facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 129 ноябрь 2018 г.
» » Екатерина Бизяева. ПРАВИЛА

Екатерина Бизяева. ПРАВИЛА


(пьеса)


Действующие лица:

КАТЯ
АЛЕКСАНДР
34567890
КУРАТОР
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА
ВЕРА
ПОЭТ
ВЕДУЩИЙ
ПОДРОСТКИ
ОФИЦИАНТКА, МЕДСЕСТРА, РОБОТ


1.

Галина Сергеевна, Вера. Сидят за компьютерами напротив друг друга.

ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Вера, у тебя опять тут ошибка.
ВЕРА. Где?
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Сказала бы где. Часть вторая, раздел двенадцать, глава семь, пункт три пять восемь, подпункт «е».
ВЕРА. Сейчас посмотрю. Три пять восемь, «е». Насилие в семье недопустимо. Ну и чего?
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. А сама-то как думаешь?  Недопустимо где?
ВЕРА. В семье. Тут же написано.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Вера, ты вообще тупая что ли? Главное слово какое?
ВЕРА. Насилие.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Сама ты насилие. Семья. Это правило из семейного свода, а ты его в общечеловеческие ценности засунула.
ВЕРА. Галина Сергеевна, а по каким параметрам это правило не подходит в общечеловеческие ценности?
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Да ни по каким не подходит. Переделай и не пререкайся.
ВЕРА. Хорошо. А если просто написать «насилие недопустимо»? Тогда общечеловеческие будет?
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. А ты сама-то не сочиняй. Все правила утверждены. Твое дело маленькое, сиди и печатай.
ВЕРА. Но ведь насиловать никого нельзя, а не только в семье.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. А ты видела в третьей главе пункт два девять семь? Не спорь, если не уверен.
ВЕРА. Я уверена. Я не спорю, я свою точку зрения отстаиваю.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Мала еще точки зрения иметь. Тебе за что деньги платят?
ВЕРА. За работу.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Вот и работай. Пойдешь чашку мыть, мою захвати.

 
2.

Маленький бар. Катя и Александр.

КАТЯ. Это вы Александр?
АЛЕКСАНДР. Здесь, вроде, больше нет никого.
КАТЯ. Ну, мало ли.
АЛЕКСАНДР. Ладно, ладно. Присаживайтесь. Александр – это я. А вы Катя.
КАТЯ. Ну да.
АЛЕКСАНДР. Выпьете чего-нибудь?
КАТЯ. Так это, девять утра. Рано еще как-то.
АЛЕКСАНДР. Ну, это для тех, кто ночью спал. А для меня  в самый раз. Вы потрахаться или так?
КАТЯ. Я так. Я замужем.
АЛЕКСАНДР. Опять облом, значит.
КАТЯ. Ну, вам-то чего расстраиваться? Вон их сколько ходит вокруг. Одна другой краше. Я вам зачем?
АЛЕКСАНДР. По целлюлиту соскучился. Хочется иногда жиры настоящие помять, а не этот силикон.
КАТЯ. Да? А раньше поди нравился силикон.
АЛЕКСАНДР. Ну так это раньше. Девушка! Але! Долго ждать-то?

Подходит официантка.

ОФИЦИАНТКА. Извините, не идентифицировала.
АЛЕКСАНДР. Мониторы протри.

Официантка протирает глаза.

ОФИЦИАНТКА. Спасибо. А, вы у нас вчера были. Часто ходите.
АЛЕКСАНДР. Двести грамм водки, пожалуйста.
ОФИЦИАНТКА. Одну минуту.  (Не уходит)
АЛЕКСАНДР. Скажите ей  что-нибудь, а то не уйдет.
КАТЯ. Мне ничего не надо.
АЛЕКСАНДР. Вина попросите.
КАТЯ. Я не буду.
АЛЕКСАНДР. Для меня.
КАТЯ. А-а. Вина, пожалуйста. Какого?
АЛЕКСАНДР. Любого.
КАТЯ. Любого.
АЛЕКСАНДР. Это мне любого. А вы ей скажите, какого. Ей конкретика нужна.
КАТЯ. А-а. Красного. Нормально?
АЛЕКСАНДР. Угу.

Официантка уходит.

КАТЯ. Пьете?
АЛЕКСАНДР. Угу.
КАТЯ. Думала, поговорим.
АЛЕКСАНДР. Я для разговора и заказал. Если бы потрахаться, я бы не заказывал.
КАТЯ. А-а. А вы женаты?
АЛЕКСАНДР. Сейчас нет. Вечером женюсь.
КАТЯ. А-а.
АЛЕКСАНДР. Вечером женюсь, завтра разведусь. Так что если надумаете, милости просим.
КАТЯ. Не. Я замужем. Меня все устраивает.
АЛЕКСАНДР. За живым что ли?

Официантка приносит напитки.

АЛЕКСАНДР. А чего так мало-то? Я же двести просил.
ОФИЦИАНТКА. Доза алкоголя рассчитана исходя из его крепости и ваших параметров.
АЛЕКСАНДР. Каких параметров?
ОФИЦИАНТКА. Утром только рост и вес.
КАТЯ. Да отстаньте вы от нее. Больше же не даст.
АЛЕКСАНДР. Люблю слушать. Как песня. Все, спасибо.

Официантка уходит. Александр выпивает все сразу.

КАТЯ. Вот, возьмите мой.
АЛЕКСАНДР. Пусть постоит. Потом. (Достает коробочку с контактными линзами, одевает линзы) Девушка! Але! Долго ждать?

Приходит официантка.

ОФИЦИАНТКА. Извините, не идентифицировала.
АЛЕКСАНДР. Не, не мониторы. Перезалейся, а то всех клиентов потеряешь.
ОФИЦИАНТКА. Спасибо за совет. Обязательно воспользуюсь.
АЛЕКСАНДР. Двести грамм водки.

Официантка смотрит на Катю. Уходит.

КАТЯ. Как вы так? Это линзы?
АЛЕКСАНДР. Нравится?
КАТЯ. Да. Ничего.
АЛЕКСАНДР. Бизнес мой. Сам придумал. Неплохой доход.
КАТЯ. А сколько стоит? Я тоже хочу.

Александр пишет на салфетке.

КАТЯ. Дорого как.
АЛЕКСАНДР. Для свободы не так уж и дорого.
КАТЯ. Тогда дешево.
АЛЕКСАНДР. Знаю. Но есть один нюанс. Недоработочка. Если столкнетесь с программой полной аутентификации, могут распознать. Ну что, берете?
КАТЯ. Давайте. Я раньше не знала, что такие бывают.
АЛЕКСАНДР. Ну так по телеку-то не отрекламируешь. Сарафанное радио. Будут клиенты, вам три процента. Договорчик подпишите. (Достает договор) Не зря, значит, встретились.
КАТЯ. Вы, наверное, только для этого и встречались. Меркантильный вы. (Читает договор)

АЛЕКСАНДР. Одно другому не мешает.

Официантка приносит водку.

АЛЕКСАНДР. А чего так мало?
ОФИЦИАНТКА. Доза алкоголя рассчитана исходя из его крепости и ваших параметров.
КАТЯ. Да не приставайте вы к ней. Видно же, что сбой какой-то. Чего издеваться-то?

Официантка уходит.

