facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 142 август 2019 г.
» » Зоя Гарина. СУМОЧКА

Зоя Гарина. СУМОЧКА



(одноактная пьеса без действия, артхаус)



Действующие  лица:

ИВАН, режиссер
БОРИС, оператор
СОНЯ, ассистент
ФЕКЛА, участница кастинга
ОСВЕТИТЕЛЬ
УБОРЩИЦА
РАБОЧИЕ

 

Действие происходит в павильоне киностудии,  который арендован для проведения актерского кастинга.  Посредине  сцены стоит стул для участниц кастинга, вокруг которого расставлены несколько осветительных ламп и две (одна) профессиональные теле(кино)камеры. Камеры в рабочем состоянии. На заднике сцены большой экран, на который транслируется съемка (крупный план участницы кастинга).  Стул для режиссера. В углах сцены: вешалка, место (пульт) осветителя и другие предметы.

 

ИВАН  (смотрит на часы, говорит устало). Ну что, через пару минут продолжим? По-моему этот кастинг бьет рекорд по количеству рвущихся к славе.
БОРИС. А сейчас на все кастинги ходят толпы. Работы мало. Актеров – море. И каждый из них желает прославиться, проснуться одним утром и понять, что знаменит и богат, что отныне невозможно появиться на улице без темных очков и бейсболки, скрывающей лицо, что журналисты объявили на тебя настоящую охоту, а на твою страницу в  facebook за одни сутки подписалось полмиллиона человек…
ИВАН (смеется). О, да! Слава, богатство, успех. Кто же этого не хочет? Ну, может, славы хотят не все, а вот богатства и успеха… Да… Все они хотят богатства и успеха.
БОРИС. И славы.
ИВАН. И славы. Честно говоря, я уже вообще слабо воспринимаю происходящее.  Первый десяток – кое кого помню, второй – смутно, а дальше – все на одно лицо, с одним голосом, с одинаковой реакцией. Просто караул какой-то! Как говорит один небезызвестный тебе гений: «Удивите же меня, удивите!». (Борис и Иван смеются.)
ИВАН (после паузы). М-да.. Похоже, ничего интересного сегодня...
БОРИС. Это только кажется.
ИВАН. Думаешь?
БОРИС. Ты всякий раз именно так и говоришь: «Ничего интересного». А когда начинаем смотреть отснятый материал, начинается другая песня: «И это хорошо, и это интересно, кого взять?».
ИВАН. Да, ладно! Это я шу-чу.
БОРИС. Я так и понял. Кофе хочешь?
ИВАН. А у тебя есть?
БОРИС. Да. В термосе. Должен быть еще теплый.
ИВАН. А, нет. Не хочу. Погнали дальше?
БОРИС. Ну, давай.
ИВАН. Прикинь, ща войдет, и мы ахнем: «Клаудия Шифер!»
БОРИС. Не, не ахнем. Нас не купить, не запугать! (Иван и Борис смеются.)
ИВАН. Зови!
БОРИС. Ага. Соня! Зови!
ИВАН. Стой! Кофе-то налей!
БОРИС (смеется).  А-а-а!  Это сладкое слово «халява». (Подходит и наливает Ивану кофе из термоса.)
ИВАН.  Соня!
СОНЯ. Да, Иван Александрович!
ИВАН (смотрит на наручные часы с видом никуда не спешащего человека).  Еще часок и будем на сегодня заканчивать.
СОНЯ. Хорошо.

Соня уходит и заходит вместе с Феклой. Фекла растерянно топчется у двери. На ней серый, будто «с чужого плеча» плащ, вязаная беретка и длинный вязаный шарф.
 
ФЕКЛА (робея). Здравствуйте.
ИВАН. Здравствуйте. Проходите.

Фекла снимает беретку, разматывает шарф и вешает их на вешалку.

