Звонит телефон.

ОНА. Это мне. Я сказала, чтобы звонили на этот номер. Я отвечу?
ОН. Очень медленно. Говоришь, чтобы остановился, не доезжая сто метров. Подъедет ближе… Не выпущу. Ты же хочешь с этим покончить? Давай. Медленно.
ОНА (берёт телефон).  Да. Хорошо слышно. Стоим на обочине. Нет, не сломались. Просто стоим. Потом объясню.
ОН. Сто метров. Скажи ему.
ОНА. Уже рядом. Увидишь нас. Не подъезжай вплотную. Остановись, немного не доезжая. Я пешком подойду.
ОН. Сто метров. Твою мать! Сто! Неужели трудно сказать?
ОНА. Не обращай внимание. Слушай. Это важно. Не доезжай до машины ста метров. Лучше, даже больше. Так надо. Потом всё объясню. Всё жду. (Заканчивает разговор.) Ты только не дёргайся. Я только руку с телефоном опущу.
ОН. Медленно.
ОНА. Я ведь всё правильно сказала?
ОН. Молодец. Всё, ждём.
ОНА. Он подъедет, и я просто выйду. Так?
ОН. Пистолет только оставишь. Что ты смотришь? Даже, если я маньяк, что я кинусь тебя тут же насиловать? Да я больше рискую. Ещё неизвестно – кто приедет, сколько? А так, хоть один патрон будет.

Сидят некоторое время в тишине.

 

9. РАЗВЯЗКА. 
ТОЧКА ПАНИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ. (ПОЛНАЯ УТРАТА КОНТРОЛЯ)

ОН. Сейчас ты уйдёшь. Скорее всего, мы больше никогда не встретимся…
ОНА. Да уж надеюсь.
ОН. И получается, мы так никогда и не узнаем друг о друге правды. Кто из нас на самом деле кто…

Раздаётся шум мотора и сигнал подъезжающей машины. 

ОН. Подъезжает. Он понял про сто метров?
ОНА. Ты же слышал.
ОН. Вон он. Хорошая тачка. Сразу слышно – форсированный движок. Почему он не останавливается?
ОНА. А я откуда знаю? Ты же слышал, я всё сказала.
ОН (прижимает вплотную к её горлу нож). Зарежу! Сука, почему он не останавливается?
ОНА (вдавливает ему в голову ствол пистолета). Убью! Нож убери. Считаю до трёх и стреляю. Раз! Ты меня порежешь, придурок!
ОН. Я тебе башку отрежу, если он не остановится!
ОНА. Два! Убери нож. Больно.

Визг тормозов. Слышен звук мощного двигателя остановившейся неподалёку машины.

ОНА. Остановился.
ОН. Слышу.
ОНА. Я выхожу?
ОН. Только медленно. Сначала опускаешь руку и отдаёшь мне пистолет.
ОНА. Нож уже убери.
ОН. Сначала пистолет.

Раздаётся сигналы стоящей в отдалении машины.
Почти одновременно с сигналом звучит телефонный звонок.

ОН. Волнуется.
ОНА (поднимает руку с телефоном). Я отвечу.
ОН. Нет! Брось телефон! Дай сюда, говорю.

Водитель подаётся вперёд, пытаясь дотянуться до её руки с телефоном. 
Пассажирка инстинктивно хочет прикрыться другой рукой, в которой ещё держит пистолет. 
Неожиданно раздаётся выстрел. 
Пассажирка роняет пистолет, медленно касается рукой своей груди. Вся блузка и рука окрашиваются кровью.
Водитель с удивлением смотрит на нож, с которого падают капельки крови. 

ОН. Я случайно. Не хотел… (Смотрит, как по его груди расплывается пятно крови.) Ты… ты меня подстрелила.
ОНА. Ты же говорил ненастоящий.
ОН. Ну вот и проверила.

Пассажирка одной рукой прижимает рану, а другой, ища опоры, пытается на что-то упереться, стараясь приподняться. 
Случайно задевает панель с радио. 
Включается полицейская волна.

Сквозь шумы и треск эфира звучит сообщение:

Внимание! Внимание! Всем постам и сотрудникам, занятым в операции «Перехват».
Всем – отбой! Возвращаемся к нормальному режиму несения службы.
Повторяю – всем отбой! Операция завершена. 
Второй оперативной группе – благодарность за мужество и профессионализм, проявленные при задержании банды угонщиков.

 

10. ФИНАЛ. 
ТОЧКА ПРОЗРЕНИЯ

ОНА. Слышал?
ОН. А про маньяка и вообще ничего не было. Сама говорила…

Диалог по рации:
- Второй, вот вечно тебе везёт! Вот почему опять ты?
- Надо уметь оказаться в нужное время в нужном месте.
- Слышь, а бабу тоже взяли?
- Всех.
- А правда – хорошенькая, как в ориентировке?
- Даже лучше. Завидно?
- Вот везунчик! 
- Немедленно прекратить неслужебные разговоры в эфире. Всё! Всем отбой! 

ОН. Глупо получилось…Эй. Ты меня слышишь?
ОНА. А ты… ты, действительно актёр?
ОН. Да какой там актёр… Так… в эпизодах. Я, кстати, монолог этот… ну, «быть или не быть…»… я его знаю. Знал…
ОНА. А чего тогда?
ОН. Растерялся… У меня всегда так в нужный момент. Может потому никуда и не берут. Надо пойти достать аптечку.
ОНА. Не надо…
ОН. А ты… Чего ты тогда на посту пряталась от полиции?

Раздаётся гудок ожидающего автомобиля.

ОНА. А у меня мой… Он – полицейский. Боялась знакомых встретить.
ОН. Понятно. И стрелять тоже он научил?
ОНА. А ты… ты чего тогда с этими очками?
ОН. Так… для солидности. Первое, что пришло в голову. Запаниковал. Занервничал. Боялся, начнут машину проверять, а там… сама знаешь… ствол.
ОНА. А зачем он тебе?
ОН. По дурости… долго рассказывать. Он – вообще не мой. Надо было тогда выбросить.
ОНА. Надо было… Как всё просто…
ОН. Сейчас да…

Пауза.

ОН. Извини, что так вышло… Ты меня слышишь?
ОНА. Слышу…
ОН. Скажи хоть, как тебя зовут…
ОНА. Теперь-то – какая разница?

Пауза.

ОНА. Хотя… Почему бы и нет. Эй! Ты меня слышишь? Эй… Как тебя… Слышишь? Ты же хотел знать… Эй…

Шумы эфира постепенно заглушаются нетерпеливыми сигналами и звуками работающего в отдалении автомобиля. 
Через некоторое время звонит телефон.
Потом опять сигналы. 
Телефон…
Сигналы…
Рёв форсированного движка, который прогоняют на полном газу…
Телефон… Сигналы… Переговоры по рации на полицейской волне…

 
КОНЕЦ







_________________________________________

Об авторе:  МИХАИЛ ХЕЙФЕЦ

Родился в Ленинграде в 1955 году. Профессия – режиссёр, драматург. В настоящее время проживает в Израиле. Призёр международных литературных и драматургических конкурсов. Пьесы «Спасти камер-юнкера Пушкина», «В ожидании Его», «Рок-н-ролл на закате», «Как Циолковский летал на Луну», «В поисках волшебства», «Верёвка», «Играем Гофмана», «Добро пожаловать в Матрасентану», «Не забудьте расписаться» – поставлены в Москве, Санкт-Петербурге и других городах РФ, также за рубежом. Более шестидесяти постановок в профессиональных театрах.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
390
Опубликовано 22 янв 2020

ВХОД НА САЙТ