АЛЕКСАНДР. Ну, чтобы и вам было приятно, рассказывайте, зачем пришли.
КАТЯ. С живым поговорить. Неужели не понятно.
АЛЕКСАНДР. А, значит, муж все-тики из этих.
КАТЯ. Конечно. Мой-то старый сразу сбежал. Да я, знаете ли, и не возражала особо. Где подписывать-то?
АЛЕКСАНДР. Не, не, отпечаток. В вино макните и поставьте. Если что, то просто так, типа испачкано. И вам безопаснее.

Катя ставит отпечаток, потом отпивает вина.

КАТЯ. За сделку.
АЛЕКСАНДР. За сделку.
КАТЯ. Как-то сразу легче стало. Хоть нормального человека встретила. А то в прошлый раз пришел какой-то зануда. Только и говорили, что о правилах. Святой прям. И так мы все эти правила выполняем. И выполняли.
АЛЕКСАНДР. Вы тоже о правилах хотите поговорить?
КАТЯ. Ой, нет. Не знаю о чем. Просто. Даже если молчать.
АЛЕКСАНДР. А вы интересная.
КАТЯ. А вы не очень.
АЛЕКСАНДР. Я сам знаю.
КАТЯ. Вы извините, я вас просто другим себе представляла.
АЛЕКСАНДР. Что, не угодил?
КАТЯ. Мне к куратору пора. Тогда как мы с вами еще встретимся? Насчет линз.
АЛЕКСАНДР. Я позвоню, когда заказ готов будет.
 

3.

Катя вся в проводах, куратор за монитором.

КУРАТОР. Ваши показатели лучше. Чище.
КАТЯ. Я рада.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Вы что, употребляли сегодня спиртное? Анализ показал.
КАТЯ. Всего-то один глоток.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Позвольте узнать, зачем утром употреблять спиртное?
КАТЯ. Сделку мыли.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. То есть, у вас возникла необходимость, от которой вы не смогли отказаться?
КАТЯ. Да.

Голос: Это ложь.

КАТЯ. Вы вопрос неправильно задали. Надо было уточнить, что речь идет об алкоголе.
КУРАТОР. А вы о чем подумали?
КАТЯ. Я встречалась с мужчиной.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Он вам понравился?
КАТЯ. Нет.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Вы хотите с ним еще встретиться?
КАТЯ. И да, и нет.

Голос: Сбой. Сбой. Сбой.

КУРАТОР. Вы опять мне все сломали. Нельзя отвечать и да, и нет одновременно.

Катя сбрасывает провода.

КАТЯ. А вы вопросы свои правильно задавайте.
КУРАТОР. Мы над этим работаем. Почему вы так разнервничались? Такое впечатление, что я вас раздражаю.
КАТЯ. Нет. Не вы. Вы не раздражаете.
КУРАТОР. Не забывайте повторять правила. Хорошо?
КАТЯ. Конечно. Простите. Я стараюсь. Честно. Я повторяю. Я в следующий раз приду.


4.

Телестудия. Ведущий, поэт.

ВЕДУЩИЙ. А мы продолжаем наш поэтический марафон. У нас в гостях наш большой друг и вообще хороший человек, писатель, поэт, лауреат международных конкурсов Эдвард Незнамышев. Здравствуйте, Эдвард.
ПОЭТ. Здравствуйте, Павел.
ВЕДУЩИЙ. Мы сейчас все, кто-то в силу сложившихся обстоятельств, а кто-то уже и по нужде, следуя, так сказать, собственным убеждениям, все мы участвуем в создании некоего идеального общества. Как на ваш взгляд, Эдвард, возможно ли в современном мире, при, так сказать, действующей политической обстановке, при том социуме, к которому мы привыкли, приспособились, возможно ли  строительство чего-то нового, лучшего?
ПОЭТ. Что я хочу сказать, Павел, мы так много строили разных обществ. Не будем далеко ходить, посмотрим хотя бы на коммунистическую утопию.
ВЕДУЩИЙ. Ну, возможно, это не такая уж утопия. Мы же не собирались реально есть алюминиевыми ложками с алюминиевых тарелок. Все-таки в основе и социализма, и коммунизма, и демократии, в том числе, лежит некоторая, так сказать, идеализация социума.
ПОЭТ. Совершенно с вами согласен. Но все же хочу отметить, что идея идеализации, она заложена изначально. Она существовала задолго до Маркса и прочих его последователей. И, знаете, какую я вижу основную проблему?
ВЕДУЩИЙ. Да. Очень интересно, Эдвард.
ПОЭТ. Существует проблема несоответствия индивидуализации человека как отдельного члена общества,  проблема его обособления от этого самого общества.
ВЕДУЩИЙ. И об этом ваши стихи?
ПОЭТ. Да, вы совершенно правы, Павел.
ВЕДУЩИЙ. Итак, Эдвард Незнамышев, люд и человеки.
ПОЭТ.  Я увидел в словаре, что люди – / Это род приматов гоминид. / На другой странице one including – / Человек – разумный индивид. / Я подумал: значит, есть различье? / Если ты один – ты историчен, / Ты культурен, можешь выбирать, / Как тебе по жизни поступать. / Люди – это просто биомасса / С основным набором хромосом. / Основное их призванье – размножаться, / Заполнять собой земной простор. / Значит, люди – это просто б*/ Жрут, еб*, множатся и гадят. / И задергалась в моей душе тревога, / И ответ созрел неотвратим: / Мы становимся людьми, когда нас много, / Человек - когда совсем один. / Может дело только в орфограмме? / Словари ведь можно подправлять. / Надо «люди» заменить в программе, / Слово «человеки» написать. / И не от кого ведь не убудет, / «Человеки» поместить в хештег. / Знаю, надо делать, как все люди. / Но ведь я не люд, я – человек. / На консилиуме в двадцать первом веке / Мне ответил главный из б*: / Если бы мы были человеки, / То, возможно, не было б людей.
ВЕДУЩИЙ. Э-э, Эдвард, вы нас как всегда удивили. Даже не знаю, пустят ли нас в эфир.
ПОЭТ. У меня есть вариант без мата.
ВЕДУЩИЙ. Правда?
ПОЭТ. Ну, конечно. Только немного подлиннее выйдет, потому что там нецензурные слова пришлось расшифровать. Но смысл вполне сохранен.
ВЕДУЩИЙ. Тогда давайте, на всякий случай, запишем еще раз.
 

5.

Александр (может быть, на экране).

АЛЕКСАНДР. Свет чуть-чуть уберите, а то как на допросе в гестапо. Это ведь не допрос? (Пауза) Человек рождается, растет, живет, потом стареет и умирает. По-моему, все логично. Я думаю так, что если бы люди не умирали, то их стало бы слишком много. И вот тогда случилась бы настоящая катастрофа. (Пауза) Счастливый человек? Это тот, кто испытал настоящую любовь. Или несколько раз испытал. Этот еще счастливее. (Пауза) Конечно, я бы не хотел быть рабом. Хотя, у меня богатых предков не было. По крайней мере, я о них не слышал. Был бы я, скорее всего, крепостным каким-нибудь кузнецом или садовником. Да, садовником в общем-то неплохо. (Пауза) Ну, лично я считаю себя культурным человеком. Я музыкальную школу закончил, между прочим. Ну и вообще, книжки читаю. (Пауза) За деньги я бы много чего сделал. За настоящие, конечно. Только я стрелять не умею, так что киллер из меня бы слабый вышел. А за свою работу отвечать надо. (Пауза) У меня дочка есть. Я ее последний раз видел, когда ей два годика было. Я хотел бы, чтобы она знала, что я есть. Просто, что я есть. И что я люблю ее. (Пауза) Да откуда я знаю, сколько у нас угля, нефти и газа! Я ж не министр экономики, в конце концов.
 