ИВАН. Смелее.
ФЕКЛА (расстегивает плащ, виновато улыбается и стоит у двери). Да-да.
ИВАН. В чем дело? Почему не заходим? Вы на кастинг?
ФЕКЛА. Да. Но ждала подругу. (Говорит быстро, не справляясь с волнением.) Она меня пригласила, а сама не пришла. Видимо она уже не придет.
ИВАН. Видимо. А вы на кастинг только с подругами ходите?
ФЕКЛА. Нет. (Пауза.) Я вообще не хожу. (Пауза.) Я в первый раз. Подруга попросила сходить с ней. Вот. И не пришла.
ИВАН. Так вы не собирались в кастинге участвовать?
ФЕКЛА. Нет, почему…

У Ивана звонит мобильный телефон.  Иван отвечает на звонок.

ИВАН (коротко, по-деловому). Да. Нет. Я занят. (Раздраженно.) Хорошо. Хорошо.  (Кричит.) Хо-ро-шо! Я занят! (Спокойно Фекле.) Что это за ответ «нет почему»? Так «да» или «нет»?
ФЕКЛА. Да.
ИВАН. Если я вас правильно понял, то вы все же собирались участвовать в кастинге. Так?
ФЕКЛА. Так.
ИВАН. Но у нас ведь только одно место.
ФЕКЛА (не поняв). Простите?
ИВАН.  Я говорю о том, что вы собирались конкурировать со своей подругой. Да?
ФЕКЛА (опускает глаза). Получается так.
ИВАН (улыбается). Ну и кого из вас двоих я должен был бы выбрать?
ФЕКЛА. Но ведь она не пришла.
ИВАН (смеется). Да, действительно! (Одобрительно кивает головой.)  Но зато пришли тысячи других. Разденьтесь!
ФЕКЛА. Как? Уже?
ИВАН. Я говорю: плащ разденьте! Что ж вы его не сняли?
ФЕКЛА. А! Извините!  (Суетливо снимает плащ и держит его в руках.)

Борис подходит к Фекле, берет  плащ из ее рук  и вешает его на вешалку. Возвращается к камере.

ИВАН. Проходите. Садитесь.
ФЕКЛА. Сюда?
ИВАН. Да. (Хлопает в ладоши.) Работаем! Мотор! Свет!

Вокруг Феклы начинают суетиться работники киностудии, осветитель просит ее повернуть голову вправо, влево, пытаясь хорошо высветить ее лицо.  Фекле явно неуютно, но она послушно выполняет все просьбы. Перед Феклой становится Соня с «хлопушкой».

СОНЯ. Кастинг. Семьсот тридцать шесть. Дубль один. (Хлопает «хлопушкой.)

Фекла вздрагивает и испуганно смотрит на Соню.

ИВАН. Как вас зовут?
ФЕКЛА. Фекла.
ИВАН. Редкое имя.  Вам нравится ваше имя?
ФЕКЛА. Нет.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Не знаю. Просто не нравится.
ИВАН. Вы не любите, когда вас называют по имени?
ФЕКЛА. Я не думала над этим.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Имя человеку дают для того, чтобы он на него откликался. Я просто откликаюсь на свое имя.
ИВАН. То есть вы просто откликаетесь не задумываясь, нравится вам это или нет?
ФЕКЛА. Да. Именно так.
ИВАН. Хорошо. Сколько вам лет?
ФЕКЛА. Двадцать семь.
ИВАН. Как вы думаете: двадцать семь – это много или мало?
ФЕКЛА. Для меня – много. Для моей бабушки – очень мало.
ИВАН. Вы любите философию?
ФЕКЛА. Нет. Совсем не люблю.
ИВАН. Но вы сейчас сказали о своем возрасте, как настоящий философ.
ФЕКЛА. Это получилось случайно.
ИВАН. Хорошо. Вам двадцать семь лет и вы полагаете, что уже достаточно опытны.
ФЕКЛА. Нет. Я этого не говорила.
ИВАН. Разве? Вы сказали, что двадцать семь лет – это много.
ФЕКЛА. Да. Но я ничего не говорила про опыт.
ИВАН. Хм. Действительно. Назовите ваши работы в кино.
ФЕКЛА (опустив глаза). Я не могу этого сделать.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Я никогда не снималась в кино.
ИВАН. Ваши роли в театре?
ФЕКЛА. Их нет.
ИВАН. То есть вы хотите сказать…
ФЕКЛА (торопливо перебивает). Да, я не актриса. Я … В общем, я не актриса.
ИВАН. О! (С иронией.) Это уже интересно. Тогда что же вы здесь делаете?
ФЕКЛА. Мне очень нужна работа.
ИВАН. Потрясающе!