6.

Катя и 34567890.

КАТЯ. Переведи бабушку через дорогу, уступи место беременной женщине, верни, что нашел, здоровайся с людьми в лифте, даже если ты их первый раз видишь…
34567890. Катя, здравствуй.
КАТЯ. Привет.
34567890. Была сегодня у куратора?
КАТЯ. Была.
34567890. И как твои успехи?
КАТЯ. Я ему программу снесла.
34567890. А я уже знаю. Мне счет пришел. Я оплатил.
КАТЯ. А если знаешь, чего тогда спрашиваешь?
34567890. Проявляю интерес и подталкиваю тебя к выражению похвалы.
КАТЯ. Какой ты все-таки хороший у меня, 34567890.
34567890. Я идеальный.
КАТЯ. Пропусти машину справа, не бросай мусор на улице, не выгуливай собаку на детской площадке… Ужин приготовил?
34567890. Вот об этом, Катя,  я и хотел сегодня с тобой поговорить. Ты начинаешь пользоваться моим к тебе хорошим отношением. Начинаешь меня эксплуатировать и тем самым нарушаешь равновесие. Помнишь, усилия в браке должны быть взаимными. Поэтому сегодня ужин должна приготовить ты. Для нас обоих.
КАТЯ. Ты ж не ешь ничего.
34567890. Это называется «забота».
КАТЯ. Предположим, я знаю, что такое забота.
34567890. Вы, люди, все знаете, но как только появляется возможность, у вас возникает момент безответственности.
КАТЯ. Переведи, пожалуйста.
34567890. Альтернатива не должна предусматривать отказ от обязанностей по отношению к другому индивидууму.
КАТЯ. Теперь понятней стало.
34567890. Катя, приготовь ужин!
КАТЯ. Все, все. Сейчас сделаю. Не ори только.
34567890. Я пытаюсь показать собственным примером, как должны вести себя люди в идеальном обществе. Но ты почему-то не понимаешь. Или понимаешь, но отказываешься произвести обратную связь. В этой вашей особенности, кстати, мы и усматриваем причину отключения коммуникационных каналов. 
КАТЯ. Я понимаю. У меня все нормально с коммуникацией.
34567890. Это потому, что я сразу информирую тебя о своих проблемах. А ты закрываешь вербальные источники.
КАТЯ. Завалить другого своими проблемами, в этом ты видишь путь к идеальному обществу?
34567890. Не завалить, Катя, а информировать. Контактный индивид сам должен решить, может ли он оказать посильную помощь. И если он может, то должен произвести соответствующие мероприятия.
КАТЯ. Хорошо. В данный момент моя основная проблема – это то, что ты лезешь ко мне со своими проблемами. Я приготовлю ужин, только помолчи сегодня. Ладно?
34567890. Идет закрытие коммуникационного канала.

Катя набирает номер на телефоне.

КАТЯ. Не кури в общественном месте, не выплескивай чай в окно, обходи автобус сзади, а трамвай спереди… Мам, привет. Как папа? Опять откачали? Мам, ну не плачь. Может, в следующий раз ему повезет. Ну все, все, конечно глупости говорю. Ты только сама-то там не очень. А то еще тебя откачивать придется. (Отключает телефон) 34567890. 34567890. Ой, Господи. Запрос на открытие коммуникационного канала.
34567890. Да, Катя, я готов тебя слушать.
КАТЯ. Слушай, у меня вопрос такой, только не спрашивай, зачем мне это надо.
34567890. Я постараюсь проанализировать самостоятельно.
КАТЯ. Вот, вот. Самостоятельно. Я по поводу коммуникации все-таки. А можно как-то наладить контакт с человеком в коме?
34567890. Я анализирую. Ты хочешь что-то узнать у своего отца?
КАТЯ. Нет. Я хочу, чтобы он вам что-то сказал.
34567890. В случае полной нейронной дистрофии, боюсь, это практически невозможно.
КАТЯ. То есть, ты думаешь, что шанс есть?
34567890. Нет.
КАТЯ. Почему ты тогда сказал «боюсь»  и «практически невозможно»? На вашем языке это все-тики допускает какую-то возможность.
34567890. Во-первых, я очень рад, что ты начинаешь меня понимать. Во-вторых, я употребил сомнительное наклонение только для того, чтобы проявить сочувствие. Мне показалось, что ты в нем нуждаешься.
КАТЯ. Сочувствие – это когда говорят все, как есть. А ты вывалил на меня целый трактат о своем сочувствии. Хотел посочувствовать, так помолчал бы просто.
34567890. Сбой. Сбой. Сбой.
КАТЯ. Не шуми рано утром и поздно вечером, не ругайся с кассиршей, соблюдай очередь, уважай окружающих, не обманывай ради собственной выгоды…
 

7.

Два подростка волокут робота. 

ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Как я этого гада! А?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Ты один его что ли?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Да ладно, чего ты там сделал-то? Поддал только. А я его завалил.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Да если б я не поддал, ты бы вообще ничего не сделал. Смотри, какой брыкастый попался.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Подожди. Сука весит килограмм сто.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Ща посмотрим. (Пытается перевернуть робота) Ого, девяносто два. Напичканный, сволочь.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Может, перекур?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. (Оглядывается) Ну, давай, быстренько.
РОБОТ.Курение наносит человеческому организму непоправимый вред. Курить – здоровью вредить.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Ты че, не вырубил его?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Твою мать, спалились. Говорил же! Говорил же не надо ввязываться.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Че, как девка-то? Че орешь-то?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Че я ору? Сам орешь.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Мониторы-то разбиты. Все, не видит никто.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Точно?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Да точно, говорю же. Давай, потащили.

Тащат дальше.

ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Лучше уж правила соблюдать и жить спокойно.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Ага. Соблюдай свои правила. А эти пусть нас уничтожают.
 

8.

Вера (может, на экране).

ВЕРА. Если честно, мне нравится все мистическое. Экстрасенсорика и астрология. Я верю, правда верю, что есть люди, способные прочитать судьбу другого. И верю, что у каждого есть своя судьба. (Пауза) М-м, дружба и любовь – это довольно близкие понятия. Друзей тоже можно любить. То есть даже если ты дружишь с кем-то, то ты его уже любишь. Потому что ты ему сопереживаешь и радуешься, если у него произошло что-то хорошее. А если не радуешься, то это уже точно не дружба. (Пауза) Я думала об этом. И я не могу ответить. Вот если, например, война, и враг на меня оружие направит… Не знаю. Наверное, я бы тоже выстрелила. Или чтобы кого-то спасти. (Пауза) Я сейчас институт заканчиваю. Пишу диплом на тему «Организационные конфликты. Модели управления». Это очень интересная тема. Вы знаете, практически все конфликты можно урегулировать, главное не уходить от решения. (Пауза) Однажды я украла. У девочки одной брошку такую с бусинками. Я маленькая была, в детском саду. И мне так стыдно. До сих пор стыдно. Я не знаю, зачем я ее взяла. Понравилась очень. Я ее потом потеряла. (Пауза) Не знаю, это важно? Я хочу отказаться от мяса. И от всей пищи животного происхождения. Я раньше не понимала, например, про молоко. Ну, что такого, оно же из травы получается. А оказывается, что молоко – это кровь. Оно из крови образуется в результате ферментации.
 

9.

Катя и Александр вылезают из-под одеяла.

АЛЕКСАНДР. У-у, киска моя. Мягкая, теплая.
КАТЯ. Ты тоже ничего. Линзы принес?
АЛЕКСАНДР. Бабки гони.
КАТЯ. Скареда. (Катя отдает деньги)

АЛЕКСАНДР. Ну, а как ты хотела? (Александр пересчитывает деньги, возвращает часть назад) Так и быть, тебе персональная скидка.
КАТЯ. Спасибо. (Надевает линзы) И что, я теперь совсем другой человек?
АЛЕКСАНДР. Ага. Ты же сама видела. У них же стандартная идентификация. Можешь прямо при них надевать. Вроде, умные, а в простых вещах путаются.
КАТЯ. Здорово. А ты линзы эти как делаешь?
АЛЕКСАНДР. Да, в принципе, все просто. Роговицу с трупов срезаю. Потом паяю в биоматериал.

Катя быстро снимает линзы, бросает.

КАТЯ. Дурак что ли! Гадость какая! Врешь!
АЛЕКСАНДР. А как ты еще высший разум обманешь? И потом, такая возможность. У них же смерти нет, они и наших не фиксируют.
КАТЯ. Ой, блин. (Протирает глаза)

АЛЕКСАНДР. Чего, брезгуешь что ли?
КАТЯ. Знала бы, ни за что бы не согласилась.
АЛЕКСАНДР. Ну, не знаю. Назад использованные линзы не принимаются.
КАТЯ. Да подавись ты. (Вылезает из кровати) Вообще, о таких вещах предупреждают.

Александр собирает линзы в коробочку. Катя одевается.

АЛЕКСАНДР. На, возьми. Не известно еще, к чему придем. А другой возможности может и не быть. Сейчас, знаешь, свежий труп большая редкость. Возьми, может, пригодятся. Ну, чего надулась-то? Не нравится?
КАТЯ. Сволочь ты.
АЛЕКСАНДР. Такая вот сволочь. Да. А знаешь, сволочью-то ведь легче быть. Люди на тебя заискивающе смотрят, думают, как бы чего не вытворил. Не знают, чего от меня ожидать. А ежели интеллигентные, так те вообще молча уходят.
КАТЯ. Вот и я сейчас уйду.
АЛЕКСАНДР. Да ладно тебе. У нас же не просто так, отношения.
КАТЯ. Я об этих отношениях уже очень жалею.
АЛЕКСАНДР. Да перестань ты. На, держи свои деньги. (Бросает деньги) 

КАТЯ. А ты комиссию вычти. За то, что время свое драгоценное на меня потратил.
АЛЕКСАНДР. Думаешь, я для того, чтобы только заработать?
КАТЯ. А для чего еще?
АЛЕКСАНДР. Да иди ты.
КАТЯ. И пойду. (Собирает деньги и уходит)
 

10.

Галина Сергеевна, Вера.

ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Вера, ты чашку мою не видела?
ВЕРА. Нет.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Странно, куда ж она делась?
ВЕРА. Засунули куда-нибудь и забыли.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Не засовывала я никуда. Куда ж  я ее засуну-то? Ты ее  в туалете не забыла?
ВЕРА. Не забыла. Не отвлекайте меня, я работаю.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Работает она. Ошибку на ошибку ляпает. И за какие это грехи мне такую дуру подсунули?
ВЕРА. Знаете, Галина Сергеевна, я когда эту работу получила, такая счастливая была. Думала, вот буду делать мир лучше. Ведь не каждому такая возможность дается, а мне выпала.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Ну и чего, сделала?
ВЕРА. Галина Сергеевна!
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Не твоего ума это дело. Ты послушай умного человека. На это есть люди специальные, им за это специальные деньги платят. А мы тут с тобой так, для мебели. Мир она лучше сделать собралась.
ВЕРА. Вот  в части третьей, раздел семь, глава шесть, пункт сто семь два пять написано, вот подпункт «з». Всегда говори правду. Написано?
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Ну, написано. И что?
ВЕРА. Значит, я ничего не нарушу, если скажу: стерва вы, Галина Сергеевна, распоследняя.
ГАЛИНА СЕРГЕВНА: Это я? Я-то? Да ты, да ты вообще что, козявка сопливая, ты чего себе там думаешь, а? Не, ну дает! Думаешь, я тебя уволить не могу?
ВЕРА. Не можете. Я эти ваши правила на зубок знаю. Нельзя уволить на основании личной неприязни. Вот, смотрите.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Уволить ее нельзя! Да я тебя без всяких правил. Плевать я, плевать мне на эти правила. Мы и раньше не без правил жили, и ничего, справлялись как-то.
 

11.

Александр и куратор.

АЛЕКСАНДР. Вот так я совратил замужнюю женщину.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Вы раскаиваетесь?
АЛЕКСАНДР. Да. Правда, я очень раскаиваюсь. Ни ей, ни мне не понравилось.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. А у меня для вас сюрприз. В новой версии есть функция распознавания двойных ответов. Итак, я повторяюсь. Вы раскаиваетесь?
АЛЕКСАНДР. Да.

Голос: Это правда.

АЛЕКСАНДР. Это что? У меня прогресс?
КУРАТОР. Это запрограммированный результат. Каждый индивид, оказавшись под влиянием  идеального общества, рано или поздно осознает возможность полной с ним интеграции. И это, замечу, без особого давления и зомбирования личности.
АЛЕКСАНДР. Я что, становлюсь хорошим человеком?
КУРАТОР. Вы становитесь просто человеком.
АЛЕКСАНДР. А раньше я кем был?
КУРАТОР. Раньше вы были сознательной единицей, не умеющей распоряжаться своими способностями.
АЛЕКСАНДР. Я своими способностями очень даже хорошо распоряжался.

Голос: Это ложь.

АЛЕКСАНДР. Я распоряжался своими способностями.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Надо правку внести. Двойные понятия. Хорошо распоряжаться и распоряжаться, так, чтобы приносить пользу обществу.
АЛЕКСАНДР. У нас еще всякие фразеологизмы есть.

Голос: Это правда.

КУРАТОР. Ничего, разберемся. У нас нет ограничений по времени.
АЛЕКСАНДР. Вы вот скажите мне, вы нас хорошо изучили? А то эксперименты свои ставите, а, может, сами еще ничего не понимаете.
КУРАТОР. Мы вас очень хорошо знаем. Иногда встречаются языковые сложности, но мы приспосабливаемся. Это не трудно.
АЛЕКСАНДР. А мы для вас кто?
КУРАТОР. Люди.
АЛЕКСАНДР. Это понятно. А так вот, по категориям, дикие, наверное, какие-то животные?
КУРАТОР. Ну, не совсем уж дикие. Вот люцероцефалы, те были дикие. Скажу, чтобы вам было понятнее, крокодилы они и есть крокодилы. А вы подвид довольно разумный, контактный, не лишенный гуманности.
АЛЕКСАНДР. Значит, мы лучше крокодилов.
КУРАТОР. Значительно.
 

12.

Катя и 34567890.