Осветитель выключает свет.

ИВАН (возмущенно). В чем дело? Свет! Где свет?!!
ОСВЕТИТЕЛЬ (оправдываясь). Я думал…
ИВАН (резко перебивая). Не надо думать! Надо правильно исполнять свою работу! Мотор! Свет!!!

Свет снова включается. Перед Феклой становится Соня.

СОНЯ.  Кастинг. Семьсот тридцать шесть. Дубль два. (Хлопает «хлопушкой». Фекла испуганно смотрит на Соню).

ИВАН. Итак, вам нужна работа. А почему именно эта работа?
ФЕКЛА. Просто я прочла сценарий и подумала…
ИВАН. Что вы подумали?
ФЕКЛА. Я подумала, что эта история мне очень близка.
ИВАН. Правда?
ФЕКЛА. Да.
ИВАН. А вы уверены, что правильно поняли эту историю?
ФЕКЛА. Да. Я, конечно, понимаю, что эта история не так проста, как может показаться на первый взгляд.
ИВАН. Согласен. Эта история совсем не проста. Попробуйте ее рассказать одним предложением. Начните так: Это история о…
ФЕКЛА. Эта история о взаимной любви нежного палача и безжалостной жертвы.
ИВАН. Как вы сказали? Нежного палача?
ФЕКЛА. И безжалостной жертвы.
ИВАН. Хм… И вы полагаете, что эта история о любви, а не о насилии?
ФЕКЛА. Да. Это история о любви.
ИВАН (внимательно смотрит на Феклу). Так-так-так… Интересно…

Фекла спокойно сидит, опустив глаза.

ИВАН.  Впрочем, не важно, о чем эта история. Почему вы решили, что можете сыграть ее?! Вы понимаете, что актер – это профессия, которой и обучиться-то может не всякий. Видели сколько людей в холле?
ФЕКЛА. Да.
ИВАН. Они все – актеры. Одни – чуть лучше, другие – чуть хуже, но актеры… И им тоже нужна работа.
ФЕКЛА (с чистым взглядом, нисколько не смутившись). Я понимаю… Вы  можете меня прогнать…
ИВАН. Да, увы.  Я вынужден поступить именно так.

Осветитель выключает свет.

ФЕКЛА (встает). Спасибо. До свиданья. (Идет к вешалке.)
ИВАН. Стойте! (Фекла послушно останавливается.)
ИВАН. Хорошо. Вернитесь. (Фекла возвращается к стулу.)
ИВАН. Сядьте. (Фекла садится.)
ИВАН. Продолжаем. Мотор! Свет!

Перед Феклой становится Соня с «хлопушкой». Фекла напрягается, чтобы в очередной раз не вздрогнуть от хлопка «хлопушки».

СОНЯ. Кастинг. Семьсот тридцать шесть. Дубль три. (Хлопает «хлопушкой»).
ИВАН. Вы сказали, что эта история вам близка. Почему? У вас что-то подобное случалось в жизни?
ФЕКЛА. Нет. Нет-нет. Ничего подобного со мной не было.
ИВАН. Тогда все же – почему? Объяснитесь!
ФЕКЛА. Мне сложно это объяснить. Я просто знаю, что я и Она  очень похожи.  Вся разница в том, что с ней это случилось, а со мной нет.
ИВАН. То есть, если я правильно понял вашу мысль, играть вам не придется, поскольку вы и героиня фильма одинаковы?
ФЕКЛА. Да.
ИВАН. Но ведь это только слова. Как я могу это проверить?
ФЕКЛА. Не знаю.
ИВАН. Стоп!

Осветитель выключает свет. Иван  некоторое время думает, опустив голову.

ИВАН. Хорошо.  Возьмите вашу сумочку.
ФЕКЛА.  Но… (Секундное замешательство.) Хорошо. (Улыбается. Встает и идет к вешалке. Снимает с вешалки сумочку и возвращается на место.)
ИВАН. Мотор! Свет!
СОНЯ. Кастинг. Семьсот тридцать шесть. Дубль четыре.
ИВАН. В вашей сумочке много вещей?
ФЕКЛА. Как в обычной женской сумочке.
ИВАН. Хорошо. Тогда покажите мне эти вещи и расскажите о них. Почему вы их носите с собой, насколько они важны для вас и почему?
ФЕКЛА (открывает сумочку достает кошелек). Кошелек. Он выглядит не очень привлекательно, поскольку ему уже семь лет. Поистрепался. Но я не хочу его менять. Мне его подарил мой парень на двадцатилетие.  Он положил в этот кошелек несколько монет и сказал, что в этом кошельке всегда будут водиться денежки. (Фекла открывает кошелек. Достает из него две монеты.) Так оно и есть. Вот эти две монеты. Они всегда лежат в этом кошельке. (Кладет кошелек в сумочку.)
ИВАН. Вы до сих пор встречаетесь с этим парнем?
ФЕКЛА. Нет. Нет, мы с ним быстро расстались.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Не помню. Поругались, должно быть. Мы с ним часто ссорились по пустякам.
ИВАН. Как его звали?
ФЕКЛА. Его звали Алик. Ангельский лик. А улыбка у него была дьявольская.
ИВАН. Это как?
ФЕКЛА (светло улыбается). У него были не очень ровные зубы. Эта улыбка из-за резцов. Они были чуть сверху. Мне это и нравилось и не нравилось одновременно. Интересно, он что-нибудь сделал потом со своими зубами? (Достает из сумочки еще один кошелек.) Вот еще один кошелек. (Открывает кошелек. Смотрит). Но я в нем держу только карточки на скидки. Я ими почти никогда не пользуюсь. (Перебирает.) К тому же они из разных городов. Я люблю путешествовать. К сожалению, редко могу себе это позволить. А карточки – это как сувениры, как напоминание. И всегда под рукой. Вот эту карточку очень люблю. Это из Парижа. Магазин женского белья. Красивое белье – это моя слабость. У меня был друг – кутюрье. Это он приучил меня обращать внимание на одежду. Правда, мне так и не стала нравиться вычурная эпатажная одежда, которую любил мой друг, но все говорят, что у меня отменный вкус.
ИВАН. Как зовут вашего друга – дизайнера?
ФЕКЛА. Звали. Его звали Оскар. Оскар –  означает «друг оленей». Смешно, правда? Оскар. Он был гей. Его убили.
ИВАН. Убили?
ФЕКЛА. Да.
ИВАН. Кто?
ФЕКЛА. Его друг. Геи очень ревнивы.
ИВАН. Вы были близки с Оскаром?
ФЕКЛА. Да.
ИВАН. Как? Он же гей!
ФЕКЛА (со вздохом, пожав плечами). Да, так бывает.
ИВАН. Оскара убили из-за вас?
ФЕКЛА. Не знаю. Может быть.
ИВАН. Вы переживали по поводу его смерти?