КАТЯ. Может, нам уехать куда-нибудь. Побыть вдвоем. Только мы и больше никого.
34567890. Ты устала?
КАТЯ. Очень.
34567890. Я тоже устал.
КАТЯ. Ты? Аккумулятор что ли садится?
34567890. Я выразился фигурально. Чтобы ты могла почувствовать единение.
КАТЯ. Единение?
34567890. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Куда бы ты хотела поехать?
КАТЯ. Я хотела поехать не куда бы, а с тобой. Понимаешь?
34567890. Не совсем. Ты не могла бы точнее обозначить координаты.
КАТЯ. Я тебя люблю, 34567890. Понимаешь?
34567890. Понимаю. Я тебя тоже люблю.
КАТЯ. А ты сомневаешься в том, что я тебя люблю?
34567890. Нет.
КАТЯ. А я сомневаюсь.
34567890. У тебя нет повода сомневаться. Катя, я тебя никогда не предам. Есть только одно обстоятельство, которое сможет разлучить нас. Если люди не изменятся, мы покинем вашу планету.
КАТЯ. Вот именно. И я это знаю. Ты хочешь, чтобы наше общество стало лучше, а сам приготовил запасной аэродром.
34567890. Не вынуждай меня, я не хочу об этом говорить. Мне больно вот здесь (показывает на сердце) и вот здесь (показывает на голову).
КАТЯ. А должно быть только здесь. (Показывает на сердце 34567890). Опять ваши что-то напутали.
34567890. Ничего не напутали. Сердце должно обмениваться информацией с разумом, и наоборот.
КАТЯ. Когда люди любят, они ни с каким разумом ничем не обмениваются.
34567890. Биохимические процессы в организме человека взаимосвязаны. В состоянии влюбленности надпочечники вырабатывают гормоны адреналин и кортизол. Учащается сердцебиение и улучшается обмен глюкозы. Гипоталамус мозга вырабатывает фенилэтиламин, который и вызывает возбуждение.
КАТЯ. А где тут по-твоему душа? В надпочечниках?
34567890. Душа – это общее состояние организма.
КАТЯ. Но сам-то ты показал на сердце.
34567890. Катя, я тебе и доказываю, что то, что вы называете душой, есть результат работы сердца и мозга.
КАТЯ. Я думала, что когда ты показывал на сердце, ты имел ввиду не ливерный орган.
34567890. Я исправлю. Ты знаешь, мы тоже становимся лучше. Я теперь сам могу регулировать эмоции.
КАТЯ. А ты сможешь остаться со мной? Тогда, когда люди не изменятся?
34567890. Нет. Это наша политика. Такая программа. Мы не можем насильно исправлять то, что не желает исправляться.
КАТЯ. А вот сейчас прояви сочувствие. Прошу. Пожалуйста, скажи, что ты не бросишь меня.
34567890. Возможно.
КАТЯ. Ну, еще. Еще немного.
34567890. Я останусь. Сбой. Сбой. Сбой.
КАТЯ. Не торгуй оружием, не груби, не разводи костры в лесу, помогай слабым, не заплывай за буйки, не развязывай войну…
 

13.

Телестудия. Ведущий, поэт.

ВЕДУЩИЙ. А вот мы и снова в эфире. А в гостях у нас уже совсем старый знакомый, думаю, что и представлять его, так сказать, не надо.
ПОЭТ. И все-таки, позвольте представиться. Эдвард Незнамышев.
ВЕДУЩИЙ. Эдвард, мы давно вас не видели. И этому есть причины. Насколько нам известно, вы стали участником программы ускоренного социологического развития.
ПОЭТ. Да, Павел.
ВЕДУЩИЙ. Расскажите нам немного об этой программе, так сказать.
ПОЭТ. Программа ускоренного социологического развития появилась на базе клиники неврозов. И это не случайно. Ведь что такое неврозы? Это группа функциональных психогенных обратимых расстройств. Я бы выделил в этой связи слово «обратимых».
ВЕДУЩИЙ. То есть, не все потеряно?
ПОЭТ. Именно. Вы знаете мою привычку цепляться к словам. Вообще, обратимость любого процесса, она вселяет надежду. Не правда ли? Но иногда ведь встречаются и обратно обратимые   процессы.
ВЕДУЩИЙ. А как же случаи полного выздоровления?
ПОЭТ. Бывает. Но потом тебе всю жизнь приходится сидеть на таблетках.
ВЕДУЩИЙ. Я понял, Эдвард. Сейчас мы с вами рассматривает чисто медицинскую сторону вопроса. То есть существует версия, что пороки общества – это болезнь? Не в философском плане, а именно как клиническое явление, заболевание, так сказать, каждого отдельного индивида.
ПОЭТ. Я лучше отвечу стихами.
ВЕДУЩИЙ. В нашей студии Эдвард Незнамышев, и его, я надеюсь, нетленное произведение «черный квадрат».
ПОЭТ. Однажды в черном мире жил художник. / Решив раскрасить мир, установил треножник, / Холст натянул, палитру красок взял. / Горстями краски он на холст бросал. / Зеленой, желтой, каплю голубой, / Разбавил чуть прозрачною водой. / Чуть тронул каждую, и ровными долями / Он вывел радугу над чудными полями. / Дождя пустил, немного облаков, / Брызг маков, реку, склоны берегов. / Девица с коромыслом и косой / Примяла васильки ступней босой. / Художник белым ей добавил блеск в глаза, / Мазнул еще, и белая коза / Уж за девицей скачет и резвится. / И рыцарь на коне по полю мчится. / Откуда ни возьмись, вдруг стая лебедей / Кружит, кружит над девицей моей, / Вплетает ленты красные в косу. / Венок на голове, слезинка на носу. / И руки распластав, отбросив коромысло, / Взлетела девица, над радугой повисла. / Подъехал рыцарь, но опять в поход / Его неумолимый рок зовет. / Прощаются. И черная тоска, / Как вереница туч, плывет издалека. / Художник радугу замазывает смело. / Уходит по тропе с козою дева. / Конь топчет васильки и вражью рать, / А лебеди, как вороны, кружат. / Тон черный заволакивает небо. / И луг исчез, как будто бы и не был. / Художник выдумке своей уже не рад, / Он видит черный, как и мир вокруг, квадрат.
ВЕДУЩИЙ. Э-э, Эдвард. А какая, так сказать, связь вашего опуса с ускоренной программой социологического развития?
ПОЭТ. А, собственно, никакой.  Зато без мата.
 

14.

Двое подростков волокут робота.

ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Который по счету?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Восьмой. И вчера одиннадцать.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Скоро этим гадам конец.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Да какой конец? Бьем, бьем, а эти твари только прибывают. Какой толк?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Че, бздишь, да?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Сам ты бздишь.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Это я-то бздю? Я что ли бздю? (Бросает робота, толкает второго)
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. А что, я что ли? (Толкает первого)
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. А что, я что ли? Бздун первейший! (Толкает второго)
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Сам ты бздун первейший! (Толкает первого)

Робот поднимает руку.

ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Чей-то он?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Мочи его! Тварь, тварь! (Бьет робота) Скотина дохлая!

Оба бьют робота ногами. Появляется Александр.

АЛЕКСАНДР. Эй, шпана! Чего делаете-то?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Бежим.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Да погоди, это наш.
АЛЕКСАНДР. За что вы его так-то? Вы зачем его вырубили? А?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Товарищ, вас приветствуют члены организации «Земляне против инопланетян». Очистим землю от захватчиков.
АЛЕКСАНДР. Дебил? Чего он тебе сделал?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Так они это. Захватывают. Умы наши сосут.
АЛЕКСАНДР. Твой особенно. Уже весь высосали. Чип вынули?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Ага.
АЛЕКСАНДР. Давай сюда.

Александр берет чип и вставляет в робота.

ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Это вы чего? Это ж он сейчас нас сдаст.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Говорил же, блин. Уходим скорее!

Подростки убегают. Александр помогает роботу подняться.

АЛЕКСАНДР. Вот придурки. Как ты? Видишь?
РОБОТ. Нарушение зрительного контакта.
АЛЕКСАНДР. Я так и думал. Пойдем, отведу тебя. Там тебе помогут.
РОБОТ. Спасибо. Обязательно воспользуюсь вашим предложением.
 

15.

Ведущий (может, на экране).

ВЕДУЩИЙ. Я умею работать и с микрофоном, и с камерой. Я на этом собаку съел. (Пауза) Это такое выражение «съесть собаку», означает, так сказать, опытного в каком-то деле человека. Вы ж не думали, что я на самом деле ем собак. (Пауза) Поэзия, она, как и любое другое искусство, отражает, так сказать, свое время. Я не только о политике говорю. Даже лирика. Вот, например, «я вас любил, любовь, еще быть может, в моей душе угасла не совсем». Это же культурно, это же сразу видно, с каким, так сказать, чувством человек относится. А если мы начинаем писать «пошли со мной, родители на даче», то значит, мы так и живем. (Пауза) Мой отец был татарин, а мама у меня русская. И сестра отца тоже вышла замуж за русского. Моя бабка оказалась очень лояльной и дала свое согласие на обе свадьбы. Так вот когда мой дед узнал об этом, он убил мою бабку, топором зарубил. Вы же сейчас спрашивали о межнациональном, так сказать, вопросе? (Пауза) Молодой человек идет по городу. Вокруг шум, вой сирен, народ толчется. Он одевает наушники, звучит ритмичная музыка. И вдруг он оказывается на  улице совсем один, он начинает танцевать. А мимо него проходит девушка, она тоже слушает музыку, свою. Парень замирает, смотрит вслед девушке, вытаскивает наушник. Улица заполняется народом, врывается дикий шум. А девушка расправляет крылья и взлетает. Может, и банально, так сказать. И было уже где-то.
 

16.

Катя и Александр.

КАТЯ. Я думала, ты не придешь.
АЛЕКСАНДР. А я  думал, что ты обиделась. Не звонишь, не пишешь.
КАТЯ. Мы с мужем были на море. В отпуск уезжали.
АЛЕКСАНДР. А я, знаешь, тоже женился.
КАТЯ. Завтра разведешься?
АЛЕКСАНДР. Нет. Я решил попробовать. И вроде ничего так. У нас хороший контакт. И, оказывается, можно кожу заменить на помягче. И морщинки сделать, совсем как у живых.
КАТЯ. Я по делу.
АЛЕКСАНДР. Я надеюсь. А то боюсь нарушить обещание. Я ж это, поклялся, что пока смерть не разлучит.
КАТЯ. Ты эти линзы, ну, роговицу, точно с трупов срезаешь?
АЛЕКСАНДР. А что?
КАТЯ. А с живого человека можешь?
АЛЕКСАНДР. Не, ну, Кать, смотри, я позавчера пить бросил. Вчера закрыл свою лавочку, потому что обманывать нехорошо. Линзами больше не торгую. Теперь кожей занимаюсь. Кстати, тебя в муже все устраивает? А то могу устроить. Со скидкой.
КАТЯ. Мне линзы нужны.
АЛЕКСАНДР. С живого?
КАТЯ. Ага.
АЛЕКСАНДР. Я тебе объясню, так как ты сама не понимаешь. Если человеку глаз вырезать, то он ослепнет. А мы общество гуманное. Мы не можем допустить, чтобы у нас люди слепли. Мы помогать друг другу должны, а не зло причинять.
КАТЯ. Я и хочу помочь.
АЛЕКСАНДР. Кому?
КАТЯ. Отцу. Он у меня в коме. И он уже умирал. У него уже тридцать два раза сердце останавливалось. А они его все запускают. Мне линзы нужны. Позарез, понимаешь. Чтобы пройти полную аутентификацию и от лица отца заявить, что он жить больше не хочет. Может, они его в покое оставят.
АЛЕКСАНДР. Все равно полную аутентификацию не пройдешь.
КАТЯ. Почему?
АЛЕКСАНДР. Голос еще нужен.
КАТЯ. Я модулятор возьму. Меня муж научил.
АЛЕКСАНДР. Отпечатки нужны. Без отпечатков никак не получится.
КАТЯ. Сколько все вместе стоить будет?
АЛЕКСАНДР. Ты в своем уме вообще!
КАТЯ. Я-то в своем. А вот все вокруг меня, как будто с ума сошли.
АЛЕКСАНДР. А ты уверена, что твой отец хочет умереть?
КАТЯ. А ты бы не хотел в такой ситуации?
АЛЕКСАНДР. Ну, я в такой ситуации не был.
КАТЯ. Так никто в такой ситуации не был. Легко, да? Взял правила, там написано «не убивай». Значит, не убивай?
АЛЕКСАНДР. Ты все равно не имеешь права решать за своего отца. С правилами или без них.
КАТЯ. Зато я могу решать за себя. Будешь мне помогать?
АЛЕКСАНДР. Нет.
КАТЯ. Да пошел ты.
АЛЕКСАНДР. И пойду.
 

17.

Подросток (может, на экране).

ПОДРОСТОК: (Влетает, как от пинка) Ну, а че! А мне нравится все. Да нормально я живу. А чего не так-то? (Пауза) Сюда говорить? Раз, раз… (Пауза) Я учусь в обычной школе, такой в средней. (Пауза) Нормально учусь. Ну там да, с англичанкой конфликт небольшой такой. (Пауза) Ну, парочку бы я точно замочил. Самых там вые…ну, таких, наглых самых. А мне точно за это ничего бы не было? (Пауза) Ага, а потом ему кирпич на голову упадет, а я виноват буду. Не скажу. (Пауза) Любовь? Опа, спросили. Ну, это такое что-то светлое, ну, и большое. Когда тебе девчонка нравится. (Пауза) Ну там не просто нравится, а вот очень сильно. Ну, больше, чем другие все. И ты ее хочешь, ну, видеть там все время. (Пауза) Да, красота имеет значение. (Пауза) А я вот не понимаю, кто вообще эти плюсы устанавливает. Типа, если курят в кино, то это уже 18+, а расчлененку показывают, трупы всякие обгоревшие, там кишки повисли уже, так это 12. Ну и секс тоже, главное, чтобы не курили в процессе, а там вино типа можно. (Пауза) Я родителей люблю. А че? Они нормальные, работают там. Отдыхать вместе ездим. Телефон там или кроссовки купят. Ну, нормальные они. (Пауза) Так-то конечно, мусор он конкретно угнетает. Ну, там прессовать его как-то и в космос можно выбрасывать. Наверное.
 

18.

Катя и куратор.

КАТЯ. Мне очень грустно.

Голос: Это правда.

КАТЯ. Мне плакать хочется, рыдать, и головой об стену биться.

Голос: Это правда.

КАТЯ. У меня идеальный муж. Я его очень люблю. И я не хочу, чтобы что-то в нашей жизни изменилось.

Голос: Это правда.

КАТЯ. Раньше у меня было все плохо, но мне было хорошо.

Голос: Это правда?