ФЕКЛА (небольшая пауза). Нет. (Подумав.) Ну, разве немного. (Достает из сумочки золотистый тюбик.) Губная помада. (Открывает.) Гигиеническая. Я ею редко пользуюсь, только когда обветриваются губы. Это бывает, если много целуешься на улице.
ИВАН. Вы любите целоваться на улице?
ФЕКЛА. Смотря с кем. (Кладет помаду в сумку и достает документы.) Документы. Паспорт, водительские права. Я всегда ношу их с собой. На всякий случай. Правда машины у меня нет, но зато есть права. (Открывает паспорт. Из-за обложки  паспорта достает небольшую старую фотографию.) Фотография мамы. Ей здесь двадцать пять. Красивая, правда? Я ее не помню. Фотография – это все, что у меня осталось от нее.
ИВАН. Вы росли без матери?
ФЕКЛА. И без отца. Меня воспитывала мамина сестра. Моя тетя. Старая дева.
ИВАН. А что случилось с вашим отцом?
ФЕКЛА. Надеюсь, что ничего.
ИВАН. Надеетесь? Вы его давно не видели?
ФЕКЛА (улыбается). Я его вообще никогда не видела. Тетя рассказывала, что даже моя мама не знала кто он.
ИВАН. Но хоть тетя ваша жива?
ФЕКЛА. Да. С ней все в порядке. Я ей звонила на прошлой неделе.  Выслала ей немного денег. Мне выдали зарплату.
ИВАН. Где вы работаете?
ФЕКЛА. Уже не работаю. Работала в городском госпитале медсестрой.
ИВАН. И что случилось? Вас уволили?
ФЕКЛА. Нет. Я ушла сама.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА (пауза). У нас в госпитале много стариков. Больных. Одиноких. Никому не нужных стариков.  Все: и врачи, и мы медсестры, и санитарки давно привыкли к их беспрестанным жалобам на жизнь и стенаниям. Да. Старость безобразна и мучительна. Что поделать? Жизнь… Но три месяца назад к нам поступил необычный старик. Я его сразу заприметила.  Его привезли в отделение в инвалидном кресле, но он не выглядел беспомощным. (Засмеялась, вспоминая.) Мундир, наградные планки, креповый берет. Вояка, одним словом.  Диагноз – полинейропатия. Это когда не держат ноги. Не мудрено – возраст весьма почтенный – почти девяносто! Я с ним подружилась. И даже часто оставалась после работы, что бы послушать его удивительные истории.
ИВАН. О войне?
ФЕКЛА. Нет. О его романах с женщинами. И на любовном фронте он был славным бойцом! (Смеется.) Любил трогать меня за коленку.
ИВАН. И?
ФЕКЛА. Потом оказалось, что у него рак поджелудочной,  крайняя степень, метастазы – везде. И в легких. Он терпел боль. Терпел, как настоящий солдат. Я, конечно, ему колола обезболивающее, но знала, что это помощь ненадолго…
Помню, он схватил меня за подол халата и прохрипел:
«У тебя есть мечта?»
«Есть».
«Какая?»
«Встретить такого мужчину, как вы».
« А в Бога веришь?»
«Верю».
«И в переселение душ?»
«Да!»
«Тогда жди. Я приду к тебе. Только помоги мне побыстрее добраться до конечной станции».