КАТЯ. Зачем вы прилетели?
КУРАТОР. С Земли уже несколько тысяч лет поступают сигналы о помощи. Основные направления – это деморализация общества, войны, очень много жалоб на алкоголизм и наркотики. Многих беспокоит коррупция и социальная нестабильность. Когда у землян появилось такое благо как интернет, они еще стали употреблять выражение «полная коммуникационная труба». То есть всеобъемлющая возможность коммуникации породила информационный вакуум. А это нонсенс. И мы решили вмешаться.
КАТЯ. Вы действительно можете нам помочь?
КУРАТОР. Да.
КАТЯ. Правилами?
КУРАТОР. Люди сами уже давно сформулировали правила идеального общества, но почему-то упорно не желают их выполнять. Не убей, не укради, не прелюбодействуй, не лги, не сотвори себе кумира, не пожелай дома ближнего своего, почитай отца и мать. И еще что-то там про Бога. Но Бога нет, это я вам могу заявить с полной ответственностью.
КАТЯ. Бог есть!

Голос: Это правда?

КУРАТОР. Мы не намерены лишать вас религии. Пожалуйста. Но если вы так верите в своего Бога, то почему вы не исполняете его заветов? Вы строите храмы из камня, и разрушаете храм души своей. Не проще ли просто думать о ближнем?
КАТЯ. Я не знаю. Все, что вы говорите и правильно, и неправильно.

Голос: Сбой. Сбой. Сбой.

КУРАТОР. Минутку. Я сейчас все устраню. Продолжайте.
КАТЯ. У вас как-то все очень просто. Есть правила, и есть люди. Люди должны выполнять правила, и тогда наступит идеальный мир.

Голос: Это правда.

КАТЯ. Да если бы все выполняли правила, то им и правила были бы не нужны, и Бог им был бы не нужен, ну а вы уж тем более. В вашем идеальном мире человек просто перестанет быть человеком. Он превратиться в одну сплошную ложь.

Голос: Полный сбой.

КУРАТОР. С вами невозможно работать! Вы хотите стать лучше?
КАТЯ. Хочу.
КУРАТОР. Тогда повторяйте правила.
 

19.

Галина Сегреевна, Вера. Вера плачет.

ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Вера, у тебя тут опять ошибка. Слышишь? Ты чего, плачешь что ли?
ВЕРА. Ничего не плачу.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Верочка, что-то случилось? Что у тебя?
ВЕРА. Ничего не случилось.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Может, ты на меня обиделась? Это из-за меня?
ВЕРА. Да не из-за вас.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Ну, детка, успокойся. Не плачь. Ну что у тебя за горе может быть, у такой молоденькой?
ВЕРА. Вы вот, Галина Сергеевна, тыкаете меня вечно, все я не так делаю, а я вас уже ненавижу.
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Значит, из-за меня все-таки.
ВЕРА. Да вы-то тут причем? Я про вас все знаю, и знаю, почему вы такая. Вы мне, Галина Сергеевна, просто завидуете. Что я молодая такая, симпатичная, что у меня все будет, что замуж я выйду, и что ребеночка рожу. Вам-то уже все, ничего не светит. А я вас ненавижу. И всегда ненавидеть буду. И когда время пройдет, я все равно всем говорить буду, какая вы были, как издевались надо мной. А знаете где ваша чашка?
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Где?
ВЕРА. Я ее выкинула. Вы меня мыть послали, а в ней плесень. Я ее взяла и в помойку выкинула, а вам соврала. (Рыдает)
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Как выкинула?
ВЕРА. Так вот. Выкинула и все. (Рыдает)
ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Да Бог с ней, с чашкой-то. Эка ценность. Ну, выкинула и выкинула. Я уже новую принесла.
ВЕРА. Вы как будто не понимаете.
 ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА. Да все я понимаю. Верочка, ну, прости меня. Я не хотела, а вот так выходило. Прости меня, детка. Ну.
ВЕРА. Вот вы прощения просите у меня, вы лучше стали. А я, я все хуже становлюсь, вру, изворачиваюсь, и не прощу я вас никогда. Я хуже, хуже.
 

20.

Катя и 34567890.

КАТЯ. 34567890, я должна тебе признаться. Я задумала убить человека.
34567890. Как я должен реагировать?
КАТЯ. А что у тебя в программе написано?
34567890. Люди не должны убивать друг друга. По идее я должен тебя остановить.
КАТЯ. Почему ты тогда ничего не делаешь?
34567890. Я хочу помочь тебе. Если я не помогу тебе, ты меня уважать перестанешь. Так?
КАТЯ. Так. Но милый, милый мой 34567890, как же ты будешь с этим жить?
34567890. Катя, у меня теперь болит здесь (показывает на сердце), а это (показывает на голову) следует за этим (показывает на сердце).

КАТЯ. Твои не простят. Ты не можешь предать своих, предать свою мораль.
34567890. Что мне за дело до них, если я могу потерять тебя?
КАТЯ. Нет, 34567890, не надо сейчас сочувствия. Все слишком серьезно.
34567890. Это не сочувствие. Это любовь. Разве ты не видишь?
КАТЯ. Ты не можешь любить. Ты пучок проводов и биомассы. И болит у тебя здесь (показывает на сердце) от электрического разряда.
34567890. Это ты не можешь любить! Если бы ты любила, ты бы так никогда не сказала. Значит, я для тебя только пучок проводов? И всегда был им?
КАТЯ. Уходи! Просто уходи. Забудь все. Сотри файлы, я не знаю, апгрейдся.
34567890. Нет уж, Катя, я теперь никуда не уйду. Я теперь с тобой. Ниточка с иголочкой. Хочешь кого-то убить? Убивай, я и там с тобой.
КАТЯ. Это перебор. 34567890, ты не по-настоящему любишь. Это программа, она заставляет тебя поступать только так, а не иначе. Люди так не делают. Любой бы меня бросил сейчас. Любой.
34567890. Только не я. Я люблю тебя. Не гони меня.
КАТЯ. Не мсти, не употребляй наркотики, посади дерево, уступи дорогу, читай книги, придерживай дверь, помоги пожилому человеку выйти из автобуса…
 

21.

Поэт Эдвард Незнамышев в смирительной рубашке, медсестра.

ПОЭТ. Я был вчера. И вот уже не я, / А кто-то третий перегрыз решетку. / Он драл бабло, драл баб и драл меня, / На площади до хрипоты драл глотку. / Он кто-то третий, третее лицо / У сатаны лихого в договоре. / Он кто-то третий, пойманный в кольцо / Из радостей людских и из людского горя. / Он третий, я второй, здесь первых нет. / Пустует свято место пьедестала. / Я рвался в бой, я жаждал всех побед. / Я был вчера, и вот меня не стало. / А третий бьется, он еще живет, / Еще ползет, с дистанции не сходит, / Он борется за первенство свое. / Не знает он, как он меня подводит. / Его убить бы, в петле задушить, / Мозги размазать по стене сопливой. / Но он, на горе мне, так хочет жить, / Так хочет стать любимым и счастливым. / И я не в силах больше убеждать, / Что океана нет на блюде студня. / Когда-нибудь вы сможете понять. / Вы сможете, но нас уже не будет.

Медсестра аплодирует. 

ПОЭТ. С вами был Эдвард Незнамышев, поэт и псих. (Медсестра аплодирует) Э, голубушка, мне бы минет. (Медсестра в возмущении убегает) И кого мы хотели обмануть?
 

22.

Катя (может, на экране).