Фекла замолчала, грустно думая о чем-то.

ИВАН. И что стало с этим стариком?
ФЕКЛА. Его звали Георгий. Победитель. Он опять победил. Он умер.
ИВАН. Вы ему помогли?
ФЕКЛА (достает из сумочки небольшой блокнот).  Блокнот. (Листает.) Это мой дневник. Я записываю в него интересные фразы, а еще мысли, которые приходят мне в голову, если они, конечно, стоят того, чтобы их записать.
ИВАН. Прочтите что-нибудь.
ФЕКЛА (читает). Нет… это нет… а! Вот! Это смешные мысли. Любовь – это не когда вам приносят корзину роз и вы нюхаете, а когда вам говорят: «сбегай за пивом» и вы бежите…(Пауза. Листает.) А вот еще. Печальное. Никогда не говорите, что не сможете без него жить. Сможете. Только глаза на время станут другими  и дышать поначалу  будет трудно. (Листает.) А это Куприн. Разлука для любви, как ветер для огня:  маленькую любовь она тушит, а большую раздувает еще сильнее. Красиво. Правда? (Закрывает блокнот и кладет его обратно в сумочку. Достает из сумочки книгу.)  Книга. Я вообще люблю читать и всегда ношу с собой  какую-нибудь книгу. (Переворачивает книгу и читает вслух.) Эта книга путевой дневник моего удивительного путешествия по Индии. (Вертит книгу в руках.) Я читаю в основном такие книги. Не люблю беллетристику. Я люблю путешествия, и мне нравится о них читать. Хотя я никогда ни одну книгу не прочитала до конца, даже если книга захватывающая, одну-две странички все равно оставляю нетронутыми.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Мне кажется, что если прочесть книгу до конца, то обязательно получишь какое-то новое знание. А я не уверена, что это знание изменит меня к лучшему.
ИВАН. Вы боитесь учиться?
ФЕКЛА. Нет. Я боюсь измениться.
ИВАН. Вы считаете себя безупречной?
ФЕКЛА. Нет. Нет. Что вы! Нет. У меня достаточно недостатков и странностей. Может даже слишком много. Поэтому я боюсь перейти черту. Не хочу, что бы обо мне говорили или думали плохо.
ИВАН. Вы боитесь людского суда?
ФЕКЛА. А вы разве нет? (Кладет книгу в сумочку. Достает брелок.) Брелок. Мне его подарила одна маленькая девочка. Просто так. Подошла и подарила. Я сидела в парке на скамейке, а она гуляла вместе с пожилой женщиной. Должно быть бабушкой или няней. Девочка была рыжей, как солнце. Я ей улыбнулась и помахала рукой. А она подбежала к скамейке и сунула мне в руку этот брелок. Согласитесь,  удивительный подарок. Правда? Дети – это вообще самое удивительное, что есть в мире.
ИВАН. Как давно это было?
ФЕКЛА. Недавно. Прошлым летом. (Кладет брелок в сумку. Достает небольшой флакон.) Духи. (Кладет духи в сумку, достает пакетик.) Влажные салфетки. (Кладет, достает.) Зубная нить. Леденцы. Жевательная резинка. Сигареты. Вообще-то я не курю, но в сумке у меня всегда есть сигареты.
ИВАН. Для чего вам сигареты, если вы не курите?
ФЕКЛА. Я раньше курила. И самым большим ужасом для меня было, если заканчивались сигареты. Нет! Все, что угодно, но только не это! Это даже доходило до абсурда: я не могла заснуть, если у меня на утро не было хотя бы двух сигарет. Я могла вызвать такси и потратить кучу денег, съездить  в ночник и обратно (пожимает плечами) купить пачку сигарет. Пешком ночью я боюсь ходить. Так-то я отчаянная, а вот темных подворотен боюсь. Даже не знаю почему. (Пауза.) А потом я нашла способ избавиться от своих страхов.  Я бросила курить. И теперь я не боюсь. У меня всегда есть сигареты. Вот они.
ИВАН. А как давно вы бросили курить?
ФЕКЛА. Очень давно. Прошлым летом. (Кладет пачку сигарет в сумочку. Достает из сумочки небольшую коробочку, открывает ее.) Колечко. Думаю, что оно стоит не великих денег, хотя и золотое.  И камень. Нет, это не бриллиант. Нефрит. Хотя очень похож. У меня нет знакомых, которые бы хорошо разбирались в ювелирных изделиях. Возможно, когда-нибудь, потом, когда у меня будет машина, свой дом, я начну разбираться в ювелирных изделиях: на глаз определять караты, чистоту камней…  Но не хочу, чтобы это было скоро.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Когда знаешь о вещах все, то забываешь или перестаешь придавать значение их сути. Вот колечко. Разве это камень и золото? Если бы это было просто колечко, то я бы его носила на пальце. Это колечко я получила в подарок в очень важный день моей жизни.
ИВАН. Расскажите.
ФЕКЛА. Да особо и рассказывать нечего. Один молодой человек сделал мне предложение руки и сердца и подарил это колечко. Мне тогда было почти восемнадцать.
ИВАН. И что же, вы ему отказали?
ФЕКЛА. Нет, конечно. Ведь это была моя первая любовь. Я согласилась.
ИВАН. И вышли за него замуж?
ФЕКЛА. Нет.
ИВАН. А что случилось?
ФЕКЛА. Обычная история. До моих восемнадцати было целых три месяца. Когда тебе восемнадцать, три месяца – это целая жизнь. Все переменилось, и он встретил другую. (Светло улыбается, вспоминая.) Пожалуй, я не помню более сильных переживаний в своей жизни…
ИВАН. И как долго вы переживали?
ФЕКЛА. Пока не встретила Алика. Вот. А в этом колечке не камешек, а моя застывшая вечная слеза. (Смеется. Кладет коробочку с колечком в сумку.) Вам должно быть кажется скучной моя жизнь, ведь по моим рассказам получается, что у меня сплошные недоразумения с мужчинами, да?
ИВАН. Нет. Мне интересно за вами наблюдать.
ФЕКЛА. А я за вами тоже наблюдаю.
ИВАН. Правда? И что же вы можете сказать обо мне?
ФЕКЛА. Ничего определенного. Но я вижу, что вы смотрите на мое лицо ровно столько же, сколько и на мои колени. Так смотрел на меня Георгий.
ИВАН (пауза). Вы мне показали все вещи из вашей сумочки?
ФЕКЛА. Нет.
ИВАН. Тогда продолжайте.
ФЕКЛА (достает из сумочки конверт, открывает, достает фотографию и авиабилет). Это фотография моего друга. У него экзотическая внешность. Правда? Вы можете решить, что он китаец или японец. Узкие глаза, круглое лицо. (Водит пальцем по фотографии, шепчет.) Узкие глаза, круглое лицо. (Говорит обычным голосом.) Я и сама так подумала, когда впервые увидела его. Мы познакомились в Питере. У него дедушка был корейцем. Так что в нем только четверть азиатской крови. Его мама чистая скандинавка. Я видела ее фото: суровая нордическая внешность, голубые глаза. Друга  зовут Бруни. Это скандинавское имя. Оно означает «броня». Да, Бруни – это броня. Ее пробить невозможно.  Он думает и делает все по-своему. Это мне нравится. Но это меня и пугает. Бруни любит меня. Он хочет, чтобы я приехала к нему в Амстердам. Вот авиабилет. Бруни купил мне этот билет. В нем нет даты. Я могу улететь к нему в любой день. Но это билет в одну сторону. Если я решусь, то уже никогда не вернусь обратно.
ИВАН. Вас останавливает только это?
ФЕКЛА. Нет.
ИВАН. А что же еще?
ФЕКЛА. Меня останавливает эта история, что я прочла. Этот сценарий.
ИВАН. Если я вас правильно понял, вы хотите стать актрисой, сыграть эту роль. И это желание сильнее желания быть с Бруни?
ФЕКЛА. Нет. Все не так.
ИВАН. А как?
ФЕКЛА. Эта история обо мне и Бруни. Она только написана, но еще не случилась. Но если я решусь и улечу в Амстердам, то эта история, конечно, не сразу, не так скоро, но обязательно случится.
ИВАН. Почему?
ФЕКЛА. Потому что Бруни – нежный палач.
ИВАН. Что это означает?
ФЕКЛА. Палачи не всегда забирают жизнь или причиняют увечья. Хотя (смеется), Бруни может и изувечить, если что-нибудь не так, как он хочет. Палачи всегда что-то отбирают силой: жизнь, здоровье, уважение, любовь.
ИВАН. А Бруни? Что у вас отберет Бруни?
ФЕКЛА. Свободу.
ИВАН. Интересно. Вы хотите быть с Бруни и при этом оставаться свободной.
ФЕКЛА. Конечно. Но это невозможно!
ИВАН. Тогда выходит, что вы (с ироничной усмешкой) – как это вы выразились? Безжалостная жертва? Так?
ФЕКЛА. Да. Именно так. Если я улечу в Амстердам, то рано или поздно мне придется стать безжалостной жертвой.