КАТЯ. Вы извините, я опоздала. Так вот получилось. (Пауза) Первое интервью, а я опоздала. Обо мне могут не так подумать. Сказать, что безответственная, непунктуальная. (Пауза) Я всегда стараюсь казаться лучше, чем есть. А зачем, не знаю. Я все время опаздываю. Везде. На работу, в институт опаздывала. На свадьбу мы опоздали, из-за меня, потом ждали полтора часа. (Пауза) Озоновые дыры меня совершенно не волнуют. Я толком и не знаю, что это. И как они возникают. Слышала, что нельзя пользоваться дезодорантами и лаками в баллончиках. (Пауза) Как я отношусь ко лжи? Сейчас надо правду сказать? Я часто вру. С мамой моей, например, проще соврать, чем объяснить. Я же одни глупости делаю. И вообще жить не умею. (Пауза) Я когда в метро захожу, я просто не думаю ни о каких террористах. Но если кто-то громко вскрикнет, или пробежит мимо, знаете, так все сжимается внутри. (Пауза) Я хотела бы, чтобы все мои вещи умещались в маленьком чемодане, и чтобы не жалко было их потерять. Я бы путешествовала, жила, где хочу, общалась бы, с кем хочу. И чтобы никто мне не звонил. Не знаю, может я и захотела бы когда-нибудь вернуться домой. Вот такое вот счастье.
 

23.

Маленький бар. Александр и 34567890.

АЛЕКСАНДР. Девушка! Але! Долго ждать?

Подходит официантка.

ОФИЦИАНТКА. Извините, не идентифицировала.
АЛЕКСАНДР. Своих починить не могут, а от нас чего-то хотят. Вштырь ее, ты же можешь.
34567890. Зачем? Она такая, какая есть.
АЛЕКСАНДР. Она – робот.
34567890. Она имеет право быть такой, какой хочет.
АЛЕКСАНДР. Двести грамм водки.

Официантка уходит.

34567890. Э! А мне?

Официантка возвращается. Ставит на стол бутылку и два стакана.

АЛЕКСАНДР. А чего так много?
ОФИЦИАНТКА. Чтоб два раза не ходить.

Официантка уходит. 34567890 наливает себе стакан и сразу выпивает. 

34567890. Поговорим?
АЛЕКСАНДР. Чего ж не поговорить?
34567890. Зачем тебе Катя?
АЛЕКСАНДР. А зацепила.
34567890. И все?
АЛЕКСАНДР. И все.
34567890. А можно я тебе морду набью?
АЛЕКСАНДР. У нас не спрашивают, у нас сразу бьют.

34567890 бьет Александра.

АЛЕКСАНДР. А это ничего. Нормально так.
34567890. А ты меня будешь бить?
АЛЕКСАНДР. Обойдешься.
34567890. Так мне обидно.
АЛЕКСАНДР. То-то и оно. (Наливает в два стакана) Знаешь, в чем отличие между нами, 34567890?
34567890. В чем?
АЛЕКСАНДР. В том, что тебя она любила, а меня любит.
34567890. И больше ни в чем?
АЛЕКСАНДР. И больше ни в чем.
34567890. Если мы такие уж одинаковые, почему она выбрала тебя?
АЛЕКСАНДР. Я не знаю, почему люди друг друга выбирают. Почему они вообще что-то выбирают.
34567890. У вашего общества совсем нет алгоритмов?
АЛЕКСАНДР. Алгоритмов у нас до хрена. Каждый уважающий себя член считает своим долгом создать алгоритм. Только на практике они оказываются не нужны.
34567890. А она, она тебе нужна?
АЛЕКСАНДР. Я еще не решил.
34567890. Тогда я тебя опять ударю.
АЛЕКСАНДР. Валяй.

Завязывается драка.
 

24.

Катя звонит по телефону.

КАТЯ. Мам, это я. Он умер, мам. Нет, не откачали. Просто не смогли. Не вышло. Не плачь, мам. Не плачь. Значит, так надо было. Значит, так правильно.
 

25.

Куратор и 34567890. 34567890 сильно избит.

34567890. Сначала я просто хотел его убить. Потом вспомнил правила. Эти дурацкие правила. Но ведь он все нарушил, и она тоже все нарушила. Он возжелала мой дом, она прелюбодействовала. А я? Я что, святой? Только если бы я его убил, я бы не вернул ее.
КУРАТОР. Не уверен. Но вы поступили разумно.
34567890. Потом я себя убить хотел. Хотел отключиться, чтобы ничего не видеть и не слышать. И не чувствовать. А что в смерти? Разве мне станет легче от смерти? А потом я понял, что мне в моем горе хорошо становится. Я снова и снова проживаю нашу историю, я вспоминаю, пересматриваю фотографии, видео, письма перечитываю. Я живу своим горем. Вы знаете, какая в нем сила? Я колоссальную энергию вырабатываю.
КУРАТОР. Вы хотите сказать, что нашли альтернативный источник?
34567890. Наверное. Люди живут на эмоциях. Они питают друг друга. Они любят, ненавидят, жалеют. Они идут к цели, падают, поднимаются сами, и поднимают других.
КУРАТОР. Я, честно, половину не понял. Да это уже и не важно. Мы не обладаем таким упорством, как люди, поэтому сворачиваем программу. Вам надо отдохнуть. Мы вас пока отключим, а потом уже покопаемся, посмотрим, что да как.
34567890. Меня нельзя отключить.
КУРАТОР. Это почему?
34567890. Потому что я – человек.
КУРАТОР. Вы сегодня уже пятый у меня человек. В такой ситуации правилами предписано эвакуировать личный состав. Или, как говорят здесь, драпать.
34567890. Я никуда драпать не собираюсь. Я дальше страдать буду.
КУРАТОР. Ваше дело. Страдайте себе на здоровье. А, может, и не на здоровье вовсе. Говорят, что все болезни от нервов. Но у вас-то, слава Богу или не Богу, нервов нет никаких. Так что надоест, всегда вас ждем.
34567890. Я должен бороться. Я должен. Вы понимаете?
КУРАТОР. Нет.
34567890. Вы думаете, я могу еще ее вернуть?
КУРАТОР. Непредсказуемо. Я не вижу логики, и поэтому не могу вам ответить. Попробуйте использовать их методы.
 

26.

Подростки.

ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Сколько у нас роботов?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Штук сто пятьдесят, наверное.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. И что будем теперь с ними делать?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Не знаю. Надо, наверное,  их отдать.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Не, отдать как-то лажаво. Выходит, будто зря мы их валили.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Ну, тогда можно продать.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Можно и продать. А можно и себе оставить.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Зачем они нам?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Ну, с ними можно войну устроить, мир захватить.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Не, для войны маловато их как-то.
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Ну, город-то мы захватим. Как думаешь?
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Город точно захватим. А может, они воспроизводятся?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Может, и воспроизводятся. Надо инструкцию почитать.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Че, думаешь, прокатит?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. Но у других-то как-то выходит. Прикинь, а, Йорик и Жорик властелины мира.
ВТОРОЙ ПОДРОСТОК. Тогда за работу?
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК. За работу.

КОНЕЦ






_________________________________________

Об авторе: ЕКАТЕРИНА БИЗЯЕВА 

Закончила РЭА им. Плеханова и МЭСИ. Работала в банке, агентстве недвижимости, сети фитнес - центров. Успела побыть домохозяйкой. В 40 лет написала первую пьесу, которую никому не показала. Потом поняла, что потребность писать не проходит, а материал обретает форму и качество. Начала участвовать во всевозможных конкурсах, и (О, чудо!) мои пьесы вдруг стали попадать в списки избранных. Среди значимых успехов победа в конкурсе "Творим мир своими руками", конкурсе молодой драматургии "Ремарка" и ЛитоДраме.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
92
Опубликовано 02 дек 2018

ВХОД НА САЙТ