Иван смотрит на Феклу  взглядом психиатра, пытающегося определить степень вменяемости сидящего напротив пациента.

ИВАН. М-да…

Фекла кладет авиабилет в сумочку и молча сидит, опустив глаза.

ИВАН. Любопытно. То есть вы полагаете, что эта история, описанная  в сценарии не фантазия сценариста, а реальная история вашей жизни?
ФЕКЛА. Нет. Конечно же, сценарист ничего не знал о моей жизни. Но ведь это не важно. Достаточно того, что это знаю я.
ИВАН.  Не понимаю. Если вы это знаете, то зачем вообще думаете о Бруни и о поездке в Амстердам? Почему бы вам не выбросить этот авиабилет и навсегда забыть об этом корейском викинге?
ФЕКЛА (улыбается).  Отец Бруни наполовину татарин. Корейцы, татары и скандинавы. Сумасшедшая смесь! Такие люди, как Бруни, на генетическом уровне должны покорять, отнимать и властвовать. Он в этом не виноват. Он такой. И я люблю его таким. Кажется, что люблю.
ИВАН. Так любите или кажется?
ФЕКЛА. Если ни о чем не думать, то люблю, но если задуматься, то начинаю бояться этой любви. В точности, как темной подворотни. Может там в темноте никого и нет, может все обойдется, повезет… Как узнать? Только войти в эту темноту.
ИВАН. Глупости! Вы же нашли способ, как избавиться от своих страхов связанных с курением. Просто забудьте об этом Бруни. И все.
ФЕКЛА. Любовь – это не курение. С ней не так все просто.
ИВАН. Какая разница? У любого человека должен быть инстинкт самосохранения.  Зачем вам этот Бруни? Вы весьма привлекательны. Поверьте. Это не последний шанс. (Фекла молчит.)
ИВАН. И все-таки: если вы полагаете, что этот Бруни маньяк, то зачем искушать судьбу? Выбросьте этот билет, а вместе с ним и этого Бруни из головы. Это же так просто.
ФЕКЛА. О, нет! Бруни не маньяк! Дело совсем не в этом.
ИВАН. А в чем  же?
ФЕКЛА. Все в точности, как в сценарии вашего фильма. Разве Он  мог поступить так с кем-то кроме Нее? А Она? Разве могла бы она кого-нибудь убить, кроме того, кого любит? Его и Ее судьбы фатальны. Все предначертано. И есть только один способ все изменить.
ИВАН (смеется). А-а-а! Я знаю, о чем вы хотите сказать. Есть один способ изменить все. Да? Прожить эту судьбу как бы понарошку. Сыграть ее в фильме, например.  Так?
Фекла молчит.
ИВАН. Что вы молчите?
ФЕКЛА. Вы вольны думать обо мне что угодно. Просто, когда я прочла этот сценарий, я подумала: вот это мой шанс. Мой шанс выжить. Но может я ошиблась. Извините.
ИВАН. А кто вам сказал, кто вас убедил в том,  что если этот шанс достанется вам, то вы легко справитесь и сыграете эту роль?  Даже если вы чувствуете себя жертвой – это ничего не значит.  Вы  никогда не сумеете сыграть эту жертву в фильме.  Это невозможно.  Стоп!

Осветитель выключает свет.

ИВАН (устало). Все свободны.
ФЕКЛА. Мне нужно уйти?
ИВАН. Я же сказал: «Все свободны».
ФЕКЛА. До свидания.
ИВАН (равнодушно). Всего доброго.
ФЕКЛА. Скажите, у меня есть шанс?
ИВАН. Вам позвонят.

У Ивана звонит мобильник. Отвечает на звонок.

ИВАН (коротко, по-деловому). Да! Освободился. Хорошо. Хорошо. (Уходит в сторону, разговаривая). 

Звучит музыка. Выходят рабочие киностудии. Они работают, как муравьи. Никто не обращает внимания на Феклу. Все заняты своим делом. Это напоминает некий странный танец или хоровод, в центре которого стоит неподвижная Фекла. Она держит в руках сумочку. Музыка обрывается  и все замирают, словно в стоп-кадре. Только Фекла способна двигаться. Она подходит к вешалке. Надевает плащ, шарф, берет. Вешает на вешалку сумочку и уходит. Звучит музыка и хоровод оживает. Все заняты своим делом. Рабочий день закончен. Уходит осветитель, Соня. Появляется уборщица с ведром и шваброй.

ИВАН (Борису). Интересный экземпляр. Правда?
БОРИС. Даже не знаю, что тебе сказать. Может она сумасшедшая?
ИВАН. Не думаю. А ведь она права. Нежный палач и безжалостная жертва. В этом что-то есть.

Идут к вешалке. Иван видит сумочку.

ИВАН. Она забыла сумочку! Смотри-ка! (Снимает сумочку с вешалки.)
УБОРЩИЦА. Это моя сумочка!

Немая сцена. Звучит музыка. 







_________________________________________

Об авторе: ЗОЯ ГАРИНА

Писатель-прозаик, драматург, актриса. Автор трех опубликованных романов и двух общеобразовательных книг, изданных российскими издательствами общим тиражом более 15000 экз. Учредитель любительского театра "Среди Людей", основанного на манер французского народного театра без стен. Живет в Гомеле (Беларусь).скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
155
Опубликовано 24 июл 2019

ВХОД НА САЙТ